Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде

Владимир Попондопуло
Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде

© В. Ф. Попондопуло, Е. В. Слепченко, 2004

© Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004

Уважаемый читатель!

Книжная серия, посвященная теории и практике гражданского права и гражданского процесса, пополнилась новой работой известного исследователя проблем коммерческого права и банкротства, профессора В. Ф. Попондопуло и молодого специалиста в области гражданского и арбитражного процесса, кандидата юридических наук Е. В. Слепченко – «Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде».

Авторы и раньше успешно занимались проблематикой, связанной с правовым регулированием отношений несостоятельности. Однако после принятия нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 г. и нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. появилась необходимость в настоящем издании. Благодаря объединению усилий авторов, специализирующихся в смежных отраслях правовой науки (материальном и процессуальном праве), удалось создать работу, представляющую интерес не только для студентов и преподавателей юридических вузов, но и практикующих юристов, сталкивающихся с проблемами правового регулирования банкротства, – судей арбитражных судов, арбитражных управляющих и других специалистов.

По проблемам правового регулирования банкротства написано немало работ, в том числе монографического характера. Вопросы же судопроизводства по делам о банкротстве явно недостаточно освещены в новейшей юридической литературе. Это касается не только теоретических проблем, как-то: определение природы отношений, регулируемых законодательством о банкротстве; природы законодательства, регламентирующего отношения несостоятельности; природы арбитражного судопроизводства по делам о банкротстве; сущности стадий арбитражного судопроизводства по делам о банкротстве; особенностей исполнения судебных актов, вынесенных арбитражным судом по делам о банкротстве и других. Недостаточно изучены и практические аспекты применения законодательства о банкротстве, включая общие и специальные процессуальные нормы.

Как правило, структура работ, посвященных проблемам правового регулирования банкротства, повторяет структуру Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в результате чего основное внимание уделяется материально-правовым аспектам банкротства, а процессуально-правовые вопросы занимают незначительное место. Структура данной работы отличается тем, что она максимально приспособлена к тому, чтобы отразить процессуально-правовые особенности банкротства. В частности, процедуры банкротства раскрыты через проблемы исполнения судебных актов по делам о банкротстве, например, особенности исполнения определения о введении процедуры наблюдения, особенности исполнения решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и т. д.

К достоинствам публикуемой книги следует отнести широкое использование и анализ судебной практики по делам о банкротстве. Практически каждый раздел работы наряду с теоретическим анализом проблемы иллюстрирован примером из судебной практики, нередко оцениваемой авторами критически. В свете нового законодательства о банкротстве такой подход приобретает особую актуальность.

Книга написана на основе широкого круга источников: новейшего законодательства о банкротстве, включая принятые в развитие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» постановления Правительства Российской Федерации и другие нормативные правовые акты; постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, обзоров применения законодательства о банкротстве, проведенных Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, новой специальной литературы по проблемам банкротства.

Редакционная коллегия надеется, что эту интересную в научном и прикладном отношении книгу по достоинству оценят специалисты.

Редакционая коллегия

Январь 2004 г.

ВВЕДЕНИЕ

Важной составляющей частью законодательства о несостоятельности (банкротстве)[1] являются процессуальные нормы, регламентирующие порядок возбуждения и рассмотрения дел о банкротстве. Изучение этих норм, соответствующей арбитражной процессуальной практики, теоретических взглядов по проблемам процессуально-правового регулирования отношений несостоятельности в современных условиях представляется актуальной задачей.

Нельзя сказать, что по вопросам процессуально-правового регулирования отношений несостоятельности недостаточно научных исследований. Указанная проблематика освещалась как в трудах дореволюционных российских ученых-юристов, посвященных конкурсному праву и процессу: А. Х. Гольмстена, К. И. Малышева, Н. А. Тура, А. Н. Трайнина, Г. Ф. Шершеневича, так и в работах современных исследователей института несостоятельности: В. С. Белых, Е. А. Васильева, В. В. Витрянского, А. А. Дубинчина, Н. Г. Лившиц, Е. Ю. Пустоваловой, М. Л. Скуратовского, В. В. Степанова, М. В. Телюкиной, Г. А. Федотовой и др.

Однако проблемы, поставленные в настоящей работе и связанные с определением правовой природы арбитражного судопроизводства по делам о банкротстве, комплексно не рассматривались ни в одной из современных работ, они остаются спорными в юридической науке. Особенно актуально исследование указанных проблем в свете новейшего российского процессуального законодательства: Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ)[2], введенного в действие с 1 сентября 2002 г., и Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве)[3], вступившего в силу с 3 декабря 2002 г.

В рамках общей задачи, связанной с определением правовой природы арбитражного судопроизводства по делам о банкротстве, необходимо исследовать такие важнейшие методологические вопросы, как определение правовой природы отношений, регулируемых законодательством о банкротстве; определение природы и структуры самого законодательства о банкротстве. Только на этой основе можно объяснить те многочисленные особенности, которые характеризуют арбитражное судопроизводство по делам о банкротстве, его отличие от иных арбитражных судопроизводств и, прежде всего, искового производства. В данной работе анализируются также особенности подведомственности и подсудности дел о банкротстве, возбуждения указанных дел, подготовки их к судебному разбирательству и судебного разбирательства, особенности пересмотра судебных актов по делам о банкротстве и их исполнения.

Настоящая работа подготовлена авторами, имеющими определенный опыт в исследовании проблем конкурсного права и процесса[4]. Вместе с тем авторы были бы благодарны взыскательным читателям, приславшим свои замечания и рекомендации на книгу. Надеемся, что книга окажется полезной не только студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов, но и судьям арбитражных судов, арбитражным управляющим и иным специалистам, практикующим в сфере, связанной с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан.

Глава 1. Правовая природа и особенности арбитражного судопроизводства по делам о несостоятельности (банкротстве)

§ 1. Социально-экономические и материально-правовые предпосылки выделения арбитражного судопроизводства по делам о несостоятельности (банкротстве)

Определение правовой природы арбитражного судопроизводства по делам о банкротстве предполагает необходимость предварительного уяснения более общих вопросов: социально-экономических и материально-правовых предпосылок выделения такого судебного производства; соотношения этого производства с другими видами процессуальных производств и ряда других.

 

Появление и развитие правил о несостоятельности связано с объективными потребностями общества. При этом каждой ступени развития общества соответствуют правила, отражающие состояние общественных отношений на данном этапе.

Так, для древних обществ и соответствующих им правовых систем характерно то, что несостоятельный должник (физическое лицо) отвечал перед кредиторами не своим имуществом, а в первую очередь личными неимущественными правами (его могли убить, разделив тело между кредиторами, продать в рабство)[5].

Таким образом, древнему конкурсному праву присуще превентивное воздействие на торговый оборот путем установления жестких норм уголовного характера. Однако такой подход не мог предотвратить новых банкротств, причиной которых часто являлись объективные обстоятельства. Более того, должники, опасаясь уголовного наказания, продолжали коммерческую деятельность (скрывали состояние неплатежеспособности) и тем самым еще более ухудшали положение своих кредиторов.

Постепенно, с развитием общества, менялись формы ответственности должника, правила о банкротстве становились более гуманными по отношению к неудачливому члену торгового общества[6]. Это происходило путем увеличения правил гражданско-правового характера, предусматривающих в случае наступления несостоятельности, прежде всего, имущественную ответственность должника. А если в деяниях несостоятельного должника обнаруживались признаки мошенничества или обмана, к нему применялись уголовные наказания.

При этом сначала законодатель ставил своей целью ликвидацию имущества должника (обращение его имущества в наличные деньги) и соразмерное удовлетворение за его счет требований кредиторов (конкурсное производство). Использование такого механизма было вполне достаточным до тех пор (до конца XIX в.), пока субъектами несостоятельности выступали почти исключительно физические лица, занимавшиеся торговлей.

В тот период экономика государств разительно отличалась от современной, преобладало сельскохозяйственное производство, торговый обмен не имел глобального значения. Банкротства отдельных лиц, хотя и были болезненны для их кредиторов, но экономике государства большого ущерба не наносили, соответственно правила о несостоятельности этого периода предназначались для решения локальных правовых и микроэкономических проблем[7].

Со временем, наряду с физическими лицами, участниками торгового оборота все активнее становились юридические лица, которым в настоящее время принадлежит основная роль в коммерческом обороте. Деятельность многих организаций (градообразующих, финансовых, стратегических, субъектов естественных монополий, транснациональных и т. п.) влияет на экономические интересы не только определенных кредиторов, но также регионов, государства и мировой экономики в целом.

В этих условиях целью законодательства о банкротстве становится не только защита интересов кредиторов (конкурсное производство, безусловно, остается сердцевиной конкурсного права и процесса), но и решение макроэкономических задач, обеспечивающих жизнедеятельность человеческого общества[8]. Соответственно, в развитом законодательстве о банкротстве появилась новая тенденция – усиление роли и значения процедур, предназначенных не для ликвидации имущества должника, а для сохранения его предприятия, восстановления его платежеспособности, и на этой основе урегулирование долгов с кредиторами[9].

Таким образом, в современных системах правового регулирования несостоятельности основной процедурой банкротства остается конкурсное производство, в ходе которого за счет имущества должника соразмерно удовлетворяются требования кредиторов в предусмотренной законом очередности. Однако необходимо отметить, что теперь конкурсное производство является лишь одной из множества процедур[10], применяемых к несостоятельному должнику. И хотя большинство дел о несостоятельности по-прежнему завершается именно конкурсным производством, значительное место в судебной практике занимают восстановительные процедуры (в частности, финансовое оздоровление юридического лица – должника и внешнее управление имуществом юридического лица – должника в целях восстановления его платежеспособности)[11].

Следует сделать оговорку, что в отношении физических лиц процедуры, направленные на восстановление платежеспособности, не применяются. Это, на наш взгляд, объясняется хотя бы тем, что для признания гражданина несостоятельным необходимо установление признака превышения суммы обязательств гражданина над стоимостью принадлежащего ему имущества (п. 1 ст. 3 Закона о банкротстве). В этом случае невозможно применение восстановительных процедур (финансового оздоровления или внешнего управления имуществом должника-гражданина), суть которых сводится к осуществлению определенных организационных и экономических мероприятий в отношении действующего имущественного комплекса (предприятия) в целях его сохранения и восстановления платежеспособности юридического лица. Даже если продать все имущество несостоятельного гражданина, восстановление его платежеспособности не достигается. В то же время применение такой процедуры привело бы к подрыву самой платежеспособности гражданина как физического лица и его семьи[12].

Из множества процедур банкротства (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение, иные процедуры, предусмотренные Законом о банкротстве), применяемых в отношении юридических лиц – должников, в отношении несостоятельного должника – гражданина применяется только конкурсное производство, мировое соглашение и упрощенная процедура банкротства отсутствующего должника (п. 2 ст. 27 Закона о банкротстве).

Для рыночной экономики характерен постоянно возрастающий уровень потребления. Граждане-потребители нередко имеют значительный объем обязательств и, соответственно, многочисленных кредиторов. Для урегулирования таких долгов появляется необходимость в специальных (отличных от общих) правилах о несостоятельности граждан-потребителей[13] (институт потребительского, неторгового банкротства).

Социально-экономические предпосылки несостоятельности граждан и соответствующее процессуальное производство имеют свои особенности по сравнению с несостоятельностью юридических лиц. Это объясняется двумя, хотя и взаимосвязанными, но по сути различными сторонами рыночной экономики – коммерческой деятельностью, осуществляемой в целях извлечения прибыли (а в широком плане – систематической целевой деятельностью всякого юридического лица), и платежеспособным потребительским спросом.

Если несостоятельность коммерческой организации вызывается главным образом неэффективной коммерческой деятельностью, негативными последствиями коммерческого риска, то несостоятельность гражданина связывается с неблагоприятными последствиями потребительского риска.

Если правила о банкротстве юридических лиц необходимы для удаления из экономики неэффективных производств, в том числе посредством восстановления их платежеспособности, то правила о потребительском банкротстве необходимы для обеспечения поддержки потребительского кредита, возвращения потребителя к активной экономической жизни, в частности путем освобождения его от долгов[14].

 

Институт банкротства граждан является также весьма эффективным способом защиты добросовестных граждан, попавших в тяжелое материальное положение по объективным обстоятельствам, поскольку позволяет им освободиться от бремени долгов и начать все сначала. Благодаря специальным правилам о банкротстве граждан, гражданин, признанный банкротом, не будет вынужден нести пожизненное бремя удовлетворения требований своих кредиторов по исполнительным документам в соответствии с общими правилами исполнительного производства (ст. 212 Закона о банкротстве).

В настоящее время уровень жизни значительного числа россиян невысок. Поэтому введение в действие норм о банкротстве граждан, не являющихся предпринимателями[15], может показаться несвоевременным. Однако, если учесть благотворное значение института банкротства граждан для самих же должников, а в случаях, когда это богатые люди, – то и для их кредиторов, необходимость скорейшего введения в действие этих норм не вызывает сомнений.

К сожалению, действующее законодательство не является достаточно разработанным, что также служит препятствием для введения в действие положений о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, содержащимися в Закона о банкротстве. Речь идет о необходимости внесения изменений и дополнений во многие федеральные законы, включая Гражданский кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон «Об исполнительном производстве», с целью создания единого, непротиворечивого механизма реализации института банкротства граждан (п. 2 ст. 231 Закона о банкротстве).

Появление института банкротства граждан имеет важное значение и для реализации многих уже существующих норм законодательства, в частности, норм гражданского (коммерческого) права, предусматривающих субсидиарную ответственность граждан – учредителей (участников) юридических лиц за доведение их до банкротства, а также руководителей и представителей юридических лиц, выступающих от их имени. Реализация подобных норм в принципе невозможна без предусмотренной законом возможности признания граждан несостоятельными, так как не исключена ситуация, когда размер ответственности гражданина больше, чем стоимость его имущества.

Современное законодательство о банкротстве зарубежных стран также предусматривает возможность признания должника – физического лица банкротом[16]. При этом удельный вес дел, связанных с потребительским банкротством, составляет абсолютное большинство. Так, в США из ежегодно рассматриваемых судами по банкротству числа дел (800–900 тыс. в год) свыше 90 % составляют дела, связанные с потребительским банкротством[17].

По мере развития российской экономики, повышения уровня благосостояния и роста потребления российских граждан, безусловно, будут создаваться условия для широкого применения института банкротства граждан в России.

Различие социально-экономических предпосылок банкротства юридических лиц и граждан предопределяет, прежде всего, различие установленных законом признаков банкротства юридических лиц и граждан.

Легальные признаки понятия банкротства содержатся в ст. 25 и 65 ГК РФ, а также в ст. 2, 3, 6 Закона о банкротстве. В названных статьях ГК РФ несостоятельность (банкротство) определяется как признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, а также отмечается, что основание и порядок признания судом лица банкротом либо объявление им о своем банкротстве устанавливаются специальным законом о несостоятельности (банкротстве).

Кроме признаков, указанных в ст. 25, 65 ГК РФ и ст. 2 Закона о банкротстве, признаки банкротства также определены ст. 3 и 6 Закона о банкротстве. При этом для граждан и юридических лиц они определены по-разному.

Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежному обязательству и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и их размер составляет не менее 100 000 рублей, если иное не предусмотрено федеральным законом[18].

Гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, их размер составляет не менее 10 000 рублей и превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

При этом размер денежных обязательств по действующему Закону о банкротстве считается установленным, если соответствующие требования подтверждены вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда, третейского суда. Размер обязательных платежей считается установленным, если соответствующие требования подтверждены решением налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет имущества должника (п. 3 ст. 6 Закона о банкротстве).

Состав и размер денежных требований и обязательных платежей определяются по правилам ст. 4 Закона о банкротстве на дату подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (для определения признаков банкротства должника) и на дату введения каждой процедуры банкротства (для определения числа голосов, принадлежащих кредиторам на собраниях кредиторов)19. В судебной практике нередко возникают трудности при определении состава и размера требований.

Так, по одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отменяя определение арбитражного суда, обратил внимание на следующее. Суд первой инстанции оставил без внимания то, что состав и размер денежных обязательств по требованиям кредиторов должны определяться на момент их обращения в арбитражный суд. Возможность пересмотра в дальнейшем требований, включенных в реестр требований кредиторов по первому заявлению кредитора, в том числе в связи с дополнительным начислением кредитором процентов на сумму долга, законодательством о банкротстве не предусмотрена.[19]

Для определения наличия признаков банкротства должника учитываются:

а) размер денежных обязательств, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения по авторским договорам, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, вытекающих из такого участия;

б) размер обязательных платежей без учета установленных законодательством штрафов (пеней) и иных финансовых санкций.

Подлежащие применению за нарушение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

Так, по одному из дел судья арбитражного суда вынес определение об отказе в принятии заявления о признании должника банкротом, указав в нем, что в соответствии с Законом о банкротстве подлежащие уплате за нарушение денежного обязательства неустойки (штрафы, пени) не учитываются при определении размера денежных обязательств. Расходы по госпошлине не являются денежным обязательством. Таким образом, в данном случае отсутствует задолженность в размере, установленном Законом о банкротстве.[20]

Основное различие приведенных выше определений несостоятельности гражданина и юридического лица, помимо прочего (различия минимального размера задолженности как условия возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве юридических лиц и граждан), сводится к тому, что для признания банкротом юридического лица необходимо установить его неплатежеспособность, т. е. неспособность к точному и своевременному удовлетворению предъявленных денежных требований (принцип неплатежеспособности), а для признания несостоятельным гражданина необходимо установление недостаточности его имущества для полного удовлетворения предъявленных денежных требований (принцип неоплатности)[21].

В дореволюционной литературе обращалось внимание на связь неоплатности и неплатежеспособности как оснований несостоятельности. Первая означает недостаточность имущества должника (установленный факт), вторая – предполагаемую недостаточность имущества должника (презумпция). «Не следует думать, – писал Г. Ф. Шершеневич, – что платежная неспособность является совершенно оторванной от неоплатности должника. Напротив, в большинстве случаев неспособность должника тесно связана с недостаточностью его имущества. Лицо, обладающее имуществом, достаточным для покрытия его долгов, всегда почти найдет возможность достать суммы, необходимые для покрытия предъявленных требований»[22], – взять взаймы, рассрочить или отсрочить долги и т. п.

Такого же взгляда придерживались и другие юристы[23]. Так, А. Н. Трайнин писал: «…невозможность платить (неоплатность) и неспособность платить (прекращение платежей) не только не противоречат друг другу, а, наоборот, находятся в теснейшей внутренней зависимости: именно те предприятия, у которых пассив превышает актив, чаще всего и вынуждаются прекращать платежи… В связи с этими, составляющими огромное большинство случаями замены неоплатности неспособностью платить, в сущности, не означает отказа от первого принципа в пользу второго: закон оперирует здесь с той же неоплатностью, но охваченной не во внутреннем и трудноуловимом соотношении актива и пассива, а в ее внешнем отчетливом проявлении – прекращении платежей»[24].

Различия в подходах к несостоятельности юридических лиц и граждан определяются самой сутью отношений, в которых они участвуют. Торговый оборот, активными участниками которого являются юридические лица, прежде всего коммерческие организации, предполагает процедуры, направленные на быстрое разрешение затруднений, отсутствие излишних формальностей[25], что соответствует интересам как кредиторов, так и должника.

Потребительский оборот, в отличие от коммерческого, характеризуется прямо противоположными качествами, вполне допускающими «неспешное» установление фактического состояния имущества должника-гражданина в целях признания (или отказа в признании) его несостоятельным арбитражным судом.

Известно, что Закон о банкротстве 1992 г.[26] в качестве критерия несостоятельности, в том числе юридических лиц, использовал принцип неоплатности, что затрудняло и затягивало рассмотрение дел в ущерб интересам кредиторов, лишало арбитражные суды и кредиторов возможности применять процедуры банкротства (в том числе и внешнее управление для восстановления платежеспособности должника) к неплатежеспособным должникам, у которых стоимость имущества формально превышала общую сумму кредиторской задолженности[27].

Невыполнение обязательств юридическими лицами может привести к краху также их контрагентов по цепочкам обязательств. Поэтому такую угрозу необходимо как можно скорее устранить (признать должника – юридическое лицо банкротом, ликвидировать его имущество и удовлетворить требования кредиторов). Следовательно, в основание банкротства должников – юридических лиц должна быть положена неплатежеспособность, до решения арбитражным судом вопроса о банкротстве – введение процедуры наблюдения, имеющей целью анализ финансового состояния должника и сохранение его имущества от растраты, возможно также введение процедур финансового оздоровления и внешнего управления в целях восстановления платежеспособности должника – юридического лица и включения его в нормальный коммерческий оборот.

Граждане – участники потребительского оборота не связаны длинными цепочками обязательств, характерными для юридических лиц как участников коммерческого оборота.

Этим, собственно, и предопределяется различие признаков и критериев банкротства должников – юридических лиц и граждан.

Признаки банкротства можно подразделить на сущностные, т. е. необходимые и достаточные для квалификации банкротства должника, и внешние, служащие основанием для подачи заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд и возбуждения арбитражного судопроизводства по делу о банкротстве.

Из названных признаков банкротства к сущностным относятся:

1) неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;

2) превышение суммы обязательств должника-гражданина над стоимостью принадлежащего ему имущества? Эти признаки неочевидны, поэтому они могут быть установлены только арбитражным судом в ходе рассмотрения дела о банкротстве.

Дело о банкротстве может быть возбуждено и рассмотрено в целях установления (наличия или отсутствия) сущностных признаков банкротства при наличии внешних (очевидных) признаков банкротства, а именно:

1) приостановления должником платежей сроком не менее трех месяцев с момента наступления срока их исполнения;

2) величины требований кредиторов к должнику-гражданину не менее 10 000 рублей и к должнику – юридическому лицу не менее 100 000 рублей.

Наличие внешних признаков банкротства еще не означает собственно банкротства. Внешние признаки свидетельствуют лишь о неплатежеспособности должника и являются материально-правовым основанием для подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (процессуальное основание) и возбуждения производства по делу о банкротстве. И только в ходе судебного разбирательства можно установить природу неплатежеспособности должника, сопровождается ли она наличием сущностных признаков банкротства или нет[28].

Для возбуждения дела о банкротстве необходимо также соблюдение заявителем (конкурсным кредитором или уполномоченным органом) определенного предварительного порядка получения долга.

Так, конкурсный кредитор, а также уполномоченный орган по денежным обязательствам, прежде чем обратиться с заявлением о признании должника банкротом, должен попытаться взыскать долг в исковом порядке и в порядке исполнительного производства (п. 3 ст. 6, п. 2 ст. 7, ст. 39, 40 Закона о банкротстве). Отсутствие доказательств обращения с иском и возбуждения исполнительного производства является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

До обращения уполномоченного органа с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением им обязанности по уплате обязательных платежей налоговые и таможенные органы обязаны принять решение о взыскании недоимки за счет имущества должника. Отсутствие такого решения также является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

Помимо названных признаков (условий) несостоятельности законы многих стран признают необходимость еще одного условия несостоятельности – стечения кредиторов, т. е. наличия у неплатежеспособного должника нескольких кредиторов[29]. По мнению большинства ученых-юристов[30], необходимость наличия нескольких кредиторов, которые конкурировали бы в своих требованиях, лежит в самом понятии конкурса и должна быть сохранена как условие если не для возбуждения производства по делу о несостоятельности, то, во всяком случае, для открытия и осуществления конкурсного производства. Допустимость открытия конкурса при наличии одного кредитора находится в противоречии со здравым смыслом, а также с историческим развитием конкурсного процесса, которое показывает, что необходимость особого исполнительного процесса вызывалась именно случаями множественности кредиторов при недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований всех кредиторов.

1Далее, в целях упрощения текста, будут использоваться термины «банкротство» или «несостоятельность».
2СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
3СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
4См. следующие работы: Попондопуло В. Ф.: 1) Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) предпринимателей. СПб., 1995; 2) Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М., 2001; Чиркунова Е. В.: 1) Правовая природа производства по делам о несостоятельности // Правоведение. 2000. № 3; 2) Особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) граждан в арбитражных судах. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001; Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». Постатейный научно-практический / Под ред. В. Ф. Попондопуло. М., 2003 (Попондопуло В. Ф. – главы I, II, ХII; Слепченко Е. В. – глава III); Попондопуло В. Ф., Слепченко Е. В. Правовая природа отношений, регулируемых законодательством о несостоятельности (банкротстве) // Правоведение. 2003. № 2.
5Малышев К. И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 4; Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. Казань, 1898. С. 2.
6Epstein D. A., Nickles S. H., White J. J. Bankruptcy. Minn, 1993. P. 2.
7Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 15.
8Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 23.
9Колиниченко Е. А. Признаки банкротства в Великобритании, США, Германии, Франции и России (сравнительный анализ) // Вестник ВАС РФ. 2000. № 8. С.103.
10В литературе такую множественность процедур именуют также процессуальным плюрализмом (см.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е. А. Васильева. М., 1993. С. 449.
11Судебная статистика свидетельствует о невысокой эффективности восстановительных процедур банкротства, применяемых к юридическим лицам – должникам. Так, по итогам рассмотрения дел о банкротстве за 2002 г. из 2696 дел, по которым введена процедура внешнего управления, только в 21 случае было прекращено производство по делу в связи с восстановлением платежеспособности; в 121 случае производство было прекращено в связи с утверждением мирового соглашения; в 996 случаях принято решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (см.: Рассмотрение дел о банкротстве в 2002 г. // Вестник ВАС РФ. 2003. № 4. С. 26).
12Каримов А. А. Правовое регулирование несостоятельности индивидуального предпринимателя. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 79. – В соответствии со ст. 219 Закона о банкротстве в виде исключения допускается применение процедур финансового оздоровления и внешнего управления в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства.
13Разделение несостоятельности на торговую и неторговую известно давно и объяснялось в специальной литературе по-разному. Основанием неторговой несостоятельности признавалась недостаточность имущества должника, а не прекращение платежей само по себе. Что же касается основания торговой несостоятельности, то отмечалось, что точность в исполнении обязательств в торговом обороте имеет преимущественное значение, а потому здесь для открытия конкурсного производства достаточно прекращения платежей. По мнению Г. Ф. Шершеневича, стремление обособления торговой несостоятельности вытекает также из более общей идеи обособления торгового права от гражданского (см. критический обзор точек зрения по этому вопросу: Шершеневич Г. Ф. Конкурсное право. Казань, 1898. С. 96–100). Из современных авторов на разделение несостоятельности на торговую и неторговую указывает, в частности, М. В. Телюкина (см.: Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 1998).
14Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 42.
15Банкротство индивидуальных предпринимателей известно российскому законодательству и судебной практике с начала действия первого закона о банкротстве – Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (СЗ РФ. 1993. № 1. Ст. 4). Так, по итогам 2002 г. поступило заявлений о признании банкротом – 106 647, в том числе: индивидуальных предпринимателей – 1180, крестьянских (фермерских) хозяйств – 2128; принято решений о признании банкротом и об открытии конкурсного производства – 82 341, в том числе в отношении индивидуальных предпринимателей – 937, крестьянских (фермерских) хозяйств – 1557 (см.: Рассмотрение дел о банкротстве в 2002 г. // Вестник ВАС РФ. 2003. № 4. С. 28).
16Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 42–48.
17Мастерс К. Б., Паксон Э. В. Закон США «О банкротстве» // Принципы коммерческого права и законодательство о реорганизации и банкротстве. М., 1993. С. 3; Epstein D. A., Nickles S. H., White J. J. Bankruptcy. Minn. 1993. P. 9; Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В. В. Витрянского. М., 1998. С. 15.
18Например, Федеральным законом от 25 февраля 1999 г. «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (СЗ РФ. 1999. № 9. Ст. 1057) предусмотрены иные признаки банкротства кредитных организаций.
19См.: Пункт 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» // Вестник ВАС РФ. 2003. № 6. С. 7.
20См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 3 декабря 2002 г. по делу № 8425/99 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 3 С. 96.
21Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»/ Под ред. В. В. Витрянского. М., 1998. С.13.
22Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. IV: Торговый процесс. Конкурсный процесс. М., 1912. С. 150.
23Тур Н. А. Пересмотр постановлений о несостоятельности. СПб, 1896. С.82; Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. С.9–15.
24Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. С. 14–15.
25Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 49.
26Закон РФ от 19 ноября 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» // Ведомости РФ. 1993. № 1.Ст. 6.
27Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В. В. Витрянского. М., 1998. С. 13.
28Попондопуло В. Ф. Закон «О несостоятельности (банкротстве)»: общая характеристика, комментарии // Федеральный закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)». СПб., 1998. С. 26.
29Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е. А. Васильева. М… 1993. С. 449; Кулагин М. И. Избранные труды. М., 1997. С. 174.
30Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. IV: Торговый процесс. Конкурсный процесс. М., 1912. С.162–164.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru