Litres Baner
Незнакомец. История одержимости. Книга 2

Виктория Лукьянова
Незнакомец. История одержимости. Книга 2

Глава 1.

Она сидела на высоком стульчике в центре сцены. Ее обволакивал мерцающий свет ламп. Девушка скромно опустила ресницы и почти не смотрела в зал. Ее тонкие длинные ручки дрожали.

Я видел эту дрожь. Будто чувствовал волны страха исходящие от бледного создания.

Очередная девственница в «Железной Маске», ищущая быстрых денег для красивой жизни.

Присмотрелся, выдыхая тяжелый аромат сигар. А она красивая. Стройная, скорее всего чуть выше среднего, темные густые локоны, уложенные в простую прическу. В ушках блестят сережки-гвоздики. Перевел взгляд чуть ниже, заострил внимание на розовых губах – нижняя чуть пухлая, верхняя тоньше. Не плохо. Спустился еще ниже. Тонкая длинная шея. Сглотнула. Нервничала, маленькая сучка.

Ее грудь вздымалась слишком часто. Да, нервничала. Боится. Они все боялись своего первого раза, особенно так. Особенно когда выбирали третий уровень. Интересно, а она хотела услышать гипнотизирующее слово Лимит? Что бы она сделал за это слов? За эти деньги?

Я перевел взгляд на лицитатора, и вновь кивнул. Очередная ставка. Что же, я почти на финальной прямой. У меня лишь два конкурента. Остальные остались далеко позади. Наконец-то поняли, что со мной бороться бесполезно.

Новая ставка. Новый кивок.

Девушка присмотрелась к зрителям-клиентам. Уверен, думала о том, кто же ее купит. Нервно сжала ручки, переплетая пальчики в замок, стараясь прикрыть наготу. Будь ее воля, она бы не нацепила это платье на себя. Я помнил это проклятый наряд, который свел меня с ума в первый раз почти два года назад. Теперь я реагировал на полупрозрачную тряпку иначе. Теперь для меня она стала как красная тряпка для быка. Я ненавидел красный цвет. Цвет крови.

Последняя ставка.

Что же, до Лимита не добрали чуть-чуть, но девочка сегодня станет моей.

Свет на сцене погас. Я бросил еще один смазанный взгляд на ту, которая будет утолять жажду моего зверя, и мысленно начинал ей сочувствовать. Не повезло, малышке.

Расслышал глухие голоса, распыляющие бесполезные поздравления. В этот раз они скупые. Кажется, кого-то я уже начинал раздражать своими частыми визитами, и победами в торгах. Да, они сами бы не отказались порезвиться с невинной девочкой, но эта жертва моя. Подношение голодному монстру, который рвал тело полгода. И я никак не мог утолить эту безумную жажду. Ни одна проклятая вагина не могла сделать этого, ни один опытный рот не мог насытить меня.

Поднимаясь со своего места, убирал сигару. Выдох. Последовал за лицитатором. Оставалось оформить тонкости, и я вновь попытаюсь забыться. Хотя бы ненадолго.

По пути меня встретила Леди. Сука как всегда улыбалась, вот только я видел ее улыбку насквозь. Она боялась меня и сторонилась. Да, я посадил на крючок «Железную Маску», и она не могла противиться моему частому появлению в стенах чужого заведения.

– Поздравляю, – она прошипела, когда я остановился напротив этой красивой, но безумной женщины. – Очередная победа.

– Я уже слышал подобное, – кивнул на других клиентов, которые тихо обменивались репликами и расходились.

– Тогда не буду вас задерживать. Девушка будет ждать вас в комнате. Впрочем, вы и так все знаете, – она нахмурилась. Уверен, она не хотела бы, чтобы победителем был я.

– Не нужно дуться на меня, – на моих губах заиграла кривая улыбка. Та самая, которая чаще всего соседствовала со спокойным выражением. Безэмоциональным. Полный контроль. Я научился держать себя в узде. Прятаться за маской, которая скрывала не только лицо, но и то, что творилось внутри.

– Ох, что вы, – она вспыхнула и испугано посмотрела на меня. – Я не дуюсь, – ну вот, и на ее лице появилась улыбка. Натянутая, вымученная. – Но прошу вас, не испортите девочку. Как в прошлый раз.

– Я плачу за третий уровень. А тогда был Лимит, – сухо напомнил о своих капиталовложениях.

Леди кивнула. Ей нечем было бить. Она соглашалась со мной, хотя была бы не прочь выкинуть меня из «Маски». Будь, конечно же, «Маска» ее клубом. Но теперь у меня был «хороший друг», который мог держать Леди под контролем, и позволял мне немного зверствовать в стенах его клуба. Потому что мы оба звери. Монстры, которые боролись с собой, уничтожая все вокруг.

Я быстро оформил все тонкости. Еще пару минут и покупка завершена. Черт, я стал ходить сюда слишком часто.

Меня проводили до комнаты. Леди больше не делала этого. Ей нервировало мое присутствие. Она сразу же сбегала. И я надеялся не затем, чтобы предупредить девочку не спорить со мной и не дергаться. Быть послушной марионеткой, и тогда она не пострадает. Потому что я хотел, чтобы она сопротивлялась. Дралась со мной, ругалась, кричала, когда я буду рвать ее тонкое тело. Я подошел к закрытой двери, прислушался. В коридоре было тихо, как и в комнате по ту сторону черного полотна.

Вновь выдох. Нажал на ручку, толкнул дверь. Еле уловимый скрип резал слух. Я бегло осмотрел комнату. Это место стало почти родным за те несколько месяцев, как я занимался тем, что вместо очередной содержанки, содержал «Маску», покупая невинных девиц. Но мне так нравилось больше. Все они были как напоминание о том, как я оступился. Всю жизнь я преследовал единственную цель – быть сильным. Но пал как раненный зверь под слабыми ладошками одной суки. Суки, которую не мог найти вот уже полгода.

Прикрывая за собой дверь, я повернул ключ. Не хотел, чтобы у девчонки был шанс сбежать. Одна уже попыталась. Пришлось ловить ее и тащить обратно в постель. В ту ночь ей сильно досталось. Но и Лимит был выплачен не зря. Успеет подлатать свое тельце за ту баснословную сумму. Да и «Маска» осталась не в обиде, благодаря небольшой компенсации за сломанную мебель и услуги врачей.

Прислушался к шороху. Девушка сидела на краю кровати и натягивала на коленки тряпку.

– Добрый вечер, – кажется, даже воспитанная, раз сама заговорила. Вот только я болтать не любил. Лишь несколько фраз, ставших для меня привычными.

Я промолчал, приближаясь к девчонке. Она следила за каждым моим шагом, и напряженно тянула подол. Я остановился в центре комнаты и посмотрел еще раз на покупку. Что же, я не прогадал. Ее волосы действительно были каштановые, с золотым отблеском в свете редких ламп. Длинные пальчики, острые коленки. Черт, все как я любил.

– Встань, – голос низкий, ровный. Ни возбужденного хрипа, не рыка. Я забыл эти нотки, которые раньше преследовали меня.

Девчонка нервно дернулась, но поднялась на ноги. Выпрямилась и сложила ручки перед собой, будто пытаясь прикрыто то, что я был намерен разорвать сегодня.

– Руки убери, – новая жесткая команда.

Девчонка дернулась еще раз. Но тут же отвела руки назад, показывая, как задорно торчали розовые соски и то, как ткань огибала тонкую талию. Нет, ее грудь чуть меньше той, которую я хотел бы ощутить в своих ладонях. И соски не такие розовые, которые я желал втянуть между губ. Не такая, но очень похожа. Что же, сегодня я немного поиграю.

– Сними платье.

Она послушно кивнула и начала стягивать тряпку. Мерцающая ткань упала к ее ногам. Да, почти такая же, но не она. Я выдохнул.

– Повернись спиной.

Вновь кивок и послушное выполнение команды. Черт, это начинало злить. Девчонка осторожно повернулась ко мне спиной. Скользнул взглядом по ее светлой коже, по ряду позвонков, которые с удовольствием бы переломал. Осмотрел полушария задницы. Неплохо. На третьем уровне я мог побывать и там. И очень надеялся, что буду первым во всем.

Как и с ней.

– Развернись, – теперь я смотрел в бледное лицо девчонки. – Ты знаешь, зачем пришла сюда. И получишь все, что заработала. И может быть даже немного сверху, если будешь покладистой.

Она быстро кивнула. Я разглядел огонек в ее серых глазах.

– И еще, – я сделал шаг вперед, неумолимо приближаясь к своей покупке. Протянул руку вперед, касаюсь ее подбородка, заставляя посмотреть себе в глаза. – Я буду звать тебя Варварой. Моей Варей.

Я произнес новую команду. Девчонка аккуратно встала передо мной на колени. Я видел испуг в ее серых глазах, но уже не мог остановить себя. Провел рукой по шелковистым волосам, запуская пальцы, и стянул их в узел, заставляя девчонку ахнуть и дернуться.

– Не трепыхайся, – подтолкнул ее к ширинке. Точно так же, как делал раньше с ней. Вот только моя Варя не сопротивлялась. Она покорно выполняла команды, даже если внутри кипела от злости. А с этой пришлось воевать, потому что девчонка начинала вырываться.

– Я не буду этого делать, – она зашипела и оттолкнула меня, за что сразу же получила звонкую пощечину.

Девчонка упала назад, изумленно уставившись на меня. На ее щеке алело пятно.

– Сейчас я могу выйти, и тогда ты останешься без денег. И да, вход в клуб для тебя будет заказан, – я оставался сосредоточенным, наблюдая за тем, как девчонка подобралась, нервно сжимая кулачки. – И не только это. Расторгнув договор с клубом, ты должна будешь возместить убытки, в том чисел компенсировать репутационные издержки. Думаю, твоя несговорчивость обойдется тебе в ту же сумму, которую я оплатил. Подумай еще раз, зачем ты сюда пришла. И почему выбрала третий уровень.

Девчонка тяжело выдохнула, но промолчала. Встала на колени и подползла ко мне. Не глупая.

– Расстегни ширинку зубами, – я вновь отдал команду. Привычную. Любимую. И жадно наблюдал за тем, как она склонилась вперед, рассматривает ширинку, а после открыла ротик и подцепила собачку зубками. Да, зубы у нее ровные и белые. У Вари были немного кривые.

Девчонка послушно выполнила и следующие команды, и когда ее ротик опустился на член, я перестал себя контролировать. Я здесь для того чтобы утолить жажду. Насытить монстра и уйти. И буду трахать эту невинность так, как мне заблагорассудится, поэтому резко схватил ее за волосы, притянул на себя, вынуждая вобрать член еще больше. Девчонка жалобно замычала, но не дернулась.

– Только не укуси, – прорычал, двигая рукой, чтобы набрать темп. – Да, Варя. Вот так.

 

Наверное, я выглядел сумасшедшим. Но мне все равно. Эта девчонка никогда не узнает моего настоящего имени, а вот я позабочусь, чтобы наши пути не пересеклись. Как однажды случилось с Варварой Лапшиной.

Варя. Черт, даже спустя полгода она преследовала меня в кошмарах. Я возвращался в пустой дом и ждал, когда она войдет в спальню. Или поблагодарит Регину за завтрак, попытавшись помочь ей донести поднос. Помоет свою кружку под общее возмущение прислуги. Или возмутится тем, что порвал ее белье, занимаясь сексом в кабинете. Я искал ее везде, в каждом отражении, в каждом звуке, но не встречал ничего, кроме тишины в ответ. Она пропала. Исчезала. А я все ждал, когда она одумается и вернется. Во мне боролись два существа, две противоположные идеи – перевернуть весь мир и отыскать ее, чтобы запереть в доме, приковать к себе наручниками и никогда не отпускать. Или просто свернуть ей шею, когда найду. Потому что Варю я не намерен отпускать от себя. Она должна была принадлежать только мне. Живая или мертвая.

Вот только как ее найти, как заставить выйти из своего убежища я не знал.

Закрывая глаза, я вновь видел ее лицо. Ее кривую улыбку, когда она злилась на меня, но сдерживалась, чтобы не закричать или разрыдаться; ее острые коленки, к которым я прикасался. Я чувствовал ее кожу под своей рукой, ее острый язычок на моем члене.

Нет, это не Варя.

Я резко открыл глаза, схватил девчонку еще сильнее за волосы и совершил несколько быстрых яростных толчков в ее хрупком ротике. Она замычала, шипела, по губам и подбородку текла слюна. А в глазах застыл ужас и слезы. Неужели она думала, что будет так просто?

Последний толчок, и сперма наполнила ее рот до краев. Потекла по губам перемешенная со слюной, капая на грудь. Я оттолкнул девчонку вновь, но не позволил упасть. Схватил ее под руку, потащил за собой, затаскивая на кровать и роняя лицом в простыни. Она не Варя, и не заменит мне ее. А вот ее девственная дыра могла насытить монстра.

Девчонка попыталась перевернуться, чтобы посмотреть на меня. Но я не позволил. Надавил на спину, вжал ее в матрас титьками, к которым даже не хотел прикасаться. Они не такие как у Варя, и не заменят ее тело. Быстро натянул на все еще стоящий колом член презерватив, развел ее бедра и, не касаясь пальцами складок, вогнал в нее стояк. Девчонка закричала во все горло, потому что больно. Потому что первый раз. Потому что я действительно там большой. Но теперь меня не пугала кровь, которую видел после на складках, на презервативе, когда выходил, чтобы загнать вновь, пробивая последние барьеры. Она умоляла ее отпустить, ведь я уже получил ее невинность. Но я послал к черту все ее слова, мольбы, просьбы, продолжая орудовать в ней поршнем. Набрал темп, нажал на позвонки, придавливая девчонку весом к кровати, схватил разметавшиеся локоны, потянул на себя. Она выгнулась и уже приглушенно разрыдалась.

Я же потерял счет времени. Счет тому, как долго вбивался в нее. Как долго размазывал кровь по ее отверстию. Потому что смотрел только на прогнутую спину. На зажатые в руке волосы. Я не брал Варю так. С ней я бы так не поступил. Ее я хотел видеть, ловить каждую эмоцию, дыхание, звук. Жить ею.

Я жил. Тогда, два месяца я жил ею.

А сейчас просто выживал, пытаясь не сдохнуть от всепоглощающего ужаса. От потери контроля. От желания обладать той, которая сбежала от меня.

Девчонка вскрикнула, когда я вогнал в нее член и со шлепком по заднице вынул его. Брезгливо стянул презерватив, намереваясь заменить его на новый.

Она упала на кровать и подтянула ноги. На меня посмотрела из-под запутанных волос диким раненным зверем.

– Все? – хриплый голос немного отрезвил меня. Я вытер руки влажными салфетками, хранившимися в комоде.

– Нет, – покачал головой, натягивая новый презерватив.

Девчонка заскулила и жалобно стала подвывать.

– Заткнись, – даже сейчас я говорил спокойно. – Я заплатил. Ты подставляешь свои дырки. Такой уговор.

– Но это больно, – сквозь всхлипы ответила она, прикрывая себя.

– Никто не обещал, что будет приятно, – на губах заиграла жесткая улыбка. – А теперь вставай обратно. Я еще не закончил.

Девчонка попыталась сопротивляться, но, заметив мой взгляд, покорно встала на колени, поднимая зад. Я разглядел кровавое пятно, но оно больше меня не беспокоило. Схватил из тумбочки гель, открыл на ходу крышку у тюбика и, остановившись перед девчонкой, выдавил смазку на ее анус. Она дернулась, понимая, что я задумал.

– Не шевелись, или будет еще больнее, – отозвался я, добавляя смазки и на презерватив.

Никогда не был любителем подобных утех, но платя за их невиновность, я впервые понял, что можно и так насытить монстра. Ему нравилось то, что получалось в финале. За третий уровень и Лимит я готов был драть этих невинных девиц. Что же, порой мне не очень везло, и девчонка с целкой, оказывалась с разработанной задницей и профессиональной сосалкой. А вот эта, к тугому колечку которой я приставил член, была девочкой и тут. В чем я не сомневался, протискиваюсь внутрь под ее душераздирающий крик.

Я трахал ее в зад, потом возвращался к влагалищу, потом вновь зад. Под конец она уже не скулила. Просто принимала меня, покорно подставляя себя. Кончил я вновь в ее рот, размазываю по вытраханным губам сперму.

– Молодец, Варя. Вот так мне нравится. Запоминай, – оскалился, заправляя рубашку в брюки.

Девчонка лежала на кровати, разбитая и униженная. Я же был доволен. Монстр насытился. На неделю, может на две. А после я новь вернусь, чтобы сломить еще одну дуреху, решившую продать себя за красивую жизнь.

Глава 2.

Покидая комнату, я прошел мимо сторожившей под дверью Леди. Она промолчала, поджав свои алые губы. Я усмехнулся, мысленно посылая ее нравоучения куда подальше. Меня ждал еще один человек, с кем я предпочитал проводить остаток вечера за бокалом бренди и запахом дорогих сигар.

– Добрый вечер, Мастер, – я вошел в комнату владельца клуба.

– Добрый, – он обернулся, кивая на свободное рядом с собой место. – Смотрю, ты доволен.

– Более чем, – поблагодарил, принимая бокал. – У тебя новая игрушка? – я рассмотрел обнаженную девицу, привязанную к кресту. – Не слишком ли их много?

– Да, – он кивнул вновь. – Никак не могу найти ту самую.

Я усмехнулся. Черт, нас связывали не только общие дела, но и постыдные тайны. И одиночество. Устраиваясь удобнее в кожаном кресле и потягивая мелкими редкими глотками бренди, я смотрел, как новую игрушку Мастера дрессировала Мистресс. Девчонке нравилось то, что с ней делали. Нравилось и Мастеру, который пусть и не показывал своих эмоций, но я мог заметить, как после очередного вскрика игрушки уголки его губ дрожали. Внешне он оставался спокойным и собранным, точно как и я. Поэтому продолжая наслаждаться представлением, я откинулся назад, прижимаясь к спинке, и на мгновение прикрыл глаза. Запах спирта навеял мне воспоминание о прошлом. О дне, когда я родился заново.

Полгода назад

Первым, что я почувствовал, был запах антисептиков. Он резали нос, и я попытался закрыться от него ладонью, прижав ее к лицу, но не смог пошевелиться. Страх затянул меня паутиной, сковал тело, парализуя его и рождая еще более темное и опасное, что я мог почувствовать.

Вторым, что я услышал, было тихое мерное тиканье. Машины. Какие-то машины почти над ухом.

Попытался открыть глаза, но веки не удавалось разлепить. Попытка первая, потом вторая. Казалось, я бесконечно долгое время пытался проснуться. Не знаю, благодаря каким силам, но мне удалось открыть глаза. И тут же зажмурить их обратно от резкого слепящего света. Новую попытку предпринял не сразу, опасаясь, что сожгу роговицу к чертовой матери. Теперь было проще. Открывая осторожно глаза, я учился видеть. Привыкал к свету, вслушивался в мерное тиканье и шипение, не понимая, где я нахожусь. Что со мной произошло?

После почти удачной попытки открыть глаза, я вновь провалился в забытье, из которого пытался выйти еще несколько раз. И лишь до боли знакомый голос помог мне наконец собраться и открыть глаза, уже не опасаясь, что свет ослепит меня.

– Марат, – черт, Петра. Кажется, я даже рад был видеть ее. Но лицо моей помощницы пугало. Бледное, с темными кругами под глазами. Я не узнавал прежнюю собранную и непробиваемую Петру в женщине, которая с дрожащими губами что-то шептала.

– Я не слышу, – прохрипел, надеясь, что она начнет говорить громче, но вместо этого удивился своему голосу. Рот, казалось, разучился говорить. Язык еле ворочался во рту.

– Ох, Марат, – Петра всхлипнула и прижала ладошку к губам. Видимо попыталась заглушить слезы, вот только я не верил, что эта сука могла плакать. Попытался улыбнуться, но губы болезненно напряглись.

– Послушай, Марат, не шевелись. Не говори. Просто моргай. Ты пока еще не отошел от препаратов.

– Что?! – хрип оказался чуть громче, чем я рассчитывал, но на Петру не произвел впечатления. Она покачала головой, намереваясь позвать врача.

Врач и медсестра появились спустя пару минут. Они стали осматривать меня, снимать показания с пищащей над ухом машины. О чем-то шептаться с Петрой, и лишь потом они удосужились уделить мне внимание по-настоящему. Объяснить, что за херня тут творилась.

– Марат Русланович, – врач, имени которого я, конечно же, не запомнил, потому что мозги отказывались вообще воспринимать какую-либо информацию, заговорил спокойно, но я был уверен, этот индюк в белом халате меня побаивался, – на вас было совершенно покушение. Ножевое ранение в спину, задето левое легкое. Вы потеряли много крови, и были введены в искусственную кому. Сейчас вашей жизни ничего не угрожает.

– Что за херня? Петра!

Но помощница лишь качала головой и отворачивалась.

– Марат Русланович, вам не стоит беспокоиться. Вы находитесь в больнице, вас оперировал лучшей врач страны.

– Оставьте нас, – рыкнул, всматриваясь в лицо бледной помощницы. – Нам нужно поговорить.

Врач кивнул и вышел вместе с медсестрой. Мне совершенно было без разницы, кто меня оперировал, в какой мать его больницы я нахожусь. Меня интересовало другое – кто это сделал со мной. И Петра была единственной, кто знал ответ. Потому что иначе она бы не отворачивалась и не прятала глаза.

– Говори, – я смотрел на помощницу, стоявшую чуть поодаль от кровати.

– Марат, только обещай не нервничать.

– Говори, – уже с нажимом повторил, вынуждая Петру кивнуть.

– Варвара.

Ее имя. Оно полоснуло как тот самый нож, который отправил меня на койку в больницу. Я не мог поверить помощнице. Варя бы так не поступила ни за что на свете.

– Нет.

– Марат, это она. По записям с камер наблюдения…

– Черт, – я не позволил Петре договорить. – Ты лжешь!

– Марат, это она. Записи не могут сорвать. Там отчетливо видно как она выбегает из спальни, потом возвращается и вновь уходит.

– Я хочу видеть это сам!

– Ох, Марат, конечно, – ее чертов акцент вернулся. – Я организую.

– Где она?

Петра замерла с телефон в руке. Уверен, она уже собиралась притащить ко мне ноутбук с записями. Потому что была исполнительной до жути.

– Кто?

– Варя. Черт, Петра, где она?!

– Варвара сбежала. В ту же ночь, как было совершенно покушение.

– Я не верю.

– Но это так. Мы ее искали. Но следы обрываются сразу же от особняка. Ее кто-то увез. Ей помогали.

Я плотно сжал челюсть. Она сбежала. Все-таки сбежала. Обещала год, и не продержалась и месяца. Маленькая обманщица.

– Ее нужно найти.

– Марат, мы ищем.

– Значит, плохо ищите. Сколько я здесь валяюсь? Мне нужно возвращаться домой и на работу, – попытался подняться, но Петра подскочила ко мне и надавила на плечи, вынуждая лечь обратно.

– Две недели, – чуть слышно ответила она. – Ты здесь две недели. Марат, если бы не пожарная сигнализация, тебя бы не нашли. Ты был бы уже мертв.

Я замолчал. Хотелось обрушить на помощницу поток оскорблений, но все что смог, так заткнуться и лечь обратно. Две недели. Почти умер. Я не мог поверить тому, что Петра рассказала позже. Когда принесли записи, и я несколько раз просматривал ролики с камер наблюдений. Да, на видео Варя. Вот она вылетает пулей из спальни, после возвращается. В ее руках блестит нож. Тот самый, который оказался в моей спине. Снимки окровавленного орудия прилагаются к записи. После она вновь выходит из комнаты. Я смотрел за ней, проматывая и останавливая ролик, но никак не мог поверить в то, что девчонка предала меня.

– Ее нужно найти.

– Мы ищем. Но шумиху не поднимаем. Амир Фаритович запретил.

– Что значит запретил?

– Он потребовал, чтобы ни одна живая душа не узнала, что с тобой на самом деле случилось. Официально ты в трауре. И взял перерыв в работе, чтобы привести себя в порядок и уладить личные вопросы. Пока фирмой заправляет сам Амир Фаритович, а Булат повышен до его помощника.

 

Вместо проклятий, который вертелись на языке, я мог лишь ухмыльнуться. Вернув Петре ноутбук, я устало упал на подушку и посмотрел в белоснежный потолок.

– Ты все еще веришь в то, что это сделала Варя? Сама и по собственному желанию?

Петра молча кивнула. Как же легко всех обмануть.

– А ведь баба ты, Петра, не глупая. Нет, это не Варя. Не моя Варвара. Лучше займись ее поисками и не спускай глаз с сосунка. И еще, пригласи ко мне Майорова.

Петра вновь кивнула и потянулась к телефону. Что же, меня ждал сложный разговор с моим начальником безопасности. Кажется, Майоров будет доволен, когда я соглашусь носить оружие и найму ребят в охрану. Точно так, как он хотел.

– Говорить, что я говорил бесполезно? – Майоров ввалился в палату, попутно улыбаясь медсестре, которая меняла мне повязку.

– Да, – отозвался, поморщившись от боли. Не думал, что ножевое такое малоприятное ранение. Даже от сигар так не болела спина, как от лезвия.

Владимир посмотрел на меня и примолк. Он знал, через что мне пришлось пройти. Но никогда не высказывал своего сожаления. Что было к лучшему для нас двоих.

– Что у тебя есть?

– Разве Петра не все рассказала?

– Из нее хоть клещами тяни. Она почти ничего не говорит.

– Но запись ты видел?

– Да, но мне не достаточно.

Владимир покачал головой, усаживаясь в кресло, которое заскрипело под ним.

– Видео – это пока все, что у нас есть. Еще нож, который был в твоей спине. Хорошо, что его не вытащили, иначе точно бы истек кровью до прибытия в больницу.

– Отпечатки?

– Слушай, Марат, я похож на идиота? Конечно проверили. Пустой. Никаких следов, будто его подготовили. Но нож ваш, кухонный. Девчонка действовала продуманно. Это не спонтанное покушение.

Я усмехнулся. Они все еще верили в то, что это сделал Варя.

– Думаешь, если бы Варя захотела меня прирезать, стала бы готовить нож? И почему я был в отключке?

– Тебя опоили. Снотворное. Причем мощное. Вырубает за несколько минут.

Стакан с водой. Вот это дело рук Варвары. Я отчетливо помнил, как она принесла для меня воды, оставила стакан на тумбочке, а после сбежала в душ. Да, сбежала, потому что знала, что я мог прочитать ее страх по глазам. Понять, что она что-то замыслила. Но я доверился. Лживая маленькая сука. Она обещала год. А что взамен?

– Тогда у меня два вопроса, – я посмотрел на начальника охраны безопасности. – Кто ей помогал? И куда она делась?

Владимир нахмурился, подпирая подбородок руками.

– Пожалуй, отвечу так. Кто помог, ты и сам догадываешься. А куда? Я не знаю. Ее ищут. Но мы потеряли драгоценные часы, когда пытались сообразить, что произошло. За это время она скрылась. След обрывается после общежития. Там она побывала в ту же ночь. Забрала вещи. За комнатой следят, но не думаю, что она объявится там.

– Ее нужно найти.

– Марат, мы найдем. Рано или поздно найдем. Даже если ее придется опознавать.

– Черт! Не смей так говорить. Она нужна мне живой.

– Но зачем? Марат, не мое конечно дело…

– Да не твое!

– Но я скажу, – Майоров плевать хотел на мнение своего начальника. – От нее одни проблемы. Из-за нее ты чуть не лишился жизни. Из-за нее ты валяешься тут, а этот мелкий заправляет в компании.

– Ты найдешь Варвару. Живой. И я сам лично сдеру с нее шкуру. А пока позаботься о моей охране.

Владимир удивленно выдохнул.

– Охрана? Да не уж то?

– Да, займись. Лучшие бойцы. Охрана должна быть круглосуточной. И еще, – задумался, всматриваясь в белый потолок, – мне нужно оружие.

На губах Майорова заиграла животная плотоядная улыбка. Его стихия. Его мир. И я ступал на эту скользкую дорожку, собираясь играть по-крупному. Ставки росли, и теперь было недостаточно денег. На кону были жизни. Много жизней.

– Тогда я займусь делами. Присмотрю за мальцом. А ты давай выздоравливай.

Я кивнул, ощутив, как потянулись мышцы шеи. Мое тело ныло от боли до сих пор. Я был слабым.

– Ах, да, – Майоров остановился в дверях, схватившись за ручку, но так и не открыв ее. – Племянник Варвары тоже пропал.

– Черт! – я дернулся, будто пытаясь соскочить с кровати. – Какого хера ты молчал?! Когда пропал?

– Примерно в то же время. Его мать отказалась от ребенка. Бумаги оформлены официально. Варвара значится там как опекун.

Я упал назад, шипя от боли.

– Все это ради мальчишки, – почти прошептал я, рассматривая, как за окном темнело. Вечер. Первый вечер в моей новой жизни. – Все ради семьи.

Наши дни

Женский вскрик заставил меня резко открыть глаза. Я посмотрел вперед и вспомнил о том, где находился. Прошлое осталось лишь в воспоминаниях. Сейчас я был в «Железной Маске», наслаждался крепкими напитками и сигарами. Вот таким я и должен был оставаться.

– Как тебе? – голос Мастера прорезался сквозь гудящее эхо в моей голове.

Крик не давал мне покоя.

– Не думаю, что это именно то, что ты ищешь, – пожал плечами, возвращая пустой бокал на небольшой кованый столик.

– Ты прав, – Мастер усмехнулся. – Не она, – он махнул рукой, показывая, чтобы представление было завершено. После поднялся на ноги, оглядываясь на меня. – Здесь ты не найдешь ее. И не заменишь то, что потерял. Поверь, я сам уже десять лет пытаюсь забыться, но, увы, никакие фантазии, податливые игрушки не могут вернуть меня обратно.

Я согласно кивнул. Мастер был прав. Ни одна девчонка, приходящая сюда за быстрыми деньгами, не сможет заменить Варю. Пожалуй, пора заканчивать искать ее. Тем более сейчас, когда я почти достиг того, к чему стремился долгие годы. Свобода. Слишком рядом, и слишком призрачная.

Я поднялся на ноги следом и протянул руку, пожимая крепкую узкую ладонь Мастера.

– Тогда до встречи, – усмехнулся, ловя на себе задумчивый взгляд. – Не уверен, когда точно она состоится.

– Но я всегда буду рад увидеть тебя в стенах моего клуба.

Кивок, и мужчина развернулся, скрываясь в противоположном конце комнаты. Дверь для хозяина. Меня же ждала иная дверь. Прочь, в коридор, потом на парковку, а после и вовсе вернуться к себе в квартиру, упасть в широкую холодную постель и попытаться уснуть. Со сном были проблемы. Меня преследовали кошмары, и я мог уснуть лишь тогда, когда закрывал дверь на замок и был уверен, что в комнате никого. С тех пор я и завязал со шлюхами-содержанками. Оставался лишь клуб, куда проворные руки моих врагов не могли дотянуться.

Поправив маску, я вышел в коридор. Осмотрелся. Вторая дурная привычка, которая теперь спасала меня. Прошел мимо бродящих по залам гостей, не заостряя внимания ни на ком и следя одновременно за всеми. Добрался до парковки. Здесь меня дожидалась личная охрана на бронированном внедорожнике. За территорией клуба стояла еще одна машина для прикрытия тыла. Теперь только так. Майоров не позволял мне и шагу ступить без охраны и оружия, которое я получил обратно, стоило мне приземлиться на заднее сиденье. Отдав приказ, я приложил раскрытую ладонь к пиджаку, ощутив, как тяжесть Глока приятно оттягивала кобуру.

Полгода. Черт, прошло полгода и восемь покушений, не считая того, что почти достигло меня.

Меня пытались убрать. Ненужный наследник, опасный противник. Дед был ближе всего ко мне, но он умирал. Последний месяц провел в больнице в бесконечной борьбе. Старик был слишком упертым, чтобы сдаться.

Машина резко вильнула, заставляя меня напрячься всем телом. Рука уже сжимала кобуру.

– Что там?

– Хвост, – пробасил голос охранника.

– Сбрось, – отдал приказ. – И предупреди ребят.

– Да, босс, – мне даже не стоило напрягаться и раздавать указания, как вести себя в подобной ситуации. Третья погоня за два месяца. Кажется, кому-то я как кость попер горла.

Послышался визг срывающегося с места автомобиля. Вторая машина охраны стала зажимать «хвост». Ребята загоняли неудачливого преследователя. Все-таки меня ждали, следили за всеми моими передвижениями. Еще бы добраться до того, кто так успешно сливал информацию, и свернуть бы лично ему шею.

Несколько рваных маневров, но уверенных, исполняемых опытным водителем, визг уже тормозов, громкий хлопок. Палят по колесам. Меня увезут, вторая машина останется разбираться с «хвостом», а чуть дальше будет еще одно сопровождение. Отработанная схема, в которой моя роль была минимальна – просто не сдохнуть раньше срока. Чем я успешно и занимался, но все же прижимал руку к кобуре. Готов выстрелить, если зажмут.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru