Тихий омут

Виктория Падалица
Тихий омут

Глава 1

Ты хотел быть один, это быстро прошло.

Ты хотел быть один, но не смог быть один.

Твоя ноша легка, но немеет рука,

И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака…

Кино,"Последний герой".

Кирилл Дунаев, и без того редко улыбающийся мужлан средних лет, пребывал в каверзном расположении духа. Настолько он был раздражен всем тем, что изо дня в день, из года в год происходило в его скучной, по его же личным и плоским меркам, жизни, что и словами не описать. В таком состоянии и настроении, его лучше бы вообще не трогать, не тревожить, не заговаривать, не напрягать, не маячить перед глазами. Да и ближе, чем на пару метров, подходить, прямо сказать, было опасно. Однако, выместить зачастившую внутри себя гостью-злобу, выплеснуть накопленный вагон негатива, или попросту оторваться было не на ком, ведь Кирилл находился абсолютно один.

Он одинок, и это действительно так.

В общем и целом, Кирилл Дунаев – это абсолютно, до глубины души, одинокий человек. Как здесь, в машине, где он сидит и рулит в данный момент, так и в жизни.Нельзя сказать, что Кирилл слыл отвергнутым изгоем и никому не интересным человеком, ведущим отшельнический образ жизни. Напротив, он обладал достаточно притягательной внешностью и пользовался популярностью среди женщин, но был довольно переборчив и требователен к окружающим и их качествам.

Помимо привлекательности, Кирилл Дунаев харизму имел, а также раздутое до беспредельно неприличных размеров самомнение.Определенные достижения и в бизнесе имел он за годы стараний, которыми похвастаться не стыдно. Добивался всего сам, за что слыл умницей и трудягой с малых лет. Да и приятели у него имелись, так что скучать Кириллу и томиться в тоске и грусти в своей квартире на центральной улице городка, в котором он родился и вырос, приходилось крайне редко. И то, когда он сам изъявлял желание побыть наедине со своими мыслями.

Кирилл активно следил за собой, занимался спортом, вел здоровый образ жизни, респектабельно одевался и всегда выглядел ухоженно, стильно.Но и он был не идеален от слова совсем. Самый главный минус заключался и обуславливался тем, что Кирилл не отличался спокойным нравом: быстро заводился и достаточно медленно остывал после этого. Чем и отпугивал от себя женскую половину человечества.Спустя какое-то время, а для того прошли годы, манера злиться и по любому поводу феерично вспыхивать как спичка для камина, неминуемо вошло в привычку.

Такое поведение для Кирилла стало обыденностью. И тому поспособствовало немало причин.Жена Кирилла, к примеру и привеликому "Кирилло-вселенскому огорчению", с которой они совсем-совсем не жили вместе вот уже несколько месяцев, знала о скоропалительной вспыльчивости как незавидной и неизменной особенности характера супруга. И, как водится, чуть что не по ее нраву было, активно пользовалась этим, раздувая его недостатки, нервируя Кирилла при каждом удобном случае, который выпадал частенько, потому что Кирилл с его трудным характером поводов давали кучу.

Да и к тому уже имевшемуся прибавилось кое-что вопиющее, как думал Кирилл: жена слишком много от него, трудолюбивого бедолаги, требовала. При этом сама, паскуда ленивая и любящая пилить из-за каждого пустяка, ничего не делала и не пыталась его понимать.

Кирилл, весь в не себя, готовый в любой момент просто взять и разорваться в пух и прах от переполнявшего его нутро раздражения и обиды, ехал к себе домой прямиком от жены, безбожно матерясь при этом за рулем своей роскошной, недавно купленной машины.

Он был настолько занят обдумыванием того, что случилось буквально несколько минут назад, и перемыванием косточек нерадивой женушке, что практически не глядел на дорогу.Да, действительно, куда ж там отвлекаться от столь важных размышлений, когда Кирилл, казалось бы, вот-вот воспламенится от гнева.

"И надо было мне, уставшему за день, да ещё и без настроения поругаться, тащиться к этой суке прямо сегодня, чтобы дать ей денег воочию??? Ну идиот же, иначе никак не назвать меня! Надо было переводом отослать и не парить мозг ни себе, ни ей. И почему я до сих пор не подам на развод? И вправду, почему, а???"

Кирилл в мыслях задал себе этот насущный вопрос, настолько долго висевший без ответа, что стал скорее риторическим, нежели имевшим достойный аргумент, и немного подумал.Пару секунд, не более того, он молча изучал свои пальцы, постукивающие по обивке руля. А потом сам себе ответил. Так же обтекаемо, как и обычно. Но ведь Кирилл априори не мог не приехать к жене сегодня, и на то было очень веское обстоятельство, а именно его раскалённый докрасна от входящих звонков телефон.Утреннее известие жены об ее очередной мнимой болезни и активное давление на Кирилла и его вспыльчивость сделали свое дело.

– Ну дурень же. Вот потому и не подам никак. – произнес Кирилл. – Терпила, а также сердобольный и наивный дурень. Вот кто я.

Цокнув языком, Кирилл вздохнул тяжко и перевел тоскливый взгляд на дорогу.

– Да чтоб меня черти вздрючили за то, что позарился на эту паразитку и добровольно перечеркнул свою волю и жизнь! А ещё за то, что деньги до сих пор ей даю! Подонок ты, Дунаев, – повторил он слова жены. Его голос в тот же миг стал тише. – Какой же ты подонок, что до сих пор её жалеешь…

А дальше из Кирилла полилась река отчаянного мата и самобичевания. Он, ругаясь на чем свет стоит, очень злился и на себя, и на жену, и на время вместе с лучшими годами брака, зря потраченные с ненужной и неподходящей ему женщиной.

Жена по имени Катерина не устраивала Кирилла во многих вещах, начиная с ее обложки – незаурядной внешности, которая когда-то раньше была очень даже хороша, но которую Катерина непростительно и неотвратимо запустила, и заканчивая ее внутренним содержимым – стервозной натурой и бесконечными потоками претензий в отношении Кирилла.

Катерина сильно изменилась за десять лет их совместной жизни, превратившись из милой девушки в старую, несмотря на ее средний возраст, злобную грымзу.Вот, что коробило Кирилла. Растолстела его жена знатно и продолжает неусмирительно толстеть, невзирая на замечания со стороны мужа и то, что ее облик, помимо эмоциональных срывов и прочего, также послужил причиной ухода Кирилла из семьи.

Относительного ухода из семьи, конечно. Его перебежки нельзя было соотнести с постоянной величиной. А все потому, что Кирилл был не готов расстаться с Катериной, пусть и не привлекающей его в сексуальном плане, как раньше, так как боялся остаться один на совсем. Да, одиночество для него казалось сродне смерти. А потому, иногда Кирилл, дабы удовлетвориться в потребности общения, приезжал к жене и спал с ней. Делал он это дело при выключенном свете, начиная с момента, как раздевал ее.

А сегодня Катерина выглядела ну совсем не так, предстала перед ним не в том свете, чем и оттолкнула от себя раз и навсегда. И в чем заключалась та причина резкого отлучения от нее и ее тела, Кирилл понять не смог. Да и незачем поднимать эту тему снова и мусолить ее на ночь глядя. Истина давно лежала на поверхности, это Кирилл ее не хотел видеть. Надоела ему вся эта беготня от жены к краткосрочным любовницам, вот и вся причина. Ни к чему ведь такая жизнь праздная не приведет.

Кирилл не хранил верность жене Катерине примерно с самого начала их брака, постоянно ища любовь на стороне. На самом деле, он не был таким уж ветреным, он просто мечтал забыть о насущных проблемах, нависших над его головой на протяжении нескольких лет. Он от жены не скрывал, что гуляет, за что Катерина, само собой, пилила его. Как считал Кирилл, необоснованно.

"Мало того, что выглядит Катерина так, что друзьям показать ее стыдно, так еще и возмущается, что я с другими время свободное провожу. Видела то она меня с очередной дамочкой, то свидетели-подружки ее наплели, где я был и с кем. Ну и, чего и требовалось ожидать, зацепилось одно за другое, и понеслось. Выслушал от нее много чего про себя. Мол, она потратила на меня, козла, лучшие годы своей жизни. Будто бы я не потратил свои лучшие годы на пустую и бесполезную жизнь с ней! Но я же не говорю ей об этом. Мне уже сорок, и что с того? Чего я добился, живя с ней под одной крышей?"

Кирилл впал в размышления, продолжая выгораживать себя.

"Да, я успешный, у меня есть престижная высокооплачиваемая работа, хорошая руководящая должность в кампании, деньги есть, но, а хули толку? Куда деньги эти совать, на кого спускать? Катерина так и не подарила мне детей, а я мечтал о них с тех пор, как связал себя узами брака. Мы пытались долго и безрезультатно завести ребенка, ходили по лучшим клиникам, но попытки наши не увенчались успехом. Были только зря потраченные деньги и нервы. А виной ее бесплодности послужил неправильный образ жизни Катерины и ее чрезмерная полнота, которая перезапустила гормональный фон, и который лечить нужно было долго, кропотливо, с диетами. Может, и операция бы потребовалась, но жена, невзирая на свои обещания исправиться, продолжала жить так, как хотела. Я с ней воевал-воевал, но все нескладно, а потом псих меня накрыл, и бросил я ее. Пускай сама как хочет, так и живет, думал. Я надеялся, что Катерина возьмет себя в руки. Но нет, она стала еще толще, несносней, у нее появились тяжелые заболевания, которые уже не излечить. Но жалости во мне к ней не было и нет. Сама виновата, что стала такой."

Кирилл не лукавил. Он и впрямь не имел жалости ни к жене с ее проблемами со здоровьем, ни к другим людям, которые действительно нуждались в поддержке. Он даже ни разу за свои сорок лет милостыню не подал. Считал это низменным занятием, а тех бедняг, кто стоял с протянутой рукой, клеймил лодырями и бездельниками, и обходил стороной.

"Сколько себя помню, никогда не принимал, как все они выражаются, особенных девушек, то есть со всякими дефектами: жирных, больных, инвалидок и прочих. Не нравятся мне такие, и жалеть их не стану. Я предпочитаю идеальных телом и внешностью, красивых, ухоженных принцесс, знающих себе цену, но при том обладающих нормальным, адекватным характером. И ищу я себе именно такую, безупречную во всем, пусть и с большими запросами, но зато чтобы не была она с дефектами, уродствами, или, еще того хуже, без мозгов. Умная, красивая, плодовитая мне нужна. Вот и все критерии отбора…"

 

Кирилл повел плечами и взглянул на себя в зеркале заднего вида.

«По-моему, это не так уж и много. Но такие мне почему-то никак не попадаются. А если попадаются, то крайне редко и то за деньги, на ночку. А мне бы семью хотелось завести, ребенка, и не одного. Вон, большинство знакомых моих, которые с головой на плечах, давно обзавелись потомством, а я все один да один. А как мечталось бы, чтоб сейчас я не от Катерины ехал на нервах весь, а с работы домой, где меня бы ждала беременная жена и детишки. Они бы, увидев меня на пороге, подбежали бы и кинулись обнимать папу, по которому соскучились за весь день.А как я люблю мелких карапузов, аж не передать словами…"

Была у Кирилла в одно время подруга с ребенком, мать-одиночка, которую бросил мужик ее нерадивый, и к которой Кирилл испытывал теплые чувства когда-то давно, еще до женитьбы. Приходил к ней в качестве друга семьи, сидел подолгу и нянчил ее малыша, представляя, что этот ребенок мог бы быть его родным, если бы подруга его ответила взаимностью. Но она не отвечала, не хотела признавать Кирилла в роли мужа, потому что любила того, кто ее кинул, надеялась на его возвращение. Этот нерадивый папашка вроде бы одумался на какое-то время, и подруга Кириллу об этом сообщила, попросив прекратить общение. За то время, пока она была с ним, Кирилл успел жениться на другой. А потом, когда подругу и ее ребенка снова кинул ее любимый, и она готова была метнуться к Кириллу от чувства безвыходности, тот был уже занят Катериной.

Так и разошлись их пути. Где она, та подруга, и что с ней, Кирилл давно не знал.

"Вроде бы, она перебивается, чем придётся, с одного на другого прыгает, постоянного нет, как говорили наши общие знакомые. А я вот, тоже. Ни туда ни сюда. Не пришей рукав к одному месту, как говорится… Может, лучше бы отыскать ту подругу? Но уже и перегорело как-то, не хочется ее видеть. Любимым быть хочу, а не на подхвате и в ожидании, когда меня снова подвинут. Я ведь никогда ей не нравился, как мужчина. Хотя она, узнай, чего я успел достичь за десять лет, согласилась бы стать моей женой. Из-за денег и обеспеченного будущего, конечно же, согласилась бы. Не хочу я так. Искренности хочу. Должен найти. Искреннюю и идеальную. Желательно, с авто и собственной квартирой, чтобы она не висела у меня на шее."

Глава 2

Подари мне, подари этот вечер.

Я тебя благодарить буду вечно…

Женя Белоусов, "Просто ты одна".

За окном иномарки – поздний вечер, город окутали сумерки вперемешку с огнями снующих мимо авто и уличными фонарями, стремительно убегающими вдаль.

Сидел себе Кирилл в своей, нашпигованной собой неотразимым, тачке, сидение попой грел, буйствовал молча, размышлял о жизни, никого не трогал, не подрезал, как тут потревожили его.

На дорогу внезапно выбежала какая-то перепуганная девушка, и прямо под колеса его машины устремилась.

– Черт возьми!!! – испугавшись, что сбил человека, Кирилл в панике сигналя, но впустую, резко дал по тормозам.

Он уже не думал, о том, что сзади ехали другие машины, и водители запросто могли, не среагировав на непредвиденный маневр ехавшего впереди Кирилла, преспокойно, без спешки и вполне предсказуемо врезаться в его любимую тачку.

Кириллу несказанно повезло, аварии не приключилось. Кое-что другое уже приключилось, более непредвиденное. То ли ещё будет…

Девушка, секунду назад стоявшая в зоне его видимости, в миг исчезла. Кириллу оставалось лишь молиться, чтобы она не оказалась раздавлена насмерть его машиной.

– Ну психопатка доморощенная! Только бы не под колесами… Только бы не под колесами…Пребывая в сильнейшем эмоциональном потрясении от того, что только что видели его глаза, а руки, вместе с быстро сработанной реакцией и без того кипящего мозга, успели предотвратить непоправимое, Кирилл, не захлопывая двери и не глуша двигатель, вышел из машины со страхом, что все же не успел затормозить вовремя и зацепил девушку.

А быстро ли сработала реакция Кирилла?

Едва ли он был уверен в этом. Он даже не был уверен в том, что ему все это не показалось.

Девушка, относительно невредимая, скрючившись, лежала на земле и плакала. Так тихо, что Кирилл едва слышал ее всхлипы.

На теле девушки, покрытом рваной грязной одеждой, и лице имелись некоторые повреждения: давнишние ссадины, царапины, но они совсем не могли быть связаны с Кириллом. Значит, он успел остановиться вовремя, да и девушка не под колёсами находилась, а в нескольких сантиметрах от автомобиля. Только вот девушке той, по всей видимости, жить расхотелось, потому она и бросилась на встречную машину, коей по несчастливой случайности оказалась машина Кирилла.

Кирилл, весь на эмоциях, окончательно убедившись в том, что девушка не пострадала из-за него, набрал в лёгкие побольше воздуха и принялся нещадно полоскать ее матом. Так громко он делал это, что из машин вышли и другие водители, чтобы поглядеть на сие представление.

Девушка продолжала плакать, свернувшись калачиком на асфальте, делала вид, будто бы не реагирует на ругань, как и на Кирилла в целом. Ее странное поведение вместе с тем, что из-за нее он чуть не стал убийцей, еще сильнее взбесило Кирилла.

– Ты глухая, что ли??? – Кирилл, не удержавшись от распирающего его нутро действия, на которое несчастная девушка прямо-таки напрашивалась, присел на корточки возле нее и, склонившись близко, проорал прямо девушке в ухо. – Оглохла, спрашиваю?! Что с тобой, овца?! Обкололась или жить надоело??? Ты вообще соображала, куда неслась??? Ну точно под наркотой… В полицию тебя сдать, заразу такую?! Точно в полицию, туда тебе и дорога. Пусть там с тебя выбивают показания и дурь заодно…

А девушке хоть бы что. Угрожай, не угрожай, хоть до посинения ори на нее или пока голос не пропадёт… Девушка даже не обратила внимания, что Кирилл находился к ней близко. Она вообще будто бы не слышала его и не поняла, что к ней подошли. И ей в этом плане повезло.

Кирилл смутился и, погладив себя по волосам, огляделся по сторонам, раздумывая, как лучше всего поступить теперь, чтобы не выглядеть дураком перед зрителями. Да поздно метаться и строить из себя идеального, он и так показал себя не с лучшей стороны.

Осторожно подняв девушку с асфальта, Кирилл на руках понес ее к машине. Там посадил наперед. А когда отъехал от места происшествия, припарковался и снова спросил ее, но уже спокойно и без ругани.

– Что с тобой случилось?

Девушка опять не среагировала на вопрос. Она, дрожа то ли от холода, то ли от страха, смотрела впереди себя, никуда не поворачивалась.

Кириллу только сейчас пришло в голову то, что должно было прийти сразу же, ещё там, на дороге. Возможно вполне, что эта девушка попала в беду и чудом спаслась. И сейчас она находится в шоке от случившегося, и сама пока не осознала, что могла быть раздавлена авто, если бы не сногшибательная реакция не менее сногсшибательного Кирилла Дунаева. Или только что осознала это.

А еще эта девушка могла убегать от кого-то и не заметить автомобиля, что полностью исключало факт предотвращения Кириллом спланированного ею суицида.

Могло произойти всякое, а Кирилл, толком не сообразив, разом набросился на бедняжку с нецензурной бранью и неутешительными самовыводами.

Кирилл же, как человек, не имевший способности войти в чужое положение и совсем не предрасположенный к жалости, намеревался получить точный и прямой ответ на свой вопрос прямо в эту секунду. Он взял девушку за плечи и принялся трусить ее, делая это до тех пор, пока девушка не обернулась.

Подняв свои большие, заплаканные серые глаза, в которых отражались страх и беззащитность, девушка в первую очередь обратила внимание на глаза Кирилла, а потом, спустя пару мгновений, перевела взгляд на его приоткрытые, но ничего не говорящие губы. Какое-то время девушка, не шевелясь и не моргая, смотрела на губы Кирилла. Тот продолжал молчать, ожидая от нее внятного ответа.

– Ну? Ты будешь отвечать? – вновь не удержал Кирилл свой нетерпеливый нрав.

Девушка, опечаленно взглянув вновь ему в глаза, коснулась своих ушей, видневшихся из-под спутанных волос, а затем покачала головой, показывая этим жестом, что не слышит его.

– О, черт… Так она глухая… Только этого еще не хватало… – отвернувшись, чтобы девушка не прочла сказанного по губам, процедил Кирилл вполголоса. – Вот почему она не глянула в сторону машины, когда я ей трубил вовсю. Вот же непруха, а… Чистой воды непруха. И что и теперь делать с ней? Куда вести? У тебя есть дом? – тронув девушку за плечо, Кирилл принялся изображать руками крышу. – Ну, дом, где ты живешь? Адрес скажи свой, я отвезу.

Девушка отрицательно закивала.

"Не хочет она домой, возможно, что сбежала как раз оттуда. Либо такового у нее нет. Или она из детского дома или из колонии, что в принципе одно и то же… Как бы узнать, чтобы ответила…"

– Ты местная? Ты отсюда или приезжая? Ты из этого города?

Девушка кивнула.

"Местная, значит. И по губам читает."

Девушка по губам-то читает, поскольку приходится, но пока что делает это не очень разборчиво, поскольку Кирилл повторил предыдущий вопрос трижды, и только на третий раз девушка поняла, что от нее хотят услышать.

Кирилл протянул девушке свой мобильный, ожидая, что та напишет кому-то из родных и попросит, чтобы ее забрали. Но девушка, взглянув на гаджет, не взяла его. Вместо этого она снова расплакалась и уставилась в окно.

Какое-то время Кирилл ждал, когда девушка придет в себя и вновь повернется, а немного после опустил протянутую руку и завел мотор.

Глава 3

Не выдержав неловкости непривычной для случая знакомства тишины, Кирилл, спустя несколько тяжелых минут молчаливого сопения, включил радио, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.

Попутчица его таинственная, обратив внимание на это действие, с интересом уставилась в мерцающий экран навороченной магнитолы. Прочитав название песни, транслируемой в тот момент по всем известной поп-радиостанции, девушка, выражая согласие, проявила смелость, и сама сделала звук погромче. Потом еще громче и еще. Девушка не заметила, как прокрутила колесико регулятора громкости до предела и продолжала свое дело, недоумевая, почему перестало работать это чертово колёсико и почему оно не двигается дальше. А потом, только когда поняла, почему регулятор громкости не крутится, и виной тому вовсе не поломка магнитолы, а ее собственная поломка, куда более серьёзная, резко отпрянула от панели управления. Болезненно помотав головой, будто была отчаянно не согласна с чем-то, она вновь отвернулась к окну, чтобы Кирилл не видел ее лица. И, сжавшись на сидении в клубок, заплакала. Взялась, короче, за свое привычное мокрое занятие с тех самых пор, как Кирилл имел возможность с ней странным образом пересечься. Вот как посадил ее в салон своей тачки, так она эту тачку слезами и заливает.

Кирилл, который успел почти оглохнуть от музыки, но не выказал недовольства по поводу излишней громкости звука, сообразил, что в салоне заиграла либо любимая песня девушки, либо девушка надеялась, что хоть что-то услышит, а потому максимально наболтала радио.

Кирилл, что было ему прежде не свойственно, с пониманием вошёл в положение бедняжки и, недолго думая, совсем отключил радио. Он сделал так, чтобы лишний раз не расстраивать девушку, которая, судя по всему, и так многого уже натерпелась. Кирилл, хоть и привереда, но он потерпит еще и посидит в раздражающей тишине и неизвестности до самого конца пути. Ему, бедолаге, которого никто не жалеет, и так не впервой лишаться чего-либо из-за очередной особи противоположного пола. Зато Кирилл выудил еще одну истину из молчаливой попутчицы благодаря собственному наблюдению за ней и ее искренней реакцией на раздражитель. Необычная попутчица, как прояснилось по ничем не подкрепленным, но по сути неопровержимым предположениям и догадкам Кирилла, не родилась с глухим недугом, а приобрела его совсем недавно.

Кирилл снова взглянул на девушку, уделив ее детальному изучению всего несколько секунд. Он хотел бы больше, но не хотел показаться навязчивым. А после перевел заинтересованный и немного удрученный взгляд на дорогу.

Попутчица, чтобы не привлекать излишнее внимание к себе, тихо плакала, уткнувшись лицом в окно, плечи ее подергивались. Как ее разговорить, что сделать стоило не только для этого, но и что принято делать вообще в столь непростой ситуации, Кирилл совершенно не знал. Ему сейчас будто недруги подсунули некую штуковину с такой сложной поломкой, с которой он прежде никогда не сталкивался и не знал, как ее раскручивать, при этом попросили разобраться в проблеме поломки и починить ее быстро. Именно так он себя чувствовал, находясь с проблемной девушкой в одной машине, недокумекивая, как добиться правды от нее и куда ее в принципе девать.

 

Остановившись на заправке в черте города, Кирилл заправил полный бак бензина и какое-то время простоял на свежем воздухе, глядя на пасмурное и беспокойное вечернее небо середины осени. Раздумывая, как поступить, чтобы идеально чётко провернуть несуразное и ни в какие рамки дело, которое ему пришлось затеять, и чтобы все остались довольны. Кирилл достаточно долго не возвращался в салон своего авто, кропотливо мозгуя данную ситуацию.

"Бессмысленно допытываться от нее, кто она и откуда взялась. А что с ней стряслось, и подавно не стоит спрашивать, все равно не расскажет. Ясно же и без слов лишних, что она убегала от кого-то, да еще и одета в тонкую летнюю маечку, несмотря на довольно прохладную и сырую погоду. – рассуждал про себя Кирилл, смотря вперёд. – Вот это я вляпался. Лучше бы не ездил к жене сегодня, не было бы всего этого. А тут поехал и только проблем себе заработал дополнительных, что хоть стой, хоть падай. Мало того, что деваха попалась с темным и неприятным недавним прошлым, да еще и глухая на оба уха. Тут уже ничего не попишешь… – и тут его осенило. Сам себе помог найти выход из сложившегося тупика. – Попишешь. Точно! Она наверняка умеет писать! Вот каким образом я обо всем узнаю. – гениальная идея взбрела ему в голову. – Но у меня с собой ни ручки, ни блокнота нет, как назло. Что же придумать? Хм…»

Вернувшись в салон, Кирилл осмотрел его на предмет нужной ему вещи. Мобильный телефон попал в зону его внимания. Ну тоже неплохой вариант…

Кирилл вновь попытался спросить девушку о том, что хотел выяснить.

– Как тебя зовут? – настрочив это сообщение, Кирилл подал гаджет девушке, чтобы та прочла его.

Девушка прочла, затем стерла вопрос и написала свое имя.

– Стася. – затем вернула гаджет Кириллу.

– Кирилл. Сейчас мы едем ко мне. Ты непротив? Или подкинуть тебя до твоего дома? – следом Кирилл написал и дал ей почитать.

Девушка кивнула в знак согласия и указала на Кирилла пальцем. Значит, к нему домой ехать хочет.

"Эту девушку зовут Стася, и я везу ее к себе. Станислава. Вот и все, что я знаю об этом человеке. Вроде не похожа она на проститутку, не смахивает на мошенницу. И вроде бы не наркоманка, по крайней мере, это не бросается в глаза. Да и зрачки у нее вполне нормальные, глаза от слёз красные и опухшие. Значит, точно она попала в какую-то беду и стала жертвой преступника."

После чего Кирилл охотно закурил, нервы его сдали, да и сам он сдулся. Уж очень Кирилла волновало много чего еще, но он стеснялся задавать девушке вопросы вроде, "ты нарочно кинулась под колеса или же действительно не видела, куда бежала?" Или "Ты случайно не из тюрьмы удрала?" Он понимал, что девушка находится в подвешенном состоянии. Как и он, она в любой момент могла сорваться, и тогда неизвестно что будет. Ведь то, что попутчица готова ехать домой к первому попавшемуся, означает, что ей в городе совсем не к кому обратиться за помощью. И она прониклась к Кириллу доверием. Возможно… Ему хотелось в это верить. А еще Кирилл побаивался, что девушка может его провести. Но решился рискнуть.

Кирилл, подумав, что попутчица Стася тоже хочет покурить, протянул ей свою сигарету. Мало ли, думал он, вдруг это ее успокоило бы. Стася нехотя взяла сигарету из рук Кирилла и, сделав одну маленькую неправильную затяжку, закашлялась и вернула сигарету обратно Кириллу.

"Не курит. Но нервничает. – размышлял Кирилл. – Что-то с ней точно случилось плохое. Не зря же под машину летела как оголтелая. И одежда на ней, состоящая из джинсов и маечки, то ли серой, то ли когда-то бывшей белого цвета, вся грязная и мокрая. Она вся как мышь мокрая и замусоленная. Даже не одежда то на ней, а одно сплошное рванье. Вряд ли в тюрьме так одеваются. Нет, точно не из камеры она так лихо бежала. Если так, то из дома, по прикиду похоже на то. Но тогда почему на ней нет верхней одежды? А вдруг Стасю обокрали на улице или вообще похитили?"

Вот это тайное Кириллу и предстоит узнать. Он ведь не привык останавливаться на полпути. Доведёт это дело до конца и выяснит, что послужило причиной встречи с покалеченной девушкой без слуха в еще более неприятном контексте.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru