Несбывшиеся надежды

Виктор Иванович Свешников
Несбывшиеся надежды

Глава 5

Как-то Рома вновь поссорился с тем же настойчивым «преследователем», что "положил глаз" на Любу. Это было уже несколько раз. И однажды, в парке собралась небольшая группа мальчиков, организованная незадачливым Донжуаном для того, чтобы проучить счастливого «боксёра». Поджидали они его здесь, так как путь спортсменов пролегал через него. Сейчас они стояли кругом, а организатор болтал: – Вы заметили, я сегодня опоздал на первый урок?

Один из товарищей: – Да. А почему?

– Мама денежку потеряла и долго искала.

– А ты-то здесь причём?

– А я на ней стоял!

Ребята смеются над потешной ситуацией, а вскоре из здания вышли "Ромео и Джульетта", и направились в их сторону. Здесь-то и преградила им путь группа бойцовских школьников. И, главное, вперёд вышел не организатор побоища, а незнакомый рослый мальчик и сразу начал: – Говорят, ты крутым стал! Пацанов обижаешь! Девчонок уводишь, никого не боишься! Мастер спорта, что ли? Меня попросили поставить тебя на место. Отойдём в сторону.

Люба ужаснулась, услышав это. Она резво выскочила вперёд и заслонила собой своего приятеля: – Никого он не сманивает! Мы с ним дружим с детского садика. А он, – указывает на надоедавшего ей паренька, – сам напрашивается в мои друзья. А мне это не нужно. Рома здесь не причём!

Но у ребят была другая цель: подраться и побить "ухажёра".

– А тебя никто не спрашивает, иди к своему поклоннику! – и показывает на пристававшего к ней хлопца, – а мы побеседуем с защитником!

Но Люба оказалось не из робкого десятка, и первая ударила говорившего. Причём неплохо и в нос. Тот опешил: не ожидал такого от девчонки. У него сильно потекла кровь и он, зажав рану, на время выбыл из «строя». Но Рома, отстранив Любу, вышел вперёд и предложил организатору: – Иди ко мне, трус, вырази свои претензии! Что же ты прячешься за спину "Ильи Муромца" и его "богатырей"?

Внезапно, тот так быстро кинулся на него, что он не успел даже что-то предпринять. Обнявшись, они свалились на землю и начали кататься. Здесь создалась комичная картина. С одной стороны, от дравшихся сгрудились бойцы, и когда Рома оказывался против них, они старались ударить его ногами. А с другой металась Люба, и когда зачинщик бывал рядом с ней, она пинала его.

Наконец, Рома освободился от объятий мальчика и вскочил на ноги. Первым же нападающим, опять был преследователь Любы и он получил такую затрещину в лицо, что завыл не своим голосом. Второй, видимо его товарищ, заработав мощный удар в солнечное сплетение, согнулся пополам. Больше желающих испытать судьбу не оказалось. Даже "Илья Муромец", который за это время отошёл от потрясения, видя подобное, не рискнул вступить в схватку.

К Роме подошла Люба и принялась спокойно отряхивать его от земли и прилипшей травы. Делала она это с таким выражением лица, как будто подобное происходило каждый день. Затем повернулась к своему помятому недругу: – Получили! В следующий раз, если он будет, станет ещё хуже! Это говорю вам я! Идём, Рома.

Мальчик поднял свою сумку, и они пошли. Люба демонстративно взяла его за руку. В пути она сказала ему похвальную фразу: – А ты молодец, не зря ходишь на тренировки! Я горжусь тобой!

Боксёр же, попросил её, чтобы она не говорила родителям о драке и вообще забыла о ней.

Помалкивать о героическом поступке своего Донкихота, Дульцинея смогла лишь два часа. Затем стала интриговать родителей недосказанными околичностями, загадочными недомолвками, намекая тем самым на то, что сильно хотело сорваться с её языка. Конечно, умолчания были поняты, а желание поведать о чём-то, имелось на лице. Отец подсел к ней и спросил:

– Ну, что ты хочешь нам сообщить? Тебе просто не терпится это сделать!

Дочь вспыхнула: – Я не могу, должна держать язык за зубами! Ох, если бы вы знали…

К ним присоединилась уже и мама: – О чём, Люба или о ком? Тебе самой хочется выдать что-то.

И девочка сдалась: ну как можно удержаться, не рассказать о героическом поступке своего обожателя! В конечном счёте, защищал-то он её честь и свободу! Она красочно расписала подвиг ухажёра, но, конечно, по-своему, по девчачьи и на народном языке: – …Мой преследователь кинулся на Рому, а он как дал ему в нос, тот свалился и завыл! А другой так получил под дых, что согнулся, упал и долго не мог оправиться после этого! Остальные дружки побоялись ввязываться, а то бы он и им навешал. Молодец мой Рома, не зря тренируется!

Родители, конечно, восхитились мужеством и способностями "будущего зятька". Но у них возник закономерный вопрос: – А почему ты решила, что он "твой"?

– А что тут неясного, – ответила дочь, – мы поженимся, когда станем взрослыми!

Предки не нашлись с ответом на столь «убедительное» утверждение и переглянулись. Наталья покачала головой: "Двенадцать лет, а какие уверенные планы на жизнь! Дурочка, впереди столько времени и может быть много неожиданностей!"

Но её беспокоило и другое обстоятельство: она никогда не слышала о друзьях дочери. Не упоминала имён близких девочек, ни к кому не ходила и лишь изредка интересовалась у кого-то перечнем заданных уроков. Неужели её устраивает затворническая жизнь? Однажды она заговорила об этом: – Люба, а у тебя есть подруги? У нас никто не бывает, да и ты ни к кому не ходишь. Не скучно тебе с Ромой?

Ответ был до безобразия прост: – А зачем мне лишние опасения и тревоги? Все они смотрят на него, как на пряник! К чему мне сближаться с кем-то? Чтобы кто-то воспользовался моей сладостью! Нет уж, я ещё сама не «наелась» своего «шоколада». Нам с ним и вдвоём неплохо! Он точно такого же мнения обо мне, потому мы всегда будем рядом.

Наталья не нашлась, что сказать.

Но время, как мы знаем, понятие относительное и для людей разных возрастов, оно течёт по-другому. В детстве и юности, когда хочется скорее стать взрослым, оно, как нарочно, замедляется. Достигнув желаемого, человек начинает чувствовать, что дни ускоряются, причём так, что для занятых начинают прямо бежать. Они замечают только частую смену годов. А в пожилом возрасте Хронос уже летит. Недели следуют словно дни, а годы – месяцы! И ничего не сделаешь, не повлияешь. В итоге, «механизм» жизни вырабатывает свой ресурс, только у одних раньше, у других позже. Но всегда! Как задумано кем-то, так и совершается! Иначе нельзя: зло исходящее от людей губит нашу космическую мать – планету, а вместе с ней и нас. Лишили мы себя коллективного инстинкта самосохранения. Персональный у некоторых ещё проглядывается, а вот совокупный…

Но что стало с нашими героями? Где находятся сейчас? О-о, они уже сделались законными гражданами своей страны – получили паспорта и учатся в одиннадцатом классе! Как ни медленно шло для них время, но последний год обучения наступил. Было одновременно и радостно, и печально. Ликующе оттого, что забрезжил «рассвет» новой жизни – взрослой, со своими надеждами, удачами и неожиданностями. Грустно, потому что больше никогда не испытают радостей младенчества, не прильнут по-детски к маме и при всём желании, не пойдут в школу. Но незримое будущее манило и тянуло к себе. Ведь впереди всех ждали любовь, семья, дети, интересная работа взрослого человека. И каждый из настоящих выпускников надеялся на то, что счастье обязательно не обойдёт стороной, а он будет достойным его.

Рома и Люба учатся и одновременно готовятся к выпускным экзаменам. Она мечется между двумя домами. А как же: вдруг её любимый Рома получит плохую оценку или не сдаст совсем! Что тогда делать? А тут ещё подстёгивают разговоры о каком-то новом, незнакомом экзамене – ЕГЭ, о котором говорят, что отвечать будет проще, но только тому, кто помнит буквально всю школьную программу. Значит, надо обязательно сдать и поступить в институт именно сейчас, так как его, к тому же, могут забрать в армию. Иначе Роме грозит возможность остаться без образования, так как после службы попасть в вуз будет значительно труднее, потому как кое-что уже забудется.

Наши герои превратились в обаятельных молодых людей. Некоторые юноши и девушки желали бы, чтобы они были рядом с ними, соответственно, конечно. Из-за Любы, Рому чаще стали задирать ребята из других классов. Соответственно доставалось от девочек и Любе. Успешный боксёр почти всегда одерживал верх в юниорских боях и имел уже несколько победных наград в этой области. Люба, учась в школе танцев, приобрела гордую, прямую осанку и ходила походкой «балерины». Рома отличался от многих ребят коренастой, спортивной фигурой и шагал, крепко держась на ногах. Молодые люди невольно привлекали к себе ненужное внимание.

В общем развитии, они также ушли далеко вперёд и способствовали им в этом, конечно же, компьютеры и смартфоны. Рома увлёкся физикой и космосом. Его стали интересовать вопросы будущих межпланетных перелётов, суть времени и пространства. Интернет, как мы знаем, может просветить и даже научить интересующегося человека в любом вопросе. Поэтому молодые люди, конечно же, знали различия мужчины и женщины. Заочно познакомились с процессом воспроизводства человечества, нелегально, конечно. К тому же, некоторые физиологические особенности уже проявлялись у них самих, часто по утрам, когда в организме происходит выброс гормонов. При уединении, девушка становилась всё более откровенной. Роман же, с трудом, но сдерживал себя. Однажды она с ехидцей даже упрекнула его в этом: – Мальчик мой, почему ты такой зажатый? Стесняешься меня?

Но он своим ответом поставил её на «место», сказав: – Любочка, до свадьбы у нас ничего не будет: шоколад станем «есть» после воссоединения! Представляешь, каким вкусным он окажется! А пока танцуй мне, показывай свои способности. Я обожаю смотреть на тебя!

Сейчас школьные будни продолжаются. В классе оживление: только что прозвучал звонок. Роман следует отработанному годами процессу: оставляет свою сумку у Любы и выбегает из класса. Бежит по коридору. У раздевалки уже хвост. Он занимает место и возмущается: – Да что же это такое, спите вы здесь что ли, когда ни придёшь всегда очередь!

 

Подходят одноклассники, становятся в конце. Юные фемины образуют небольшую группу. Роман уже в помещении и вскоре выходит: несёт свою и Любину одежду. Одна из молодых особ, хихикнув, восклицает: – Надо же, Ромка до сих пор кружится вокруг Любы! И как он ей не надоел за это время! Куда ни глянь, всюду его лицо!

Другая с сарказмом отвечает: – Это ты от зависти говоришь такое! Все девочки, смотря на их отношения, глотают слюнки. Любовь сердечная у них – ими они тянутся друг к другу!

А третья из стоящих рядом девушек, заявляет с ноткой зависти в голосе:

– Возможно, они и родились друг для друга! Мама сказывала, бывает такое!

Рядом стоящая спрашивает с усмешкой: – Она-то откуда может знать о таких вещах?

– Мамка увлекается эзотерикой и говорит, что возможно, в мире наличествует определённый компонент человеческого бытия, который неподвержен разрушению после смерти тела. Вероятно, речь идёт о наших душах и некоем, например, параллельном пространстве, в котором они обретаются после кончины и откуда вновь приходят в нашу реальность, – отвечает собеседница.

– Ирка, у тебя "крыша едет"!

– Да, зря я тебе сказала, эти знания не для таких, как ты! – злится однокашница.

"Влюблённые" оделись, взяли сумки и направились к выходу. Девочки с завистью смотрят им вслед. На улице гололёд и Рома берёт Любу под руку. Школьница охотно прижимается к нему. Портфель её он больше не носит: Диана давно пресекла эту «барскую», как она выразилась, услугу. Сейчас спрашивает его: – Чем будешь заниматься?

– Ты забыла? – говорит он, – сделаю уроки и побегу в автошколу, осталось два месяца учиться. Представляешь, придёт пора, я посажу тебя в машину, и мы вдвоём поедем кататься. А когда-нибудь, возможно, отправимся на ней и в путешествие, например, в Сибирь, на Байкал!

– Да, здорово! А отец даст её на такой срок? Это же будет долго.

– Конечно, я же получу права. А может, к тому времени мы с тобой свой автомобиль купим!

После такой речи, весталка тесней прижимается к его плечу.

Глава 6

Однажды, когда вся семья Любы была дома, прозвучал дверной звонок. Предки смотрели телевизор, а дочь помогала брату делать уроки. Муж спрашивает, вопросительно глядя на жену: – К тебе кто-то должен прийти?

Она пожимает плечами: – Нет, я никого не жду.

Из комнаты выскакивает Люба и торопится к двери. Открывает. За ней, с букетом цветов, стоит Роман. Девушка тащит его через порог. Он стесняется. Ведёт его в зал и кричит: – Мама, папа, к нам пришёл мой будущий жених! Вы долго не встречались, смотрите, какой он большой!

Парень отдаёт букет Любе. Наталья всплёскивает руками: – Ох, Рома, каким мужественным ты стал! Давно я не видела тебя, ты растёшь прямо не по дням, а по часам.

В это время откликается отец Любы: – А-а, ухажёр от люльки! Это что же, она до сих пор тебе прохода не даёт или ты ей сейчас?

Гость краснеет, а Люба заступается: – Папа, ты задаёшь неприличный вопрос! Разве можно ответить на такой! Это я его держу возле себя! И всю жизнь не отпущу!

Николай Иванович смотрит на жену, говорит: – Слышишь, дело пахнет большим кутежом! И внуками!

Роман смущённо глядит под ноги и молчит. Будущая тёща выручает его:

– Коля, замолчи! Вечно ты встреваешь не по делу! Какое гульбище? У них впереди институты, а затем армия! А потом… дальше видно будет.

Муж соглашается: – Ну да. Я как-то забыл об этом.

Люба говорит поклоннику: – Ты подожди, я быстро оденусь, – и выпархивает в соседнюю комнату. Наталья предлагает: – Садись в кресло, Рома. Расскажи, как в школе, чем увлекаешься?

Парень приседает, говорит: – Учусь нормально, но это только благодаря Любе, её терпению. Продолжаю заниматься боксом и хожу в автошколу. Скоро получу права на вождение автомобиля…

– А после учёбы куда, решил или нет?

– Да, в университет, на физико-математический. В науку пойду, учёным буду.

– Какой молодец! Известным человеком станешь! – хвалит парня Наталья.

Вскоре выходит разодетая, счастливая Люба. С обожанием смотрит на Рому. Он встаёт с кресла и в его глазах видится восхищение подругой. Наталья замечает и её взгляд, и «жениха». Дочь объявляет: – Я готова!

Она становится рядом с парнем и спрашивает у мамы: – Как мы смотримся?

Будущая тёща не находит слов, лишь показывает большой палец. Люба хихикает и говорит: – Вот так! Пошли, Рома.

Парень чувствует себя неудобно и объясняет: – У меня билеты в кино. Извините, нам пора.

Молодые выходят. Наталья спрашивает Николая: – Видел, как Люба глядела на парня? Она его боготворит. Да и он её тоже.

"Тесть" восхищается «зятем»: – Да, молодец, головастый! Уважаю таких! Дочь, видимо, с детского сада знала, что он большим человеком станет. Потому с тех пор начала гипнотизировать его. И приручила!

Наталья вторит ему: – А он-то, какой постоянный, просто удивительно! Пятнадцать лет вместе и не надоели друг другу! Обалдеть! Таких ребят в наше время нечасто встретишь!

Из комнаты выходит сын – Анатолий, школьник младших классов и говорит: – Мама, они скоро поженятся? А жить будут у нас?

– Не говори глупостей! – сердится Наталья.

Между тем, Люба ощущала некий прилив безрассудной энергии. Иногда она так откровенно провоцировала Романа, что только его рассудительность и терпение спасали положение. Они с удовольствием целовались, испытывая приятное блаженство. Но, порой, Люба так увлекалась, а она старалась передать это и ему, что Рома чувствовал: за захватывающим послевкусием их лобзаний, таится некий водопад высшего блаженства. Когда они бывали одни, дело доходило до того, что она, в порыве страсти, усаживалась на него верхом или затаскивала на себя. Конечно, парень едва владел собой, а ей доставляло удовольствие дразнить его. Она догадывалась, что любимый находится на грани и хотела, чтобы он переступил её, не задумываясь о том, что может быть дальше? Рому трясло от едва сдерживаемого желания, а она смеялась, глядя на него.

Потом, она проверила его на «прочность» по-другому: – Хочешь увидеть меня?

Рома с недоумением обратился к ней: – Так я всегда смотрю только на тебя. Мне другая не нужна, ты же знаешь об этом.

– Да нет, любимый, я хочу предстать перед тобой обнажённой Афродитой! Твоей красивой богиней!

Рома заволновался: его «царица» придумала для него новое испытание! А вдруг он не выдержит? Или кто-то застанет их в таком виде?

"Правительница" его души, не дожидаясь ответа, как бы в медленном танце, принялась снимать с себя предметы одежды. Вскоре она предстала перед своим обожанием в бюстгальтере и кружевных трусиках. Медленно, словно на подиуме, поворачивалась к нему всеми сторонами тела. Глаза её сузились, дыхание участилось.

Роман, запустив обе руки в свои волосы, затаив дыхание, смотрел на стриптиз любимой, организованный только для него. В голове зароились нехорошие, и даже опасные суждения: "А что, если… и пусть как будет!"

А «мучительница», остановившись перед ним, расстегнула бюстгальтер и отбросила в сторону. У парня закружилась голова: он увидел два небольших бугорка с маленькими, розовыми утолщениями. Это был предел его воли.

Не помня себя, Рома вскочил, обнял любимую и приник губами к её груди. Затем добрался до сосочка. Девушку сотрясла судорога, а парень провалился в некую пучину. В безумии, он ласкал притягательные возвышения. Затем подхватил «изверга» и понёс его к кровати. – Всё, конец моему терпению: я тебя сейчас съем!" – крикнул он.

Но что-то внутри его всё-таки было настороже. И когда он услышал трель дверного замка, то, бросив пассию на постель, отпрянул в сторону. Та вскрикнула: – Это Толик пришёл с занятий. Задержи его в передней, я быстро оденусь.

Роман выскочил из спальни и подбежал к двери.

– Кто? – крикнул он.

– Это я! – был ответ.

Парень щёлкнул задвижкой. Брат Любы вошёл и поздоровался с Романом. А он, чтобы как-то остановить школьника, предложил ему: – Толя, хочешь, покажу один удар, которым свалишь любого недруга, посмевшего напасть на тебя?

– Конечно.

Роман подошёл к нему и нащупал между грудью и животом ямку – солнечное сплетение.

– Коротким ударом бей сюда, и противник гарантированно будет выведен из строя!

– Ха! Удивил. Да об этом каждый пацан на улице знает! Я-то думал…

В прихожую вошла раскрасневшаяся Люба.

– Что ты такая растрёпанная? – сделал замечание брат, – Ромки бы постеснялась, а ещё девчонкой называешься.

Люба изумлённо смотрела на ученика: "А ведь он мог бы, и застать их, у него имеются ключи".

Но это событие не остановило её, и она продолжила свои эксперименты над несчастным парнем и доигралась… Однажды, она оседлала его верхом и взялась за ремень брюк, с намерением расстегнуть его. Рома убрал её руки, но она свалилась с него и затащила на себя. Конечно, он всегда хотел свою желанную и едва сдерживался, тем более что она готова была уступить ему. Но у парня имелась «холодная» голова. На ум приходил вопрос: "Что будет, если Люба забеременеет? Конечно, без сомнения, он сразу женится на ней, но тогда прощай университет, интересная работа, полная новых открытий и чувство совершенного удовлетворения жизнью! И она останется неучем: какая учёба, если рядом ребёнок!"

И сейчас он, в волнении, обнял её голову и, поцеловав, сказал: – Успокойся, дорогая, остынь, и я тебе что-то потом скажу.

Она, с разочарованием, отвела его руки и прошипела: – Какой же ты нерешительный! Он поднялся с неё, и в это время прозвучала трель дверного звонка.

– Толик явился из школы! – вскрикнула Люба.

Они вскочили с кровати, и парень кинулся открывать дверь. Учащийся вошёл и подозрительно посмотрел на Рому. Вскоре появилась его сестра, на которую он бросил уничтожающий взгляд и зашагал в свою комнату. Молодые заметили неладное в его поведении и, переглянувшись, пожали плечами. Рома попросил её заварить чай, и они прошли на кухню. Вскоре сюда явился и брат. Люба собрала ему покушать. Он ел и бросал на виновников загадочные взгляды. Сестра обеспокоилась: – Что ты так смотришь на нас, как будто мы тебе чем-то обязаны?

Толик вызывающе ответил: – Ромка нет, а ты да! Как думаешь, что скажет мамка, когда узнает о том, что ты сидишь верхом на нём, на кровати?

– Х-х-х! – Люба задохнулась от возмущения, а, возможно и от страха, – ты, что придумываешь всякие небылицы! – взвизгнула она, – откуда это взял?

– Ты не «вискай», сам видел! Я звонил, никто не открыл. Стал заглядывать в окна, чтобы убедиться, есть кто в доме или нет? В спальне разглядел тебя, восседающую верхом на Ромке. Причём, не на спине, как на лошади, а на животе. Думаю, предкам интересно будет узнать об этом из первых уст очевидца!

– Х-х-х! – опять задохнулась Люба и более не нашла подходящих слов. Посмотрела на Рому.

А он, также покрасневший и растерявшийся, таращился в пол. У него замелькали мысли: "Что будет, если Толик всё-таки донесёт матери о том, чем они занимались в квартире? Как истолковывать сцену, что говорить? По устоявшейся молве, парни домогаются девушек. Значит, вина будет на нём. Он негодяй и подлец, воспользовавшийся отсутствием контроля со стороны! Объясняться придётся и со своими родителями. Это непременно дойдёт и до них. Какой стыд, а он здесь вовсе не причём! Глупая девчонка! Доигралась! А «шишки» будут на нём! Но что же делать? Надо как-то умилостивить брательника! Устыдить, отговорить от доноса".

Роман обратился к невольному «шпиону»: – Толик, я объясню тебе суть произошедшего. Люба хотела доказать, что она сильней меня и мы шутя боролись. Конечно, это глупость, но я поддался ей, чтобы она почувствовала своё превосходство. Для этого упал на кровать, а она, якобы воюя со мной, взобралась на меня. Видимо, этот момент ты и увидел. Что тут такого?

Но Анатолий имел другие планы: – Отличная версия! Только я сильно сомневаюсь, что вы убедите в этом предков! Ой, а совестно-то как будет! Но не волнуйтесь, меня вы заверили, я пошёл к себе, делать уроки. А если у вас возникнут некие вопросы, пожалуйте ко мне!

Школьник встал и с загадочной миной на физиономии, демонстративно удалился в свою комнату.

Однако он не слыл глупым мальчиком. Его давно, со времени появления смартфона у сестры, изводило чувство досады к ней, обладательнице сокровенной его мечты и желание владеть таким же чудом. В глазах завистника это было нечто, с невообразимыми, невероятными возможностями! А после того, как однажды Роман дал ему поиграть в игры, то школьник и вовсе потерял покой. Он спал и видел себя владельцем недосягаемого пока для него дива.

Поэтому, как только он узрел недозволенную для него сцену "специфической борьбы" молодых, то в ту же секунду понял: его грёза свершилась. Теперь-то они на крючке и даже оба будут готовы выполнить любую его причуду. Он был абсолютно уверен в том, что кто-то из них, наверняка, сделает его счастливым обладателем столь заветного гаджета. А иначе, ой, что будет!

 

Люба растерянно смотрела на Романа. Тот взялся за голову:

– Представляешь последствия, которые обрушатся на нас в дальнейшем? Какой стыд, а как объясняться с родителями в подобной конфузливой теме? Ведь, по сути, мы ещё школьники, любовь сейчас для нас табу!

– Но что же делать? – Люба едва не плакала, – а, может, он не донесёт? – подала она сама себе надежду.

– Расскажет, я понял: он что-то задумал и своим ироническим монологом, намекает на то, что у него есть какое-то желание, и готов молчать в обмен на его исполнение. Надо только узнать: что он хочет от нас?

Но спрашивать Толика не пришлось: он сам появился на кухне и, ехидно улыбаясь, сказал сестре: – Ты мне телефон, а я ничего не видел!

Люба задохнулась от возмущения: – Какой бессовестный! А ты не думал о том, что я скажу родителям, почему отдала его тебе?

Брательник вновь скорчил язвительную мину и со смешком ответил: – А это твоя проблема: я согласен на любую версию!

– Х-х-х! – вновь задохнулась Люба и, сделав круглые глаза, не нашлась, что ответить шантажисту.

– Ну, я пошёл, а вы думайте над моим предложением! – мальчик вышел из кухни.

Люба бессильно присела на стул: – Ну, что делать? Вот ведь, негодяй! Придётся, наверное, пожертвовать. Но как объяснить это маме и папе? Они могут отобрать у него и вернуть мне. Тогда, он непременно сообщит о нас!

Рейтинг@Mail.ru