banner
banner
banner
Охота

Владимир Поселягин
Охота

После этого я связался с флотскими военными, но забронировать выбранную нейросеть не смог: вот буду наёмником, с регистрацией в реестре биржи, – тогда пожалуйста. А пока нельзя. Однако дежурный оператор меня успокоил: запас нейросетей этой модели есть, и на меня хватит.

Утром я позавтракал прямо в номере офицерским пайком: не нравились мне запахи из кафе, лучше уж своё. А после завтрака, собравшись и сдав номер, направился на глайдере-такси к бирже наёмников. Пешком идти далеко, весь день добираться буду: столица большая, а биржа находится на другом конце города. Поглядывая в обзорные окна, я сам не заметил, как задремал, не сообразив, что в кабину подали газ, и даже аптечка на поясе не сработала. Да, день как-то не задался.

Очнулся я в тот момент, когда начала подниматься крышка хирургической капсулы. Шестое поколение, я узнал эту модель, которую производят в республике: смотрел каталог медоборудования, когда подчистил склад торговца.

У капсулы стоял врач (это было понятно по его комбезу), который сообщил:

– Операция прошла успешно, сеть встала, через несколько часов запустится. Старайтесь сутки её не использовать, а через двое суток можно будет начать учить базы знаний. Учебная капсула за вами уже зарезервирована.

– Какая ещё сеть, какие базы знаний?! – садясь, недовольно спросил я. – Я летел к бирже наёмников, собирался пройти регистрацию.

– Это было раньше. Теперь вы сотрудник центра исследований мегакорпорации «Неяна».

– Охренеть. Меня похитили, без моего разрешения установили сеть, и вы думаете, я буду сотрудничать?

– Будете, – сказал, выходя из-за капсулы, другой чел, в планетарном костюме чиновника, но явно боевик (движения его выдавали). – Ведь у нас есть контракт, под которым стоит ваша виртуальная подпись. К тому же вы взяли кредит на полтора миллиона кредов за сеть шестого поколения линейки «Учёный» и за базы знаний.

– Ничего я не брал. Подпись липовая, – покидая капсулу, заявил я. Попутно я изучал потолок и обнаружил шесть фиксаторов в разных местах.

– Но сеть у вас стоит.

– Да по хрену.

– Будет суд.

– А по хрену.

– Идёмте за мной, с вами хочет поговорить начальник отдела кадров.

– Это по его вине я тут оказался?

Он мне не ответил. Врач вообще не отсвечивал – отошёл к другой капсуле, где, видимо, также шла операция.

На лежавший у капсулы костюм я не обратил внимания и стоял обнажённым: стыдиться мне нечего, а моего десантного комбеза я тут не видел. Видимо, я его потерял, как и планшет. Оружие было в Щели, так как на планете носить и использовать его я не мог: рейтинга не хватало даже на станнер, для него не меньше трёх единиц нужно. Таким, как я, разрешён только обычный гражданский шокер – фигня полная. Но у меня и его не было.

Здоровяк, который был на две головы выше меня (похоже, модификант, а возможно, бывший десантник, они все высокие), оглянувшись и обнаружив, что я стою на месте, каким-то единым змеиным движением оказался рядом и пробил мне в солнечное сплетение. Таким ударом и убить можно, но он дозировал его. Удар сбил меня с ног, и я скрючился на полу в позе эмбриона.

Когда точки перед глазами перестали крутиться и я был в состоянии говорить, то только и произнёс, вставая:

– Зря ты так, мог бы ещё пожить.

Я махнул рукой, и рядом со мной появились оба штурмовика, уже готовых к бою. Недолго думая, я скомандовал им:

– Уничтожить всех живых в этом здании. Все электронные носители и искины тоже уничтожить. Самоздание уничтожить, как только я его покину. Атака!

Почти сразу раздались выстрелы. Здоровяку не помогло то, что он ловким перекатом ушёл за одну из капсул: она тут же превратилась в оплавленное решето. Как в него попали, я не видел, но стену кровью забрызгало красиво. Второй штурмовик тем временем расстрелял врача и шесть капсул: видимо, в них кто-то был.

После этого дроиды уничтожили компы и искины всех капсул и двинули к выходу. Причём в разные стороны: видимо, у здания было два выхода. Сканеры позволяли им видеть ближайшие помещения нескольких этажей, получать их схемы и замечать, кто где находится. Один дроид начал работать по верхним этажам, другой – по нижним.

Мне не было их жаль: ни врача, ни тех, кто находился в капсулах, ни тех, кто скоро погибнет. В Содружестве человеческая жизнь чуть ли не священна, и если узнают, сколько на мне трупов, думаю, что каторгой я не отделаюсь. Так что никаких свидетелей, все сервера и электронику уничтожить огнём, пока я сваливаю отсюда.

Впрочем, я не буду сильно переживать, даже если узнают, что тут произошло. Сбегу да сменю гражданство, вон соседи-имперцы, что так рабов любят, легко меня приютят. Мне же на их привычки плевать. Хотя я и сам работорговцев не люблю, но это не значит, что дел с ними не имею.

Я точно знал, что нахожусь на планете, так как в медсекции одна стена представляла собой окно, выходившее на мегаполис. Похоже, было утро. Одевшись в белый костюм с эмблемой корпорации на груди, в районе сердца, я отправился изучать кабинеты.

В кабинете главврача я опустошил сейф, в котором нашёл два десятка нейросетей шестого и пятого поколений. Я выяснил это, воспользовавшись медицинским сканером, который был здесь же, в кабинете. Убрал в Щель и нейросети, и сканер, это вещь хорошая.

Потом был закрытый шкаф, замок с которого пришлось отстреливать бластером. В шкафу оказались кристаллы с базами знаний. Я их даже смотреть не стал, всё забрал. По весу выходило почти пятьдесят килограммов – солидно, больше пяти тысяч кристаллов. Ладно, можно считать, что корпорация расплатилась со мной за моё похищение и пропажу планшета с комбинезоном: тут баз и сетей на несколько десятков миллионов.

Я связался с обоими дроидами и рванул вниз. Здание было двадцатиэтажным и полностью принадлежало корпорации. Наверху дроид не успел закончить, два этажа ещё оставались. Я находился на девятом этаже, а второй дроид – одним этажом ниже меня. Он спустился вниз по лестнице и снизу давил выживших наверх.

В общем, мы встретились и втроём спустились вниз. Дроиды шли за мной, отставая на два пролёта, и раскидывали вокруг плазменные гранаты. Пожар вышел – закачаешься, потушить будет ой как сложно.

Убрав дроидов в Щель, я покинул здание. Нет, не через выходы, где уже находились полиция, пожарные и другие спасательные службы, а через подвал и канализацию. Дроиды пробили проход в туннель, а дальше меня спасали быстрые ноги.

Уйдя на окраину города, я покинул канализацию. Пришлось искупаться в городском пруду, перед тем как надеть десантный комбез. Городскую одежду я купить так и не успел.

Потом я арендовал анонимно небольшой склад. Там перезарядил дроидов, почти в ноль использовавших боезапас, не считая плазменных пушек: плазму они получали от реакторов. Я помыл их, используя технического дроида, и убрал в Щель.

После этого дроид-техник установил хирургическую капсулу, я подключил её к реактору дроида (не стал доставать мобильный), установил программу автоматического изъятия сети и лёг в капсулу. Операция продлилась два часа. Потом в реаниматоре я убрал все следы прошедшей операции.

Почему я так поступил? Были причины. Модель «Учёный», которую мне поставили (я проверил это с помощью сканера), не подходит мне от слова «совсем». Мне нужна нейросеть класса «Исследователь», по сути являющаяся универсальной. А линейка учёных – это узкоспециализированная сеть, вроде пилота, медика или техника. Да, тут, в Содружестве, нейросети были преимущественно узкоспециализированные. Я нашёл универсальную, способную вытянуть все специальности, но её ещё нужно купить у военных.

А про корпорацию я скажу так: совсем страх потеряли, за что я их и наказал. И пусть докажут, что я там был. Плазма сожгла капсулу, в которой мне установку делали, да и весь этаж полыхал. Информации нет, все электронные носители уничтожили дроиды: один уничтожил серверную, блок с искином тоже нашли и сожгли выстрелом.

Может, информация и могла уйти на сторону, но это не беда. Если попытаются прижать: мол, контракт, подпись моя стоит, – скажу, что подпись фальшивая и я знать не знаю эту корпорацию. И сети у меня нет, можете проверить. Так что я особо не напрягался.

Похитили меня вчера утром, а сейчас был обед следующего дня, сутки по факту прошли. Купив новый планшет (мой пропал) и новый абонемент на месяц, я полазил в сети. Факт теракта полиция не отрицает, как и применения тяжёлых боевых систем, видимо, видео к ним всё же попало.

Ответственность взяла на себя террористическая организация «Моды», но они берут на себя всё, так что им особо не верят. Это те люди, что вживляют себе разные железки, заменяют руки и ноги на манипуляторы и ходовые опоры – добровольно становятся киборгами. Их давно объявили вне закона, так что проживают они на Фронтире. Я, кстати, представителей этого движения не раз видел у пиратов. Они отличные техники и держат на пиратских станциях почти половину ремонтных доков.

Если какая-то информация у полиции и есть (хотя СБ республики взяла расследование на себя), то журналистам об этом не сообщали. То есть информации в сети пока было мало, только видеосъёмки со стороны. Видео было много. Видно было, как люди, спасаясь от пожара, прыгают с верхних этажей вниз. Крыша уже была охвачена огнём, посадить глайдеры не было возможности, флаер можно было бы, но он опоздал.

Но разбилось мало, пятеро или шестеро, остальных спасатели сняли с окон с помощью глайдеров. Огонь уже потушили, работали криминалисты, официально сообщалось пока о двухстах шести погибших. Было ли мне их жаль? Задумался и понял – нет. Да, было множество случайных жертв, но меня силком туда затащили, вот вам и ответка.

Закончив с делами, я вызвал такси и полетел к офису адвокатской компании «ЮрКор». Там оформил договор на год, и сотрудник, которого за мной закрепили, принял от меня заявление. Мол, летел к зданию биржи наёмников и уснул: похоже, использовали газ. Очнулся, когда открывалась капсула, вокруг огонь, крики. Я схватил комбез, лежавший рядом, и побежал вниз. Вроде, меня преследовали. Заблудился и, оказавшись в подвале, ушёл через пролом в канализацию.

 

Я уверен, что фиксаторы в медсекции были отключены на случай истерик таких подневольных работников, как я, особенно учитывая, как их учили уму-разуму: слишком легко тот бык въехал мне в солнечное сплетение. Так что записей того, что происходило в медсекции, нет, не должно быть.

А вот съёмка других помещений, где я мог пробегать, наверняка есть, пока искина не уничтожили. Так что надо было как-то объяснить моё там появление и первым подать заявление о похищении. Это тот шаг, который я должен был сделать обязательно, и вот сделал. Пакет с комбезом корпорации, сложенным так, чтобы был виден логотип, передал адвокату. Теперь он займётся делом о моём похищении.

Ну а потом я всё-таки полетел в офис биржи наёмников. Регистрация заняла около часа. Меня приняли как временного сотрудника с отметкой «находится на формировании». Это значило, что мне ещё нужно установить нейросеть, а после закачать и изучать базы. И до получения первой специальности – а записался я как пилот-универсал малых и средних кораблей – я нахожусь в резерве, то есть не готов к найму.

На выходе из офиса биржи меня приняли сотрудники СБ республики и доставили в своё управление, где я дождался прибытия моего адвоката. Когда он прибыл, начался допрос.

Следователь представился и задал мне первый вопрос:

– Как вы объясните своё нахождение в здании корпорации «Неяна»?

– Как называется эта корпорация, мне сказал адвокат, я этого не знал. Хотя позже вспомнил, что служащий Центра беженцев очень сильно уговаривал меня подписать контракт и с этой корпорацией тоже. Но я отказался, так как предпочитаю работать на себя.

Вчера утром я летел на глайдере-такси к офису биржи наёмников, но уснул в кабине: видимо, был использован газ. Очнулся, когда открывалась крышка капсулы. Я был обнажён, а рядом лежал комбинезон с логотипом корпорации. Вокруг огонь, крики. Я схватил комбинезон, закрывая им лицо от дыма, и бросился прочь. К счастью, вышел к лестнице и побежал вниз. Вроде слышал, как двигались дроиды. Случайно оказался в подвале, там пролом был, так и ушёл канализацией.

После этого я обратился в адвокатскую компанию, заключил с ними договор, и мы совместно написали в полицию заявление о похищении. А также и на сотрудника Центра беженцев как на соучастника похищения.

– Вот номер заявления, принятого полицейским искином. И вот ответ, – тут же показал адвокат на своём служебном планшете.

– Как вы объясните заявление руководства корпорации о том, что вы подписали с ними контракт и по договору вам уже установили сеть?

– Никак, я этого не помню. Это обычное мошенничество после похищения. И сеть мне не ставили.

– Проверим. Также предлагаю добровольно пройти мнемоскопирование памяти.

– Честно сказать, не желаю, но от меня тут всё равно ничего не зависит. Хорошо, я согласен.

Как и ожидалось, процедура ничего не дала. У меня оказался природный блок. Ага, как же, природный. В прошлый раз мне жуть как не понравилось, что у меня сняли копию памяти и даже, пока я был без сознания, заставили открыть Щель и выдать всё, что находилось внутри. Да, и так могли.

Так что я позаимствовал оборудование снятия памяти и после у себя в замке провёл серьёзную работу с аурой, поставив магическую защиту. Плетение вросло в ауру, и – я проверял оборудованием – снять копию памяти стало невозможно. Перед отправкой я проверил – плетение было на месте. И сейчас я очень надеялся, что оно сработает. И сработало. Аура со мной, защита – тоже, вот у них ничего и не получилось.

Адвокат начал оформлять исковое заявление на мошенничество. Поскольку я не подписывал никаких контрактов, пусть полиция разбирается, тем более что нейросети у меня действительно нет и следов проведённой операции (тут спасибо реаниматору восьмого поколения) также не наблюдается.

Адвокату выдали копию заключения по моему осмотру, и когда мы покинули управление СБ, он отправил заявление в полицию. А что, предъявить нам ничего не смогли, мои объяснения вполне стройно укладывались в сценарий произошедшего в здании корпорации. Не за что меня арестовывать и даже задерживать. Я – жертва, опросили и отпустили. Если возникнут новые вопросы по вновь открывшимся обстоятельствам, снова вызовут, а пока свободен.

Так что мне осталось только ожидать ответки от корпорации. Возможно, задействуют ту группу, что занимается похищениями. Вероятнее всего, работали наёмники, наверняка у корпорации с ними постоянный контракт.

На выходе из управления СБ республики мы с адвокатом расстались. Он отправился в полицию, чтобы познакомиться со следователем и проконтролировать ход дела. Адвокат работал за процент: если корпорация выплатит компенсацию за моё похищение (а такое вполне возможно), треть отходит ему, и часть – его работодателю.

А я, расставшись с адвокатом, сел в заказанный челнок и стал подниматься на орбиту. У управления была большая парковка, где могли садиться челноки. Поэтому я вызвал один из них и полетел к военным на одну из тыловых баз. Пора сеть ставить.

Когда я уже выбрал сеть, «Интер-6 ИМП», заплатил и, раздевшись, собрался лечь в операционную капсулу, среди моих вещей пискнул планшет от входящего вызова. Извинившись перед врачом, я просмотрел сообщение, пришедшее от адвоката. «Неяна» выставила встречный иск: мол, я являюсь их подтверждённым сотрудником, о чём имеется информация в общей базе республики, и адвокат предупреждал, что у них есть шансы выиграть дело в суде. Он уже приступил к работе.

– Дебилы, – только и сказал я и лёг в капсулу.

Вскоре началась операция по установке.

* * *

Я откровенно скучал, сидя в зале суда. Похоже, всё шло к тому, что мы выиграем дело. Зацепиться юристам корпорации было не за что: моему адвокату удалось провести экспертизу моей виртуальной подписи на контракте и подтвердить, что это подделка. Так что мы ещё и компенсацию получим, помимо того что помакаем репутацию корпорации в яме отхожего места. Ну, тут они сами виноваты: пёрли вперёд с упорством носорога. Это был уже третий подобный суд; два первых были приостановлены и отложены, а дела ушли на доследование. Надеюсь, наше дело всё же решится.

С момента установки сети едва прошёл месяц. Я дважды ложился на предельное время обучения, а это десять суток. Правда, ни разу не долежал до конца срока: поднимали по требованию адвоката, так как я должен был лично присутствовать в зале суда. Однако потом я ложился снова. Ещё эсбэшники трижды меня допрашивали, но они не смогли потянуть за те ниточки, концы которых им удалось найти. Я жертва, и точка.

Учился я не у военных и не в медсекции здания «Нейросеть», а в здании, где размещалась биржа наёмников. У них в подвалах были своя медсекция и боевые тренажёры, включая пилотские, в основном пятого поколения, но было даже несколько штук шестого. Для своих действовала скидка в пятьдесят процентов. Тут же была и гостиница для своих, так что я там и жил, и учился.

За месяц я смог поднять по минимуму базы пилота, чтобы сдать на сертификаты, и также по минимуму базы сапёра и погонщика. И три дня назад сдал у военных все три специальности, получив соответствующие метки на нейросеть и отметки в карту ФПИ, являющуюся моим документом. Поскольку знания были военные, сдать их можно было только у них. Нет, конечно, в гражданском сертификационном центре я бы тоже сдал, но метки были бы другие, и военные искины к своему управлению меня бы не допустили. Там есть своя специфика, потому я и сдавал у военных.

За каждую специальность давали единицу социальной полезности, и теперь у меня их три. Военные, конечно, поняли, что у меня за базы, и на их вопрос я ответил, что купил базы у пиратов. Так что ничего они мне не сделали, только отметку поставили об уровне моих баз. Хотя нет, неправильно сказал. Поначалу они агрессивно уговаривали меня поступить на флот, и только когда я предложил вызвать адвоката, отступили. Я ведь был ещё и псионом, хоть и слабым, а это тоже представляло интерес для флота и армии.

А то, что псионом я был слабеньким, показала капсула. Существует пять градаций уровней псиона: А, Б, В, С и Е. У каждой буквы десять уровней, от десяти до нуля. Например, псион уровня С-1 куда сильнее того, кто имеет С-10.

А, Б и В в обязательном порядке должны служить в госструктурах государства, их согласия даже не спрашивают, таких людей не держат без присмотра. Они служат в СБ флота или государства. С и Е – это слабые псионы, максимум на фокусы горазды.

Я не показывал, что умею, хотя и сообщил, что владею телекинезом, разочаровав опрашивающего меня сотрудника: таких много. Вот если бы мысли умел читать, то прямая дорога в СБ. А так капсула оценила мой уровень как Е-3, подтвердив, что я телекинетик. Оказывается, по особенности сил видно, кто чем владеет.

После сдачи на сертификаты я, зная о дате суда, пока не ложился снова учиться, а отдыхал на одном из тропических курортов. Корпорация, понимая, что я могу выиграть дело, пыталась подкупить судью, но у них ничего не получилось: адвокат на мои деньги нанял детектива, а тот отследил, передал информацию в СБ, и судью с позором арестовали. Громкое дело получилось.

Потом корпорация сделала финт: с одной стороны, я числюсь за ними, а с другой – они понимали, что я могу выиграть дело. И корпорация переуступила мой контракт флоту республики: она могла это сделать, хоть и номинально. Так что тут же в суде обсуждался и разрыв моего контракта с флотом как незаконный, но и тут тоже всё было в мою пользу.

Блин, как же все вокруг надоели, быстрее бы всё закончилось, чтобы можно было свалить отсюда. Я планировал, как только получу метки (что уже и сделал, за исключением пилота корабля среднего класса), свалить на Фронтир. Буду поднимать там знания, ну и за счёт пиратов накоплю себе на среднее судно, возможно, и на боевой корабль. К тому времени я как раз подучу базы пилота крейсера и на своём судне полечу в Центральные миры.

Да, я определил, куда уходит направление, в этом мне помогли знания базы «Навигация». Направление пересекало четыре государства, и если пропажа не в одном из них (где конечный её путь, я не знаю), то значит, она где-то в Центральных мирах. Или за ними.

Тут раздался стук молотка судьи (да, этот архаичный атрибут тут имелся – традиция), вырвав меня из раздумий, и судья поинтересовался:

– Почему вы, господин Ал, не желаете проходить службу во флоте республики?

– Не хочу воевать за чужие интересы. Не моё это.

– А быть наёмником, значит, ваше? Ведь в случае войны наёмники призываются на военную службу.

– Тут хотя бы всё честно: им платят за работу, которую они выполняют. И я не имею ничего против призыва в случае войны: пусть республика всего месяц как моё государство, но я готов ее защищать.

– Ваша позиция мне понятна, – кивнул головой судья.

Ну, и озвучил вердикт. Контракт с флотом (или корпорацией) аннулировать как незаконный. С корпорации за похищение взыскать миллион кредов в мою пользу. Провести следственные мероприятия и найти тех, кто похитил, и тех, кто сделал заказ.

Следствие уже работало в этом направлении. Работник Центра беженцев сразу поплыл и начал сдавать заказчиков. Он подтвердил, что продал информацию обо мне за какие-то десять тысяч кредов. Нашли и тех, кто занимался похищениями. Оказалось, не я один такой пострадавший, но следствие ещё идёт. Отмечу, что корпорация задействовала все возможные рычаги, с тем чтобы подписи на контрактах других сотрудников не подверглись проверке. По этому делу тоже будет суд, но уже без меня, мой адвокат за меня посидит. Я по этому делу выступаю как потерпевший и свидетель.

На этом всё. Судья вёл работу честно, зал суда был полон, ажиотаж с арестом первого судьи привлёк к нам всеобщее внимание, так что журналистов хватало. Уже стало известно точное число погибших в том здании – двести семьдесят шесть человек. Среди погибших был начальник отдела кадров, и на него теперь всех собак и вешают.

По решению суда, за вычетом налога в десять процентов, мне отходит чуть больше пятисот тысяч. А неплохо, на приличное среднее гражданское судно хватит, четвёртого поколения. На пятое уже вряд ли, а о шестом даже и думать не стоит, там цены от миллиона начинаются. И это гражданские, а военные ещё дороже. Да и не продадут мне шестое поколение, пятое если только.

Я уже приметил один лёгкий крейсер на базе резерва флота, он бы отлично мне подошёл, но вряд ли я смогу купить его. А пока я положил деньги на счёт, открытый мной в главном государственном республиканском банке. Накоплю средства у пиратов и приобрету лёгкий крейсер пятого поколения. Там тоже были достойные модели и типы.

Управлять я и один смогу, всё же пилот-универсал. А универсал включает в себя четыре специальности: навигатор, пилот, артиллерист и оператор защиты. Справлюсь. Я вот на пилота малого корабля тоже как универсал сдавал, хотя все базы до четвёртого уровня пришлось изучить.

 

Адвокат остался в задании суда решать некоторые вопросы. Он был счастлив, что выиграл дело, отлично на этом заработав, – больше двухсот тысяч кредов. Ещё около восьмидесяти уходило «ЮрКор», тоже с учётом вычета налогов.

А я полетел на такси к зданию биржи наёмников, где мной была зарезервирована обучающая капсула на десять дней, а по выходе из неё – боевые пилотские тренажёры шестого поколения. Три дня тренажёров и ещё на десять дней учёба. Пакет пилота-универсала средних кораблей я на сеть ещё не заливал, кристаллы с базами знаний находились в Щели, пока буду поднимать то, что есть.

Вскоре крышка обучающей капсулы опустилась, и я провалился в сон. Кстати, те кристаллы с базами, которые я у корпорации увёл, я пока так и не успел изучить, как-то всё времени не было. Да и продавать всё это стоит только на Фронтире. Это мой НЗ. Надо будет его изучить: может, найду что интересное, что мне и самому пригодится?

Когда крышка капсулы поднялась, я открыл глаза и сразу определил, что пролежал не десять дней, как должно было быть, а неполные семь суток. Это были уже вторые десять дней, что я учился. Пилотские базы я не трогал, а поднимал до пятого уровня базы сапёра и погонщика. На момент пробуждения я уже поднял погонщика и начал учить одну из баз сапёра, поднимая с четвёртого уровня на пятый. И в этот момент меня разбудили.

– Что-то случилось? – спросил я у медика.

– Случилось, – с хмурым видом ответил он, работая с компом капсулы (она была шестой, у капсул седьмого поколения и выше уже стоят искины, а не компы). – Война. Директорат Нейд объявил нам войну и через час напал. Две пограничные планеты, Дая и Селия, блокированы, на наших коммуникациях действуют рейдеры противника. Мне приказали тебя поднимать. Тебя выводят из резерва и направляют в действующий флот. Куда, не знаю. Посмотри, должно быть извещение из кадрового отдела флота.

– Да, в почте есть письмо из штаба флота, – подтвердил я, выбираясь из капсулы и быстро одеваясь. Сумку со своими вещами я достал из ниши под капсулой, пароль которой был настроен на меня. – Сам что такой хмурый?

– Я с Селии. Родственников там много.

– Ясно.

Я бы не сказал, что расстроился, узнав о войне. Война – это трофеи, а трофеи – это деньги. Да и получить боевой опыт, заодно подняв свои знания до предела, тоже неплохо. Да, планы придётся чуть скорректировать, но это не страшно.

Кстати, деньги от корпорации я получил, вышло пятьсот сорок две тысячи. Оставив на счету пять тысяч кредов, я снял остальные деньги, получив их на обезличенных чипах, и убрал чипы в Щель – так надёжнее. Был ещё один момент – я обнаружил за собой слежку. Явно СБ работает. Видимо, их заинтересовал дикий при деньгах, возможно, посчитали меня засланным казачком. Пока только слежка, больше ничего не предпринимали.

Что касается войны, то директорат по уровню технологий на одно поколение выше республики. Гражданским там свободно продают шестое поколение, у военных – седьмое и восьмое. Мои штурмовые дроиды и техник были как раз из директората. И пусть директорат по территории где-то на треть меньше нашей республики, но из-за его более высоких технологий в силе паритет, так что кто победит, пока не ясно.

А причина войны довольно банальная: за ресурсы сцепились. В одной системе вдруг обнаружились редкие руды, и республиканцы сразу наложили на них лапу, несмотря на то что это были территории директората, на границе с республикой. Ну а тем, понятно, не понравилось. Решить вопрос мирным путём не удалось, и вот до войны дошло. Не скажу, что это дело редкое, тут так часто бывает, так что особо никто не переживал. Повоюем.

Я надел городскую одежду, которую достал из ниши под капсулой, и, на ходу читая извещение от флотских, направился к выходу из медцентра.

С моим призывом произошёл казус. Нет, я в наёмниках числился, всё по-честному, три специальности получил, и поскольку основная специальность у меня «Пилот», то у военных я сдал экзамен на офицера флота. Получил звание мичмана – самый минимум, как раз для новичка. Однако так как базы знаний у меня высокие и я могу управлять техникой седьмого и восьмого поколений, то в дивизию народного ополчения, суда которой находились на базах в нашей системе и в соседних, меня решили не отправлять: там были корабли шестого поколения.

А направили меня в патрульные силы действующего флота пилотом и командиром фрегата седьмого поколения модели «Байсан». Шестая патрульная эскадра 3-го флота, командир – командор Гавис. Это всё, что было в извещении помимо информации о том, куда следует прибыть и где получить свой фрегат. У 3-го флота было пять патрульных эскадр; похоже, шестая только что начала формироваться в связи с войной.

К слову, фрегаты – это крупнейшие из малых боевых кораблей. Их всего три типа, от малого до большого: корветы длиной от тридцати до пятидесяти метров, эсминцы – от пятидесяти до ста и фрегаты – от ста до ста тридцати.

Тип «Байсан» имел длину сто тридцать два метра и был серьёзным боевым кораблём. Экипаж – шесть человек или один пилот-универсал. Отправляя меня командовать этим судном, они изрядно экономили на зарплате. На борту я сам себе командир, команда из одного человека.

Звезда таких фрегатов – а в звезде пять кораблей – на равных может тягаться и с крейсером среднего класса. Лёгкий крейсер разберёт на запчасти, не напрягаясь. В эскадре пять групп, в каждой группе – по пять звёзд, в составе которых по пять боевых кораблей. Сто двадцать пять боевых кораблей – это стандартная патрульная эскадра. Наша эскадра, похоже, только начала формироваться. Вообще, эскадрами командуют адмиралы. Видимо, командора выдвинули потому, что у него это звание было на подходе. Чтобы соответствовал.

Выходить из медцентра я не спешил. Сперва зашёл к главному доку, и тот обновил информацию в моей карте ФПИ. Я ведь выучил погонщика до пятого уровня, вот док и актуализировал данные, сверившись с информацией моей обучающей капсулы.

Потом я направился в номер гостиницы, где переоделся в свой десантный комбез и собрал немногочисленные вещи, почти всё убрав в Щель. Вышел из гостиницы и пешком – тут недалеко, всего полчаса, после капсулы полезно – прогулялся до площади орбитальных лифтов. Пройдя в одну из кабин, занял место у окна и стал наблюдать, как мы поднимаемся. За лифт не платил: как действующий офицер, я мог пользоваться им бесплатно. И пока кабина поднималась на орбитальный терминал, я размышлял.

Для магов, действительно, война – манна небесная. Упускать такую возможность я не собирался, рассчитывая на очень серьёзные трофеи. Я не отрицал вероятность того, что могу погибнуть, такое вполне возможно, но я этого не боялся. С восьмой оболочкой, даже приживающейся, это не страшно: просто возрожусь в новом теле. И надеюсь, что в этой ветке, а не в той, где я родился в изначальном теле.

Круг задач патрульной эскадры достаточно широк: от банальных патрулирований до сопровождения флота. При сопровождении флота эскадра осуществляет сферические дозоры, то есть охраняет его со всех сторон. У меня пока не было информации о том, что поручат нам. Но не думаю, что мы будем взаимодействовать с флотом: есть другие эскадры, имеющие большой боевой опыт, а также и опыт совместных действий.

Поэтому, скорее всего, нас разделят на группы и отправят нести сторожевую или патрульную службу – самое то для недавно сформированного соединения. Впрочем, скоро узнаю. Мне приказано явиться на флотскую базу № 6 и принять под командование фрегат, а после этого я получу новые приказы и инструкции.

Из орбитального терминала меня забрал флотский челнок. Нет, его не за мной прислали. Я сам через сеть узнал, какое судно идёт на нужную мне базу, и едва успел к отбытию. Челнок был переполнен, мне даже пришлось стоять, но долетели благополучно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru