Одинокое сердце

Виктория Лукьянова
Одинокое сердце

Глава 1.

Который день подряд мне чертовски не везет на работе.

Все началось на прошлой неделе, когда вылезла недостача в кассе, и хозяйка списала с нас троих продавцов кругленькую сумму. Точнее, для нее это копейки, а вот нам ударило по карману. И теперь мне предстояло потуже затянуть пояс, чтобы не помереть с голоду.

Таня, моя подруга и помощница, которая поддержала меня в трудную минуту, сказала, что я зря так отчаянно ругаюсь, и все еще нормализуется. Но ей-то не понять, как тяжело копить деньги, чтобы рассчитаться со всеми долгами, когда у тебя есть хорошая стабильная работа, приносящая очень даже приличный доход. Поэтому у девушки никогда не было проблем с деньгами. Я же перебивалась с одной подработки на другую, нигде за последние три года надолго не задержавшись.

Да и сложно было найти хорошее место, где меня приняли бы со средним образованием и сомнительными записями в трудовой книжке. Вот и сейчас я работала неофициально, побоявшись в очередной раз не прижиться надолго на новом месте.

Сегодня я возвращалась с работы в расстроенных чувствах. Покупательница устроила истерику, и мы кое-как угомонили ее, но нервов потрепала так, что хватит на неделю вперед.

Забравшись в свой потрепанный пикап, который мне достался после смерти отца, я со второй попытки завела мотор и хотела покинуть парковку, как мой потрескавшийся после пары неудачных падений смартфон пропищал. Я взглянула на экран и обомлела. Вот от кого я точно не ожидала звонка.

На экране высветилось имя моей случайной знакомой Вероники.

С ней я познакомилась несколько месяцев назад, перед новогодними праздниками. В тот день я приехала на свою прошлую работу, когда подрабатывала в обувном магазине в торговом центре. После смены, я вышла на парковку, прихрамывая от усталости, и столкнулась с одной крупной проблемой – кто-то заблокировал мой автомобиль, покрытый снегом. Возможно, не затейливый автолюбитель посчитал, что этой машиной уже давно не пользовались и решил бросить свою дорогущую иномарку поперек выезда.

Чертыхнувшись, я обошла автомобиль и не нашла никакой записки с номером. Следующим этапом было попинать колеса, но и это не подействовало. Я готова была разрыдаться от такой не справедливости или просто начать колотить злосчастную машину, но отмела эту затею сразу, прикинув, сколько эта белоснежная новенькая машинка может стоить. Занявшись тем, что счищала со своего пикапа сугроб, я не заметила, как пролетело время, и на парковке объявилась шикарная блондинка, облаченная в пуховик и сапожки. В руках у нее было не меньше десятка разных цветастых пакетиков с логотипами дорогих бутиков. Она кое-как прижимала к уху телефон и щебетала с кем-то, волоча свои покупки.

Оказавшись около автомобиля, она сгрузила пакеты на снег и потянулась к сумке, в которой не сразу отыскала ключи. Но вот почему-то машина никак не реагировала. Она несколько раз нажала кнопки, чертыхнулась и пнула по колесу машину. Прямо как я.

И тут она посмотрела на меня, стоявшую чуть поодаль и скрестившую руки на груди.

– Привет, – весело махнула она рукой и бодро пошла в мою сторону.

– Привет, – уныло ответила я, рассматривая девушку.

Она поправила сползавшую на глаза шапку и задорно рассмеялась, поворачиваясь к своей машине.

– Мне не везет сегодня, – отозвалась она, протягивая руку для приветствия.

Я удивленно уставилась на ее обнаженную покрасневшую от холода руку и, сняв перчатку, ответила на жест.

– Вероника, – произнесла она. – Я вероника Майер. А ты?

– Маргарита, – назвала свое имя. – Маргарита Некрасова. Хотя, какая разница? – и пожала плечами, задумавшись, что фамилия у девушки редкая и немного знакомая. Кажется, я где-то уже слышала ее.

– Точно, – подмигнула она и расхохоталась. – Никакой разницы. Как думаешь, что с ней? – и она кивнула в сторону молчаливой машины.

Я вновь пожала плечами.

– Может, аккумулятор? – произнесла я, подумав, что проверила бы сначала его.

У меня-то часто были проблемы с аккумулятором, а всё потому что давно его нужно было заменить. Он уже отживал свое, а меня душила жадность. Для такой машинки как моя требовался дорогой агрегат.

– Да ладно, – ругнулась она так смачно, что я бы покраснела, если бы мои щеки не были красными от холода. – Сейчас все решим.

И она достала телефон и набрала номер. Через мгновение ей ответили, и она быстро затараторила. Я не успевала понять, что девушка говорила.

– Спасибо, – сказав это, она убрала телефон в карман и повернулась ко мне. – А ты почему тут стоишь?

Удивленно посмотрела на меня, словно и не замечая, что заблокировала мою машину. И я указала рукой на этот досадный факт. Тогда Вероника огляделась и задорно рассмеялась, вот а мне было не до смеха.

– Прости меня, Маргарита, – пролепетала она, поборов приступ смеха. – Я так торопилась купить подарки на новый год для всех своих друзей, что даже не обратила внимания, как оставила машину. Я проторчала в этом торговом центре почти весь день.

Я оглядела ее пакеты и хмыкнула, что выбор видимо был действительно тяжелый. Я бы даже порог таких магазинов не переступила.

– Может, у меня погреемся, – предложила я, заметив, как оживилась Вероника, подхватившая ворох пакетов и быстро затолкав их на заднее сидение пикапа.

Пока я заводила мотор и прогревала машину, она села рядом, растирая красные ладони.

– Перчатки надо носить, – посмотрела на ее руки, которые она протянула к печке.

– Я потеряла их, – рассмеялась она. – В последнее время рассеянной стала. Все время что-нибудь да забуду.

Я повернула голову в сторону девушки, рассматривая ее задорный небольшой носик и пухлые, но аккуратные губки. На щеках яркий румянец, а из-под шапки падают волны шелковистых золотистых волос.

– Все началось, как замуж вышла. Дернул же черт меня за язык сделать ему предложение. Вот теперь пытаюсь соответствовать статусу жены. И ни черта не получается. Вон тому подтверждение, – и она кивнула в сторону машины. – Подарил мне на свадьбы новый автомобиль, не прошел месяц, как он сломался. Надеюсь, Эрнест не узнает.

Вероника как-то грустно рассмеялась, я же сочувственно улыбнулась ей. Интересно, что за муж у нее такой, что она пытается быть достойной его?

Пока мы беседовали и грелись в машине, на парковке показалась еще одна дорогая иномарка. Черный внедорожник резко тормознул напротив нас, и из машины вышел молодой парень, который по пути накидывал на плечи куртку. Его светлые волосы, такого же цвета, как и у моей знакомой, блестели в лучах уличных фонарей.

– Ника, от тебя одни проблемы, – пробормотал он, когда мы вышли из машины.

Парень обогнул автомобиль и занялся своим делом, ловко управляясь с ним. Я же искушено наблюдала за ними, как Вероника спорила с молодым человеком, он ей отвечал и шутил довольно в грубой форме, за что получал подзатыльники. Но между ними не было напряжения. Будто так и должно было быть. По-родственному.

– Вот, – он завел мотор, и машина ожила, приятно заурчав. – И больше так не лажай, сестренка.

– Никому не говори, – взмолилась Вероника, обратившись к парню.

Тот что-то ей прошептал на ухо, за что получил новую порцию ругательств, и задорно помахав, запрыгнул в свою машину и через мгновение исчез с парковки.

– Мой братец, – отозвалась она, повернувшись в мою сторону.

Я помогла девушке перетащить все ее пакеты в машину.

– Маргарита, обменяемся номерами? – предложила она, остановившись около меня, когда я аккуратно закрыла багажник, в котором уже было несколько коробок с подарками.

Хорошо, когда у тебя так много денег. Можно закупаться в дорогих магазинах, ездить в новых машинах и терять перчатки, нисколько при этом не расстраиваясь.

– Зачем? – устало посмотрела на Веронику, но она не унималась.

– Из-за моей глупости ты вынуждена была застрять тут, – она кивнула в сторону зажатой машины. – Поэтому, если вдруг понадобится помощь, всегда обращайся ко мне. Я помогу.

Я пожала плечами, но продиктовала свой номер, будучи уверенной, что она уже завтра забудет об этом маленьком приключении. А мой номер затеряется в ее дорогом смартфоне среди сотен, а может и тысячи других имен.

Она записала номер и сделала дозвон. Теперь и у меня был номер Вероники, но я не была уверена, что когда-нибудь позвоню ей, а уж тем более попрошу о помощи.

Распрощавшись, она села в машину и покинула парковку, освободив наконец-то проезд для меня.

Я проводила взглядом свою неожиданную знакомую и вернулась к пикапу. Повторно заведя мотор, я выехала с парковки, пообещав себе, что впредь буду внимательнее выбирать места на парковке. Второго подобного приключения моя нервная система не переживет.

Вероника, к моему удивлению, не просто меня не забыла. Она позвонила уже через несколько дней, в канун нового года и поздравила с праздником. После от нее сыпались сообщения, на которые я всегда отвечала, поражаясь, насколько общительной и честной может быть девушка. В тот момент я пересмотрела свое мнение о ней, понимая, что за оболочкой дорогих вещей скрывалась самая обычная девушка. С тех пор мы много общались. Пару раз встречались в торговом центре, пока я там работала, а она занималась шопингом.

И вот сейчас, когда я уставшая брела домой, она вновь позвонила мне. Последний раз мы общались примерно три недели назад.

– Привет, Мара! – затараторила она, стоило мне ответить на звонок. – Как дела? Давно не болтали. Я тебя не отвлекаю?

– Все хорошо, – мой же голос был спокоен и немного охрипший. – Нет, не отвлекаешь. Я с работы домой возвращаюсь.

– Так поздно? – услышав вопрос, посмотрела на часы, понимая, что действительно сегодня задержалась после смены.

– Да, – ответила я. – Что-то хотела обсудить?

Мне вспомнилось, как однажды я уже была невольным слушателем трагедии Вероники, когда она призналась, что сломала очередной подарок от мужа и не знала, как ему признаться в этом. Но больше ее настораживало то, что она устала от подарков. Ей не хватало внимания от мужа, который в последние дни много работал. Я же предложила ей взять и все рассказать, и перестать сомневаться.

 

– Да, хотела, – сказала она. – Но сначала ответь на один вопрос. Как у тебя сейчас с работой? Где работаешь? Чем занимаешься?

Я удивилась ее интересу, но ответила:

– Тут несколько вопросов. А работаю в торговом центре. Теперь в бутике с китайскими тряпками, – по моему унылому голосу можно было понять, что не этим я хотела заниматься. – Не официально. Подрабатываю. Ищу что-нибудь посерьезнее.

Она расхохоталась, я же продолжала поджимать губу и слушать ее задорный смех.

– Тогда у меня для тебя есть чудесное предложение, – сквозь смех произнесла Вероника. – Я хочу помочь тебе с работой.

– Ника, не стоит, – заговорила я, но была резко прервана недовольным голосом девушки.

– Ты еще даже не услышала моего предложения, – теперь голос Вероники звучал твердо, и я не смогла противоречить ей. – Есть одна компания, где срочно требуется помощник начальника. Сразу скажу, работа не легкая, понадобится много сил и терпения, но зарплата там более чем достойная. Ты такую не найдешь во всем городе. Полный социальный пакет, все переработки оплачиваемые.

– На словах про зарплату можно было остановиться, – теперь уже я готова была рассмеяться, понимая, на сколько чудесно звучит предложение Вероники. И опасно.

Девушка фыркнула, но рассмеялась в ответ. Она знала, что у меня всегда были проблемы с деньгами, хоть мы никогда и не обсуждали этого.

– Тогда завтра тебя ждут на собеседование, – отозвалась она. – Я скину тебе время и адрес. И не забудь, так как работа в крупной финансовой компании, там есть дресс-код. Подбери что-нибудь классическое и туфельки. Произведи там фурор, – заговорщически проговорила она, а я напряглась, понимая, как тяжело мне будет ходить в туфлях.

Распрощавшись с Вероникой, я через мгновение получила подробное сообщение с указанием места и времени собеседования. Я несколько раз перечитала сообщение с адресом: Восточная, дом 49. Компания «ИнвестФинансКонсалтинг». С названием оказалось туго, с первого раза оно не прочиталось, со второго я запуталась, а с третьего плюнула и прочитала так, как виделось. Никогда не слышала о такой. Да и времени искать информацию о компании не было. Я покинула парковку и добралась до квартиры Тани, в которой жила почти год вместе с подругой, после того как вынуждена была продать свое жилье, чтобы погасить долги.

Поднявшись на третий этаж, я достала связку ключей из рюкзака и переступила порог, прикрыв за собой дверь. Первой меня поприветствовала моя любимица – кошка по имени Василиса, которую я подобрала маленьким котенком на улице, когда она замерзала под осенним дождем и ветром. Теперь это была молодая веселая кошка, чересчур любознательная и ласковая.

– Привет, Вася, – сказала я, потянувшись к лоснящейся кошке, чтобы поднять ее на руки.

Следом за ней вышла и Таня, приветствуя меня и мило улыбаясь.

– Ты сегодня поздно, – сказала она, забирая мой рюкзак, пока я стягивала с ног ботинки, почесывая за ухом урчащую Васю.

– Пришлось задержаться, – недовольно проворчала я, вынужденная выпустить из рук кошку и скидывая куртку. – Но ты даже не представляешь, кто мне сегодня позвонил.

Она с подозрением уставилась на меня и выдохнула, когда я назвала имя Вероники. Я знаю, о ком она подумала в этот момент, но не хотела даже вспоминать имя человека, который изводил меня после смерти отца.

– И что она хотела? – спросила подруга, наблюдая, как я иду в комнату, чтобы переодеться.

– Предложила мне работу, – отозвалась я, извлекая из шкафа серую футболку и домашние брюки, которые не сковывали движений.

– Какую? – удивленно поинтересовалась она, остановившись на пороге.

У ее ног терлась Вася, привлекая к своей персоне все внимание.

– Завтра на собеседование, – и я протянула ей телефон, где она увидела сообщение от Ники.

Таня удивленно выдохнула, перечитав несколько раз сообщение, а после уставилась на меня.

– Ты хоть представляешь, что это за фирма? – ахнула она, все еще сжимая телефон в руках.

Я покачала головой и нагнулась, чтобы взять на руки кошку, которая была довольна тем, что ей уделили внимание.

Подруга недовольно фыркнула и быстро забарабанила пальцами по телефону. Через минуту передо мной возникла страница в сети, где я увидела информацию о компании. Быстро прочитав, я удивленно открыла рот и посмотрела на подругу. Та кивнула, покачивая головой.

– Теперь я сомневаюсь, что пройду собеседование, – удручено повесила голову, присев на край дивана, который служил мне кроватью.

Таня присела рядом, приобняв за плечи.

– Не отчаивайся, – сказала она. – Сходи обязательно и попытайся. Вдруг тебе наконец-то повезет. Нельзя все время перебиваться подработками. А тут такая должность в ТАКОЙ компании, – воскликнула она.

– Соберись, тряпка, – улыбнулась я. – Ты хотела сказать так?

Она рассмеялась, продолжая обнимать меня.

– Я помогу привести тебя в порядок. Вот увидишь, ты получишь эту работу.

– Сомневаюсь, – посмотрела, как на лице подруги таят улыбка.

– Я тоже, – грустно хохотнула она и тяжело вздохнула.

Но на утро следующего дня я была готова, чтобы покорить Инвест-какуютутамфирму. Таня приложила свою руку к внешнему виду. В моем гардеробе никогда не было классической одежды. Никаких узких юбок, белых рубашек и туфель. Но на радость для подруги, у нас был одинаковый размер. И она с гордостью выдала мне свой лучший костюм, состоящий из темно-синей прямой юбки длиной чуть ниже колена, и пиджака с белой оторочкой на трех пуговицах. К костюму полагалась белая блузка с воротом-стойкой. Завершил образ туфли, тонкие колготки телесного цвета и сумка-портфель. Таня постаралась и с моим скромным макияжем и прической.

– Эх, не хватает очков, – заявила она, осматривая меня.

Я покачала головой, понимая, что очки – уже перебор.

– Я в туфлях не смогу доехать, – недовольно проворчала я, снимая неудобную обувь. Колено вновь заныло.

Тогда подруга предложила переобуться перед собеседованием, и я, довольная маленькой победой, натянула кроссовки, а туфли закинула в пакет, с которым направилась к пикапу.

Закинув вещи, я помахала замершей около окна девушке и завела мотор.

Пока добиралась до адреса, указанного в сообщении, пыталась успокоить себя и убедить, что смогу получить эту работу. Преодолев все городские пробки в час пик и оказавшись на парковке перед невысоким, но стильным современным зданием, я сглотнула возникший в горле ком и поняла, что растеряла всю уверенность.

Потянувшись к телефону, я перепроверила адрес и, убедившись, что я на месте, задрожала от страха. И чуть не выронила смартфон, когда он затрещал, возвещая о входящем звонке.

Вероника, как чувствовала, что я нуждаюсь в поддержке, и позвонила мне.

– Привет, – весело отозвалась она. – Ты на месте?

– Да, – уныло ответила я, сжимая телефон в дрожащей руке.

– Ты готова? – подозрительно поинтересовалась она.

– Нет, – честно сказала в ответ. – Ника, я думаю, это плохая идея. Вот кто меня возьмет работать в такое место?

Но мои мольбы не были услышаны.

– Не переживай, – бодро произнесла она. – Сейчас соберись и иди. Тебя ждут. А после позвони мне.

Я тяжело вздохнула, но покорно вышла из машины, подхватывая свободной рукой сумку.

– А про туфли не забыла? – спросила она, стоило мне закрыть машину и отойти на пару метров от нее.

И как она могла знать, что я была обута не в подходящую обувь? Я выругалась так громко, что с опаской посмотрела по сторонам, пока Вероника хохотала.

– Все будет хорошо, – сказала сквозь смех она. – Не переживай. Я с тобой! – а после я услышала короткие гудки.

Я посмотрела на телефон и спрятала его в сумку. Вернувшись к машине, потянулась за пакетом с обувью и переобулась, надеясь, что никто не увидит эту странную картину.

– Интересно, – протянул Кирилл, наблюдая забавную картину, которая развернулась на парковке перед офисом компании Никольского.

Он приехал навестить друга лишь по одной причине – Виктор вплотную взялся за Левина и не давал тому продохнуть, контролируя каждый шаг. Из-за одной не очень хорошей статьи в прошлом году Вик понес некоторые убытки, когда команда Левина лишилась пары спонсоров. Теперь гонщик страдал от тотального контроля и отчитывался за каждый шаг перед Никольским.

Сам же Виктор после того, как разобрался с проблемами Громовых, переключился на другие личности, доставляющие неудобства. И ему было плевать, как к этому относятся те самые личности.

Вот и сейчас Левин вздыхал и выслушивал нудный рассказ о предстоящих делах, направившись к окну. Виктор посмотрел на друга, стоило тому прервать молчание и перебить его.

– Что там? – раздраженно отозвался Вик, но из-за своего стола не поднялся.

Кирилл хохотнул и повернулся к Никольскому.

– Девчонка какая-то на развалине приехала, – продолжал наблюдать за происходящей на парковке сценой. – С кем-то болтает. А нет, пошла переобуться. Представляешь, в деловом костюме и кроссовках. И на ржавом пикапе. Это к тебе, Никольский?

Кирилл вновь посмотрел на друга, но тот только покачал головой, будучи уверенный, что у него нет таких знакомых. У его знакомых достаточно денег, чтобы ездить на дорогих машинах и не носить кроссовки с деловыми костюмами.

– Нет? – удивленно уставился на Вика Кирилл. – Но она идет сюда. Ладно, если у тебя все, то я пойду.

Виктор не успел и слова сказать, как Левин скрылся за дверью. Он возмутился, но не стал останавливать гонщика. Пусть бежит, пока есть возможность. Он еще оторвется на нем, но чуть позже.

Глава 2.

На входе я столкнулась с первым препятствием в виде охраны, но показав паспорт и назвав цель своего визита, меня без проблем пропустили и указали, куда нужно идти. Когда я, пользуясь подсказками, поднялась на последний этаж, в коридоре пересеклась с молодым парнем, смутно показавшимся мне знакомым. А вот он внимательно посмотрел на меня, задержав свой взгляд на ногах и, улыбнувшись, прошел мимо. Я же обернулась и посмотрела на него, но незнакомец быстро скрылся в кабине лифта.

Оказавшись около двери с вывеской «Приемная», я постучалась и вошла, сомневаясь, правильно ли пришла.

Меня встретила девушка, в строгом сером костюме и белоснежной рубашке. Она посмотрела на меня, словно пытаясь понять, кто я такая и зачем явилась, а спустя мгновение быстро улыбнулась и поднялась со своего места.

– Вы, наверное, Маргарита Некрасова? – произнесла она мелодичным голосом, опередив, когда я только разинула рот, чтобы представиться.

Я кивнула и поздоровалась с ней.

– Возможно, мне нужно было сначала пройти в отдел кадров? – поинтересовалась я, наблюдая за тем, как ко мне подходит секретарь. – Заполнить какие-нибудь анкеты.

Но она покачал головой.

– Все верно, – улыбнулась она. – Вы пришли правильно. Я попросила охрану, чтобы вас направили сюда. Начальник будет собеседовать лично.

– Лично? – взглянула в ее серые глаза, пытаясь отыскать там подвох.

– Да, лично, – подтвердила свои слова девушка. – Меня зовут Инна, я секретарь Виктора Алексеевича Никольского.

Знакомое имя. Кажется, в статье, которую показывала мне Таня, было это имя. Мысленно стукнув себя по голове, я выругалась от осознания, что не изучила совершенно ничего о компании, куда шла на собеседование. Я самый ужасный соискатель, которого можно встретить. Но для Инны я мягко улыбнулась, изображая осведомленность, мол, я в курсе кто он такой и чем занимается.

– Я предупрежу, что вы пришли, – и она вошла в кабинет того самого начальника, двери которого располагались чуть в стороне от приемной.

Я пугливо осмотрелась по сторонам, в который раз понимая, что мне здесь не место. Вот сейчас еще завалю собеседование и с треском вылечу на улицу. Так мне и надо, мечтательница Маргарита Некрасова.

Через минуту Инна вышла из кабинета и с улыбкой приоткрыла для меня дверь. Я покосилась в сторону выхода, но заставила свои ноги сдвинуться с места и войти в кабинет.

– Удачи, – шепнула она, когда я прошла мимо секретаря. Да, удачи мне не повредит.

Вздрогнула, услышав, как за мной закрылась дверь. Что же, все пути для отступления закрыты. Бежать некуда. Но я остановилась на пороге, боясь сдвинуться с места.

Посмотрев вперед, я увидела, как в метрах десяти от меня располагался широкий стол около огромного окна. За столом в окружении кипы бумаг, компьютера и не менее трех телефонов сидел мужчина, который даже не посмотрел в мою сторону. Я так стояла бы и смотрела на него, если бы он не поднял голову, откладывая в сторону бумаги, которые держал в руке, и не посмотрел бы на меня.

 

От блеска его очков в тонкой металлической оправе я вздрогнула.

– Так и будете стоять? – недовольно проворчал он, и его ледяной голос заставил меня задрожать.

Переселив свой страх, я шагнула вперед и преодолела еще несколько метров, пока не оказалась около рабочего стола того самого Никольского. Черт, его имя вылетело из головы.

– Добрый день, – тихо произнесла я, загипнотизированная его взглядом.

Сквозь прозрачные стекла очков на меня смотрели безумно красивые зеленые глаза. Ясные, но настороженные. Внимательные, пронзительные. И пугающе пусты.

– Добрый, – произнес он, но доброты в его словах я не услышала.

Кажется, с треском я вылечу очень быстро. Мне явно были не рады, но по какой-то причине терпели.

Я потянулась к сумке и вынула лист с резюме, которое приготовила заранее. Мне было стыдно протягивать его, понимая, что этот мужчина посмотрит на мои достижения и рассмеется, выкидывая за шкирку из своего дорогого и стильного кабинета. Но Никольский принял лист с некой брезгливостью и стал изучать его, поправив очки.

Я же продолжала стоять около его стола, так и не дождавшись предложения присесть и занять любое свободное место. Наблюдая, как бегло читает ровные строчки, я не могла понять, какие мысли бродят в его голове.

Закончив с моим резюме, он поднял свой взгляд на меня, снимая попутно очки и потирая переносицу.

Я готова была рассмеяться, подумав, что вызвала у него головную боль своими «достижениями» и опытом работы, но он спросил совсем про другое.

– Почему ушли из спорта? – я задохнулась, стоило услышать подобный вопрос.

Еще никто не интересовался этим. Всех моих предыдущих работодателей всегда интересовало, чем я занималась до них, что умела и чего достигла. И никого не интересовала моя юношеская жизнь.

– Травма, – быстро ответила, сказав практически правду.

Не думала, что стоит вдаваться в подробности, рассказывая, какую травму я получила, но Никольского этого не интересовало.

– У вас нет опыта работы в подобной компании, – заговорил он, и я сдулась, осознав, что сейчас мне скажут привычную фразу и, я покину «Инвест-какуютутам компанию», зря только потратив время и деньги на бензин.

– Нет, – сухо отозвалась я, не сводя глаз с мужчины.

Он же вновь склонился над моим резюме и потер переносицу. Неужели у него так сильно разболелась голова от меня? Я готова была нервно рассмеяться, выхватить злосчастный лист и сбежать, ковыляя на каблуках. А ноги-то болели. Колено ныло и умоляло прекратить пытку.

– Мы вам перезвоним, – произнес он мою вторую любимую фразу, но резюме быстро убрал в стол, в верхний ящик, в котором уже хранилась стопка других документов.

Скорее всего, из резюме таких же наивных соискателей, как и я. Что же, вот тебе и урок, что не стоит пытаться прыгнуть выше головы. Но вместо того чтобы попрощаться и выйти из кабинета, я крепче вцепилась в ручки сумки и посмотрела с вызовом на мужчину который вернул очки на место, скрыв за стеклами свои пустые зеленые глаза.

– Не нужно, – сказала я, и мой голос не дрогнул. – Я слышала эту фразу не единожды и знаю, что вы не перезвоните. Поэтому я приношу свои извинения за то, что отняла у вас время и заявилась со своим скудным на опыт резюме и претендовала на такую должность, до которой мне еще расти и расти.

Мужчина продолжал смотреть на меня и хмурился еще сильнее. Но я не унималась, позабыв страх, с которым оказалась на пороге этой компании.

– Я даже вашего имени не запомнила. И названия вашей фирмы. Так что спасибо еще раз за потраченное время и прощайте, – я постаралась мило улыбнуться, замечая, как он сжал губы в тонкую полоску после моего заявления.

Удивительно, но в этот момент мне было все равно на то, какое впечатление останется у него. Я развернулась на неудобных каблуках и, слегка прихрамывая, преодолела несколько метров, чтобы покинуть кабинет и встретиться с удивленным взглядом Инны.

– Ну и как? – поинтересовалась она, но я только покачала головой и, попрощавшись с замершей на месте девушкой, покинула приемную.

Быстро, насколько мне позволяло ноющее колено, я добралась до лифта, а после и вовсе добрела до парковки. Только когда мои ноги вернулись в привычные кроссовки, я смогла вздохнуть с облегчением.

Потирая икры, я пыталась размять мышцы, рассмеявшись от воспоминаний, как грубо себя повела с Никольским. Интересно, как отреагирует на мое признание Вероника, ведь она старалась для меня. Я решила, что немного приукрашу для нее свой рассказ, сказав, что моего опыта не достаточно, чтобы работать там. Она повздыхает, скажет пару слов для поддержки, и на этом мы попрощаемся. Нет, не навсегда. Будем также изредка переписываться, поздравлять с праздниками, а после и вовсе позабудем друг о друге. Со временем.

На этой ноте я потянулась к телефону, чтобы написать короткое сообщение. Изложив суть, я отправила слова благодарности для Вероники, и завела мотор. Пора возвращаться домой к Тане, завтра на работу, у меня новая смена. Стоит только понадеяться, что не будет новых клиенток-истеричек и никто не сопрет вещи.

Виктор был шокирован ответом этой выскочки. И где ее только откопала Вероника? Девушка была под стать недоЛевиной. Хотя нет, теперь Вероника была законной женой Эрнеста и носила иную фамилию. Ему стоило придумать новое прозвище для Вероники.

Когда девчонка в довольно нахальном тоне ответила ему и покинула кабинет, гордо вскинув голову и слегка прихрамывая, он вместо того, чтобы швырнуть в нее первую же попавшуюся под руку вещь, Вик смотрел, как она уходила. Прямая спина, узкие бедра, на которых слегка болталась юбка странного цвета. Туфли, которые явно доставляли ей дискомфорт. И эта сумка. Кто такие придумывает? Он скривился и поднялся из-за стола, стоило девушке выйти из кабинета. Пройдясь из угла в угол, он все же приблизился к окну, дожидаясь, когда она появится на парковке.

Виктор усмехнулся, когда понял, про какую машину говорил Кирилл. Действительно, странная девица, которая совершенно не вписывалась в его привычный мир. Чуждая для таких воротил в  финансовом мире как Никольский, она по рекомендации Вероники приехала на собеседование, даже не зная его имени и названия компании. Ему еще такого никто не говорил. И как минимум это привлекло его внимание.

Он продолжал наблюдать за девушкой, которая, хромая, добралась до машины. Она стянула туфли, сменив их на кроссовки, и выдохнула, потянув ногой и разминая ее. А после села за руль ржавого пикапа, набрала сообщение и покинула парковку.

Все это время Виктор наблюдал за девушкой, помня каждую строчку в ее резюме. Бывшая спортсменка, ушла из-за травмы из большого спорта. После большой перерыв, потом колледж, а после и вовсе работа то в одном магазине, то в другом. Простой продавец обуви и одежды пришла устраиваться к нему помощником. К нему, финансисту до корней волос, до костного мозга, обычная девочка со средним сомнительным образованием и ничтожным опытом. Он готов был рассмеяться, возвращаясь к своему столу, чтобы забыться в работе. И ему почти удалось это, если бы в приемной не послышались возмущенные голоса, а после и вовсе в его кабинет не воровался хаос по имени Вероника Майер.

– Ну и козел ты, Никольский, – что же, хоть что-то не менялось в жизни Виктора.

Перед его столом возникла пыхтевшая от негодования Вероника, упираясь руками в край столешницы. Она тяжело дышала, сдувая выбившиеся из пучка золотистые локоны. За ее спиной стояла пораженная и испуганная Инна.

– Оставь нас, – сказал Вик, отпуская выдохнувшую с облегчением девушку, которая быстро кивнула и шмыгнула за дверь, явно не собираясь стать свидетельницей очередной перепалки.

Переведя свой взгляд на Нику, Виктор откинулся на спинку кресла и посмотрел на ворвавшийся хаос.

– Что опять не так? – он заметил, как зрачки Ники увеличиваются. Она готовилась устроить ему скандал. Он уже был свидетелем подобного и был готов обороняться.

– Что не так?! – возмутилась она, нависнув над столом Виктора. – Ты зачем отказал Маре? Она же замечательная девушка! Лучшая на свете! Это твой единственный шанс не сдохнуть здесь!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru