Возрожденный

Владимир Поселягин
Возрожденный

– Хорошо, – кивнула та и, встав, стала расстегивать свой комбез медика. – Раз ты нас надолго покидаешь, то, пожалуйста, сделай так, чтобы за всё время твоего отсутствия я на мужчин смотреть не могла.

– Постараюсь, – улыбнувшись, ответил я. – Но всё же если потребуется, снимай напряжение капсулами, это помогает.

Пока женушка, покачивая красивыми бедрами, шла обнажённая к своей комнате отдыха – наконец-то мы её обновим! – я отдал все необходимые распоряжения в штаб и, поставив метку, что ближайшие пару часов я буду занят, снял на ходу комбез и направился следом за женой. Нужно совместить приятное с полезным.

Кстати, на планете особо не принято носить комбезы, вот Услада только в лёгких платьях и ходит, да и Ориана носит комбезы только на работе, тут она так, по привычке его надела, а вот я по надобности в них ходил. Никогда не знаешь, где окажешься в следующую минуту. Легко и в космосе, если там требуется моё присутствие, а постоянно переодеваться муторно. Вот я и хожу всегда в комбезах, когда в пилотском, а когда в инженерном. Для меня вполне удобно.

– До выхода из гипера осталось семнадцать секунд, – по громкой связи сообщил я пассажирам жилого модуля контейнеровоза.

В принципе единственным членом экипажа являлся я, пилот-универсал, но замещал и другие должности. Пассажиры представляли собой специалистов, техников и одного инженера из последнего набора. Именно они будут помогать мне с демонтажом верфи. Разбором силовых конструкций займёмся мы с инженером, техникам это никак не потянуть, а вот демонтировать коммуникации вполне смогут, поэтому и взяли, нам нужны любые возможности, чтобы ускорить сворачивание верфи в транспортный режим. Военные продвигались на своих кораблях. Сейчас они уже должны ждать нас в нужной системе, они ушли вперёд, проверяя путь. Так безопаснее.

Как только на пилотских обзорных экранах появились звёзды, я тут же стал притормаживать, врубая щиты контейнеровоза. Почти сразу поступил водящий вызов с крейсера «Акиан», фактически флагмана нашей флотской группировки, именно на нём находился старший офицер, что и командовал этой операцией. Я не был командиром, лишь пилотом и инженером, хотя мне была доступна вся информация по действиям нашей эскадры. Сейчас мне поступил приказ немедленно следовать к верфи и как можно быстрее приступить к её сворачиванию. В системе пока было тихо и пусто, наш поисковик, что остался тут же, вышел на связь и сообщил последние новости. Вот с этим было всё не так хорошо. О верфи теперь знаем не мы одни. Два дня назад в системе появились два переделанных средних грузовика, что сразу выдавало в них мусорщиков. Видимо, те облётывали такие вот системы. Естественно, наш крейсер стал подкрадываться к ним. Уничтожив угрозу, он сохранил бы тайну, однако дальность напомнила о себе, противник имел на удивление хорошие сканеры и засёк крейсер, находящийся под режимом маскировки до того, как тот вышел в зону уверенного поражения. В общем, оба судна развернулись и дали дёру. Скоростному боевому кораблю ничего не оставалось, как преследовать противника. Он бы их догнал, тут сомнений нет, вот только дальше мусорщики действовали нелогично для простых бандитов. Один развернулся и атаковал нашего поисковика, а вот второй, воспользовавшись этим, ушёл в гипер. Всё это произошло едва ли больше полутора суток назад. Кстати, с расстрелянного и парящего пробоинам мусорщика удалось снять шесть человек, и после допроса выяснилось, что суда принадлежали клану «Маяз». Бывшие контрабандисты захватили две планеты, привлекли в свои ряды выживших пиратов и военных-дезертиров и держали достаточно большие территории. Общее их количество – порядка четырёхсот тысяч населения обеих планет, выставить они могли почти полсотни судов, из которых едва ли треть боевые, да около семи тысяч личного состава. Клан боевитый, со всеми воюет, хотя все другие уже давно пытаются наладить торговлю, поэтому в принципе этих гостей нам не нужно.

Узнав все эти новости, я продолжал лететь к верфи, пришлось разогнать контейнеровоз на максимальную скорость, а то часов шесть бы тащился к шахтёрской базе. Инженер, с которым я по внутренней сети держал связь, направился к одному из инженерных ботов, за ним двинула часть техников. Остальная будет ожидать меня на втором боте. Что нужно будет делать на месте, мы давно согласовали за те одиннадцать дней полёта в гипере, так что никто не мешкал, каждый знал, что ему делать. Как только контейнеровоз, сбросив скорость, завис рядом с административными модулями верфи, поисковики тут уже всё осмотрели, верфь была штатно обесточена, реакторы заглушены, причём, похоже, по приказу искинов, видимо, те тоже получили его от кого-то.

Как только судно зависло и, играя маневровыми, начало стабилизировать свою большую массу, чтобы не было дрейфа, как борт покинул бот, пристыкованный к одному из двух шлюзов. Как только работы были закончены, я, прежде чем покинуть рубку контейнеровоза, узнал, как там дела у флотских. Командир группировки лично мне доложил об этом. Как герцогу, а не как пилоту тяжеловоза или инженеру. Те готовили сектор к обороне, из трюмов крейсеров доставали минные кластеры и разбрасывали их, создавая локальные минные поля. Пара специалистов на челноках облётывала местную оборону. Она была деактивирована. Используя дроидов-взломщиков, они стали ломать искины местной обороны, которые находились на захваченной жуками базе. После этого будет возможно включить то, что осталась, задействовав в обороне.

В общем, флотские тоже шуршали не слабо, пара крейсеров облётывали границы системы, сбрасывая разведывательные зонды. Так называемые «глаза», так что теперь всё вокруг у нас под наблюдением. Можно работать спокойно, но быстро, очень быстро. Время не терпит. «Маяз» такой роскошный куш, как флотская верфь, точно не упустит. Покинув рубку – если что, связь я держал постоянную, и все системы судна активны, чтобы сразу попытаться свалить на случай неблагополучного исхода, – я заторопился к боту, где ждали уже мои техники. В рубку пилота можно было не проходить, там сидел один из техников, имеющий необходимый сертификат, поэтому я устроился в пассажирском отсеке. В трюме был только один комплекс, специализированный конструкторский, с которым могут работать только инженеры, у второго инженера был такой же. Для техников в трюме находилось с десяток универсальных дроидов, больше места не хватало. Пока этого хватит, а чуть позже, вторыми и третьими рейсами, пилот бота доставит уже нормальные технические комплексы, которые у нас были в достаточном количестве. Кстати, для меня ещё доставят два конструкторских комплекса, так как я свободно мог использовать сразу три. Вот второй инженер только два, отмечу это.

По прибытии я сразу приступил к свёртыванию реакторного отсека верфи, пока второй инженер возился с административным модулем и корпусом управления. Это одно из самых важных в верфи, без чего та не сможет работать. Что не маловажно, все искины были целы и не имели приставку «био», иначе были бы уничтожены Н-пушками жуков. Только это подталкивало вывести верфь как можно быстрее. По прибытии следующих комплексов скорость работы заметно увеличилась, да и техники работали так же активно, как и мы, переходя на стимуляторы, чтобы не спать. Медблок на контейнеровозе был, но меня не стали отвлекать от более важной работы, к верфи подошёл один из крейсеров, что имел хорошую медсекцию, так что усталость и отравление организма стимуляторами мы снимали там. На третий день свёртывание было практически завершено. Каждый свёрнутый в транспортное положение модуль, используя оба бота – для одного те были слишком массивными, – мы крепили на грузовых стыковках контейнеровоза. Это на случай поспешного бегства, чтобы вывезти хоть что-то. В принципе остался один металл и скелет стапелей, можно обойтись и без них, однако раз время ещё было, мы продолжали свёртывание, всё так же крепя модули на грузовом хребте судна. На пятый день все работы с верфью были закончены, она покоилась в грузовых захватах контейнеровоза, однако место ещё осталось, а уходить пустыми желания не было. Поэтому мы забрали два топливозаправочных терминала, не автоматические, операторы для них нужны, а также шесть больших контейнеров, забитые ценным оборудованием и ресурсами, найденными на складах базы. Только после этого, не медля ни секунды, мы стали разгоняться для ухода в гипер. Я всё ожидал, что вот-вот появятся корабли «Маяз», но их так и не было, да и по прикидкам флаг-майора Тибса, который и командовал нашим соединением, ушли мы до того, как контрабандисты должны были отреагировать. На два дня раньше мы шли. Оба крейсера – поисковики, которые майор оставил в системе. Второй вернулся с нами, чуть позже доложили, что действительно через три дня в систему вошла крупная боевая эскадра неизвестной принадлежности. Поисковики уточнять, кто прибыл, не стали, у них стояла другая задача, так что просто убедились, что усиленная группировка действительно прибыла – ну кто, кроме «Маяз», это ещё мог быть! – и так же по-тихому и ушли, укутавшись полями маскировки. Поиск этой группы ещё не закончен. Так что они полетели исследовать другие заброшенные системы, вдруг им ещё что встретится редкое и дорогое вроде верфи, а корабли чужого клана рвались на минных полях, оставленных нами.

Возвращение прошло вполне буднично: летели-летели и прилетели. Встречали нас с триумфом, ещё бы, такое событие, так что всем участникам этого рейда, особенно поисковикам, были выплачены крупные премии, ну и по двое суток увольнения для отдыха. Сам я, пока мы летели в гипере, занимался управляющим модулем верфи и всё же за шесть дней смог взломать все искины, дешифраторов хватало, чтобы использовать их не попеременно, а разом, вот и ушло так мало времени. Меня порадовало, что вся информация на них сохранилась, а именно искины в верфи и были самыми ценными, после чего вписал себя как владельца верфи. Пришлось перед этим убрать некоторые закладки, которые явно установила СБ того государства, коему ранее принадлежало это имущество. Иначе если бы я попытался вписать себя как владельца, то ПО бы стёрлось, тогда хоть криком кричи, вряд ли я всё смогу восстановить. А так несколько небольших хитростей, и информация цела, и закладки были убраны.

 

Первый день по прибытии я провёл с семьёй и посетил официальное торжество по случаю нашего возвращения. Были видные люди города. Хорошо отдохнули, надо будет почаще устраивать такие торжества. По поводу, конечно. После общения с семьёй, больше всего Услада радовалась, она сообщила, что сеть давно развернулась, и хотя не вышла на стопроцентный режим работы, но базы активно учила. Это Ориана подняла её из обучающей капсулы, когда мы вернулись. Младшая жёнушка у меня решила стать пилотом во всех трёх направлениях. Это первое желание, вторую специальность она хочет врача, династия врачей, получается, будет. Ну, а третья – погонщик. Услада желала уметь защищать свой дом и семью. Это пока три специализации, которые она хочет выучить, но не последние. Кстати, Ориана с ней была согласна, после того как она станет врачом второй категории, для чего продолжала учить медицинские базы, тоже будет думать, какую специальность учить следующей. Скорее всего, лаборантом медлаборатории. Такого специалиста у нас нет вообще. Хотя аж две лаборатории как раз имелись, так что специалист нужный. Я не говорю, что у нас таких спецов не будет, две девушки учили нужные базы по контракту с нашей корпорацией, но Ориана считала, что такая редкая профессия ей не повредит.

Ну, да ладно, это наши семейные дела. Вернёмся к верфи. Её я передавал на баланс флота. После недолгих раздумий, флотские инженеры решили присоединить верфь к флотской базе «Шатун». Первая, «Медведь», была больше боевой, и на её борту находились все штабы и управления, а вот вторая, которая также числилась боевой, отвечала за тылы и материальное обеспечение, так что верфь там была бы в самый раз. База у нас была большая, не самая маленькая средняя верфь смотреться должна была на её боку как прыщ. Для сравнения, если поставить стоймя кирпич и к его боку приложить спичечный коробок, то примерное соответствие в размерах станет понятно. Естественно, верфью я больше не занимался, для неё был выделен один из флотских инженеров, и он, не торопясь, снимал с грузовых захватов контейнеровоза модуль за модулем и не спеша собирал её, проводя все регламентные работы. Кстати, часть запчастей к этой верфи мы вывезли в контейнерах с захваченной жуками базы. Всё, что можно, выгребли.

На пятый день после нашего возвращения поступило сообщение от мусорщиков, что занимались восстановлением боевых кораблей флота Содружества. Они работали на бывшей границе людских территорий и жуков, поэтому я удивился, когда они сообщили, что найдены выжившие. Люди. Много.

Получив первую информацию от мусорщиков, я успел быстрее штаба флота отправить запрос на подробный доклад. Через полчаса я его получил, и ситуация немного прояснилась. Хм, действительно, бывает же такое. Насчёт того, что находили выживших на боевых кораблях Содружества, что погибли в этой системе два года назад, я был в курсе. Их находили в медкапсулах, в рабочих. Источников внутреннего питания хватало на пять лет, так что это ещё не срок. Более того, часть спасённых уже прибыла на транспорте, что доставил снятые запчасти на Борею. Всего было найдено тридцать семь военных. Из них двадцать девять остались с нами, узнав, что произошло в мире за эти два года, а восемь, используя торговцев как пассажирские суда, разлетелись. Они искали свои семьи. Кстати, из тех двадцати девяти только семеро снова пошли на службу. Они были профессиональными военными и другого будущего для себя не видели. А вот остальные искали работу по мирным профессиям. Найти её было не трудно, так что на два десятка рабочих мест стало занято больше. А это и налоги, и отчисления, и остальное. Нормально.

В этот раз были найдены другие выжившие. Нет, с последней доставкой тех тридцати семи было найдено ещё шесть выживших, они пока осваиваются у мусорщиков, ожидая следующего транспорта на Борею. Тут дело в другом. Оказалось, лет пять назад на территории пауков одна частная шахтёрская корпорация организовала тайную базу, используя специализированную военную малую станцию, где шахтёры осваивали астероиды с очень ценными рудами. За те три года до всеобщего краха корпорация буквально взлетела до небес в рейтинге. Её доходы зашкаливали. Однако после вторжения арахнидов связь с базой пропала. Да и не до неё стало. На самой базе проживало четыре тысячи шестьсот семнадцать человек. Семейных не было, хотя за эти два года дети и появились. Места опасные, а семьи терять в случае обнаружения базы арахнидами не хотелось, вот владельцы корпорации организовали смены. Отработал полгода, меняйся, полгода отдыхай и прогуливай те огромны зарплаты, что платили шахтёрам. Естественно, база, укрытая глубоко в астероидном поле, имела все средства для выживания, в принципе шахтёры, после того как транспорты перестали приходить, могли прожить не один десяток лет. Биокультуры у них имелись, необходимые фабрики тоже. Так что с воздухом и продовольствием проблем не возникало, вода тоже была. Даже парк для отдыха и прогулок. Однако непонятность того, что происходит, накладывала свой отпечаток. Полгода с момента потери связи, и ни один транспорт не пришёл. У шахтёров малых судов фактически не было, десять средних шахтёров вполне хватало для незаметной добычи. На этих судах стояло самое совершенное оборудование невидимости, что смогли достать в корпорации. Из десяти судов восемь не имели гипердвигателя, брали их в основном из-за больших трюмов. Вот два эти движки имели, именно их по очереди и отправили в метрополию узнать, в чём дело, и напомнить, что очередная партия концентрата ценной руды готова. Да и смена закончилась. Оба судна пропали, их так и не дождались. Вот так и жили, свернув все работы, с тревогой ожидая, что будет дальше. Шли месяц за месяцем, и надежда, что их найдут и придёт транспорт, таяла с каждым днём.

Примерно неделю назад их систему посетил наш разведчик, когда мусорщики обустраивались на границе кладбища и изучали, что находится в соседних системах. Стараясь не выдавать себя, с помощью разведывательных зондов, разбросанных по системе, смотрели, как небольшой крейсер, составив картографию их системы, отправляется дальше. То, что это не пират, было понятно, идентификатор судна активен, но в каталогах Гражданского флота Содружества никакого герцогства Борейского не было. Именно это помешало выйти на связь, разведчик уже ушёл. Две недели в системе было пусто, когда снова появился наш разведчик, уже другой, но того же государства. В этот раз шахтёры вышли на связь. Нет, не в этой системе, просто разведчика догнал их шахтёр, не имеющий гипердвигателя, и вышел на связь. Наши парни, конечно, удивились, но охотно прояснили, что случилось со вторжением арахнидов. Да и остальное тоже пояснили. Такие встречи была не первыми. Стоит вспомнить тех же шахтеров, которых я спас, и приобрёл там свою старшую жену.

Те попросили капитана боевого корабля подождать в этой системе их возвращения и ушли к базе, окутываясь системой маскировки. Через три дня шахтёр действительно вернулся и после проверки высадил на борт разведчика дипломатическую миссию. Шесть человек должны были встретиться с представителями власти герцогства и договориться о поступлении большого количество новых подданных. Шахтёры решили уйти под мою руку. Правда, вот эти шестеро сначала должны побывать на Борее, посмотреть, как тут моим подданным живётся. Только вернувшись обратно и передав всё Совету на базе, они должны прийти к общему мнению, отправиться к нам или искать другое государство. Кстати, шахтёры были из бывшей монархической империи, так что наши законы их устраивали.

В принципе всё на этом. Кстати, сами шахтёры своего количества не скрывали, ну а то, где находится их база, наши разведчики смогли выяснить и так. Подумав, я дал добро отправить транспорт с представителями шахтёров, ну и тех военных, что нашли в капсулах погибших кораблей, на Борею. Тут уже на месте разберёмся.

Когда я ответил на это сообщение, мусорщики подтвердили, что сегодня же отправят транспортник, значит, через четыре дня он появится в соседней системе и на маневровых поползёт к планете. Я выключил планшет – общение с командиром отряда мусорщиков немного утомило, он не только сообщил о шахтёрах, но и долго описывал находки. Восстанавливались шесть крейсеров, из которых два артиллерийские и один авианесущий. Были и тяжёлые. Например, они сейчас отбуксировали на границу корабельного кладбища тяжёлый артиллерийский линкор и начали приводить его в порядок. Рядом был ещё один такой же модели, разорванный фактически пополам. Видимо, Н-пушки жуки тут не использовали, мало уцелевших кораблей. В основном обломки. Так вот, останки второго линкора шли на запчасти. Инженер сообщал, что линкор будет восстановлен через две недели, приведён в порядок, и можно за ним присылать перегонную команду. Хм, с этим проблема. Пилоты ещё учились и не сдали на сертификат специальности по этому направлению, так что придётся перегоном заниматься или мне, или пилоту большого транспортника, что находится с мусорщиками в качестве ремонтного судна. Обратно его курьером отправим. Ученые, работающие с мусорщиками, изучали обломки кораблей пауков. Им была поставлена задача разобраться в работе Н-пушек арахнидов. Пока никаких новостей. Ведутся исследования.

Так вот, не успел я вырубить планшет, как на меня вышел наместник. Появились свежие новости из людских анклавов. Похоже, готовилась новая война, но уже за сырье, планеты и всё то, что осталось после Содружества. Это нам наша миссия прислала сообщение из пиратского анклава, где они собирались навести торговые мосты по сотрудничеству. Сейчас же им следовало как можно быстрее уносить оттуда ноги, именно такой приказ я и отдал, как быстро он дойдёт до них, не знаю, но надеюсь, прорваться они успеют. Всё же на патрульном линкоре отбыли.

Быстро изучив полученную информацию, я отправил приказ на общий сбор, велев собраться офицерам и наместнику, то есть администраторам высших эшелонов власти, в штабе флота. Нам было, о чём поговорить. Сообщение наших людей мне сильно не понравилось, и если я прав, то нас ждали большие проблемы.

Через час я проходил в помещение для совещания на «Медведе», многие уже были тут, некоторые заходили за мной. Велев закрыть двери, я начал срочное и внеплановое совещание.

– Господа, – сказал я и, осмотрев присутствующих, продолжил: – Несколько часов назад нашим людям, отправленным в один из пиратских кланов, через одного торговца удалось передать шифрованную запись. В файле хранилась очень важная информация о ситуации в мирах бывшего Содружества. Похоже, зреет новая война, все против всех. Главари анклавов, бывшие пираты, контрабандисты и просто уцелевшие в прошлой бойне военные, готовятся завоёвывать себе большие пространства, пока соседи не окрепли. У меня вопрос, если начнётся война за территории, планеты, ресурсы и ценных специалистов, заинтересуем ли мы их?

– Я так полагаю, мы самая лакомая добыча в этом секторе вселенной, – неспешно закурив трубку – эту привычку тесть приобрёл уже здесь, – сказал наместник и, выпустив в потолок облачко дыма, добавил: – Полагаю, бандиты бросят все силы, чтобы завоевать нас, и не думаю, что оборона, которая ещё строится, выдержит их натиск. Да и нашим орбитальным мортирам баз они найдут, что противопоставить.

– Это так, – согласился командор Тентен. – Массированного удара мы не выдержим. Небольшие эскадры, даже серьёзно вооружённые, нам не противники, но флот, собранный для взлома орбитальной обороны, вскроет нашу защиту, как гнилую железку. За неделю вскроет, не торопясь.

– Думаю, все осознали ту ситуацию, что сложилась во вселенной на данный момент, и над какой пропастью мы зависли, простите за аллегорию. Даю вам десять минут, чтобы подумать, что делать и как противостоять вторжению бандитов. У меня идея одна есть, но хотелось бы выслушать и ваши предложения.

– Усилить оборону? – предложил генерал Юзов, он присутствовал на совещании, хотя официально уже числился начальником военной академии, дела принимал.

– Это лишь продлит нашу агонию, – отрицательно мотнул головой задумчивый командор Тентен.

Следовали другие предложения, и на них сразу же отвечали. Не я, я сидел на своём месте и просто слушал. Вдруг действительно проскочит что интересное. Насчёт того, что план у меня был, не солгал ни на минутку. Так вот, он действительно был, и главное, я считал, что другого выхода нет. Пока генералы, наместник и представители администрации спорят, каждый убеждая в своём, стоит пояснить, что у меня за идея такая. Уже звучали предложения сменить место проживания. Именно так. Я собирался перебраться на другую планету, о которой бандиты просто не знали. Да никто не знал. Причина проста, я сам узнал о ней случайно, когда взламывал искины одного авианесущего крейсера, уничтоженного на границе Содружества и территорий арахнидов, и просмотрел запись рейда флота на территорию пауков, как уничтожались их материнские планеты и остальное. Очень интересно было, между прочим. Так вот в глубине территорий пауков в одной системе вокруг светила крутились две планеты. Вполне себе такие обычные, с океанами и зелёными материками. Две атмосферные планеты в одной системе – это очень большая редкость, неимоверная, можно сказать, но тут они были, одна из эскадр флота, в которой находился и этот крейсер, как раз проходили через ту систему. Причём были взяты заборы воздуха и почвы, планеты годились для заселения. Это наш шанс, без сомнения.

 

– Ну что ж, я выслушал ваши идеи, – сказал я, когда в зале наступила тишина, и, осмотрев всех присутствующих, добавил: – Теперь послушайте моё предложение.

Кратко описав, что я нашёл в памяти привезённого от мусорщиков искина – это была моя подработка, сидеть без дела я не любил, – предложил покинуть Борею и перебраться на эти две планеты. Аборигены, жители Бореи, как раз были против, они не хотели покидать планету, где выросли их предки и дети, где находятся дома и всё остальное, а вот те, что, как и я, были пришлыми, особо не возражали, им как раз моё предложение понравилось. Это действительно был выход, тем более о жуках давно никто не вспоминал, их не видно, остатки подбитых кораблей на территории Содружества давно добили. В общем, если мы уйдём в глубь бывших территорий арахнидов, то сохраним себе жизнь, а то и свободу. Постепенно по мере обсуждения и аборигены Бореи приходили к тому же мнению. Нам тут не продержаться, нужно уходить.

Почти три часа мы обсуждали, с чего начинать и к чему готовиться, потом ещё шесть часов работали. Первым делом, ещё пока мы совещались, были отозваны те поисковые группы, с которыми имелась связь. Вот мусорщиков пока не трогали, они вот-вот введут в строй с десяток мощных боевых кораблей, экипажи для которых уже собирались и комплектовались. Также был отдан приказ тому инженеру, что на границе минных полей начал разворачивать грузопассажирскую станцию, планируемую нами как зона свободной торговли. К счастью, тот успел развернуть только реакторные и диспетчерские модули и готовился развернуть административный, так что на работу по сворачиванию у него уйдёт пара дней, не больше.

– Господа, господа, – пытался я утихомирить яростные споры, доходившие до криков, и когда на меня обратили внимание, продолжил в установившейся тишине: – То, что эвакуацию нужно было начать ещё вчера, думаю, каждому станет понятно, мы опаздываем. К сожалению, мы смертельно опаздываем, поэтому все специалисты, что будут подготавливать отобранные для первого полёта корабли, переходят на суточную сверхурочную работу. Уже завтра к вечеру конвой должен уйти. С учётом того, что до нужной системы лететь больше месяца. Расстояние действительно запредельное, что и торопит нас. Не забывайте, что помимо полёта к планетам, разгрузки и возвращения, времени будет затрачено слишком много, порядка двух с половиной – трёх месяцев. Мы ещё не знаем, что нас ждёт впереди, хотя и полетим разведанным маршрутом, повторяя путь рейдерской эскадры флота Содружества. Поэтому я и говорю, первая группа, вернувшаяся из рейда, может застать тут пиратов с уничтоженной обороной. Слишком большое расстояние.

– Форпост? – спросил командор Тентен, размышлявший о чём-то.

– Именно так. Между Бореей и обеими планетами должен быть наш форпост, причём заметно ближе именно к Борее, для вывоза определенного количества жителей и граждан герцогства. Этот форпост не должен быть дальше десяти дней полёта в гипере на тяжёлом транспорте. Отправлять разведчиков и искать подходящее место нет времени, поэтому используем шахтёрскую базу, что прибыла с нами. Она уже прошла небольшую модернизацию, имеет всё требуемое оборудование, поэтому по максимуму загружаем её людьми, в основном семейными, детьми, и отправляем её в глубь территорий арахнидов. Задача – найти большой астероид и, используя шахтёрское оборудование, выдолбить в нём жилой городок, тысяч на сто жителей. По моим прикидкам, на это уйдёт около двух недель, включая установку оборудования жизнеобеспечения и всей остальной инфраструктуры. В будущем астероид будет использоваться как дальний форпост флота. Разведку там разместим, чтобы наблюдали, что происходит на осколках Содружества… М-да, что-то я увлёкся, уже о будущем задумываюсь. Так что базе придадим четыре крейсера для охраны и один носитель. Также три средних транспорта для дооборудования города на астероиде и создания обороны вокруг. С десяток минных кластеров, я думаю, хватит. Флот они, естественно, не удержат, но одиночек или небольшие группы – вполне.

– Ваша светлость, глушилки гипера тоже потребуются, – сказал Тентен.

– Это естественно. Так вот, эту группу нужно сформировать уже завтра и отправить в глубь территорий арахнидов. Напомню, промедление смерти подобно. Чуть позже один из крейсеров вернётся с информацией, где создаётся форпост. Задача по комплектованию и отправке этой группы ставится штабу флота. Теперь по первому конвою к двум планетам. Кстати, господа, чтобы не называть номерной порядок системы, он очень длинный, предлагаю дать имена системе и планетам. Это позволит нам точнее определять по названиям, о чём мы говорим.

– Борея? – неуверенно предложил генерал Юзов.

– Борея уже есть, и, кстати, мы будем за ней присматривать, и когда пираты тут ослабнут или уйдут, снова её займём. Для нас главное, сохранить людей, а планеты мы себе ещё найдём.

– Хорошее решение, ваша светлость, – кивнул генерал. – Предлагаю назвать ту планету, где много воды и не так много суши, Океанией.

После небольшого спора планете было дано именно это имя, оно ей на удивление подходило. Вот имя для второй планеты дал уже наместник, предложив просто и без затей назвать Дантуин. Что на общем языке Содружества означало Надежда. Это имя тоже было принято, и сама система с двумя атмосферными планетами получила название Океания-Дантуин, что можно перевести как «море надежды». А мне система Океания-Дантуин понравилась, и я собирался её сделать столичной, а название системы определяется именно по планете.

После окончания этого небольшого спора, что отвлёк нас от главного, мы с большими усилиями включились в работу, определяя штат первой группы, кто летит, какое оборудование подготавливать, ну и какие боевые корабли для охраны будут задействованы. Прямо во время совещания отдавались необходимые распоряжения, готовились суда и корабли, с планеты ботами поднимались строительные комплексы, профессиональные строители вместе со своим семьями грузились на мой «Огонёк». Да, в первый рейд в систему Океания-Дантуин, теперь по всем документам она проходила так, я лечу как один из пилотов тяжёлого транспорта. Со мной отправляется Услада, а вот Ориана остается, чтобы свернуть и подготовить к вывозу всё оборудование нашей корпорации. Да и подданных нужно успокоить, не вся герцогская семья бросает их, одна жена осталась, значит, вернутся, всех заберут.

Более того, был отозван тяжёлый транспорт у мусорщиков, и на замену выслали два транспорта, которые сейчас спешно проделывали в ремонтные суда. Каждый в штабе был занят делом. Наместник комплектовал администрацию для форпоста и администрацию в нашу группу, что первой окажется на Океании-Дантуин. Там по прибытии требовалось первыми спустить разведчиков, генерал Вранс занимался их комплектованием, как и комплектованием людьми будущей наземной армейской базы, именно на солдатах мобильной пехоты и будет охрана строителей, и зачистка территорий, если там обнаружатся дикие звери. На постройку одного города в десять тысяч жители у строителей при пяти специализированных комплексах уйдёт чуть больше месяца, при том что первым рейсом мы вывезем порядка сорока тысяч граждан герцогства. Цифры не впечатляли, однако комплексов у нас было шестнадцать, как и подготовленных операторов для них и даже инженеров-строителей. Последних было два. Так что четыре городка, или один большой, но с четырьмя районами, им удастся возвести за месяц. Пока суда летают к Борее и перевозят следующую партию, вся инфраструктура будет готова. Сейчас наместник держал связь с одним из этих инженеров-строителей, и они совместно прикидывали, какое оборудование нужно для первых колонистов. Однако это всё шло для комплектования второй группы, с которой шёл я, а вот для первой также проходило всё параллельно, назначались командиры, ответственные. В общем, сейчас в системе царила фактически спешная и экстренная работа по подготовке к отправке обеих эскадр. СБ флота и империи также вели свою работу. Например, из системы Борея были выдворены все пришлые торговцы, объяснялось всё военным карантином. К тому месту, где сейчас свёртывались модули станции, был отправлен старый транспортник. Его спешно переделали в грузопассажирское судно. Именно оно и будет вместо станции, которую, так и не успев собрать, разбирали. Мера временная, но вынужденная. С некоторыми торговцами мы ещё не все дела закончили. У них были некоторые вкусняшки, и шёл обмен. Там работали как частники, так и госслужащие по министерству торговли.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru