Стихи с улыбкой

Виолетта Якунина
Стихи с улыбкой

Сорвавшееся свидание

Мадам в перчатках в сеточку,

И в шелковых чулках,

Вплетала в локон ленточку,

И думала: «Не так!»

Не так она ответила

Соседу с горяча,

Как жаль, что не заметила

Букет из-за плеча,

И торт с бутылкой винною,

С коробочкой конфет,

Свиданочкой старинною

Мог стать бы тот обед!

Не разглядела сразу,

Очки пора менять,

И ляпнула ту фразу,

Теперь не отыграть.

«Ты непривитый, Фима!

Ко мне не подходи!»

А он в одеколоне,

И с розой на груди.

И в лаковых штиблетах,

И в шелковых штанах,

Стоял весь разодетый,

И вот, надежды в прах!

И тут же дверь напротив

Открылась у Люси,

И голос препротивный:

«Фим, у меня спроси!»

За семьдесят кокотке,

А все туда же, в строй!

Танцует вон, чечетку –

Все слышно за стеной!

На вирус наплевать ей,

Все скачет и поет,

И белом скоро платье,

За Фимочку пойдет!

Мадам в перчатках в сеточку,

И в шелковых чулках,

Писала буквы в клеточку:

«Держу себя в руках!»

Смелая Бэлла

А Бэлла о жизни красивой мечтала,

Чтоб тачка крутая и брэнды в шкафу,

В пентхаузе в мыслях уже проживала,

И ради того покидала Уфу!

Она разбиралась в бриллиантах, и винах,

В машинах, косметике, марках часов,

Составила список крутых магазинов,

Куда отведет всех своих женихов.

Да, Бэлла читала трендовых блогерш,

Когда, на какие тусовки ходить,

Полезны советы этих new-джокерш,

Для тех, кому нужно Moscow покорить!

Иллюзий, представьте, давно не питала,

Себе лишь твердила: «Я в самом соку!»,

Еще понимала: осталось так мало,

Ей шансов крутых на коротком веку.

Ведь тело ее с каждым годом дряхлеет,

А кожа грубеет, а возраст растет,

И если сейчас Бэлла вдруг не сумеет,

Прорваться нахрапом вперед и на взлет,

То завтра окажется, где-то на днище,

Придется работать за малый процент,

И жить в Южном Бутове или Мытищах,

А это совсем неприятный момент.

Поэтому Бэлла следила за телом,

Вела боди-курсы в своем Instagram,

Пиарилась в постах и сторисах смело,

В душе понимая, что это бедлам.

За славой своей Бэлла рвётся в столицу,

Готова ее покорять и сражать,

И, в общем, она ничего не боится,

Ей некуда просто уже отступать.

Милые бранятся, только тешатся

Порой бывает, слушаешь подругу,

И думаешь, какая ерунда!

Все с жиру бесится, не ведая испуга,

Моих бы ей проблем, вот это да!

А иногда бывает жесть такая,

Что думаешь: Да, как она жива?!

Была б это не Танька, а другая,

Она б уже, конечно, умерла!

Вчера, прикиньте, снова позвонила,

И рассказала, что ушел Борис,

Она в отместку ему Мэрс разбила,

А он назад вернулся, позже, как на «бис».

Она ему про Мэрс и рассказала,

И он опять, конечно же, ушел.

Тогда ей показалось что-то мало,

Пошла за ним: узнать, куда же он пошел!

И тут раскрылась полная картина,

Борис отправился, не просто "в никуда",

Его, уже давно ждала Марина,

Подруга Таньки, вот так красота!

Ну, Танька она девушка не промах,

Ввалилась к ней за Борей по пятам,

Такого дикого разгрома,

Не ожидала Маря, что уж там!

Танюха била окна и посуду,

Швыряла стульями в Бориса-подлеца,

Про Марю, если можно, я не буду,

На той вообще отныне нет лица!

Но суть в другом, Марина оказалась,

На самом деле вовсе ни при чем,

Борис-козел решил, что это малость,

Подруг рассорить сладким калачом.

Маринке позвонил, чтоб напроситься,

На очень важный личный разговор,

Купил вискарь, с намерением напиться,

А тут представьте, фирменный террор!

Но самое смешное, было дальше,

Борис сраженный Танькой наповал,

Вдруг понял, что не быть иначе,

И фурию в объятия поймал.

В любви признался пылко он Татьяне,

Маринке с ходу оплатил ремонт,

И свадьбу предложил сыграть в Пхеньяне,

Где только что купил отель «Бомонд».

Не знаю я теперь, ну, если честно,

Чем кончится весь этот сериал,

А Танечка – счастливая невеста,

Пока, конечно, Борька не сбежал.

Прощай, муженек

Лимонная долька на блюдце с цветами,

Янтарный медок и с мелиссой чаек,

И книжная полка с твоими стихами,

Как ты там сказала: "Прощай, муженек?"

В замедленной съемке я вижу все сборы,

Вот шкаф разевает пустующий рот,

И я начинаю мольбы и поборы,

Прошу, хоть неделю, а ты в разворот!

Сложила уже все свои чемоданы,

Гитару взяла и две стопочки нот,

И глобус с флажками, то дальние страны,

О них мы мечтали с тобой без забот.

И Джонни болонка с тобою уходит

И кенар Мольер вместе с клеткой в отлет,

По дому Тоска с Одиночествам бродят

И Стыд бесконечный к ним в гости зайдет.

Продолжу я пить алкоголь беспробудно,

Травить организм и дурманить мозги,

Надеясь при этом все время подспудно,

Что мы будем вместе и мы не враги.

И в самый последний момент перед бездной,

Тебе я звоню и, рыдая, зову,

Клянусь: "Не придешь, я тот час же исчезну!"

И слышу в ответ: "А я, с кем говорю?"

Брак женщинам к лицу

«Деточка моя, послушай Молю,

Все уже когда-то это было,

Да, тебе, конечно, очень больно,

И скажи, что я не говорила!»

Соня нервно выпила водицы,

Посмотрела, искоса, на Молю,

С бабушкой её они – сестрицы,

Но другой породы она, что ли?

Моля проживала в доме мужа,

Третьего, ушедшего в могилу,

В семьдесят был брак уже не нужен,

Только Моля в ЗАГС опять сходила.

Вот теперь сидит тут на веранде,

В брючном нежно-розовом костюме,

В пьеркарденовском шифоновом тюрбане,

Моля, как всегда была в изюме!

Уж чего нельзя сказать о Соне,

Счастье не случилось с ней навечно,

Целый год она была в загоне,

Переехав к парню быстротечно.

Моля ей, конечно, говорила:

«Детка, не пори сейчас горячку,

Без печати всё теряет силу,

Ты свой дар, бросаешь, как подачку!»

«Съехаться – ничуть это не стыдно!

Так сейчас все делают повсюду!»

Соне было страшно, как обидно,

Словно ей вменяли склонность к блуду.

«Деточка, мы все всё понимаем,

Это страсть, и чувства, и желания,

Но, не зря ж обряды соблюдаем!

Тут же – лишь пустые обещания!»

«Ах, при чем тут странные обряды?! -

Возражала Соня, да со смехом. -

Свадьбы никому из нас не надо,

Родственникам только на потеху?!»

Моля не теряла хладнокровия,

Толковала внучатой племяше:

«Брак полезен женскому здоровью!

А без брака ты не станешь краше!

Уясни: мужчина настоящий,

Свою женщину свободной не оставит,

Он ее за спину свою спрячет,

Под фамилию свою скорей поставит.

Тот же, кто в любви тебе клянется,

Но не просит, ни руки, ни сердца,

Вот увидишь, пшиком обернется,

Бойфренд – вечный мальчик, хрен без перца!»

Соня поступила, как хотела,

Переехала к любимому в пенаты,

Но любовь в быту, увы, сгорела,

И прогнали Соню вон из хаты.

Соня собирала чемоданы,

Вниз тащила, обливаясь потом,

Тот, кто был «кисулечкой» недавно,

Оказался полным идиотом!

Он с балкона наблюдал, как Соня,

Все такси, забила своим скарбом,

Даже не пошел помочь спросонья,

Точно через час пойдет по бабам!

Вот теперь, чаевничая с Молей,

Соня захотела вновь поплакать,

Сколько можно было ее тролить,

Лучше б посадили сразу на кол!

Моля вдруг внезапно рассмеялась,

И сказала, что грустить не надо,

И сияя, Сонечке призналась:

«Ты летишь со мною в Колорадо!

Роки-Маунтин увидим, Меса-Верде,

Я уже мечтаю и о том,

Чтобы лично повстречаться с Полом Рэдом,

Новым, между прочим, женихом!

Ну и ты развеешься, конечно,

Дам тебе мой личный мастер-класс,

Как остаться девушкой навечно,

Той, что парни сразу тянут в ЗАГС!»

Рейтинг@Mail.ru