Коготь

Вольдемар Хомко
Коготь

Часть 1. Дыбом шерсть

Глава 1

Небольшой тонкий экран телевизора в густой темноте детской комнаты светился комфортным голубоватым светом, и диктор негромко рассказывал интересные факты из жизни Felis Catus – домашних кошек:

«Домашняя кошка – млекопитающее семейства кошачьих отряда хищных. Иногда домашнюю кошку рассматривают как подвид лесной кошки или, с латинского, Felis Silvestris. Однако, с точки зрения современной биологической систематики, домашняя кошка является отдельным биологическим видом…»

Семен поздно вернулся домой с прогулки, а тут еще и уроки висели над ним дамокловым мечом. Алгебра и геометрия, как обычно, давались с большим трудом. Очень хотелось написать какую-нибудь отсебятину, но тогда завтра в классе математичка точно бы влепила ему двойку, а это могло сильно повлиять на оценку в четверти.

Поэтому пришлось долго пыхтеть, порой подглядывая в интернет или списывать те упражнения, что прислала Снежана, его одноклассница, с которой он дружил уже, наверное, миллион лет. И спать он лег уже в первом часу ночи.

Семен не был физиком, скорее лириком. Погорланить, посмеяться, придумать веселую шутку в четыре рифмованные строчки – это все он, Сеня, Семен, Семка. Шестнадцать лет уже не шутка, скоро окончание школы, а там взрослая жизнь, эхх…

Поэтому запускать точные науки было никак нельзя, даже хотя бы ради хорошего школьного аттестата. Конечно, впереди был единый государственный экзамен. Но до него, как говорится, нужно было еще дожить. А пока, сделал дело – гуляй смело. Только наоборот, как это обычно получалось в случае Семы. На улице весело, там знакомые пацаны и девчонки. В марте неожиданно потеплело, хотя мрачная питерская зима еще долго будет огрызаться, может и до конца апреля. Обычно перед майскими праздниками на улицах, в переулках и во дворах уже сухо, зелено, солнце светит на теплом густо-синем небе, все счастливы и довольны. Темнеет все позже, задержаться на улице можно и до десяти вечера, если конечно мама не начнет звонить и требовать присоединиться к семейному ужину.

У Семена обычная питерская семья. Как говорится, папа, мама да я. Отец или дядя Миша, как уважительно называют его соседи по двору, ездит дальнобоем по стране, мать, Любовь Александровна трудится учительницей в младших классах в той же школе, где учится сам Семка.

Жизнь у мальчика не легка и не тяжела. Наверное, как у всех. Свои печали и радости. Где-то с кем-то поссорился, потом помирился. Недавно вот подрался с мальчишкой из параллели, но там была очень уважительная причина: тот назвал его волосатиком, правда не беспричинно. Дело в том, что Семка с детства страдает так называемым гипертрихозом – повышенным ростом волос на теле. Иногда это является объектом насмешек для некоторых пацанов из параллельных классов и тогда приходится драться, защищая свою честь. Все его друзья уже давно привыкли, что Семка немного похож на обезьянку, но некоторые посторонние личности продолжают над этим шутить, за что и получают в нос.

Раньше Семен крепко стеснялся этого своего «недостатка», ходил с матерью к врачу. Тот долго осматривал мальчика, велел сдать анализы, ну а потом, важно надув щеки сообщил, что это у него врожденное и ничего сделать нельзя. Другой же врач в центральной поликлинике сообщил радостную новость: дело всего лишь в переходном возрасте. Просто что-то не так с гормонами и все скоро станет, как у всех. Сема успокоился и перестал обращать внимание на свое избыточное оволосение. Конечно, он много раз читал об этом в интернете. Находил статьи по гипертрихозу, гирсутизму и даже вирилизации. Пытался вникать, а потом бросил и просто стал ждать, когда у него закончится переходный возраст. Мать говорила, что у мальчишек он начинается позже и длится дольше, чем у девчонок. Ну что ж. Посмотрим. Ну а пока все хорошо, на дворе весна и после тяжелого вечера Семен спит и видятся ему странные и беспокойные сны. Верные, один и тот же сон, который повторяется каждый месяц или около того – он бежит куда-то, не знает куда. За ним кто-то гонится, но это не человек, это точно. Семен периодически оглядывается и видит черную мохнатую морду. На морде – глаза-фонари. Светят желтым, будто фронтовой прожектор у старого поезда. Он видел такой в музее под открытым небом. Черная морда скалится и шипит, усищи у неё – в разные стороны. Вот-вот настигнет Семку. Чудовище похоже на кота. И вот, мальчишка спотыкается, зверь настигает его и начинает кусать, пацан орет и…просыпается. Весь в поту, сердце под футболкой стучит, в голове хороводом несутся мысли. Черт, кто это был?! Но, слава богу, я у себя в комнате.

Сема встает, берет бутылку с водой и жадно отхлебывает, заливая майку. Снова этот проклятый сон. Подросток садится к компьютеру и начинает серфить в интернете.

Мать рассказывала, что в детстве Сему укусил кот, вернее даже оцарапал. Они были у кого-то в гостях и домашнему любимцу видите ли не понравилось, что мальчик сел на его диван. Тогда Семен отделался царапинами, йод и зеленка сделали свое дело. Через день все забыли про этот случай, но иногда, по ночам, тот котяра приходит во сне и тогда держись…Вот и сейчас, успокоившись, можно не торопясь почитать, что значит если тебе снится кот. К добру или к несчастью? Семен не особо верит в приметы, но, тем не менее, интересуется эзотерикой, паранормальными явлениями, потусторонними силами и всем вот этим. Как в фильмах ужасов.

Яндекс докладывает: если тебя укусил или поцарапал черный кот – ты должен терпеть сопротивление или несчастье. Что конкретно имеется ввиду? Непонятно. Но, в любом случае, ничего хорошего. Ну и ладно. Ему на это наплевать.

Сема смотрит на часы. Уже половина третьего ночи. Утром рано вставать в школу. Нужно выспаться. Но сначала нужно сходить кое-куда. Парень идет в уборную, а потом заглядывает на кухню. Крадучись, чтобы не разбудить чутко спящую маму, он при выключенном свете открывает холодильник и достает любимую докторскую колбасу и банку «Спрайта». Три часа ночи! Самое время поужинать. Пока не проснулась мать, нужно срочно эвакуироваться обратно к себе. Вот теперь другое дело. Не забыв про булку, Семка усиленно жует и продолжает сидеть за компьютером. Внезапно он, потянувшись, начинает чесать спину. Чувствуя там волосы, он кривится, но потом продолжает чесаться и смотреть в монитор. С тех пор как у него начался этот, как его, гипертрихоз на каждом участке тела, где начинают расти волосы, ощущается сильнейший зуд. Постепенно все проходит, но волосы остаются. Сейчас, без майки, Семен действительно похож на этакую полузаросшую обезьянку. Густые бакенбарды, волосы на груди, на плечах, на шее. Вот теперь и на спине, судя по всему, они начинают расти. Парень задумывается, когда все это пройдет. Ведь доктор говорил, что это всего лишь временно. Изменения в организме. Мальчик превращается в мужчину. А если не пройдет? И он действительно зарастет как шимпанзе и все люди будут смеяться над ним и показывать пальцем. А как он будет ходить в школу, а потом на работу? Столько вопросов. Кто бы ответил ему, кто бы утешил.

Отец все время в рейсах, мать охает и таскает по врачам. А толку? Последний доктор велел принимать какие-то таблетки. Мол, от них рост волос замедляется. Ну хорошо. Пьет он эти пилюли. А толку? Вот теперь и спина скоро зарастет…

Семен устал, желудок полон еды, и его начинает клонить ко сну. Завтра рано вставать. В школу к восьми. Он, уже сонный, пытается нащупать кнопку питания на системнике, гасит ночник и ползет к дивану. Бухается на чистую простыню в одежде и носках, и медленно проваливается в сон.

В голове кружатся хороводом мысли-прилипалы: завтра в школу, снова выросли волосы, нужно подойти к Снежане и сказать спасибо за упражнения. А еще нужно сходить с пацанами на концерт «ДДТ» …

Уже засыпая, он думает о том, что скоро превратится в косматого, снежного человека, потом вспоминает, что врач велел пить таблетки. Все будет хорошо. Ведь так сказал доктор. Хорошо…

Глава 2

– …отлично ребята, а теперь повторим, то что было задано на прошлой неделе. Формулы преобразования тригонометрических выражений. Производная. Применение производной для исследования функций. Ну? Кто сегодня у нас герой? Лесова? Пойдешь к доске? Молодец. А ты, Каготин, снова ночью где-то шлялся. Спишь ведь на уроке!

Семен с трудом открыл глаза и подал голос:

– Нет, Нина Анатольевна. Я не сплю. Просто медленно моргаю.

Класс грохнул от смеха.

– Ты мне тут прекращай свои шуточки. У тебя, между прочим, спорная оценка в четверти. Смотри. Оставлю после уроков. Будешь заниматься, пока мне все задания с прошлой недели не решишь.

– Не казните, Нина Анатольевна. Ведь весна на дворе. А вы со своей алгеброй.

– Ну, ну. Уймись, прошу тебя.

Снежана уже у доски, решает примеры. А Семка думает, чем заняться после уроков. Или с пацанами за школу, там можно и покурить, и пива попить. А можно со Снежаной погулять. Хорошая девчонка. Простая такая. Не выпендривается. И умная. И красивая, наверное. Но он точно еще не решил. Короче, она ему нравится. Но это секрет. Никто не знает, но, может кто и догадывается.

Опять чешется спина. Черт. Утром он забыл выпить эти дурацкие таблетки. Плевать. Домой придет – выпьет. А сейчас весна и его тянет на улицу. Хотя еще холодно. Зато солнце светит ярко и небо темно-синее словно…, словно море. Трудно подобрать сравнение. Но Семке все равно.

– Все, ребята, до следующей недели! – Грохот парт, пацаны бегут к выходу из класса, чей-то голос: «Сэм, ты с нами?!»

Да, он идет. Он сейчас пойдет. Только додумает свою мысль. Ему вспомнился вчерашний сон. Это черный котище. Интересно, сколько еще ему будет сниться этот кошмар. А волосы все растут и растут.

– Ну ты идешь, брат, или нет! – Над ухом паровозным клаксоном загудел голос его друга, Андрея Неверко.

– Да иду я, Андрюха, иду! – Толкнув дружка, подросток бежит к выходу, забыв, что хотел погулять со Снежаной. Но та делает вид, что ничего не происходит. Девчонка.

 

– Слышь, тебя же отец поймал с сигаретой! Смотри, снова учует, выдерет…

– Пацаны, а Шевчуку сколько щас лет! Наверное, как дед уже…

– А мне нравятся песни с того альбома, где он про жену свою первую поет. Ну та, что умерла от опухоли мозга.

– Да у него ваще, все песни классные.

Мальчишки стоят за углом школы, курят, треплются, греются на солнце.

– Семка, ты вроде еще сильнее обрастать начал. Или мне показалось?

– Да отвали ты. Показалось.

– А ты чё, таблетки какие-то пьешь? Врач что говорит?

– Ничё не говорит. Всё нормально, говорит.

– Ну ты, брат, уже реально как орангутанг, без обид только.

– Ну или как кошак драный!! – Один из друзей начинает зарываться, и Семен мрачнеет:

– Слышь, щас в репу дам. Угомонись, понял?!

– Да ладно, я в шутку. Чё ты цепляешься.

Пацаны переключаются на девчонок, а подросток еще стоит, пытаясь справиться с обидой, лицо темное. А ведь правда, он зарос уже по самые уши. И не в переносном, а в прямом смысле. Черт, надо сказать матери и сходить к другому, более сведущему доктору. Пусть выпишет другие пилюли и сделает уколы, в конце концов. Семену все труднее и труднее мириться с фактом, что он превращается в какого-то страшного волосатого зверька. Пацаны над ним стебутся и дразнят. А что они болтают о нем в его отсутствие – это вообще невозможно представить. Нервы парня на пределе. Он сухо прощается с одноклассниками и спешит домой. Хочется остаться одному и подумать, что же будет дальше. Дальше, когда он закончит школу, когда устроится на работу. Ведь там уже будет совсем другая, взрослая жизнь. Где людей меряют по особым критериям. А его, с такой волосистостью никто никуда не возьмет. Разве что ночным сторожем на заброшенный завод металлических изделий.

Семен подходит к своему дому, взбегает на второй этаж и открыв дверь своим ключом, не раздеваясь проходит в комнату.

– Семка! Кушать будешь?! – Из кухни сочится сводящий с ума запах любимых котлет, но парень не в том настроении, чтобы обедать. Голод заглушила депрессия. Он бросает куртку на диван, садится за компьютер и бросает подошедшей маме:

– Не, мам. Чего-то неохота. Попозже.

– Ты не заболел? – Тревожная ладошка матери привычно нащупывает лоб сына, но там всего лишь обычная уличная теплота. – Ну хорошо. Захочешь – придешь. Я хека поджарила. Как ты любишь.

Мать ушла, а подросток снова углубляется в сайты, посвященные излишнему оволосению тела у детей, подростков и взрослых. Умные доктора и просто люди пишут, что у кого-то признаки гипертрихоза проходят к окончанию пубертатного периода, другие склонны считать, что таблетки не панацея и излишние волосы на теле – это навсегда. Сколько людей – столько и мнений. Интересно, а может он превращается в оборотня? Чушь какая. Мозги уже набекрень поехали. Надо посоветоваться с мамой. А заодно и пообедать.

– Маам! Я идуу! – Мальчишка, раздевшись идет на кухню, но по пути приходится завернуть в ванную комнату.

– Руки помой, безобразник!

Намыливая ладони, Сема смотрит на свое отражение в большом зеркале. Вроде обычное нормальное лицо. Он привык видит его каждый день. Но, если приглядеться, можно увидеть некоторые изменения. Кроме густых пучков волос на щеках и на шее, что-то однозначно меняется в самом лице. Вытягивается оно что ли. А зрачки? Зрачки точно становятся как у оборотня из фильма ужасов. Как его. «Другой мир». Старенький фильм, конечно. Но классный. Пацаненком он смотрел его и закрывал глаза на особо страшных моментах.

Что-то он совсем не в ту сторону начал думать. Видимо от голода.

– Ух ты! Котлеты! Маам! Спасибо! – Мальчишка накидывается на еду, мать с удовольствием смотрит как он ест, но и она замечает, что волосы у мальчика растут гуще и пышнее, чем раньше. С этим нужно что-то делать. Что-то предпринимать. Но что? Пока она думает, мальчик задает неожиданный вопрос:

– А давай возьмем репетитора.

– Сынок, зачем тебе репетитор? Ты же в школу ходишь. Вроде, справляешься со всем.

– Нет. Мне нужен репетитор. Не справляюсь я. Эту чертову алгебру вообще не могу решать. А геометрия? Скоро выпускные, а я только и могу что списывать и все.

– Ну, я не знаю. Давай посоветуемся с отцом, когда он приедет. Все-таки дополнительные траты. А может тебе помочь? Сядем вместе вечерком. Хотя бы и сегодня, а?

– Мам, не смеши меня. Ты чего, прям так разбираешься в математике? Ты же первоклашек учишь. У вас там – два плюс два равно четыре, вот и вся математика. Что, не так?

– Ну хорошо. Но отца же мы можем дождаться, правда? На днях должен приехать. Сядем вместе и решим. Не забудь, вечером мы записаны к стоматологу. Опоздать нельзя. Ты уже месяц зубами маешься. Кариес обязательно нужно лечить – запомни. А то все зубы выдерут.

– А меня обезболят? – Как и все нормальные подростки, Семка терпеть не мог зубных.

– Ну, наверное. Я не знаю. Спросим у врача.

– Ладно. – Семен жует котлету с пюре, на душе немного отлегло, противная депрессия заползла обратно внутрь.

Глава 3

Опять это утро. Неохота вставать в школу. Но нужно. Семен ворочается в постели, но вдруг ойкает. Случайно дернул волосы на спине. Открывает глаза, зевает и проводит ладонью по голове. Свешивает ноги с дивана и ищет тапочки. Опять он делал уроки допоздна. Ох и влетит ему сегодня от математички…

Шаркает тапочками в ванную комнату. Щелкает выключателем и наконец-то разлепляет сонные глаза. Смотрит в зеркало и…Оттуда на него смотрит совершенно другой человек. То есть, конечно же это все тот же парень Семен, но лицо за ночь полностью заросло шерстью. Причем это настоящая шерсть, а не обычные волосы, растущие на голове. Мальчик в ужасе смотрит на себя и не узнает свое тело – еще вчера туловище было слегка покрыто редкими волосами. Но сегодня оно полностью заросло густой черной шерстью. То же самое с руками и ногами. Парень не может вымолвить ни слова. Он пытается что-то сказать, но слова застревает в глотке.

Бегом он возвращается в комнату и садится на диван. Первая его реакция – спрятаться под одеялом и лежать. Может оно само пройдет. Нет, наверное, не пройдет. Что же делать? Время идти завтракать, но все мысли парня крутятся вокруг его тела. За ночь он зарос и превратился в какого-то зверя.

Ай!

Нечаянно он провел по животу и поцарапался своим ногтем. Хотя, это уже не ноготь. Настоящие когти выросли на пальцах. На ногах, видимо, произошло то же самое. Скоро придет мама. Видимо думает, что он проспал. Так что же с ним случилось? Может быть таблетки, прописанные доктором, были не из той партии. Или они бракованные? Или это аллергия. Его организм так отреагировал на новый препарат. Наверное, стоит всего лишь прекратить их принимать и все станет на свое место. Мальчик облегченно выдыхает, но пока – это всего лишь его теория. Нужно посоветоваться с врачом. В школу он конечно же не пойдет. Да и какая школа! Он же сгорит со стыда! Не в маске же идти! Пацаны засмеют его. После этого только залезть на крышу и вниз. Но это не выход. Наверное.

– Семка! Вставай, соня. – Мать заходит в комнату и включает свет. Парень закутывается в одеяло, пытаясь до последнего оттянуть момент.

– Я сказала тебе, вставай! Хватит спать! Ой, что это! – Мать увидела полностью волосатое тело мальчишки. – Что с тобой, Семен! Что случилось! Не пойму я!

– Мам! Ты слепая! Не видишь, что ли! – Он раздражителен, готов выругаться и еле сдерживает себя. – Оброс я как кошак последний! Вот что!

– Ну, мальчик мой! Это, наверное, таблетки! – Она не знает, как успокоить родное дитя. Она понимает, что сейчас он чувствует себя полнейшим изгоем и не знает, как ему дальше быть. – Главное, успокоится. Да, Сем?! Мы вызовем на дом врача. Он тебя посмотрит и скажет, что делать. А эти таблетки мы больше пить не будем. Правда?! – Мама еще сама не знает, что предпринять, но сердце подсказывает ей, что главное – это душевное спокойствие сына. Никто не знал, что все так обернется. Но все же, как сильно он оброс за ночь. Это уже не просто особенности пубертатного периода. Здесь что-то гораздо глубже.

– Послушай, сынок. Не переживай. В школу, естественно, не пойдешь. Кушать где будешь? Здесь или на кухне? – Мать суетится. Главное отвлечь сына от разыгравшейся трагедии.

– Здесь буду, – бурчит Семен, в нем вдруг просыпается маленький капризуля, который в детстве мог себе позволить слегка покочевряжиться, особенно если подхватывал вирус или какую-то бактерию.

Мать убегает на кухню, а мальчик продолжает исследовать себя, стараясь понять, насколько сильно он зарос. Судя по всему, за ночь его организм дал какой-то сбой, и иммунная система выдала вот такой «волосяной» ответ. Немного подуспокоившись, Семен перебирается к компьютеру и начинает снова искать информацию об оборотнях и людях-перевертышах. Его интересуют зверо-люди, умеющие в определенный день месяца и при конкретной фазе луны принимать облик животного, но не всякого, а того, к которому тяготеет внутренний мир человека.

«…переход может происходить в любое время по желанию зверо-человека, но кроме случаев, когда он исчерпал свои духовные и физические силы или в случае, когда на него наложено табу или иное проклятие, не дающее ему исполнить переход и стать своим внутренним Я…»

А вот еще интересная информация:

«…обычно оборотень, он же перевертыш, может контролировать свои инстинкты, принимая облик животного и ему не обязательно при этом постоянно подпитывать свое тело животной сырой пищей, как-то: сырое мясо, дичь, рыба и т.д. Если же какие-либо внутренние убеждения запрещают ему убивать живых существ и принимать животную пищу, он может перекинуться в человека и употреблять в пищу каши, молоко, зерно, хлеб и фрукты. Будучи животным, он может только биться с себе подобными и передвигаться…»

Семен увлекается чтением. Где-то глубоко в душе, совсем немного, у него шевельнулся слабый интерес, пока еще ничем не подкрепленный, но уже растущий и жаждущий новых познаний в части всего того, что относится к людям-оборотням или по-простому, перевертышам.

«…оборотня можно встретить довольно редко. Если родители были при жизни оборотнями, совсем не обязательно, что их дитя также станет человеком-животным и наоборот. Но все же, игры генов могут привести набор хромосом к такому знаменателю, что ребенок, никогда не знающий жизни волка, собаки или кота, может стать ими во время своего развития. То есть, частью пубертатного периода может стать сначала незначительное превращение, но позже, все быстрее и быстрее, признаки вновь рожденного и обретающего форму и признаки перевертыша будут означать окончательный и бесповоротный переход от человека к зверю…»

Ух ты! Семка выдыхает, забывается и начинает размышлять, что это такое творится с ним на самом деле. Вроде бы мама и папа никогда не рассказывали ему ни о каких аномалиях, происходивших в его семье с бабушками, дедушками и другими дальними родственниками. Возможно, они просто сами не знали о том, что в роду Семена Каготина водятся колдуны и маги, имеющие способности к трансформации и переходу к звериному бытию.

Хотя, парень может заблуждаться. Уж больно сказочно звучат все эти нелепые рецепты, заклинания и прочие объяснения. Ему сразу же вспоминается «Гарри Поттер» и «Хоббит», наполненные такими вот существами. Там, в этих книгах, маг сидит на маге и погоняет ими очередной заклинатель, имеющий чудодейственные способности к превращению, но именно в тот момент, когда луна вступает в свою полную фазу.

Парень продолжает читать и узнаёт, что «оборотни – это вполне себе разумные существа, умеющие изменять свой внешний облик. Самыми распространенными из них считаются так называемые вервольфы. Они перекидываются в зверей, схожих с волками и происходит это при полной луне. Сопровождается переход крайне болезненными ощущениями, человека буквально выламывает, обильно течет слюна, ногти заменяются острейшими как бритва когтями. Тело в миг обрастает густой шерстью, а глаза начинают гореть как у настоящего серого хищника. Человек, получивший недюжинную звериную силу, может потерять разум и нанести вред близким, окружающим его.»

Вот оно как! Оказывается, если он на самом деле этот самый оборотень, то его семье может угрожать вполне реальная опасность!

«…вервольфами также могли быть так называемые волколаки. Из других зверей следует упомянуть берендеев – людей-медведей. Существовали и лисицы-оборотни или кицунэ, хули-дзин и кумихо. Нельзя забывать о так называемых тэнгу, каппах, видьядхарах, бхутах, ракшасах и прочей нечисти, якобы водившейся и живущей в разное время в разных частях света. Позже появилось такое научное понятие как ликонтропия. Оно изучало животное поведение людей. Данную болезнь считали расстройством человеческой психики и относили к одной из форм шизофрении. Проявлялась она в виде уподобления животному, несвязной речи, передвижении на четырех конечностях. Присутствовали раны на руках, бледная кожа и обильное слюновыделение. У больного человека могла наблюдаться потеря памяти, жажда сырого мяса и почти звериная сила и мощь.

 

В настоящее время в медицине уподобление животному в определенные фазы луны считается официальной болезнью…»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru