История Киева. Киев капиталистический

Виктор Киркевич
История Киева. Киев капиталистический

© В. Г. Киркевич, 2019

© Е. А. Гугалова-Мешкова, художественное оформление, 2019

© Издательство «Фолио», марка серии, 2015

История – это правда, которая становится ложью. Миф – это ложь, которая становится правдой.

Жан Кокто

Предисловие

Вот и пришло время моему Читателю углубиться в 4-ю книгу «Истории Киева» под названием «Киев капиталистический». В Российской империи, где Киев занимал одно из ведущих мест, все социальные формулировки были условными и относительными. Что говорить, если и сегодня феодальные отношения превалируют в имперско-сталинской модели Российской Федерации, где всё решает Москва, и даже не город, а только Кремль – незыблемый оплот абсолютизма. А для рядового гражданина, не вникающего в дебри политики, со стороны почти не заметна их рокировка и смутно воспринимаются их перемещения.

При написании этого тома вполне закономерно возникла проблема – как изложить без фальши этот самый скучный период, занимательно, и без цифрового занудства, показать забавные, даже увлекательные страницы истории Киева и Украины. Тяжелая это работа – тянуть интеллигента из информационного болота! Эта искаженная цитата, взятая у Корнея Чуковского, пришла на ум на Андреевском спуске после общения со многими «пыхатыми» киевлянами, считающими себя «сливками общества» и уверенными в своем всезнайстве. Но «сливки» давно прокисли, а их знания формировались на школьных курсах «Истории СССР», да и то в состоянии полудремы. Вот в этом и беда! В Киеве, как и в других школах крупных городов «от Москвы до самых до окраин», преподаватели были натасканы на «официально рекомендованном материале», напичканном цитатами партийных деятелей. Педагоги систематически и настойчиво вдалбливали основы марксизма-ленинизма в детские головы. Ранние эпохи разбавлялись романтическими авторами художественных произведений, а вот эпоха капитализма «внедрялась» и «укреплялась» в развивающемся сознании советской «историко-патриотической» литературой, созданной членами «союзов писателей» с «псевдонимами». Не будем отрицать, большинство из них – не без таланта. В Киеве даже существовала редакция «Радянський письменник», но не был рад читатель! А в средней и высшей школе формировалась единая социальная общность – «советский человек»: без национальных признаков, с признаками умственной усредненности, этакие «винтики», о которых говорил Сталин на банкете в Кремле по случаю Победы над Германией. Соответственно в сознании «трудящихся» не укладывалось какое-то маломальское понятие о полезности капитализма, где, по мнению учителей, процветали только эксплуатация нищего народа и социальная несправедливость. Если в более ранние периоды были «хорошие», воспетые советскими авторами, цари Иван Грозный и Петр І, то хорошие капиталисты и купцы в школьных учебниках по истории просто не присутствовали! Их никогда не существовало! Такое сложилось у советских людей «понятие»! Поэтому во всех учебниках по истории этого периода – только насилие – как «имели» простой народ кровавые цари и эксплуататоры. А вечно лгущие цифры превращали исторические исследования в пособия по математике.

Вот и хочется отметить, что устоявшаяся характеристика капитализма – неравное распределение благ, а врожденное качество социализма – равное распределение нищеты.

* * *

Приступим к изложению и немного позанудствуем. Я все-таки учился в советской школе и на историческом факультете «Коммунистического университета», так в 1920-х годах назывался университет имени Тараса Шевченко.

Перевожу исторические события в математические формулы, преобладающие в советской средней школе. Новые капиталистические отношения, зародившиеся в конце XVIII – первой половине XIX века, настойчиво требовали ликвидации крепостного права, которое стало тормозом дальнейшего экономического развития украинских земель. Еще больше углубила эти противоречия Крымская война (1853–1856), которую Россия позорно проиграла. 3 января 1857 года был создан Секретный комитет, позднее переименованный в Главный комитет по крестьянскому делу, которое должны были решать дворяне. А как же иначе? Крестьянских объединений в государственном масштабе не существовало. 19 февраля 1861 года Александр II издал Манифест об отмене крепостного права и «Общее положение о крестьянах, освобожденных от крепостной зависимости». По этим документам крестьяне становились лично свободными, но за помещиками оставалось право собственности на их землю.

В ходе аграрной реформы территория Украины делилась на регионы по специфике проведения: 1) общинное землевладение (губернии Новороссийского края); 2) подворное землепользование (Левобережная Украина). Было сохранено крупное помещичье землевладение.

Крестьяне получили экономические права: могли покупать недвижимость, заниматься торговлей и промыслами, заводить предприятия, в том числе и фабрики. Однако крестьянство оставалось низким сословием в государстве с ограниченным правом передвижения. В результате земельной реформы крестьяне на юге и востоке потеряли 30 % своих наделов. На Правобережье правительство увеличило крестьянские наделы на 20 % с целью привлечь крестьян на свою сторону и ослабить польских магнатов и шляхту. В течение 49 лет крестьяне должны были выплатить выкупные платежи, хотя на Правобережье их уменьшили на те же 20 %. Внедрялась система крестьянского управления: сельские общины объединялись в волости, устанавливалась круговая порука за уплату налогов, что было не по душе людям, не желавшим работать.

Последствия реформы: 1) произошли коренные изменения в распределении земельной собственности; 2) товарно-денежные отношения становились доминирующими в хозяйствах помещиков и зажиточных крестьян; 3) более определенной становится специализация отдельных районов Украины; 4) применяют различные методы использования земли (аренду, ведение собственного хозяйства); 5) повысилась урожайность сельскохозяйственных культур вследствие использования машин, вольнонаемного труда, агрообоснованности посевов.

В 1864 году была проведена земская реформа. Создавалась система местного самоуправления. На Левобережной Украине создано 6 губернских и 60 уездных земских управ. На Правобережной Украине земское самоуправление было введено в 1911 году. Орган самоуправления в земских управах – губернское земское собрание. Исполнительные органы – губернские и уездные земские управы. Выборы проходили по имущественным цензам на три года.

Земства занимались организацией медицинской помощи, развитием образования, почты (уникальным явлением стали выпуски земских марок), собирали статистические данные для урегулирования налогов, занимались водоснабжением, благоустраивали дороги.

В 1864 году была осуществлена судебная реформа. Вместо сословного и закрытого суда ввели внесословный открытый, независимый суд. Вводились присяжные судьи. Суд проходил при участии двух сторон: защиты и обвинения. В Украине были созданы три судебные палаты: Киевская, Харьковская и Одесская. Приговоры, вынесенные без участия присяжных, могли быть обжалованы в судебных палатах. Был создан институт мировых судей, которые решали мелкие дела. Кассационные функции исполнял сенат. В 1864 году начали реформу образования. По «Положению о начальных народных училищах» внедрили единую систему начального образования. В области среднего образования создавали классические мужские и женские гимназии. Плата за обучение была высокой, но для среднего класса доступной. Право поступать в университет имели выпускники только классических гимназий, однако выпускницы женской гимназии подобных прав не имели. Поэтому высшее образование они могли получать только за границей. А девиц туда не пускали. Выезд за границу разрешался лишь замужним, поэтому кое-кто для достижения заветной цели вступал в фиктивный брак. В 1865 году осуществлена реформа цензуры, для этого были созданы специальные органы.

В 1870 году проведена городская реформа. Во всех городах Украины создавали городские думы. Выборы проводились на основе имущественного ценза. Исполнительный орган думы – городская управа, во главе которой стоял председатель. Они ведали хозяйством города.

Состоялась в 1864–1883 годах и военная реформа. В Украине созданы три военных округа: Киевский, Одесский, Харьковский. Реформа значительно укрепила армию. Начал действовать новый военный устав. Ввели всеобщую воинскую повинность (срок службы 6 лет, на флоте – 7). Духовенство освобождалось от службы. Были открыты военные училища и гимназии, юнкерские училища. Состоялось перевооружение армии.

Финансовая реформа была проведена в 1860–1864 годах. Создан государственный банк, введен единый государственный ревизионный центр, акцизное обложение спиртных напитков, увеличены налоги на товары массового потребления, созданы единые государственные кассы, в которых сосредоточивались все доходы и расходы государства.

Реформы 1860-1870-х годов были ограниченными, непоследовательными и половинчатыми, но они создали условия для экономического и политического развития страны в новых условиях. Развивалась промышленность, торговля, росли города и городское население, сельское население привлекалось в промышленность. Был открыт широкий путь к становлению индустриального общества.

В Украине начал развиваться капитализм. На протяжении 1860-1880-х годов завершился промышленный переворот, то есть переход от мануфактур к машинной индустрии, самыми характерными признаками которой было использование в производстве паровых двигателей, развитой системы машин и станков.

Основным промышленным топливом стал каменный уголь. Большие капиталистические предприятия – заводы и фабрики – для повышения производительности труда стали использовать достижения науки и техники. Экономическое развитие Украины в то время определяли, прежде всего, отрасли тяжелой промышленности – угольная, железорудная, металлургическая, машиностроительная.

 

Интенсивнее всего развивался Донецко-Криворожский железорудный бассейн – главная угольно-металлургическая база Украины. Со времени реформы 1861 года добыча каменного угля в Украине выросла более чем в 115 раз и составляла в 1900 году – 691,5 млн пудов – более половины общеимперской добычи. В конце 1890-х годов Украина давала свыше половины общеимперской выплавки чугуна – 92 млн пудов, и немного меньше половины железа и стали – 59 млн пудов. За последние два десятилетия XIX столетия в Екатеринославской и Херсонской губерниях появилось 17 больших металлургических заводов. Некоторые из них были построены на средства иностранных капиталистов. Английских – завод Джона Юза с рабочим поселком Юзовка (ныне Донецк), бельгийских – Днепровский завод в поселке Каменском, французских – Гданцевский завод возле Кривого Рога. Российские капиталисты стали собственниками Брянского завода возле Екатеринославля, Дружковского и Донецко-Юрьевского в Донбассе. С 1888 года за шесть лет в Украине было организовано 22 иностранных акционерных компании с уставным капиталом почти 63 млн рублей. Французский, бельгийский, английский и немецкий капиталы в значительной мере захватили ключевые позиции в каменноугольной, железорудной и металлургической промышленности Украины. Из иностранцев на многих заводах формировались административно-управленческий персонал, инженерно-технический состав, мастера и даже часть квалифицированных рабочих.

В результате реформ 1860–1870 годов значительный толчок для развития на основе капиталистических производственных отношений получили традиционные в Украине отрасли промышленности, связанные с сельским хозяйством. В первую очередь это касалось сахарной промышленности, где хозяйничали украинские, русские, польские и еврейские предприниматели Терещенко, Харитоненко, Бобринский, Хряков, Браницкий, Потоцкий, Бродский, Гальперин, Фишман, Гинзбург. Благодаря завершению технического переворота, концентрации производства на больших предприятиях, общее количество сахарных заводов в Украине с начала 1860-х и к середине 1890-х годов уменьшилось с 247 до 153, а количество рабочих наоборот увеличилось с 38 тысяч до 78 тысяч. Производство сахара на них выросло в 14 раз – с 1,6 млн до 23 млн пудов, что составляло 84 % производства всей Российской империи. Чтобы не допускать снижения цен на внутреннем рынке, наибольшие сахарозаводчики Украины объединились в сахарный синдикат – первое в Российской империи капиталистическое монопольное объединение, которое возникло в Киеве в 1887 году. Уже через 5 лет в его подчинении находилось свыше 90 действующих заводов в Украине.

В конце XIX столетия возникли большие предприятия транспортного машиностроения – Харьковский и Луганский паровозостроительные заводы. До 1900 года они построили 233 паровоза. В то время длина железной дороги в Украине достигала 8417 км. Первой с 1865 года считается железная дорога длиной 219 верст, соединившая Балту и Одессу. Позже, в интересах помещиков, занимавшихся экспортом хлеба, железные дороги строились в направлении азово-черноморских портов. А открытие в 1884 году Екатерининской железной дороги, соединившей Донбасс с Криворожьем, было обусловлено, прежде всего, потребностями развития тяжелой промышленности. Правительство, в ведении которого находилось всё железнодорожное строительство, руководствовалось в Украине военно-стратегическими соображениями, а не потребностями местной экономической жизни. Производство железнодорожных рельсов, которое в Украине составляло свыше трех четвертей от общего производства, преимущественно обслуживало Российскую империю с самыми длинными в мире железнодорожными магистралями. Все основные большие железные дороги направлялись к центрам России и Прибалтики. Преследовалась цель сохранить односторонний, фактически колониальный характер товарообмена, сложившийся между Украиной и Россией. Ведь только 15 промышленных предприятий в Украине производили готовую продукцию, а все остальные поставляли сырье для изготовления в Россию, что увеличивало стоимость продукции. Таким образом, накопление капиталов в России происходило за счет неэквивалентной торговли ее с провинцией. Да и регулирование цен за провоз грузов по железным дорогам было таким, что выгоднее было промышленную и сельскохозяйственную продукцию вывозить по железным дорогам за пределы Украины, чем развозить ее своим потребителям.

Колониальным аграрно-сырьевым придатком к промышленно развитым центральным и западным провинциям Австро-Венгерской империи оставались подвластные ей западноукраинские земли Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья. Новую сельскохозяйственную технику и наемный труд использовали и зажиточные крестьяне. В конце XIX столетия из всего сельского населения западноукраинских земель таких насчитывалось в Восточной Галиции свыше 11 %, в Северной Буковине – свыше 8 %. Вместе с тем, почти половина крестьянских хозяйств считалась нищими. Нечего было ожидать от них товарной продукции – собранного урожая не хватало даже для прокорма собственной семьи крестьянина-бедняка.

Под властью Российской империи процесс социального расслоения украинского крестьянства в условиях капиталистического развития был еще более разительным. В конце XIX столетия зажиточные крестьяне в Украине составляли около четверти всего сельского населения, сосредоточив в своих руках около 40 % крестьянских земель и свыше 50 % рабочего и продуктивного скота.

Хозяйства некоторых крестьян-богачей, особенно на юге Украины, достигли размеров значительных помещичьих имений – в тысячу десятин земли и даже больше. В среднем на один крестьянский двор приходилось 10 десятин, а на одно дворянское поместье – 507 десятин. Свыше половины крестьянских хозяйств, земельная собственность которых так и не превышала 5 десятин, считались бедняцкими. Чтобы улучшить свою жизнь, крестьяне-бедняки нанимались к более зажиточным односельчанам, шли работать в помещичьи экономии. Многие из них вообще оставляли свои дома и временно или пожизненно нанимались на фабрики и заводы. В конце XIX столетия в Украине насчитывалось до двух миллионов сельскохозяйственных работников. Теперь несколько подробнее о людях, сыгравших важную роль в этих событиях второй половины ХІХ века.

Царь-освободитель крестьян или мещан?

Александр ІІ – государь и памятник

«Царь благодушный, царь с евангельской душою, с любовью к ближнему святою…» – так писал об Александре II Ф. И. Тютчев, и я с ним согласен. В отечественную историю этот император вошел как Освободитель. Главным в его царствовании и важнейшим событием в истории России стал Манифест 19 февраля 1861 года об отмене крепостного права, а также последующие реформы в жизни государства. Империя сделала первый и очень важный шаг на пути буржуазного развития. Сам император признавался: «У меня сознание, что я выполнил великий долг». Александр II находился в сложных условиях. Нужно обладать большим опытом, сильной волей и здравым смыслом, чтобы удержать власть и не сдаться разбушевавшейся стихии.

Император продолжил всё начатое отцом в нашем городе. Былая напыщенность исчезла, в стране развивались предпринимательство, общедоступность, железные дороги.

Динамичная рациональность и трезвый расчет пришли на смену пассивному служению и бюрократической субординации. Практицизм, стремление к преуспеванию, независимость во взглядах граждан начали сказываться на облике города. Так, в 1856 году Киев был соединен телеграфом с Петербургом и Одессой. На следующий год из столицы пришел указ о разрешении проведения летом Контрактовой ярмарки. Для обеспечения обилия товаров на ней, а также и во всей округе, оживилось судоходство по Днепру, благоустраивалась Подольско-Крещатицкая набережная. В 1857 году владимирские кадеты перебираются в законченное здание Кадетского корпуса (арх. И. Штром) на Шулявке, громадное по тем меркам в Киеве, – теперь там Министерство обороны Украины. А в освобожденном Кловском дворце проводится 2-я Российская сельскохозяйственная выставка.

Кадеты. Открытка 1910-х гг.


Александр ІІ с супругой посетили Киев 21 сентября 1857 года. На въезде в город, по Житомирскому шоссе, были выстроены триумфальные ворота из дерева. Они были настолько эффектными, что их изображали на почтовых открытках. Прием был не менее торжественным, чем при его отце и дяде. На следующий день в присутствии императорской четы открыли благотворительные заведения княгини Васильчиковой. К приезду приурочили освящение Присутственных мест (арх. И. Штром), где планировалось разместить губернскую администрацию. В 1870-е годы город пережил первый строительный бум. Новая фигура в этом строительстве – гражданский инженер. Возводились в основном 2-этажные обывательские дома. Кирпич для их строительства интенсивно поставляли более дюжины заводов. Новые строения преимущественно служили для сдачи квартир внаем и получения прибыли: зарождался новый тип доходного дома. Теперь главными были не внешние классические предпочтения домовладельцев, а удобство и привлекательность. Простые фасады украсили всевозможными гипсовыми завитками различных архитектурных стилей.

В империи повеяло ветром прогрессивных реформ и просвещения. В губернском городе открылись новые школы, просветительские и благотворительные организации и общества. Начали выходить газеты, в частности «Кіевлянинъ», «Кіевский телеграфъ». Все это свидетельствовало о демократизации общественной жизни после суровой политики Николая І. Это время связывают с именами трех деятелей переходного периода: генерал-губернатора князя И. И. Васильчикова, попечителя учебного округа Н. И. Пирогова, активиста проведения крестьянской реформы Г. П. Галагана.


И. И. Васильчиков. Фотография 1850-х гг.


Более всего вспоминают деятельность Николая Ивановича. Выдающийся педагог-гуманист, отложив в сторону скальпель и работу гениального хирурга, принялся лечить души, а не тела. Его педагогические начинания были настолько плодотворны, что и сегодня, через 170 лет, в системе всеобщего образования можно найти их отголоски. Университет Св. Владимира был освобожден от всех ограничений и получил автономию. Женщины допускались на слушание лекций. В школах строго запретили порку. Поощрялись литературные работы старшеклассников, ведение ими рукописных журналов, на все внеклассные мероприятия приглашались попечители. После реформы 1861 года открылась целая сеть просветительских организаций и народных школ в селах. В Киеве при участии Н. И. Пирогова были открыты воскресная школа и учительская семинария. Эту благодатную деятельность прервало восстание 1863 года, поддержанное поляками университета Св. Владимира. Николай Иванович пытался их утихомирить с помощью студентов-украинцев, что не понравилось администрации, отправившей его в отставку. Пирогов на прощальном обеде сказал: «В моих глазах попечитель есть не столько начальник, сколько миссионер». Его возле 1-й гимназии провожало около 300 человек, а на почтовой станции под Киевом встретили еще 700. Там Пирогов, выйдя из экипажа, вспомнил о «царстве идей» и пообещал, что он никогда не расстанется со своими единомышленниками.



Е. А. Васильчикова. Фотография 1850-х гг.


Деятельность вице-президента временной комиссии по крестьянскому вопросу Григория Павловича Галагана проходила за пределами Киева, поэтому особенно останавливаться на ней не будем.

Киевский генерал-губернатор Илларион Илларионович Васильчиков был прирожденным аристократом, а своими манерами и образованием – полной противоположностью ревностному служаке Бибикову. К тому же время было другое, русификацию края следовало проводить более либеральными методами. В этот период возродилось национальное сознание украинской общественности, чаяния которой нужно было как-то совместить с настроениями поляков. Для тех и других «Ойчизна» или «Батьківщина» находились на одной и той же территории. По указаниям Васильчикова, которые он, безусловно, согласовывал с Александром ІІ, прекратились преследования чиновников польского происхождения, возобновились дворянские выборы и изучение польского языка в учебных заведениях. При этом князь Васильчиков сочувствовал крестьянам во время их выступления против помещиков и был сторонником обязательного выкупа земельных наделов. Большой мечтой Васильчикова было приучить евреев к земледелию, поэтому он создал для них земледельческие колонии и школы. Но кто сейчас помнит об этом?

 

Н. И. Пирогов. Фотография 1870 г.


30 февраля 1856 г., всего лишь через несколько дней после вступления Александра ІІ на престол, граф Киселев, председатель правительственной комиссии по еврейскому вопросу, предложил императору пересмотреть существующее законодательство о евреях для проведения в нем соответствующих изменений. В этих начинаниях граф нашел поддержку у князя Васильчикова и гражданского губернатора Гессе. Они в своих докладных на имя императора заявили о нехватке продуктов и дороговизне в Киеве из-за отсутствия евреев-купцов. Гессе докладывал императору: «…Выселение из Киева евреев допущено в 1827 года, по представлению бывшего киевского военного губернатора Желтухина, вследствие ходатайства тогдашнего киевского купечества из христиан, выставлявшего в то время пребывание евреев в сем городе вредным для своей промышленности и для самой казны. Но киевское купечество не оправдало этой меры, ибо стремилось к монополии на все потребности к вреду прочего более значительного населения… даже и собственно для себя не извлекло никаких выгод, по недостатку предприимчивости, потребных для торговли капиталов и затем несообразности частной своей жизни. Поглощающие все их приобретения на утоление развившейся между ними роскоши. Что касается соблюдения выгоды казны, то киевские граждане не только не принесли казне никакой пользы со времени выселения евреев, но, напротив того, вредили. Начальство при производившихся торгах на все значительные и экстренные подряды и поставки, видя явную наклонность их к вреду казны, вынуждено было постоянно все эти операции отдавать евреям, делавшим весьма выгодное понижение цен… Из всего следует, что удаление евреев из Киева остановило развитие правильной торговли… Монополия вообще вредна для правильного развития торговли, но, по крайней мере, естественно бывает полезна для тех, в чьих руках находится; почти 30-летний опыт доказал, что киевское купечество не может похвалиться даже тем, на что естественно было рассчитывать, и, стесняя купцов-евреев и покупателей, жителей Киева, они не сумели быть даже полезным самим себе».


Николай Павлович Гессе Фотография сер. XIX в.


16 марта 1859 года министр внутренних дел в своем докладе на Совете министров высказался за необходимость предоставления евреям права постоянного жительства в Киеве на основе исключительных законов, а также временного пребывания всем евреям без исключения. На том же заседании было принято решение об изменении содержания 284 статьи XIV тома Свода закона (о паспортах и беглых): «Купцам-евреям 1-й гильдии, как и иностранным купцам-евреям, предоставление свободного жительства в Киеве с их семействами и служащими». По указу Александра ІІ от 30 декабря 1861 года евреям, имевшим высшее образование, разрешалось жить постоянно в Киеве вместе с семьями и прислугой, которая могла быть с ними одной веры. Читатель, безусловно, понимает, что разговор касается только лиц иудейского вероисповедания. Тех, кто принял православие, то есть стал «выкрестом», все запретительные правила не касались. Но полноправными членами высшего общества они так и не стали, несмотря на свои богатства. Хотя, если разобраться, то было немало случаев их стремительной карьеры. Далее в книге это можно проследить по биографии А. Д. Бланка.

В указе Сената по рассматриваемому вопросу было сказано: «Его Императорское Величество соизволил одобрить решение Сената о представлении права жительства в Киеве купцам и лицам с высшим образованием из евреев с их семьями и потребным количеством служащих, а также о дозволении временного пребывания в оном всем остальным евреям». Александр ІІ утвердил этот указ.

Через четыре года император повелел разрешить жительство в Киеве, как и во всех городах государства, еврейским ремесленникам, ученикам и подмастерьям, а всем членам семьи учащегося в правительственных учебных заведениях предоставлено было право жительства до окончания курса его обучения. К этому можно добавить, что наказание еврея-«преступника», прибывавшего в Киев и не входящего в вышеперечисленные категории, было незначительным, и за небольшое подношение можно было оставаться жить и дальше безо всяких забот. Таким образом, ряд богатых еврейских семейств – Бродских, Гальпериных и других закрепились в городе и заняли достойное и влиятельное положение коммерсантов и домовладельцев.


Александр II. Худ. Е. И. Ботман, до 1856 г.


Скажем пару слов о В. Г. Гинцбурге, почетном попечителе Киевской еврейской больницы и 2-го Коммерческого училища, почетном блюстителе Фундуклеевской гимназии, крупном библиофиле и меценате. Владимир Горациевич подарил Киевской публичной библиотеке скульптурный портрет в рост Александра ІІ работы М. М. Антакольского, который, ныне забытый, стоит в углу двора Киевского музея русского искусства.

Не могу отказать себе в удовольствии вспомнить выпускника Житомирского раввинского училища Г. М. Бараца, родившегося в Дубно. Он – прямой потомок ученого-иудаиста и праведника Бен-Рабби-Цадока (аббревиатура «Барац»). Еще студентом университета его зачислили на службу в Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий, а с 1863 года Барац уже «ученый еврей» (была и такая совершенно фантасмагорическая должность в те времена) при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе. Десять лет трудился Барац цензором еврейских книг, и лишь уйдя в 1881 года в отставку, обратился к адвокатской практике. Барац был чудаковат и рассеян, в Киеве о нем ходили легенды. Одну из них пересказал хорошо знавший его Шолом-Алейхем: «Он никогда не мог попасть к себе домой, пока не натыкался на дощечку с надписью „Герман Маркович Барац“. Однажды Барац внимательно посмотрел на дощечку, прочитал указанные на ней часы приема – с трех до пяти. Взглянув на часы и убедившись, что сейчас всего лишь два, Барац решил, что Бараца, должно быть, нет дома. А раз Бараца нет дома, то Барацу здесь делать нечего. И он отправился на часок погулять в саду».


Владимир Горациевич Гинцбург


Литературно-публицистическая деятельность Германа Марковича продолжалась 50 лет, с 1860-х годов. Он постоянно активно и плодотворно выступал с сериями статей, всегда актуальных, злободневных и исторически достоверных. Некоторые из них (о происхождении Руси) я использовал для написания 1-го тома. Особенно важны для нашего периода содержательные «Материалы для истории водворения евреев на жительство в Киеве», напечатанные в нескольких номерах газеты «День», и затем собранные в отдельном оттиске (нач.1870-х). Особенно занимали Бараца памятники древнерусской письменности, над изучением которых он в течение многих лет трудился упорно и настойчиво, а результаты, представляющиеся ему верными и справедливыми, публиковал либо в периодической печати, либо за свои средства выпускал небольшими, но емкими брошюрами. Некоторые находятся в моей библиотеке. Эти работы, дополненные ранее неопубликованными, были выпущены в двух монументальных томах (причем первый из них в двух книгах) в 1924–1927 годах его сыном Л. Г. Барацом, также окончившим юридический факультет Киевского университета. Послужной список Льва Германовича не менее цветист, но значительно менее экзотичен, чем у его отца: директор Киевского отделения внешней торговли банка, профессор Киевского коммерческого института, присяжный поверенный, в 1914–1917 годах председатель контрольной комиссии Киевского общества по оказанию помощи евреям, пострадавшим от военных действий, автор многочисленных трудов по теории и технике банковского дела, финансам, статистике… В 1922–1925 годах, находясь в Берлине, Барац был избран членом Русского Академического союза, председательствовал в Культурно-просветительской комиссии Союза русских евреев в Германии, преподавал в Русском Научном институте. В память о сыне Марке, погибшем 9 февраля 1926 года, Лев Германович передал библиотеке своего родного Коммерческого института (тогда уже КИНХа) значительную часть не только собственной, но и родовой библиотеки, в основном по экономике, статистике и финансам. Все сведения о Барацах мне сообщил Я. И. Бердичевский.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru