Кир

Владимир Леонидович Шорохов
Кир

3. Влас

Милена отдохнула, смогла выспаться и, слушая пение птиц за окном, вспомнила Геласия. Она не хотела вставать, но надо было идти на работу, иначе система понизит её рейтинг, а это означало, что сдвинутся сроки на изменения в теле. Быстро перекусив и приведя себя в порядок, она побежала на остановку. Уже через час была у своего магазина, но тут творилось что-то неладное.

– Вы куда? – остановил её робот-охранник.

– Это мой магазин. Что вы тут делаете?

– Прошу за мной, – сказал робот и, открыв дверь в её магазин, вошёл внутрь. – Сэр, прибыла хозяйка.

– Это ваше? – обратился к Милене уже немолодой мужчина в форме полицейского.

– Да, а что? У меня есть разрешение и лицензия на соискание. Что не так?

– Я тут не поэтому, пройдёмте.

Милена последовала за полицейским. Проходя через зал, увидела несколько людей, что склонились над каким-то мужчиной, сидевшем на полу.

– Во сколько вы вчера закрыли магазин?

– Меня тут не было, только вчера прибыла из пустоши.

– Из пустоши? – удивился полицейский.

– Да, я там была со следователем, его зовут Кир. Мы прибыли с колонной из Тоборо.

– Откуда?

– Из Тоборо. Ну, есть такой город за карантинной зоной.

– Где?

– Иди, я сам поговорю, – подошел мужчина в гражданской одежде. – Значит, это вы были с Киром?

– Ну да, а что?

– А где он сейчас?

– Не знаю. Когда прибыла колонна в город, он сразу ушёл, а я еще час отвечала на вопросы ваших инспекторов. У них всё есть. Что-то случилось? Как он?

– Значит, после того как вы вернулись, вы так и не зашли в магазин?

– Нет, я хотела спать и есть. А что?

Милена посматривала по сторонам. Кругом копошились роботы, что-то приносили и уносили. Милена заметила, что один из полицейских держал в руке пакет с рубашкой, очень похожей по цвету на рубашку Кира.

– Вы не против, если ещё раз всё расскажете?

– Хорошо.

– Прошу, присаживайтесь.

Милена почти час всё пересказывала. Кир её просил не говорить про город Тоборо и что она там видела, но она не могла. Поэтому как можно подробней всё описала.

– Спасибо. Значит, вы больше не видели вашего друга?

– Если вы про Кира, то он мне не друг. Нет, не видела. А что?

– Спасибо, наверно, мы тут еще немного похозяйничаем, поэтому приходите после обеда.

– Ладно, но прошу не таскать артефакты на сувениры, они мне очень дорого обошлись.

– Нет, что вы, они нас не интересуют.

Милена покинула свой магазин. «Зачем они про Кира спрашивали? Опять эта секретность? Может это связано с его расследованием или тем пистолетом, что он носил с собой?» – она вздохнула и решила пойти в парк, всё равно ей больше делать нечего. Взяла на прокат книгу и, сев в тени, стала её читать.

– Потеряли друга? – рядом подсела женщина и как бы промежду прочим спросила её.

– А вы кто?

– Я из министерства юстиции. Меня интересует ваш друг.

– Кир?

– Да, не скажите, где его можно найти?

– А зачем вам?

– Хотелось бы с ним побеседовать.

– Я уже всё рассказала, можете пойти узнать у инспектора, он ещё в моем магазине. Вам показать?

– Спасибо, я знаю, где ваш магазин. И всё же, где я могу его увидеть?

– Не знаю. Он ушёл как мы приехали. А что случилось? Вы спрашиваете, там спрашивали. Что не так?

– Спасибо, – женщина непонятно кому улыбнулась, встала и пошла дальше.

– Странно, – пожала плечами Милена и уже больше не смогла читать. – Он что, не вернулся, не пришёл в свой участок? Может тому виной его расследование или это…

Милена вспомнила про дронов, которые дважды их атаковали. «Вдруг и на Кира тут напали как на Якова. А если его ранили? Что тогда?» – Милена больше не могла сидеть и пошла обратно в свой магазин. Робот-полицейский её пропустил, но в магазине почти никого не осталось. «Если они спрашивают про него, значит с Киром что-то случилось? Может, попал в беду?». Зашла в подсобку. Тут был беспорядок.

– Так и знала, взяли мою ветровку. Вот зачем им? Нехорошо, – сказала она и пошла наводить порядок.

На стеллажах всё лежало на своих местах, пусть и вперемешку, но ничего не пропало. Подмела пол, еще раз всё проверила и пошла открывать дверь для посетителей.

– А зачем они пришли ко мне? – вдруг вслух подумала Милена. – И что за мужчина сидел на полу? Ему стало плохо?

Милена вернулась во второй зал и подошла к тому месту, где видела мужчину. Еле заметное пятно после уборки осталось на полу. Она присела, взяла влажную тряпку и стала оттирать его.

– Ну, вроде все, – довольная тем, что всё сверкает, пошла мыть руки.

До конца дня осталось немного времени, появились первые посетители и стали шептаться, кто что слышал. В общем, сколько было людей, столько и мнений. Вечером, уходя, Милена впервые закрыла магазин на ключ и поехала домой. Из головы не выходили мысли о Кире. Да, он не её друг, но за этот короткий период времени вместе они много что пережили. Она сидела в кресле, а вагон мчался сквозь пустоту, унося её в спальный район.

– Что с тобой случилось? – зайдя домой, сказала она.

– Вы ко мне обращаетесь? – активировался автоматический секретарь.

– Есть новости про мой магазин?

– Да, есть сообщение, что в него проникли, но больше ничего.

– Вот как? Может, есть запись или снимки?

– Да, есть, хотите посмотреть?

– Покажите на экране.

Милена села и стала смотреть. Она сразу же узнала Кира, когда он входил в её магазин. Обратила внимание, что на нём была та самая рубашка, что после оказалась у инспектора в пакете. Также Милена увидела, что зашёл ещё один мужчина, которого она не знала.

– Стоп, кто это?

– Шеф полиции.

– Шеф?

– Да, это шеф полиции, так написано в отчётах.

– Хорошо, покажи, что было дальше.

Но что происходило в самом магазине, Милена не видела. Через какое-то время вышел Кир, но уже в её ветровке.

– О!

– Что-то заметили?

– Дальше.

– Все, больше никто не выходил до самого утра.

– Как? А тот мужчина, ну, шеф полиции, куда делся?

– Он не выходил.

Милена совсем запуталась, вошел и не вышел. «А может это он сидел на полу? – подумала, принимая душ. – Тогда что с ним случилось?»

На следующий день её никто не потревожил, но придя в магазин, Милена зашла в зал, в котором вчера вытирала пятно на полу. Провела рукой и задумалась. У неё ещё вчера были сомнения, но поверить в то, что Кир мог кому-то сделать больно, она не могла.

Зазвонил телефон.

– Милена, ты вернулась?

– Да. Влад, я рада тебя слышать, забегай, мне есть что тебе рассказать.

С Владом в прошлом году она выезжала на разведку, а до этого всю зиму копала пески в русле реки. Он согласился и уже через час был у неё.

– Как ты похорошела. Мне сказали, что ты была за пределами карантинной зоны.

– Кто сказал? – удивилась, поскольку сама никому об этом не говорила.

– Забыла? У меня уши в лицензионном отделе, вот и сообщили, что ты оттуда. Ну, расскажи, что там?

– Там?..

– Да, там. Наверно, там сокровища. Ух, вот бы мне туда. Ну, давай!

– Понимаешь, там… – Милена замялась, не хотела говорить про биороботов-кеволов и их город, про дронов и уж тем более про Геласия, которого они с Киром встретили в пустоши. – Там есть хорошо сохранившиеся развалины. Вот, смотри.

Милена убежала и принесла картину, что достал Кир, а после показала стеклянный цветок и ещё не одну сотню мелочей. Влад сидел и не шевелился, его словно парализовало от увиденного.

– Это же настоящий клад. Это… Я получу лицензию, поехали, покажешь!

– Но это за кольцом карантинной зоны.

– А как ты туда попала, у тебя было разрешение?

– Нет, не у меня. Ну, понимаешь, меня взял с собой один следователь, вот я и поехала.

– Круто. Нет, я прямо завтра, нет, лучше сегодня поеду и подам заявку.

– Не дадут, это ведь запрещено.

– А может прокатит. Ведь ты была.

– Да, была, но неофициально, странно, что меня за это ещё не оштрафовали.

– И всё равно я подам и впишу тебя. Поедешь?

– Я? – Милена еще не отошла от той увеселительной поездки, в которой дважды чуть было не погибла. – Нет!

– Как? Ты что? Все расходы беру на себя. Укомплектуем два транспортника, возьмём Бориса и Дану, она в этих делах как никто разбирается.

– Нет! – еще раз сказала Милена.

– Как? Ты меня без ножа режешь, без тебя нам не дадут лицензию, а так я сошлюсь на тебя. Я заплачу! Скажи, сколько?

У Влада в городе было три больших магазина, в которые он привозил всё, что находил в пустоши. Милена хотела вернуться и еще раз походить по старым городам, но боялась дронов.

– Ну? Прошу…

– Это далеко и много топлива потребуется. Если ехать, то на транспорте с гравитационной подушкой. Но я всё равно против.

4. Подземные дети

Через пару часов к двери Кира принесли матрац и стопку белья. Осторожный стук нарушил его мысли: он всё ещё не знал, что делать. Но был уверен, что ему надо выбираться из города, даже тут под землёй, у полихетов, он не чувствовал себя в безопасности. Взяв в руки пистолет, Кир открыл дверь. В коридоре никого не было. Только лежали вещи.

– Спасибо, – сказал он в пустоту коридора и стал заносить.

Среди вещей была коробочка с нитками и иголками.

– Вы мне сейчас и нужны.

Грудь продолжала ныть, а шрам, оставленный плазменным ножом, стал ещё шире. Он вдел нитку в иголку, снял ветровку и приготовился. Ожидал почувствовать боль, но, прикоснувшись кончиком иглы к коже (или к тому, что называлось кожей), не ощутил боли.

– Странно, – ещё минуту назад грудь ныла, будто её облили кипятком, и вот в миг она стала нечувствительной. – Поехали, – сказал он и проткнул кожу.

Зашивать на себе рану было очень тяжело – она всё время расходилась. Но Кир не сдавался: стежок за стежком удалось соединить концы.

 

– Ты срастёшься или нет? – он не знал способностей и строения своего тела. – Ну, всё, – сделал узел и осторожно отрезал конец нитки.

Теперь его грудь не болела, это было хорошо, поскольку он устал уже от этого нудящего состояния в теле. Среди вещей Кир обнаружил и коробку с продуктами. Это больше напоминало космическую еду: всё в тюбиках и пакетах. Он Быстро понял, как надо её приготовить, и уже через час, сытый и довольный, лёг на мягкую кровать. Перед тем как лечь спать, опять пододвинул стол к двери, положил пистолет под подушку и только после этого заснул.

Ему снился странный сон. Вы когда-нибудь играли в игру «Замри»? Вот и его сон был похож на эту игру. Он шёл по туннелю и вдруг замирал – его сознание продолжало работать, а тело становилось неподвижным. Сперва Киру это понравилось, но когда он вышел на поверхность и хотел спуститься к морю (по крайней мере, так считал, что это море), спуск превратился в пытку. Два шага – замер, еще шаг и опять – замри.

Кир проснулся. День, ночь, вечер – тут всё одно и то же. Спал сутки или час – было трудно понять. Выпив сладкого концентрата, пошёл в ванную, чтобы посмотреть состояние раны.

– Неплохо, – края покраснели и, как ему показалось, стали слипаться.

Полихеты словно почуяли, что он встал. Они пробежали по коридору и затихли. Кир быстро вернулся к постели и, взяв пистолет, подошёл к столу, что перегораживал дверь.

– Кто там? – но ответом был смех. – Они ещё и смеются. – Ему стало весело, и вдруг все страхи куда-то испарились. – Я открываю дверь, – громко сказал он и стал отодвигать в сторону стол.

Щелчок – и дверь была распахнута. Кир вернулся обратно к своей кровати и стал ждать, кто появится. По коридору прокатился мяч. «Дети», – промелькнула у него мысль. Мячик покатился обратно. «Значит, их как минимум двое».

– Выходите, я не кусаюсь, – громко сказал и поставил пистолет на предохранитель.

– Хи-хи…

– Хи-хи…

– Вот чертята, ну же, выходите, хочу на вас взглянуть.

Они словно по команде одновременно выглянули с двух сторон дверного проёма. От неожиданности Кир вздрогнул.

– Ну вы меня напугали. Вы кто?

– Калаха.

– Малаха.

– Хм… Надо же, другого я не ожидал. И что стоим? Проходим.

Они вышли и сели перед дверью. Кир смотрел на них. Это были дети, сколько им лет трудно понять: может девять, а может все двенадцать.

Глаза любопытные, лица вытянуты, но не так, как у Чавори, длинные руки. В целом они сильно были похожи на людей. – Меня зовут Кир, не бойтесь меня.

– Не бойтесь, – сказала явно девочка и, нагнув голову, опять хихикнула.

– Большой, – по голосу это был мальчик, а после так же засмеялся.

– Кто из вас Калаха?

– Я, – сказал мальчик

– Ты, значит, Малаха?

– Малаха, – подтвердила девчонка и кивнула головой.

– Хотите? – Кир полез в коробку, где лежали продукты, порылся и, как ему показалось, достал сладости. – Вот, возьмите.

Несмотря на свои короткие ноги, они шустро подбежали, схватили два тюбика с едой и тут же выбежали в коридор. Через минуту зачавкали, а после насторожились и сразу убежали. Кто-то шёл. Кир потянулся за пистолетом.

– Это я, Чавори, не бойся меня, – донёсся голос полихета.

– Проходи, дверь открыта.

Сперва появилась его рука, потом вторая, наверно, он так хотел сказать, что безоружен, а может это у них означало приветствие.

– Я вхожу, – и вышел из-за стены. – Дети, – коротко сказал он. – Уже все знают, что у нас гость сверху, вот и хотят с тобой познакомиться. Ты как?

– Спасибо за всё, что вы делаете для меня. Я скоро уйду.

– Уже? – удивился Чавори и сделал шаг вперёд.

– Это ваш дом, я не хочу доставлять вам неудобства.

– О нет-нет, всё хорошо. Тут на этаже только ты, мы ниже. Ты нам не мешаешь.

– А что вы ещё делаете кроме того, что чините?

– Мы много что делаем. Да, у нас ресурсы ограничены, но не надо смотреть на нас, как на обезьян.

– Извини, если я так сперва подумал, просто никогда не видел ничего подобного.

– Понимаю. Мы много чего делаем. У нас есть свои садики, школы, даже институты.

– Серьезно? – Кир думал, что эти люди-полихеты, после того как они остались отрезанными от верха, стали деградировать и постепенно возвращаться к животным.

– Да. У нас свои учёные, своя промышленность, пусть не такая, как у вас, но своя. Не скрою, кое-что мы воруем у вас в промышленной зоне, но поверь, это не сказывается на вашем городе. Просто у нас тут есть не всё необходимое.

– Думаю, это стоит того.

– Трудно сказать, когда у вас всё есть, но мы научились экономить и довольствоваться малым. Расскажи, что там на поверхности.

– Наверху?

– Да, очень хочется знать.

В коридоре опять послышались смешки. Чавори пискнул, как мышь, и дети притихли.

– Пусть заходят, они мне не мешают. Если, конечно же, можно.

Чавори ещё раз пискнул и из-за угла появилась голова Калаха: волосы у него были короткими. Перебирая ножками и посматривая на Чавори, он вошёл в комнату и присел у стола. За ним вошла Малаха и села около брата. Киру показалось, что они брат и сестра.

– Наверху очень яркое и тёплое солнце.

Девочка вздрогнула и сжалась, будто ей стало холодно.

– Здесь оно не так опасно, а вот в пустоши, что за третьим кольцом, палит беспощадно, даже я чуть было не погиб.

– Ты? – удивился Чавори и, как ребёнок, открыл рот.

– Да, это было трудное путешествие.

Кир не спеша рассказал про свой город, про леса и озёра, про парки в спальных районах. Про небо и дожди, которые в последнее время идут всё чаще и чаще; про животных; про то кем работает, вспомнил жену, но не стал говорить, что она его забыла.

Ещё вчера думал, что если верхний город занимает несколько сотен километров в диаметре, то, наверно, столько же по площади и нижний. Он с трудом мог представить эти огромные массивы.

Изложил про блаженство, гимн счастья, искателей и Милену, с которой он путешествовал в песках. Постепенно в его комнатке появился еще один полихет, а через час его жилище было забито этими странными существами.

Они ему понравились, да, пусть они не такие, как люди, вернее, не как терпилоиды, но они разумны. И если у них есть образование, то есть и будущее. Это параллельная цивилизация, но она скрыта от всех. И если бы не случай, Кир не узнал бы о их существовании.

* * *

Город терпилоидов Негасимый.

Хьюс лично всё проверил, он был дотошный к мелочам, поэтому и служил у Даната секретарём. Ему доложили, что после того как Кир убил Хромова, того засекли на пятом уровне. После проверок кодов его жетон сработал, открыв проход на технический этаж.

– Надо поймать, – сказал Данат, когда Хьюс отчитался по результатам поиска преступника.

– Но там…

– Теперь ты понимаешь, как опасен натуральный человек. Он его нашёл и заразился гневом, это и привело к преступлению. Натуральный человек – это зараза, которую надо истребить. Надо поймать и отправить в изолятор, чтобы больше никто не смог близко подойти к нему. Это очень опасно.

– Но если обойтись чисткой…

– А если он заразит своей агрессией лаборантов? А те своих жен, детей, тех, с кем работают и кого любят. Это будет опухоль, с которой нам будет трудно справиться. Нет, мы должны его поймать. Поэтому пошли в крысятник охотников, и пусть живым или мёртвым, но его притащат в изолятор.

– Сделаем.

– И ещё, присмотрись к той, что была с ним, может она уже заразилась.

– Тогда мы её лучше поместим в изолятор и понаблюдаем, – тут же предложил Хьюс.

– Да, наверно, так лучше. Верно. В изолятор и точка. А еще запусти информационный фильтр, чтобы никто не знал про инцидент в магазине.

– Сделаем.

– И будь осторожен с юстицией, в последнее время что-то они стали проявлять интерес к нашей программе блаженства.

– Может их заблокировать или…

– Нет, не получится, у них после поправок расширены полномочия, придётся потерпеть. Вреда не будет, но и пользы тоже никакой.

– Хорошо, я всё сам проконтролирую.

– Вот и славно, – сказал Данат и, взяв в руки терминал, стал просматривать последние отчёты, поступившие от министерства финансов.

Рейтинг@Mail.ru