banner
banner
banner
Охота

Владимир Поселягин
Охота

Я в своё время учил базы как раз по девятнадцатому поколению, наивысшему. Надеюсь, то, что я знаю, переплетается с местными технологиями. Ведь когда я приобрету своё судно, я собираюсь своими силами модернизовать его по максимуму.

Попутчик дал ещё одну подсказку. Я смогу купить у военных нейросеть шестого поколения (максимальную, седьмую, не продадут), если перед этим зарегистрируюсь в одной из государственных программ. Правда, и стоить она будет изрядно. Это я к чему. Например, купив и установив нейросеть четвёртого поколения, я смогу взаимодействовать со всей техникой поколениями ниже и техникой, которая выше на две ступени, то есть пятого и шестого. Техника седьмого поколения меня к себе уже не подпустит, даже если я изучил базы знаний по технике седьмого поколения. В общем, сложно там всё.

Однако возможность приобрести именно шестое поколение сети имплантов меня заинтересовала. Жаль, что на рывок в Центральные миры не уйти: границы стерегутся строго и таких наглецов отслеживают. Тем более шестое поколение, как мне пояснил попутчик, – это серьёзный рывок вперёд в технологиях.

А пока я буду искать, где моя потеря находится, мало ли, вдруг занесёт меня в Центральные миры? А там лучше иметь шестое поколение сети, чем пятое: проблем меньше будет. Или вдруг потеря где-нибудь в неисследованном космосе? Тогда программа мусорщика, то есть «Демилитаризация», – самое то для меня. Заодно пригодятся программы «Исследователь» и «Картограф».

Пока это всё в планах. Для начала мне нужно узнать, куда тянется нить пропажи, от этого и буду отталкиваться. Если в Центральные миры, то в наёмники пойду, типа у меня там заказ. А иначе не пропустят: границы государств хорошо охраняются, и если не подашь заявку на пересечение и не получишь разрешение от посольств – поймают на границе, и в худшем случае грозит каторга.

Сам полёт особо не запомнился. Мне хватило двух дней общения с попутчиком, чтобы разобраться, куда я попал. Кстати, очень сомневаюсь, что пират сообщил мне настоящие данные. Наверняка подставные выдал, иначе не был бы таким откровенным. Он ходил к знакомым, глушил с ними местное спиртное и возвращался только поспать.

А я писал программы для взлома на специально купленном для этого планшете. Тот навороченный скаф нужно взломать, вытряхнув из него прежнего хозяина, и продать на станции, куда я лечу. Всё же по поколениям этот скаф явно выше пятого, и в республике мне его не продать. Проблемы с законом мне не нужны, ведь я тут десятилетиями жить буду, биография должна быть чистой. А вот пираты купят, точно купят. Да и второй скаф, принадлежащий охраннику, тоже продам. Пусть он заметно дешевле, но всё равно чего-то стоит.

Так и долетели. В этот раз к станции не швартовались: подошёл местный челнок, он и доставил нас на станцию. Я заплатил свою долю за доставку (нас двенадцать человек было) и сошёл на станции.

На входе был терминал, в котором я купил абонемент на месяц. В этом мне помог местный таможенник. Да, они у пиратов тоже были, хотя и назывались по-другому – смотрителями. Через планшет я нашёл неплохую гостиницу, на местной платформе-такси долетел до неё и заселился в номер улучшенной комфортности, то есть по размерам чуть больше стандартного, который снял на неделю.

Про эту неделю особо и рассказать нечего, так как из номера я фактически не выходил. Писал программы для взлома, изредка покидая кровать, чтобы сделать разминочные движения. Я уже решил, что лучше сам взломаю искин у скафа работорговца (я уже определил, что там искин) и комп у скафа второго охранника. На шестой день я закончил. Мои взломщики были написаны по методикам мира Альянса, в котором я был в прошлый раз.

Первым делом я занялся оружием. Всего у меня было четыре единицы. Ножей среди них не имелось. Были два станнера, причём одной модели, не летальное оружие. Я посмотрел модель в сети – пятое поколение, полицейское оборудование. Они не имели блока привязки, и пользоваться ими мог любой. Заряжались они от энергосети, я их уже зарядил.

Кроме станнеров были игольник и бластер, оба с блоками распознавания владельца. Бластер шестого поколения, а вот игольник – аж седьмого. Видимо, это были трофеи с военных одного из трёх государств, что граничили с Фронтиром на этом участке. Технику и вооружение они используют фактически однотипные.

За полчаса я взломал блок у игольника, а потом и у бластера, прописав их к себе. Теперь смогу использовать. Пробовать пока не стал.

Разобравшись с оружием, я достал охранника со скафом похуже. Уронил скаф на пол и поставил его на взлом, вход для подключения был на шлеме в районе затылка. Пустил вирус, взломав пароль, убрал вирус, ввёл пароль и, сменив его, активировал процедуру смены владельца. Заодно отдал приказ вскрыть скаф и вытащил труп прежнего владельца, который неожиданно оказался негром.

Скаф я убрал в Щель, как и труп. Тут от трупов сложно избавиться, потом выкину их в каком-нибудь пустом коридоре, перед тем как покинуть станцию. Оба тела отправят в утилизатор: это пиратские станции, тут с этим всё просто.

Хотя подождите. У пиратов ведь нейросети, и, возможно, имплантаты есть. А если тела продать какому-нибудь доктору? Пусть снимет с них, что ему нужно. А мне лишние деньги не помешают. Решено, поищем такого доктора. Не должны сети успеть «протухнуть». Это не био, что ставятся один раз.

С навороченным скафом было сложнее. Там искин, и он может атаковать даже при мёртвом владельце, если такой приказ был отдан последним. Как атаковать? А хотя бы пушкой наплечной. Он наверняка может самостоятельно двигаться, тут усилители и сервоприводы мышц имеются, так что он и в рукопашной грозный противник. Но думаю, стоит программный запрет.

Достал я скаф так, чтобы оказаться за его спиной. Молниеносно откинул заглушку и воткнул штекер в приёмное гнездо. Скаф дёрнулся и завис: вирус начал действовать. Вскоре я освободил скаф от прежнего владельца, почистил его, сменил пароли и провёл предпродажную подготовку.

Я нашёл в сети такую модель. Неожиданно скаф оказался штурмовым восьмого поколения. Продать его сложно: поди сыщи знающего пирата с таким уровнем баз знаний. Цену не нашёл, видимо, договорная, но подобный скаф седьмого поколения продавался в сети за сто семьдесят тысяч.

А вот второй скаф оказался не военным, а полицейским облегчённого типа четвёртого поколения. Цены в сети – от семи до девяти тысяч, в зависимости от состояния.

Мой был почти новый. С помощью технического планшета, через который я и управлял скафами, сделал их ТТХ, общий вид со стороны и выложил оба скафа на местных торговых площадках. Навороченный за триста пятьдесят, отметив, что согласен на торг, а второй за девять тысяч.

После этого я начал искать доктора. Оказалось, это легко. Связался с первым, кто откликнулся, и он без проблем согласился пообщаться. Местом встречи назначил тупичок на три этажа ниже моей гостиницы: там фиксаторы повреждены.

Когда платформа с доком подлетела, я достал из Щели оба трупа. Свидетелей не было.

Док просветил трупы медицинским сканером, мельком глянул на меня и сообщил цену:

– Пятьдесят тысяч.

– На этот чип, – согласился я, стараясь не показывать, как изумила меня предложенная сумма. А ведь выкинуть тела хотел.

Похоже, у одного из них стоит серьёзная и дорогая сеть, и я даже догадывался, у кого. Впрочем, и та шестая, которую я хотел купить, стоила почти сто тысяч, пусть и с имплантатами в комплекте. Оплатив абонемент гиперсвязи с республикой, я посмотрел военные сайты, эта информация была открытой, любой мог зайти и посмотреть прайс с ценами.

Док перекинул мне на чип нужную сумму, меддроид погрузил тела в специальные мешки, сохраняющие материю, закинул их на платформу, и док улетел.

А я вернулся в номер и вскоре выяснил, что оба моих лота уже забронированы. Покупателями оказались владельцы станции: была метка от администрации станции, кто ещё как не они? Что-то чуечка вдруг разыгралась.

Встретил я их с уверенным видом. Да и что они мне сделают? В рабство отправят? Так я снова сбегу, причём уничтожив эту станцию, чтобы руки ко мне не тянули. К счастью, чуечка хоть и разыгралась, но всё прошло благополучно.

Прибыл представитель от хозяев, похоже, главный телохранитель, а может, и начальник СБ станции. С ним были два солдата и спец, явно техник, который осмотрел оба скафа. Товар они забрали и честно расплатились со мной чипами с деньгами. Никакого торга, всё по цене лотов.

Однако чуечка разыгралась не зря, что-то да будет. Поэтому я сразу забронировал место на ближайшем рейсе, который отходил через полчаса, и рванул туда на вызванной платформе.

Чуечка начала стихать, как только судно ушло в гиперпрыжок. Из-за спешки я не узнал заранее, куда летим, и уже в пути выяснил, что на другую пиратскую станцию. Их тут, кстати, много, за месяц можно полсотни облететь. Но до той, куда мы летели, недалеко: всего два дня в прыжке, и будем на месте.

Это хорошо, покидать Фронтир я пока не планировал. Почему? Да есть причины. Тут можно приобрести – или, что желаннее, банально украсть – то, что в цивилизованных мирах не купишь, потому что закон не позволяет. Например, вооружение и технику с шестого поколения и выше, до одиннадцатого, но самое главное – базы знаний. Они меня и интересуют.

Так что оставлю деньги на покупку нейросети с имплантатами и на установку, а остальное потрачу на то, чтобы заполнить Щель ликвидными вещами, нужными мне лично для выживания и уверенного поиска пропажи. До сих пор не знаю, что тот божок потерял, но надеюсь, вещь стоящая. Обидно будет, если какой туфтой окажется.

Два дня в пути пролетели неплохо. Я писал программы для взлома, адаптируя их к местной технике и оборудованию; для изучения снял копии программ с искина и компа скафов. Вирус для их взлома был просто отличной вещью, однако работал грубо, так как скорее подходил для судовых и корабельных искинов. Вот я и писал программы для взлома потоньше, усовершенствованные.

 

Заодно тренировался с оружием. А узнав, что у хозяина судна есть небольшой спортивный зал, ходил туда каждый день заниматься по часу утром и вечером.

Судно было малым, грузопассажирским, в сто метров длиной, похожим на веретено. Третье поколение, как и основная масса техники здесь.

Так и долетели. Что хорошо, на прошлой станции я не платил налог за продажу товара, так как успел сбежать. Но здесь я тоже собирался поторговать. Лететь с моими запасами в цивилизованные миры не стоило. Я решил перед отлётом в республику переждать тут месяц-другой под видом торговца мясными изделиями. У меня даже колбасы были: сам навострился их делать, и вкусно получалось. Скучно было, вот и занимал руки.

После стыковки я покинул судно, прошёл на территорию станции и купил местный абонемент связи, тоже на месяц, прописав планшет в местной сети. После этого нашёл гостиницу и направился туда, изучая местные торговые площадки. Мне много что нужно приобрести, деньги есть, и стоит их потратить на реально серьёзные вещи.

Устроившись в номере, я стал отправлять в местные ресторанчики, где готовили блюда из натуральных продуктов, предложения о сотрудничестве. У меня было что им предложить. В основном мясо разной степени готовности, даже шашлыки, правильно приготовленные.

Пока явного интереса не было, так что я переключился на местные торговые площадки. И – есть! – два штурмовых дроида восьмого поколения. Явно новьё, не пользованные. За каждый просили по семьдесят тысяч. Цена сильно заниженная, более чем двадцать процентов, но понять почему было несложно: стояла отметка, что нет кодов к искинам дроидов. Видать, сами взломать не смогли. Эти двухметровые махины на шести опорах, которые спокойно работают как в космосе, так и на планетах, мне точно пригодятся.

Я связался с торговцем, и мы договорились встретиться. Вызвав такси, я полетел к ангару, где была его лавка, по пути просматривая, что ещё у него есть интересного.

А тут пришли два сообщения от рестораторов. Попросив торговца подождать, я залетел сначала к одному, потом ко второму. Мой товар им понравился, один взял две тонны (больше его стазис-камера не вмещала), другой – полтонны, да и то в основном колбасные изделия и всего один окорок. Однако после долгих торгов я всё же получил семь тысяч двести двадцать кредов за вычетом налогов.

Я уже решил, что оставлю себе тонну, а остальное продам: мне Щель освободить нужно. Вон одни только дроиды с полным штатным вооружением весили по три тонны.

Дроидов я купил. Они действительно хранились в заводских контейнерах. Всё по штату с завода, только кодов нет. У этого же торговца я взял технического дроида-универсала также восьмого поколения. Их, видимо, с одного судна сняли. Этот мне стоил тридцать тысяч, и кодов к нему тоже не было.

Мне пришлось арендовать среднюю грузовую платформу (малая мои покупки не потянула бы) и небольшое складское помещение, куда оператор платформы (раб, к слову) мне всё и доставил, самостоятельно выгрузив товар с помощью погрузчика. Получив от меня плату за доставку, он улетел, а я, вместо того чтобы заняться дроидами, запер склад, который арендовал на месяц, и полетел к другим рестораторам.

Станция была большая, и ресторанов тут имелось два десятка. Для полумиллиона жителей не так уж и много, так что клиентуры им хватало. К вечеру я освободил Щель на десять тонн, посетив шесть ресторанов и двух ценителей, которые закупились у меня в солидных для них объёмах. Биосканеры достаточно точно показывали, можно есть мои поделки или нет. Один запах уже выбивал слюну, а потому брали сразу, как только сканер давал добро.

Вернувшись на склад, я заперся внутри. Сначала взломал вирусом искин технического дроида, убрал все закладки и отправил дроида в Щель. Управление приписал к своему техническому планшету, раз сети пока нет. Потом занялся штурмовыми. Честно скажу: это тот минимум, что мне необходим, хотя потратился я, конечно, изрядно. Осталось закупить базы знаний, особенно по управлению такой техникой и вооружением.

С штурмовыми дроидами тоже проблем не возникло. Я купил в одной лавке – дистанционно, с доставкой – тактический планшет военного офицера-тактика седьмого поколения и приписал дроидов к нему. Так что они теперь обязаны выполнять мои голосовые команды. Все закладки я тоже убрал, хотя с двумя из них пришлось повозиться: они заводские, были вплетены в структуру программного обеспечения. Однако не повредил их, убрал закладки, поставив программные костыли.

Потом я вооружил дроидов, используя для этого техника. Теперь они готовы к бою. Заказал также стержни для их реакторов, а то с завода какие-то времянки шли, по три упаковки стержней на каждого дроида. Пустые упаковки от них оставил на складе, а всех трёх дроидов убрал в Щель, как и запасные манипуляторы к ним и сменное вооружение.

Теперь нужно будет заняться закупкой баз знаний. Но сейчас в номер, спать хочу: больше суток на ногах.

Следующие три дня прошли уже куда спокойнее, чем первые сутки. Я распродал товар, то есть содержимое Щели, оставив чуть больше тонны для своих личных нужд, и сообщил рестораторам и ценителям, что всё, завезённые запасы закончились. Заработал я на этом неплохо, почти семьдесят тысяч. Конечно, с деньгами за трофеи не сравнить, но сумма по меркам Содружества (для простых людей, составлявших основу населения) большая.

Вот по базам знаний пока было глухо, а ведь мне они нужны по восьмое поколение. Я хочу поставить сеть шестого поколения, которая сможет поддерживать знания по восьмое. Если уж брать, то сразу по максимуму. Пока я нашёл и купил только один пакет: три базы, все пятого уровня, по технике по восьмое поколение.

Это был пакет погонщика. Изучу его, как только сеть поставлю, и смогу управлять моими штурмовиками. Техником не выйдет: тут технические базы нужны. Пакет стоил всего сорок две тысячи, но базы не битые, всё точно, явно из Центральных миров Содружества. Торговец поначалу просил за пакет сорок пять, но мы с ним поторговались.

Искал также базы пилота военного малого корабля по восьмой технике, напряг нескольких торговцев, но пока глухо. Ищут, как найдут – сообщат.

Под вечер третьего дня, когда я сидел в номере, изучая торговые площадки, имеющиеся на станции, я почувствовал наваливающееся онемение. Едва успел убрать планшет в Щель, где я хранил всё самое ценное (при мне было только то, что не страшно потерять), как меня вырубило. Похоже, нашли.

Да, как выяснилось, искали меня серьёзно. За беглого раба, из-за которого пропал один из глав кланов работорговцев империи Аббан, давали сто тысяч. И это только за информацию о моём местонахождении, а за меня самого, живого – триста. Похоже, работорговец был серьёзный чел, клан которого богател на поставках таких вот диких, как я. Странно только, почему сам глава клана этим занимался?

В сети была информация обо мне, но описание моё было очень примерное. Попадая под фиксаторы, я корчил рожи, и потому опознать меня было сложно. Все трофеи я продал, даже комбезы, а себе купил новые, десантные, с интегрированным бронежилетом и встроенной аптечкой.

Комбезов было два. Один находился в Щели, а второй лежал на стуле у входа, а под стулом стояли ботинки. Я же в трусах после душа лежал на кровати. И похоже, теперь мой комбез и станнер с игольником достанутся охотникам за головами. Я вроде путал следы, но меня всё-таки нашли. Впрочем, я не удивлён.

Очнулся я на лавке в каюте, похоже корабельной. На мне был стандартный комбез раба, не то оранжевый, не то красный, а на шее – ошейник. Каюта крохотная, но четырёхместная. На соседней койке спал чел в таком же прикиде, как у меня. С верхней полки свешивалась чья-то рука. Похоже, все четыре места заняты. Не понял: где это я?

Я сел на койке, осматриваясь, и почесал зудевшую под ошейником шею. И тут же получил разряд, серьёзный такой. Видимо, искин, который контролировал нас в каюте (а я видел два фиксатора на потолке), решил, что я пытаюсь снять ошейник или ещё что задумал. Да и просто для профилактики не помешает.

Немного подёргавшись, я отлежался, минут десять в себя приходил. Потом снова сел и зло взглянул в сторону фиксаторов: ничего, ещё поквитаемся. Думаю, это судно будет отличной компенсацией за моё похищение. Я уже сомневался в том, что это заказ от клана Варкес, у главы которого я позаимствовал навороченный скаф. Думаю, они тут ни при чём. Судя по тому, что кроме меня здесь есть и другие, это шайка по отлову рабов. Видимо, вышли на меня, пленили, и вот я в ошейнике. Интересно: парни, что со мной, такие же бедолаги? Позже узнаю.

Я уже всё спланировал. Уберу ошейник в Щель, туда же отправлю и створку двери, после чего покину каюту и, достав обоих штурмовиков, пройдусь по жилому модулю судна, работая подавителями или, в случае сопротивления, боевым вооружением. Судя по шумам, судно не летит: или на парковке, или у шлюзовой станции стоит. Команду продам в рабство: как они со мной, так и я с ними. Судно тоже продам. И у меня появятся деньги на покупку нужных мне пакетов баз.

Но тут сначала зашевелился сосед, потом один из тех, что наверху, а после очнулся и четвёртый. Мы быстро познакомились. У всех троих соседей были нейросети, я один был без неё и объяснил это тем, что мне по возрасту ещё рано ставить.

Один из них был техником из империи Аббан, который решил подзаработать на Фронтире, но не успел наняться и уйти кому-то под руку и под защиту. Другие двое оказались пиратами, причём если один из них ругался, то второй был спокоен: он в такую ситуацию уже попадал, его во второй раз пьяного такие отскоки поймали.

Парни, посовещавшись, решили, что попали к людоловам-отщепенцам. Хозяева не любят таких, потому что они не работают на станциях постоянно. Похватают людей и продают на других станциях. Так и прозвали их – отскоки: схватил и отскочил.

Нейросети у всех трёх парней были отключены. Ну, это и понятно почему: мы всё ещё в системе находимся. Пираты тоже определили, что судно стоит, не двигается.

Подумав, я решил не тянуть. Одним касанием убрал ошейник в Щель, обработал всю тройку станнером и, подскочив к двери, убрал и её тоже. Достал обоих боевиков, устно приказал им сопровождать меня к рубке, и мы бегом, под баззеры тревоги, рванули вперёд.

Дроиды уже определились, что это за судно, и вели меня к рубке, сам я в этих переходах не ориентировался. Двух охранных дроидов и одного старого штурмового они снесли с дороги легко, как и турель над входом в рубку. Трёх людоловов в лёгких бронескафах положили подавителями.

Пока дроиды охраняли меня, постреливая в сторону, где прятались за углом члены команды, я, подключив коннектор планшета к входу в локальную сеть судна, запустил искину вирус. Уже через минуту сигнал тревоги стих, и створки рубки начали открываться. Я знал, что она пуста, дежурного не было, это не военный флот.

На борту было двенадцать людоловов и шесть пленных. Кроме нас четверых были ещё двое в соседней каюте. Судно среднее, грузопассажирское, переделано в рейдер. Видимо, и пиратством не брезгуют заниматься. Моя догадка была верна – третье поколение. Тысяч за сто пятьдесят продать его можно. Развалюха, но этих денег она стоит.

Всего в команде сорок три человека, большая часть команды отдыхает на станции. Это действительно залётные пираты, которые похватали рабов, решив на них подзаработать. Судно находится на средней парковке, средней по дальности от станции. Штурмовой бот – в трюме, челнок – на станции, капитан и офицеры – тоже там.

Ну и пока мои штурмовики зачищали судно (всех людоловов живыми брали), я сменил пароли, став таким образом владельцем судна, и сразу выставил его на торги. Местным работорговцам предложил двенадцать человек команды в качестве товара. Пятерых, что были со мной, отпущу: они такие же бедолаги, как и я. Хотя себя я всё же бедолагой не считал. Скорее, везунчиком: всегда бы так в прибыли быть.

Через пять часов несостоявшиеся рабы отбыли на наёмном челноке на станцию. К тому времени у меня уже прибавилось девять человек на продажу: дроиды пленили прилетевших на челноке со станции. Эти девять ничего не подозревали, так как мои штурмовики включили глушилку связи, и оставшиеся члены команды были не в курсе, что судно захвачено.

Всех их, двадцать одного человека, забрал один работорговец, заплатив мне за этот товар почти две сотни тысяч кредов. К слову, расценки я знал. За дикого дали бы от пятисот до пяти тысяч кредов, в зависимости от уровня интеллекта, а это были ценные специалисты, с сетями и знаниями. Вот и набралась такая сумма. Ну и сто семьдесят тысяч я получил за судно с челноком и штурмовым ботом – готовое судно для начинающих пиратов.

Вернувшись на станцию, я направился к своей гостинице, на мне был второй десантный комбез. А вещей моих в гостинице нет, и у портье глаза бегают. Когда я закончил его пинать, он вернул всё, что мне принадлежало. Это он меня и того техника-гастарбайтера станнером обработал, получив за наши тушки деньги, пусть немного, но ему явно хватало.

 

Заселяться в другую гостиницу я не стал: на станции ещё оставалась часть команды, судно и товарищей которой я продал. Поэтому я купил билет на ближайшее судно, убедившись, что оно летит на другую такую же пиратскую станцию.

Ну и полетел по маршруту. Долго добирались, шесть суток, но, наконец, прибыли. А вообще, стоит побыстрее закончить с покупками и направиться в цивилизацию.

* * *

Судно прибыло из Фронтира на окраинную планету республики, которая называлась Дубна, и вместе со мной доставило ещё полсотни пассажиров.

– Причина вашего прибытия в республику Донна? – поинтересовался таможенник, когда я покинул судно через стыковочную шлюзовую.

– Хочу принять гражданство по эмиграционной программе. Я дикий. Выкупился у пиратов. Нейросети не имею.

Два месяца прошло с момента попытки моего похищения той залётной шайкой пиратов. В это время входят и две недели полёта до этой сельскохозяйственной планеты, где дислоцировался один из флотов республики.

Что я успел сделать за это время? Нашёл военный пакет баз пилота малого корабля, по технике до восьмого поколения. Правда, уровень шестой, долго учить буду, но не страшно, тем более в пакете всего четыре базы шестого уровня, остальные – пятого. Был также военный пакет баз пилота среднего боевого корабля класса «крейсер». Тоже шестой уровень, а по технике – по восьмое поколение. В принципе, это всё, что я смог найти.

Технические базы не купить, они в сильном дефиците, как и по медоборудованию. Повезло перед самым отлётом найти пакет баз сапёра – шесть баз пятого уровня, тут уже «семёрка». Из оборудования отправил в Щель реаниматор и хирургическую капсулу, оба восьмого поколения. К ним – меддроида, запасы расходников плюс небольшой мобильный реактор с запасом стержней.

Оборудование не покупал, а вскрыл склад одного работорговца и взял всё лучшее. Но склад был небольшой, и вот эти капсулы, считай, оказались самым дорогим и нужным мне из того, что там было. А вообще, были там завалы всякого разного. Там же я прихватил пять ящиков ручных плазменных гранат, станковый гранатомёт с запасом гранат к нему и два ящика с излучателями шестого поколения. Это те же бластеры, но не пистолеты, а в виде карабинов. Мощное оружие – две тысячи выстрелов у каждого. Я и боезапас солидный прихватил, и два контейнера офицерских пайков. Остальной мусор не брал: только место занимать будет. И так свободного тонн десять осталось.

Перед отлётом я купил не только пакет баз сапёра. Подумав, взял ещё шаттл. Весил он полторы тонны. Свежая находка пиратских мусорщиков с места недавних боёв двух империй. Как средство спасения в космосе отличная штука. Пусть он был четырёхместный и напоминал глайдер, его и на планете можно использовать в качестве атмосферного аппарата. Он имел санузел и небольшой гипердвигатель. Далеко на нём не улетишь, но всё же. Адмиральский шаттл, тоже семёрка. К нему я взял два спасательных скафандра: один находился в шаттле, другой – в Щели.

После этого я вылетел в сторону республики на рейсовом судне. Денег оставил на покупку сети и пятьдесят тысяч в качестве резерва, остальное всё ушло: пакеты баз пилотов были дорогими.

И вот через две недели полёта мы сошли на территорию орбитального терминала, то есть на государственную станцию. В системе, как я выяснил перед отлётом, было ещё двенадцать гражданских станций, которые оказывали разные услуги, и почти три десятка военных баз: часть в системе, где находилась планета, часть в соседних. Всё же тут дислоцировался флот.

Таможенник зарегистрировал меня как Мана Ала (тут сокращённые имена привычны), сообщил, что отправил в Центр беженцев информацию обо мне и ещё о двух пассажирах, которые тоже шли по этой программе, и скинул на планшет схему, как добраться до Центра. Выделять нам проводника никто не собирался, сами доберёмся.

Причём таможенник навязал мне в попутчики тех двоих. Это были измождённый мужчина и не менее измождённая девушка лет шестнадцати – отец и дочь. Даже двухнедельное путешествие не позволило им прий ти в себя.

Пока мы спускались на планету с помощью орбитального лифта и добирались муниципальным транспортом до Центра по выданным нам бесплатным проездным, я выяснил, что их похитили с родной планеты. Мужчина работал шахтёром, дочка была при нём, её не отбирали. Она научилась ловко управлять лазерами в ручном режиме, отрезая куски камней от астероидов. Так они и работали, пока их не освободили разведчики республики.

Правда, высадили их на одной из пиратских станций, а уже оттуда отец с дочерью вылетели сюда. Им выдали небольшую денежную помощь, как раз на билеты хватило, и на этом всё. В принципе, они были благодарны за одно только освобождение, тем более что дочку шахтёра хозяин уже подумывал отдать в бордель, в возрасте была.

В Центре я надеялся быстро закончить дела, однако не тут-то было. Мои попутчики быстро нашли работу на одной из корпораций: лет двадцать-тридцать будут отрабатывать долг за сеть и базы знаний. Старую сеть, третьего поколения, мужчине удалят, но зато безопасно и дочка под боком.

У меня поначалу тоже всё быстро шло. Собеседование у сотрудника СБ, потом диагностическая капсула. Выявили, что я псион, но слабенький, таких силой на службу не тянут. Принял присягу. Потом сказал сотруднику, который мной занимался, что собираюсь работать на вольных хлебах, то есть на себя. Он чуть из штанов не выпрыгивал, предлагая мне разные варианты: корпорации, большие компании, армию или флот, даже в учёные агитировал идти. Понять его можно: капсула показала сто семьдесят девять единиц интеллекта, в карту ФПИ уже внесли данные.

Но я стоял на своём. Час времени с ним потерял, пока он меня окончательно не довёл и я злым тоном не потребовал подтвердить, что прошёл регистрацию как гражданин с нулевым рейтингом социальной безопасности, на что сотрудник, скрипя зубами, вынужден был пойти.

Задерживаться на территории Центра я не собирался, а потому покинул его и направился на поиски ближайшей гостиницы. Был вечер, темнело, и пора было определиться с местом для ночлега.

Уже в номере, после душа, сложив комбез рядом с кроватью, я подумал, что надо будет купить летнюю городскую одежду (здесь сейчас как раз было начало лета). В такой одежде, как мой комбез, по городу ходить не принято, и хотя был вечер, многие на меня глазели.

Начало поискам того, что потерял божок и теперь хотел найти я, было положено. Я уже определился, что нить потери уходит куда-то вглубь Содружества, но куда именно, пока не имел понятия. Саму нить я не видел, видимо, магическое зрение недоступно всем псионам (и это хорошо, ауру мою не увидят), я просто чувствовал направление.

Устроившись на кровати, я стал работать с сетью. Местный абонемент сроком на два месяца я приобрёл ещё на орбитальном терминале, поэтому имел свободный доступ в местный Галонет. Прежде всего я зашёл на сайт биржи наёмников, чтобы узнать, как пройти регистрацию без сети и изученных специальностей. На сайте я такой информации не нашёл, и пришлось отправлять вызов на биржу наёмников. Искин биржи переключил меня на дежурного, и почти полчаса мы с ним общались, пока я не получил нужную мне информацию. Как выяснилось, регистрацию я пройти смогу, и это хорошо, потому что без этой программы нейросети шестого поколения мне не видать.

Насчёт программ спасателя и мусорщика я тоже думал, но решил, что не стоит. Владеть судном может и наёмник, а мне базы знаний легализовать нужно. А потом отправлюсь путешествовать по разным государствам, если окажется, что пропажа находится не на территории республики. Пока непонятно, необходимо собственное судно, а чтобы на нём летать, нужно изучить множество баз знаний и получить специальности. Этим я и занимаюсь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru