Стихи с улыбкой

Виолетта Якунина
Стихи с улыбкой

Добрые соседские советы

«Раба любви!» Какое унижение,

Услышать было это в адрес свой,

И от кого? От жалкого творения,

Соседки, что не дружит с головой!

– Ты мужа своего избаловала,

Сказала мне в подъезде по утру.

– То манку он не ест, то суп, то сало!

За стенкой слышно всё, и я не вру.

– Вчера вон, мусор выкинуть забыл он,

Неделей раньше потерял айфон.

И руки дурачок не моет с мылом,

Проверь его, он точно заражен!

Как пить дать, страшным вирусом охвачен,

Совсем не понимает, что творит,

Чего ж к родителям не едет он на дачу?

И маму твою дразнит, паразит!

Ругает по чем зря тебя за шмотки,

А как он, между прочим-то, хотел,

Чтоб ты в рванье ходила круглый год уродкой?

Я говорю, он точно охамел!

Он так тебя ревнует, право слово,

Что я б его сто раз уж прогнала!

И утешали бы и Глеб меня, и Вова,

И тот, смешной, по прозвищу «Мула».

Он так тебе нещадно треплет нервы!

Все время мониторит Инстаграм ,

Скажи ему, мол, злишься, что не первый

Он лайки тебе ставит по утрам!

А лучше, прогони, пока не поздно!

И будешь жить роскошно тут одна.

– Простите, вы сейчас это серьезно?

– Серьезно! Своего я ж прогнала!

Любовь боксёра Полифема

Как Полифем влюбился в Галатею,

Так в Галю втюрился ее сосед боксёр,

Павлуша походил на Бармалея,

Был трижды сломан нос, но мозг хитер.

Он бил нещадно кавалеров бедной Гали,

Вторя Циклопу, на Антона как-то сел,

Несчастная красотка вся в печали,

Мечтала, чтоб на нары загремел!

Довольно быстро парни осознали,

Пусть Галечка, конечно, хороша,

Но «грушей» стать захочется едва ли,

Чтобы узнать, в чем держится душа.

От девушки шарахались ребята,

От злости Галя ныла по ночам,

А Паша – Полифемушка проклятый,

Ходил за ней буквально по пятам.

И вот однажды, выйдя с дискотеки,

Галина в парк сбежала быстро от него,

И на глухой затерянной аллейке,

Маньяка повстречала одного!

Схватил ее коварнейший насильник,

На сонную артерию нажал,

Как будто, кто-то вырубил рубильник,

Сопротивленья кончился запал!

Мерзавец жертву в кустики пристроил,

Хотел уж поглумиться в сласть свою,

Не знал, что покусился на чужое,

Тут, что-то рухнуло на темя маньякУ!

Кулак размером сразу в две кувалды

Пришиб насильника нокаутом к земле,

Как будто в голове рвались петарды,

И ребра треснули все сами по себе!

На шум народ сбежался с околотка,

Средь прочих полицейский был наряд,

Маньяка взяли, был он в разработке,

Тут скорая примчалась в аккурат!

Да, дело получилось очень шумным,

Маньяку дали целых двадцать лет.

Всем Пашка теперь нравился безумно,

О нем писало множество газет…

А через год они сыграли уже свадьбу,

Галина была чудо, как мила,

А Пашка со своей боксерской статью,

Надежным мужем стал ей, прямо как скала!

Неправильная Стелла

А Стелла не хотела идти на вечер встречи,

И вовсе не в наряде была ее беда,

А в том, что ей похвастаться перед народом нечем,

Карьера незначительна, да и живет одна.

Ведь, первая красавица, отличница и умница,

И красные дипломы, и в грамотах стена,

А троечница Люська живет себе в хоромах,

А двоечницей Туркиной любуется страна.

Она моделью стала и умотала в Штаты,

В английском ни бельмеса, и как только смогла?

А Витя Кузин, кстати, был тот еще повеса.

Женат, детишек двое и умница жена!

У Люськи муж богатый, и старше ее сильно,

Он толстый и плешивый, на фото просто Шрек,

У Туркиной любовник худючий и субтильный,

Имеет ресторан его в Америке успех.

Придет на вечер Наденька, глаза б ее не видели!

Такая была гадина, сейчас она жена

Политика известного, его все ненавидели,

Но Наденьке отписаны квартиры и дома!

А Стелле чем похвастаться? Живет всего лишь с кошкой,

Читает Мандельштама и слушает Бизе,

В большой играет теннис, и пишет понемножку,

Вторую диссертацию о неокортексе.

Ее научный центр звезд с неба не хватает,

Но Стелла заграницей бывает дважды в год.

Да, денег на Европу ей иногда хватает,

Объехать же Россию – как раз наоборот!

Чтобы развлечься как-то, брала уроки танго,

Вокалом занималась, такой вот был порыв,

А этим летом даже ныряла с аквалангом,

На море Средиземном, про страх воды забыв.

Досуг ее заполнен походами в театр,

На выставки, концерты и реже на балет,

И как сказал однажды ее любимый Сартр:

«Я сам своя свобода», как будто дал совет.

И Стелла наслаждается своей свободой полной,

Любовь до гроба только пока в ее мечтах,

И жизнь свою считает вполне себе достойной.

И это не стыкуется у многих в головах.

«Ну что, ты замуж вышла?» – при встрече вопрошают,

Все те, кто был с пеленок со Стеллою знаком.

Они, конечно, лучше про счастье в жизни знают,

Им лишь бы в ЗАГС сходила, пусть даже с алкашом.

Была бы поскромнее, нашла бы Бармалея,

Да, родила б ребенка, потом бы развелась…

И с каждым годом люди на Стеллу смотрят злее,

За то, что не стремится со всеми в масть попасть.

Вот Стелле и не хочется идти на вечер встречи,

Придут туда «успешные», а жизнь у них – завал!

И стыдно будет ей смотреть в глаза им целый вечер,

Ведь все их достижения в ее глазах – провал!

Колдун или сантехник?

Наверное, что-то с моей энергетикой,

Грустно Альбина сказала.

Мужчины какие-то с гадкой эстетикой,

Лезут под одеяло!

Намедни, сантехник мне кинул намек,

Сантехник! Куда еще хуже!

Я чувствую – это какой-то урок,

Мне гуру какой-нибудь нужен!

Подруга, с которою пили вино,

Альбину во всем поддержала,

Дала телефон колдуна одного:

«Отвадит твоих маргиналов!»

Колдун оказался серьезным спецом,

Почистил Альбину камнями,

Какие-то знаки нарисовал,

Вращая над телом руками.

Полгода ходила Альбина к нему,

Он снял с нее кучу проклятий,

Она доверяла ему одному,

И вдруг осознала, что хватит!

Полгода она не видАла мясца,

Полгода сидела в асанах,

Ментально молила Святого Отца,

Летала по Звездным Храмам.

Фиамы дымились в квартире ее,

Кристаллы стояли повсюду,

И только из хлопка носила белье,

Из глиняной ела посуды.

Но вот унитаз забился опять,

Вибрации вонью подпортив,

Альбине пришлось вновь сантехника звать,

И он к ней явился, извольте!

Высокий и сильный, с  улыбкой лихой,

Проблему решил он мгновенно,

И вдруг заявил: «Мне бы душик принять?»

Сказал, что конец его смены.

Альбина не верила даже ушам!

Защита с бронею упали,

И дальше случился какой-то бедлам,

Кошмар! Даже стены дрожали!

Наутро Альбина проснулось другой,

Оделась в шелка с духами,

И ей захотелось омлет с ветчиной,

Отправилась завтракать «К МАМЕ».

То был ресторан с верандой в цветах,

Тусовочно-модно место,

И вдруг ей за столик записку прислал

Шикарный мужчина, гротеский.

Мадам, вы – прекрасны! От вас идет свет,

В записке свой нацарапал,

Я вас пригласить бы хотел на обед,

Поедемте завтра в Неаполь?

А может, не зря так старался колдун?

Альбина подумала сразу.

Потом улыбнулась: сантехник-Нептун,

Избавил ее от проказы!

Рейтинг@Mail.ru