bannerbannerbanner
Прорицатель

Владимир Поселягин
Прорицатель

Подбежав к пульту, я радостно оскалился, после этого сразу активировал внутреннюю охрану. Пока только в режиме наблюдения. Тут я был прав, почти постоянно пошли сигналы о творимых на борту разных ситуациях и безобразиях, а также активировалось открытие бронестворок рубки. Я уже посмотрел, снаружи никого не было, так что сбегал за вещами и положил их в стороне. Оба тела крикунов, вытащив оружие и протерев его, оттащил к выходу. Дальше, достав планшет, я подключил его к капитанскому пульту, тут был прямой выход коннектора управляющего компа крейсера, и поставил на взлом. Управлять кораблём я и так могу. Но как отключу пульт, включить снова не смогу, и карта капитана, которую я по-хозяйски прибрал в карман, мне тут не поможет, пароль требуется. Так что всё равно комп придётся взламывать, и чтобы не терять время, я сразу поставил планшет на эту работу. По моим прикидкам, ломать пароль тот будет порядка недели, а возможно, и дольше, так для чего терять столько времени? Вот и я думаю, что не стоит. А в принципе сменить пароль я смогу и по-другому, стоит вспомнить опыт с прошлым «Сигом», но это временная мера, а мне нужно сделать крейсер своим, чтобы отобрать не смогли, не угнали, как я это сделал. Точнее, делаю.

Убедившись, что программа-взломщик начала свою работу, я активировал камеры внутренней охраны по всему кораблю, по очереди проверяя их, не забыв по трюму пройтись. К счастью, тревога так и не была поднята, видимо никто ещё не понял, что крейсер захвачен. Стоит этим воспользоваться, раз есть такая возможность. Тут я ещё отметил, как закрываются все аппарели трюма, похоже поступил приказ поднять крейсер на орбиту, те двое крикунов, павших от моей руки, успели начать проводить эту процедуру. Мне это тоже было на руку. Работая с камерами, я также вошёл в управление корабельного компа, в его настройки. Нашёл, где пароль, так быстро сменить я его не смогу, чтобы установить другой, нужно ввести старый, а я его не знал, но зато закрыл рубку на другой пароль, и этот пароль приписал к карте капитана. Вот теперь без неё попасть в рубку вряд ли у кого получится, только взламывать.

Вытащив её из картоприёмника на пульте капитана – это я прописывал в карте новый пароль, – убрал в карман и, отдав вручную приказ блокировать крикунов в разных помещениях, покинул рубку и побежал в трюм. Пора избавиться от пленных, а зачисткой корабля от бывшего экипажа займусь, уже когда уйду в прыжок. Раньше никак, времени нет. Тем более те находились в помещениях, где нет ничего важного, что бы помешало мне взлететь и уйти в прыжок.

Двигался я не абы как, свой технический планшет, тот второй, приписал к пульту капитана, и на него стекалась вся информация по кораблю. Так что благодаря активной системе внутренней безопасности, видел, кто где находится. Всего двенадцать крикунов оказались блокированы в коридорах, вот я и пробежался, уничтожая их. Специально выскакивал неожиданно из-за угла, уничтожая их, использовал рапиру, держа в одной уроке и лучемёт в другой. Закончив с ними, я добежал до шлюзовой в трюм. Я ещё из рубки активировал её закрытие, использовать её сможет только тот, у кого есть капитанская карта. Так что пройдя шлюзование, не штатное, оборудование дезинфекции было отключено, надо будет позже посмотреть, что с ним, и оказавшись в трюме, сразу приступил к делу. Тревога по кораблю уже шла. Последние крикуны в коридорах были насторожены, видимо из тех, кого я убивал, успели «проорать» тревогу. Вот и в трюме меня уже ждали, засверкали вспышки выстрелов, семеро бросились ко мне, размахивая мечами и лучемётами. Двое стреляли на бегу. Укрывшись за корпусом своего бронетранспортёра, это я на нём проник на борт корабля, отстрелял этих самых наглых. Да и с остальными быстро покончил. Прятаться те не стали и, ведя огонь, некоторые даже пытались уворачиваться от выстрелов, надо сказать, с их отменной реакцией получалось это у них легко, выходили на прямое столкновение. Вот тут вся их сила и скорость реакции сходила на нет, мастерство в фехтовании у меня было куда выше. Так что все тридцать шесть крикунов, что и находились в трюме, видимо осуществляя охрану пленных, были мной уничтожены.

Дальше я действовал немедля, передышка для отдыха мне не требовалась, хотя сбить дыхание всё же смог, два последних крикуна в плане фехтования оказались неожиданно сложными противниками. Чуть не зарубили. Классно махали, видимо старые, заслуженные крикуны. Так вот выбежав в центр трюма, так, чтобы большая часть пленных могла меня видеть, несколькими криками приказал им замолчать и громко сообщил:

– Внимание, говорю один раз, повторять не буду! Сейчас я открою ваши клетки, благо замки электронные и управляются дистанционно, потом открою вон ту большую аппарель, и вы на максимальной скорости покидаете корабль. Времени мало, поэтому действуем быстро. Никому не задерживаться, все должны уйти.

Заметив, что на мне всё ещё куртка крикуна, я её сбросил и побежал к указанной аппарели, после чего, повернув рычаг ручного открытия, одновременно открыл все клетки, используя для этого свой планшет. Хорошо, что те были именно электронными, с дистанционным управлением, если бы были обычные замки, я бы заманался их открывать. К сожалению, оказалось, что всё же некоторые клетки, примерно процентов десять, как раз были с такими навесными замками, ругнувшись, большая часть пленных, успев вооружиться за счёт убитых мной крикунов, уже неслась к выходу, я рванул к этим клеткам, где с помощью лучемёта сбивал замки. Успел. Освобождённые рванули за толпой. Вот только в чём проблема, примерно треть освобождённых остались в трюме и явно покидать его не собирались. Тут было не меньше тысячи человек. Верховодила там та же наглая девица. Палия тоже была среди них.

– Быстро на выход! – заорал я им.

– Нет, ты вывезешь нас с планеты, – наставили на меня три лучемёта несколько мужчин.

Зло махнув на них рукой, я добежал до блока, где был рычаг закрытия аппарели, и, повернув его, упал на пол, перекатившись. Снаружи уже шла стрельба, и несколько выстрелов залетели внутрь. Со всех сторон к крейсеру бежали крикуны. Причём шестеро успели добежать, подпрыгнули, уцепились за поднимающуюся створку и стали взбираться на неё, так что я и те трое расстреляли их. Точнее, это сделал я, на эту тройку те наводили такой ужас, что у них руки тряслись. Створка закрылась, а я побежал к шлюзовой. Причём по пути меня, используя оружие, разоружили. Всё сняли. В шлюзовую вместилось только восемнадцать человек, она была малой пассажирской, и как створка со стороны трюма закрылась, я стал действовать. Прямо голыми руками вырубил всех, кто был вокруг меня, так сказать мой конвой. После этого вооружился и, когда внутренняя створка открылась, подумав, ухватил за руку Палию, она была тут же, и волоком вытащил её в коридор, после чего через планшет активировал закрытие створки и открытие той, что вела в трюм. Пусть те, кто там остался, вытаскивают своих неудачливых подельников.

Ну, а я, бросив Палию там же у шлюзовой, уже со всех ног нёсся в рубку, нужно как можно быстрее подняться на орбиту и уйти в прыжок. Возможно, даже при подъёме уйду. Посмотрим по ситуации. Вроде глушилки варп-пространства не было, корабельный комп ничего такого не фиксировал. Подлетев к бронестворке рубки, я вставил карту в приёмник и быстро набрал короткий ряд цифр. Я их сам составлял, помню хорошо. Ввод прошёл нормально, так что, забежав внутрь, я выволок наружу оба трупа, оставляя на полу длинные окровавленные полосы, заперся в рубке и уселся в кресле. На то, в каком оно виде и в каком сам пульт, я не обращал внимания, насмотрелся ещё на прошлом «Сиге». Правда, тут на спинке сиденья был прикреплён череп, судя по остаткам волос, женский. Вони от него не было, видимо чем-то обработали, хотя остатки мяса и кожи кое-где сохранились.

Все системы крейсера уже были подготовлены к немедленному взлёту, так что взялся за выдвинувшуюся из пульта рукоятку управления, у капитана было своё управление, если пилот выбывал. Сам пульт капитана был универсален, и тот мог в одиночку со своего места замещать сразу несколько членов команды, видимо тот крикун так и делал. Сейчас же оторвав корабль от площадки, напрягая движки, я стал подниматься. Поглядывая по сторонам, я изучал данные, что мне выдал комп. Наконец тестирование корабля было закончено, и я смог узнать, что мне за корабль достался. К счастью, в прямых боестолкновениях тот не участвовал, состояние среднее, крикуны использовали его как десантный транспорт, и если где нужно было вынести оборону, то задействовали четыре дальнобойные пушки корабля, и тот просто вышибал оборону за счёт них, при этом находясь за дальностью выстрелов противника. Значит, крикуны не такие и безбашенные, что сломя голову бросаются в бой. Может, при прямом контакте при виде противника голову им и сносит, а в космическом бою немного по-другому. Все прошлые бои в записи у компа имелись, надо будет потом изучить. Особенно как тут всё происходило на Енге.

Так вот поднимался, столица уже осталась далеко позади внизу. Работая одной рукой, второй удерживал штурвал, отслеживая подъём, я и стал набирать приказ открыть одну из аппарелей. То, что часть освобождённых не воспользовались тем, что я дал им шанс выжить, укрылись бы в городе, там как повезёт, взбесило меня, и я собирался действовать до конца. Та наглость снесла последние предохранители, так что, войдя в управление одной из аппарелей, я вывел открытие на отдельный экран, их четыре у капитана было, и там мигала иконка открыть, «да/нет». Ещё немного подняться, где воздуха уже нет, и всё, так что я без сомнений нажал на «да». Мне дольщики на мой трофей и такие прилипалы не нужны, и избавиться я от них собирался по второму способу, раз уж те сами отказались от первого. Однако комп отказался выполнять этот приказ, в трюме имелись живые, и подобный приказ – преступление. А то я не знал. Выругавшись, я отключил внутреннюю безопасность трюма и снова активировал открытие. Однако сейчас, когда комп уже не мог влиять на моё решение, всё равно аппарель не открылась. Снова активировав внутреннюю безопасность – мне нужны были её камеры, – я только грязно выругался. Среди освобождённых мной нашлось несколько техников или специалистов, что разобрались, как можно отключить аппарели. Нашли инструменты в мастерской и отключили. Так что дистанционно открыть трюм в космосе я не смогу.

 

Я уже выходил на орбиту, поэтому уничтожение прилипал оставил на потом, найду способ, решил сосредоточиться на управлении. В стороне мелькнула тройка кораблей крикунов, похожих на хищных птиц, те на максимальной скорости шли в мою сторону. Но дожидаться их я не стал. Некоторые корабли и суда неподалёку начали разворачиваться в мою сторону, видимо до них тоже дошла информация о захвате корабля, и меня явно будут пытаться остановить. Впереди был тяжёлый транспорт, бывший военный, между прочим, активировав голограмму прицеливания, вырываясь из поля тяготения планеты, я навёл курсор прицела на середину транспорта и дал залп всеми четырьмя дальнобойными пушками. Перебор, конечно, слишком избыточная сила залпа, но я сейчас во всё готов палить с помощью этих пушек. Средняя бортовая артиллерия била по судам и кораблям, что были в стороне. Этим тоже я управлял. Бывало, мазал, но по транспорту попал точно, его аж разорвало, и, ворвавшись в облако мусора, что вывалился из транспорта, разгоняясь дальше, я актировал варп-двигатель и ушёл в прыжок на пять часов. В одну из пустых систем, попрыгаю, сбрасывая с хвоста преследователей, вернусь за транспортником и полечу на Славию. А что, договор есть договор, и я собирался его выполнять, да и свои вещи приберу. Вот только осталось избавиться от тех, что в трюме, и от крикунов.

Как только звёзды прыгнули мне навстречу и на экранах теперь была одна картинка, чернота варп-пространства, я с некоторым облегчением выдохнул, отпуская рукоятку управления – та вместе с педалями тут же скрылась в пульте – и приходя в себя. Всё же морально я изрядно истратился, рывок был такой сложный. Сделав несколько глубоких вдохов, я достал из кармана бутылочку с соком, там практически на дне было, и добил её. Пить всё равно хотелось, поэтому, прогулявшись к баулу, взял бутылку воды и пару шоколадок. Сидя в кресле, изучал, что там с крикунами и нежелательными пассажирами в трюме. С крикунами плохо, две группы смогли выломать двери и сейчас двигались кто к трюму, а кто и к рубке. Нужно их перехватить. А те, что в трюме, закончив с аппарелями – вообще разобрали управление ими, чтобы даже вручную не открыть, – занимались кто чем, но в основном баррикады устраивали напротив обеих внутренних шлюзовых, одна пассажирская была, там, где я освободился, вторая грузовая, она побольше. Видимо, прекрасно понимали, что ответка от меня будет. Правильно понимали, будет.

Быстро набрав на пульте ряд приказов, я отключил в трюме систему жизнеобеспечения и отопления. Потом ледышки, бывшие ранее людьми, просто выкину из трюма, и всего делов, а сам, выскользнув из рубки, побежал навстречу ближайшей группе из бывшей команды этого корабля. Начиналась зачистка.

За следующие четыре с половиной часа живых крикунов на борту осталось семеро, которых я определил как командиров и постарался взять живыми. То есть обездвижил путём переломов костей ног. Снотворное в аптечке было, вот и ввёл их, а туши утащил в карцер. Там замок хороший, крепкий, вот и запер. Кстати, в карцере было сразу несколько камер, точнее их было пятнадцать, вот в одиночки и сунул. Всё оружие собирал и отправлял в арсенал, по каютам тоже пробежался. Вот так, занимаясь крикунами, и встретился с Палией. Та уже пришла в себя, счастливо избежала встречи с кем-то из бывшей команды и жутко обрадовалась, увидев меня. Трусила она изрядно, бродила по коридорам уже около часа, а тут я, как же не радоваться, так что, держась за голову, приложил-то я её серьёзно, та подбежала ближе.

– Я тебе что сказал? Чтобы валила со всеми с моего корабля, а ты что тут забыла? – хмуро спросил я.

– Я смотрю, ты не сильно рад меня видеть, – поморщилась та.

– Ты помнишь, что было с моим крейсером, когда мы прилетели на Енге? Повторения этого мне не нужно. Больше отобрать моё я не позволю.

– Мы просто хотели спастись, в прошлый раз у тебя получилось угнать корабль, я и та девушка рассказали об этом тем, кто был вблизи, и мы решили остаться.

– Зря. Они все умерли.

– Что?! – глаза у той расширились. – Ты их убил?

– Ещё чего. Просто в трюме неисправно отопление, и скоро они замёрзнут насмерть. А отремонтировать я не смогу, у твоих подельников оружие есть, они стрелять будут. А их благополучие меня мало заботит, тем более после того, что те сделали, разоружили меня и пытались диктовать свои условия. Подожду ещё часов пять, когда они окончательно замёрзнут, и выкину за борт.

– Ты чудовище.

– Разве? Ага, по сравнению с твоими дружками, что захватывали людей и выставляли их на ринге против крикунов, так я просто душечка. Кстати, лечу я на Славию. Как раз собираюсь посетить тот бункер, где ты пряталась. Если хочешь, можешь лететь со мной, поищешь свой планшет, о котором столько вспоминала. Только сначала вот на этом планшете поставь свою подпись, что отказываешься от доли в моём трофее. Я уже подготовил бланк типового отказного договора.

Та без колебаний подтвердила, что отказывается от доли, когда я буду регистрировать крейсер. Этого вполне хватит, только вот девушка не торопилась возвращать мне мой девайс.

– Скажи, а если все, кто в трюме, поставят подписи в отказе от доли, ты доставишь нас в безопасное место?

– Я думал, ты долго думать будешь. Молодец, сразу сообразила. Да, тех, кто поставит подписи на отказе, я доставлю на Славию. Не волнуйся, крикунов там уже нет, они все на Енге.

– Я успею? – дёрнулась та.

– Температура в трюме уже опустилась достаточно низко. Советую поторопиться.

Вернув на некоторое время планшет, я заблокировал часть функций, всё же с этого планшета я управлял частью корабельных систем, включая шлюзовую, а сейчас без ввода пароля это сделать было невозможно. Палия могла в пустых бланках вносить данные нежелательных пассажиров, получать подписи и убирать в архив, большего и не нужно. Так что, проводив девушку до шлюзовой и проследив, чтобы та благополучно ушла в трюм, я побежал в рубку. Хочу оттуда посмотреть, как идут работы. Тем более вскоре предстоит выход из прыжка, меньше получаса осталось.

Выйдя и снова уйдя в прыжок, в этот раз уже на восемь часов – система оказалась пустой, – я продолжал отслеживать действия Палии. Да и отопление включил на минимуме, а то в трюме натуральный дубак был, изморозь на стенах, а так чуть подогрел, чтобы окончательно не замёрзли. Обойти почти тысячу человек и взять у них добровольное согласие было не просто, но Палия старалась. Тем более стимул дать согласие был. По десять человек из тех, кто уже отказался от долей, получали доступ в жилые кубрики крейсера. Кают хватало, пусть и засранные крикунами, но жить можно. Я выделял эти каюты, а пассажиры убирались в них сами, об этом была договорённость в договоре по доставке их на Славию. Кстати, время доставки было не ограничено.

Так вот, в следующие восемь часов прыжка все, кто дал добро, уже находились в каютах корабля, заняв их все. А так аж двадцать восемь человек не захотели подписывать договор на отказ от долей, сообщая, что от подобного они отказываться не собираются. Есть ведь уроды. Палия к ним и так и эдак, но ничего добиться не смогла. Так что покинула трюм и передала планшет мне. Я её отправил в одну из кают для команды, там уже проживало три девушки, каюту они отмыли, душ действовал. Пусть отдыхает, заслужила. Пайки всем я выдал, к счастью на складе крейсера их хватало, видимо для пленных и держали.

Снова выйдя из прыжка и убедившись, что в системе никого, разгоняться для следующего прыжка я не стал, а, заперев рубку, быстрым шагом направился в трюм. Одним из условий допуска в жилой модуль корабля было отсутствие оружия, так что несмотря на то что пассажиры встречались часто, те провожали меня взглядами, кто испуганными, кто любопытными, я ушёл к трюму. Там пройдя в шлюзовую и с ходу выкатившись из щели открывавшейся створки и используя баррикаду как укрытие, хорошо что она была, повёл бой с теми двадцатью восемью проходимцами. А оружие у них было, все, кто подписывал договор, оставляли его тут, вот они и вооружились. Не бойцы, наглые безмерно, но не бойцы. Поэтому вернувшись в шлюзовую, забрал скафандр, что там лежал, и потащил тела по очереди к одной из трёх шлюзовых, что вели из трюма уже в открытый космос. Пришлось трижды шлюзоваться, но все тела я выкинул в открытый космос. Потом, вернувшись в рубку, скафандр убрал тут же в специальную нишу, там крючки для него были, и расстрелял плазменными пушками тела. Нет тела – нет дела. На планшете всю информацию по этим людям я затёр, а в корабельном компе потом затру, когда он будет взломан и полностью станет моим. Надо потом оружие, раскиданное по трюму, собрать и отправить в корабельный арсенал. Тот был заперт, я проверял, прежде чему пустить в жилой модуль первых подписавших отказ от доли с трофея.

То, что было сделано, я не считал чем-то чрезмерным. У них вообще голова на плечах есть? Два раза шанс давал, покинуть трюм и подписать отказную. Сами решили отказаться, ко мне какие претензии? Так что кончил я их легко и без душевных терзаний. Сейчас же, снова разогнав корабль, ушёл в прыжок, на этот раз на девять часов, и выйти мы должны в той системе, где я оставил транспортник. Как раз выспаться успею. Покидать рубку я не стал, очистил кресло капитана от украшений, но решил всё же использовать кресло оператора артиллерийских систем, точнее одного из операторов. Их три было, разложив одно такое, то, что почище, я спокойно уснул. Как человек с чистой совестью. Ну, почти чистой.

Проснулся я от зуммера, что издавал управляющий комп корабля. До выхода из варп-пространства оставалось полчаса времени. Вполне мне хватило позавтракать и окончательно проснуться. Почистил руки чистыми салфетками, ну и посетил санузел. Душевая даже имелась. Кстати, у того «Сига», который я в прошлый раз угнал, такого новшества с санузлом не было. Видимо, в этот раз мне досталась более новая модификация. Да я особой разницы и не заметил, кроме присутствия этого санузла в рубке.

Дожидаясь выхода из прыжка, я проверил, как там пассажиры. Когда я отходил ко сну, то набрал добровольцев, что согласны были подзаработать, платить буду теми трофеями, что найду у крикунов, и вот они поработали, пока я спал. Для начала собрали все тела бывшей команды у бортовой шлюзовой, сложив их штабелями. Потом за борт выкинем, ну и проводили мероприятия по очистке жилого кубрика, коридоров и кают, включая столовую. Это единственные места, к которым у тех был доступ. На склады, кроме продовольственного с пайками, в трюм или тот же арсенал, конечно же, не было. Хм, между прочим, та наглая деваха была среди них, отказалась от доли и подзарабатывала, командовала бригадой мойщиков. Комп корабля помогал им, я велел подсказывать, где и что убирать. Тряпки и посуду те сами нашли, воду брали в санузлах. Находили оружие, складировали его в отдельной каюте, я потом в арсенал уберу. В общем, потихоньку жилой кубрик очищался. В найденные мешки убирался мусор, этих мешков уже гора высилась у той же шлюзовой неподалёку от трупов. В общем, добровольцы однозначно заработали ту плату, о которой мы договорились.

После выхода из прыжка я осмотрелся. На границе кто-то торопился уйти в прыжок, видимо транзитник, а так тут было пусто, так что, развернув крейсер, мы летели в другую сторону, и направил его к планете, где был укрыт мой транспортник. Посадку я совершил на планету километрах в шести от него на ровной поверхности каменной долины. Камень был такой ровный, как будто после плазменного выстрела сплавился. Ближе никак, склоны ущелья, конечно же, крепкие, но мало ли что. Времени после выхода из прыжка прошло немало, ну и маневрирование в системе и посадка наложились, так что пять часов как с куста, и я снова проголодался. Пообедав офицерским пайком, я прихватил скафандр и, заперев рубку, направился к той шлюзовой, где был складирован мусор и трупы крикунов. Те уже пованивать начали, так что стоит поторопиться. Однако сначала я зашёл в карцер и оставил пленным крикунам пластиковые бутылки с водой и по три солдатских пайка. Не хватало ещё, чтобы те от голоду померли.

После этого собрал добровольцев из мужчин у шлюзовой, внутренняя створка уже открылась, а снаружи разворачивался трап, и те стали заносить как тела, так и мешки с мусором внутрь. Скафандр на борту был только один, хотя проверял, да и у компа корабля интересовался. Нет, только мой, крикуны скафандры не признавали. Бронескафы другое дело, но в арсенале их не было, да и сам арсенал изрядно опустошён, десант всё выгреб, сходя на Енгу.

Сам я стоял у внешней створки и, когда помощники заполнили шлюзовую, с помощью планшета активировал закрытие внутренней створки, откачку воздуха и открытие внешней. Выйдя наружу, на площадку трапа, я осмотрелся. Планета всё так же парит, тот тут, то там гейзеры из-под земли вырывались. Осмотрев забитый почти до потолка шлюз, вздохнул и, «засучив рукава», стал работать, тела подтаскивал к краю, тут перила были мной демонтированы, и сбрасывал вниз. Следом высыпал мусор из мешков. Этого мусора на борту было много, его сгребали в кучи, а мешков всё равно не хватало, вот и решили применять их во второй раз. Два часа работал, устал сильно, однако ничего, находясь снаружи, провёл процедуру шлюзования, и пока шлюз снова наполняли, спустившись на поверхность планеты, побежал к расщелине. Надо перегнать транспортник сюда и использовать ремонтного дроида. Пусть он всё очищает.

 

Спуститься оказалось не так и просто. Я не нашёл подходящего места. Пришлось вернуться, прикидывая всё так и эдак. Снова очистив шлюз, я вернул стопки мешков и, сам пройдя шлюзование, пока помощники работали, повторно набивая его, не снимая скафандр направился в трюм. Там стал собирать демонтированное оборудование открытия одной из аппарелей. В то время, пока я работал, из трюма шла откачка воздуха, я не хотел потерять атмосферу открытием аппарели, как выяснилось, запасов воздуха на борту не было. Сам трюм всё же большой, поэтому откачка почти час шла, но и я успел собрать демонтированный блок и активировать процедуру открытия, пока створка опускалась, осмотрел часть техники в трюме. Всё же тот пользовался ещё и как ангар для наземной и атмосферной техники. Жаль, что у «Сигов» не было лётных палуб. Точнее, подобие было, их называют ангарами для малой авиации, там истребители, те же челноки или боты обычно находились, в один из таких ангаров в лёгкую мой транспортник войдёт, но пока я их не посещал, живых там нет, а трофеи потом изучу.

Подобрав неплохую платформу, вылетел на ней наружу и направился к ущелью. Транспортник был на месте, я это ещё спускаясь заметил. Если знать, где искать, найти можно быстро. Спустившись, подлетел к судну, там с помощью внешнего пульта открыл аппарель трюма и загнал платформу внутрь. После этого пройдя в рубку и запуская все системы для скорого взлёта, запросил информацию по тому, что успел сделать комп за три дня моего отсутствия. Да тот практически все задания начал выполнять и только с медбоксом закончил на сто процентов, потому как все детали и всё оборудование были на месте, остальные в разной стадии исполнения остановлены в ожидании моего возвращения. Также подтвердив, что остановка временная, я поднял судно над ущельем и поставил его на опоры в ста метрах от трапа с кучей трупов и мусора у шлюзовой.

Потом отправив дроида прогуляться до трапа, с помощью планшета активировал открытие внешней створки шлюзовой, и пока тот перетаскивал трупы и мешки с мусором, я занимался срочными делами на транспортнике. И ведь проблемы-то мелкие, я их с ходу решал. А на ближайшие сутки покидать эту планету я не планировал. Пока программа-взломщик не взломает комп крейсера, улетать не буду. А пассажирам объясню это техническими проблемами, которые в скором времени решу. Заодно взломаю компы второго ремонтника, боевого и уборочного, работы им тоже хватит. Нужно подобрать среди трофеев пару планшетов, загрузить на них такие программы-взломщики и поставить, пусть работают. Время таким образом сэкономлю, что тоже в плюс.

На этой планете мы пробыли аж пять дней. Я уже с трудом отговаривался ремонтом крейсера, хотя пассажиры и видели, что оба ремонтных дроида активно шуршали по кораблю. Однако всё же объявил дату отбытия и, как обещал, на пятый день поднявшись на орбиту планеты, я разогнался и направился к Славии. Что я успел сделать за это время? Многое, кроме взлома компа «Сига», тут ещё два дня, но тянуть время я не хотел. Всё время стоянки пульты управления в рубке были активны, если отключишь, то без пароля не активируешь, а вдруг срочно потребуется покинуть планету? Понятно, что ресурс не бесконечен, но ничего. За эти пять дней я полностью закончил с транспортом, были взломаны компы у второго ремонтника, у противоабордажного дроида и уборщика. Именно уборщик и был взломан первым, вычистил рубку управления крейсера и капитанскую каюту. Потом и трюмом занялся, с уже более тонкой очисткой, до него там сначала добровольцы поработали. На третий день подняв судно, я завёл транспортник в один из ангаров корабля. К сожалению, оба ангара, а их было два на борту «Сига», по обеим сторонам, оказались пусты, ни одного маломерного судна. Ну и ладно, вот транспортник отлично встал. Так вот, первые три дня я занимался только транспортником, также отслеживая работу добровольцев на крейсере. Когда полное восстановление транспортника было закончено, судно было готово, каюты снова развёрнуты, бассейн, как я себе обещал, даже с водой, то убрал судно в ангар и следующие два дня работал только по крейсеру. Противоабордажный дроид охранял вход в рубку, при этом оставаясь приписанным к компу транспортника, как, в принципе, и остальные. Это зарегистрированное судно, его у меня отобрать не смогут, насчёт крейсера не знаю, слишком оно было новое, но пара адвокатов из пассажиров, нашлись и такие личности, у которых я брал платные, кстати, консультации, убедили меня, что в этот раз без долей отобрать у меня корабль не получится. Один из недавних законов, появившихся после первых случаев набегов крикунов, был на моей стороне. Всё из трофеев, добытое у крикунов, поступает во владение добывших. То есть закон трофея в случае с крикунами свят. Я оттого внешнюю броню и не чистил, если внутри более-менее всё прибрано, то броня с художествами крикунов оставалась прежней. Нужно же показать, что это именно трофей и именно с крикунов.

Уйдя в прыжок, я не прекратил работы по кораблю. Добровольцы своё дело сделали и даже получили плату, сами выбрали из гор трофеев, снятых мной с крикунов, дальше я работал с помощью уборщика и обоих ремонтников. Всё же на такой корабль дроидов очень мало. Для транспорта нормально, даже один ремонтник лишний, а для крейсера это мизер. Однако постепенно некоторые системы, что были повреждены или отказали, мной восстанавливались. Из-за куцых запасов запчастей дело и шло медленно, приходилось часть ремонтировать на коленке, чтобы использовать. Даже запасы с транспортника пришлось задействовать, тут и баллоны с воздухом, и контейнеры с запасами воды. Например, в системах крейсера было двадцать семь процентов воды от нормального, я всё слил, не хочу использовать воду после крикунов, и специальной жидкостью, которая, к счастью, на складе транспортника имелась, промыл систему, и только потом стал заливать свежую оттаявшую воду из контейнеров. Правда, хватило заправить на сорок семь процентов, но всё равно лучше, чем было.

Находясь на планете, я проживал в своей каюте на борту транспортника. Как собрал новенькую из материалов свёрнутых апартаментов наместника Фаона, так и заселился, восстанавливая остальное. А вот когда вылетел к Славии, то жил в рубке, не особо много испытывая неудобств. Тем более после того как рубка была отмыта, то стала куда привлекательнее. Исчезли разводы со стен, те сверкали чистотой, как кресла или пульты. Всё оборудование было вычищено в несколько раз, теперь хоть использовать приятно. Сами пассажиры, конечно, бузили, но я поставил старшими над ними Палию и ту деваху, они собрали с десяток мужиков, было двое полицейских с Енги, и навели порядок. Нормально. Вон как радуются, что наконец вылетели к Славии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru