Несбывшиеся надежды

Виктор Иванович Свешников
Несбывшиеся надежды

Глава 3

Женщины взяли отпуска. Оставили «влюблённых» дома. В первый же день Люба закатила истерику. С воплем: – Хоцю в садик, мне нузен Лома! – она бежала к двери и норовила открыть её. Наталья едва сумела внушить ей, что детское учреждение закрыли на ремонт, и там сейчас работают чужие дяди. Малышей в нём нет, все сейчас дома, с мамами.

– А Лома тозе? – успокаиваясь, спросила девочка, с надеждой глядя на родительницу.

– Конечно, и он, где же ему быть.

– Тогда пойдём к нему.

– А ты покажешь, где он живёт? Если да, то пошли. Я никогда не была у них.

Люба сморщила личико: – Я не знаю, – и заплакала.

С этого дня она стала плохо есть, каждый день лила слёзы и просилась к Роме. Стала заметно худеть. Когда мама говорила ей что-то, она слушала, но всё как будто проходило мимо неё.

Наталья позвонила Валентине: – Здравствуйте, как у вас складывается с «сердечными» делами?

И объясняет свою ситуацию: – У нас крайне плохо! Не ест, теряет вес и часто плачет. Пытаюсь разговорить её, а она твердит только одно: "Хоцу к Ломе!"

– Ой, знаете, точно такая же картина и у нас, только говорит: "Пойдём к Любе!" – Валентина всхлипнула, – я уже не знаю, как быть? Рома ничего не кушает и молчит. Стал пассивным, вялым.

Наталья воскликнула: – Ну, то же самое! Что же нам делать, не женить же их!

– Может, устроить им встречу? – робко предложила мама Ромы.

– Нет, только не это! Давайте подождём. Поговорка гласит, что время лечит.

Всхлипнув, Валентина отключилась.

Прошло ещё два дня. Люба замкнулась в себе, отказывалась, есть и даже от беседы с мамой. Она лежала на ковре, иногда сидела и ни куклы, ни игрушки её не интересовали. Не отвечала и на вопросы.

Николай, папа Любы, придя с работы и увидев дочь в таком унылом состоянии, попытался разговорить её. Обещал пойти с ней в зоопарк, смотреть животных, побывать в магазине игрушек, где она сможет выбрать себе самую большую и красивую куклу. Но девочка ни к чему не проявила интерес. Она произнесла лишь одну фразу: – Я хоцю к Ломе.

Обеспокоенный муж сказал жене: – Не тяни больше, сведи её с «избранником»! Неужели не видишь, Люба тает на глазах!

Наталья попыталась возразить ему: – Коля, но что станет дальше? Всё возвратится "на круги своя", к начальным эпизодам!

– К чему бы это не вернётся, надо спасать нашу «невесту»! Ведь она маленькая, произойдёт какой-нибудь надлом в организме и… страшно подумать, что может быть! Завтра же устройте им встречу! А что будет потом, поживём – узнаем!

Пообещав дочери, что скоро она увидится с Ромой, родители уговорили её покушать. Люба ела и с надеждой посматривала на них. После ужина она спросила: – А сколо наступит завтла?

Отец объяснил ей: – Конечно. Сейчас ляжешь спать, а проснёшься уже на следующий день. Видишь, как быстро! Я уйду на работу, а ты позавтракаешь, немного отдохнёшь, и отправитесь гулять. Рома тоже выйдет с мамой, и вы встретитесь. Поиграете вместе, а затем придёте домой. Хорошо?

Но Люба хотела "твёрдой почвы" под ногами и спросила отца: – А сто потом? Я опять не стану видеться с Ломой?

– Будешь! – категорично ответил папа и строго посмотрел на Наталью. Она устало кивнула в ответ.

Утром Люба только и говорила о предстоящем «свидании». Торопила маму идти на улицу. Перед обедом Наталья позвонила родительнице Ромы. Та отозвалась мгновенно, как будто всё время держала в руке телефон.

– Здравствуйте, Валентина, вы не выйдете погулять? Кстати, где вы живёте?

Собеседница слезливо объяснила: – Напротив вашего, по другую сторону детской площадки, стоит красивый дом. Мы живём сразу за ним. Ой, хорошо, что вы позвонили, у нас просто беда с Ромой: ничего не ест, не разговаривает со мной, сохнет на глазах. Считает меня виновной в разлуке с Любой. Говорит, я злая мама и не люблю его. Представляете! – она кричит: – Рома, неси куртку, будем одеваться и пойдём на прогулку. Люба тоже придёт на детскую площадку. Шевелись, скоро увидишь её. – В трубке слышен радостный визг мальчугана. Валентина продолжает: – Я уже сама хотела обратиться вам, да всё не решалась. Это какое-то наказание: не могу без содрогания смотреть на сына. Но, до встречи, мне надо одевать его.

Наталья вела Любу к Роме, но в душе была против подобных свиданий. Ей казалось, что скоро дочь подчинилась бы её воле, но тут вмешался муж, и… всё закончилось по-другому.

Внезапно у неё подвернулась нога, да так, что она вскрикнула от боли. Было впечатление того, что она, как бы зацепилась за что-то, но они шли по ровному месту. На ум всплыли слова Светланы Васильевны: "Если ваши поступки будут неправильными по отношению к избранным кем-то детям, то и ваша жизнь может измениться в худшую сторону. Будьте внимательны!"

У Натальи похолодело в груди: "Неужели это предупреждение? Если так, значит, возможны и ещё более плохие проявления! Могла бы упасть и сломать, например, руку или…!"

Когда на другой стороне игровой площадки показался Рома с мамой, дети сразу узнали друг друга и кинулись навстречу. Сойдясь, они долго стояли, обнявшись, и снова плакали. Родительницы, глядя на них, тоже хлюпали в платочки. Вскоре, взявшись за руки, «влюблённые» отошли в сторону и о чём-то переговорили. Затем принялись играть в догонялки. Всегда ускользала Люба, но бегала так, чтобы Рома её догонял и заключал в объятия. Лица малышей были настолько счастливы, что фемины прослезились вновь.

После игр Валентина пригласила всех к себе, на обед. Глядя друг на друга, дети ели весело и с удовольствием. Куда делись угнетение и вялость! Они без умолку разговаривали и даже смеялись. Это было невероятное зрелище: мамы уже отвыкли от подобного. Верховодила Люба. Она, успокаивая мальчика, сказала: – Лома, я буду сама плиходить к тебе.

Женщины, со слезами в глазах, молча, переглядывались. А о чём рассуждать в подобной ситуации?

После обеда малютки забылись: у Ромы оказалось много игрушек.

Часа через два Наталья предложила дочке идти домой. И девочка объявила: – Тепель пойдём к нам. У меня тозэ есть иглуски.

Но мама сказала ей: – Люба, вы сегодня уже поиграли. Давай сделаем так: завтра мы с тобой снова выйдем на прогулку, встретим Рому с мамой и пригласим их к себе. Ты попотчуешь их чем-то вкусным. Хочешь, сделаем для гостей сладкий торт? Спроси Рому, любит ли он его?

Поникшая было Люба обратилась к мальчику: – Лома, ты любис толт?

– Да. – Был ответ.

– Холосо, мы с мамой сделаем вкусное угоссение.

Только после такого разговора Люба согласилась уходить. А как же, надо было готовить "сюлплис для Ломы".

Дома, девочка «раскатывала» тесто на коржики. Глядя на то, как она вымазалась в муке, можно было подумать, что мама здесь вовсе не причём. Наталья несколько раз фотографировала дочь в процессе. Получились забавные снимки. К вечеру Люба снова начала спрашивать: – Сколо наступит завтла?

Наталья пожурила её: – Зачем ты призываешь его? Мы же с тобой ещё не сделали сюрприз для Ромы. Чем будешь потчевать гостей? Крем не готов! А ты не знаешь, Рома кушает шоколадный торт или нет? Вдруг он не станет есть?

– Со мной он полюбит его! Если я буду кусать, то и он захоцет.

На следующий день всё повторилось, с той лишь разницей, что теперь гостили Рома с мамой. «Хозяйка» сама принесла «своё» кондитерское изделие, поставила на стол и объявила им: – Мама помогала мне готовить его, и он оцень вкусный.

Попробовав, тётя Валя похвалила её: – Какая же ты молодец, Люба! Торт, просто объедение, я такого ещё не кушала!

Девочка торжествующе посмотрела на «зениха» и попросила Наталью показать снимки об её участии в процессе приготовления вкусности.

После этих встреч всё покатилось по "накатанным рельсам". Дети виделись, с удовольствием утоляли голод, играли. В это время никого не замечали: словно были одни в пространстве. Они пришли в себя, поправились, вновь стали весёлыми. Главенствовала Люба, но «влюблённый» во всём соглашался с ней. Девочка присвоила себе роль Мальвины, которая везде и во всём опекала своего Пьеро – Рому. Следила, чтобы он хорошо кушал, выходя на улицу, правильно, тепло одевался, и даже снабжала его игрушками, забирая их у других мальчишек на игровой площадке, которые, иногда, в знак протеста поднимали крик. Интересно в этом было то, что после «экспроприации», Люба успокаивала обиженных, говоря: – Сицас, Лома поиглает немного масынкой и отдаст.

Посовещавшись, мамы решили вести их к психологу. Поговорив с ним, они осветили проблемы, тем самым подсказав направление воздействия на детей: сильная привязанность, объятия на людях, хождение в кровать к мальчику. После нескольких «бесед» специалиста с ребятами, выяснилось: тяготение друг к другу пока останется, но обниматься и хаживать в постель к Роме Люба не будет. Знаток детской психологии обнадёжил мам, сказав, что со временем пройдёт и влечение.

Дети вновь пошли в садик, в ту же группу к Марианне Карловне. Между прочим, маленькие воспитанники не могли выговорить её инициалы, и она разрешила им называть себя Марой. Это было благородно с её стороны: фемина поступалась своим именем (они звали её Малой). Объятия и «любовные» похождения девочки в кроватку Ромы прекратились. Наставница была очень довольна этим. За столом Рома и Люба всегда садились рядом. Она ухаживала за свои другом и даже «журила» его за то, что он плохо ест. В общем, вела себя как хозяйка, будто взрослая женщина. Однажды она сказала слово, которое нигде не могла услышать. Во время одного из упрёков Роме, она сказала: – Поцему плохо ес каску? Вот не выластишь, с кем тогда зыть буду? Умлу без тебя! Я зе твоя налецённая!

Марианна Карловна была сражена монологом девочки и «донесла» его до заведующей, предварительно побеседовав с воспитанницей. Она спросила:

– Люба, откуда ты знаешь слово «наречённая»? Или его говорил кто-то, а ты услышала?

Не смутившись, «невеста» ответила: – Так сказала класивая тётя в белой одезде. А она умная, потому сто всегда бывает так, как она хочет!

 

Шокированная ответом, Мара поспешила с докладом к начальнице. Та, выслушав «сексота», покачала головой и выразила мысли вслух: – Ох, сердцем чувствую: что-то здесь не так! Следите за ними, как бы чего не случилось!

Далее пошло, как по писанному. Дети переходили из одной группы в другую, но везде были рядом. Они давно уже не обнимались, не спали вместе, но были неразлучны. Воспитатели, глядя на них, дивились их преданности. Люба не подпускала девочек к Роме, он мальчиков к ней. Сразу становился агрессивным и пытался даже побить тех, кто бесцеремонно добивался внимания его пассии. Так же, всё время продолжались и встречи по выходным. Ими они сдружили своих родителей и те начали ходить в гости друг к другу, вместе встречать праздники. Предки Любы рассказывали интересные подробности о своих научных исследованиях. Слушатели, в свою очередь, тоже говорили о работе, о происходящих в обществе переменах, что иногда удивляло ушедших "с головой" в науку молодых исследователей.

Глава 4

Прошло три с лишним года и у выросших воспитанников Марианны Карловны, она вела их до выпуска, замаячил порог школы. Конечно, все уже были подготовлены к столь знаменательному событию: знали алфавит, научились складывать буквы, считать и правильно говорить. Питомцы с нетерпением ожидали «перехода» в храм наук. Марианна волновалась за «влюблённых» и нашла время для встречи с директором учебного заведения.

Располагалось оно близко, и от садика, и от места проживания Любы и Ромы: в глубине их квартала. Воспитательница попросила его пригласить в кабинет учителей начальных классов и поведала им об удивительной любви двух маленьких воспитанников. Она не упустила даже мелких подробностей в их отношениях. В заключение сказала: – Уважаемые, теперь вы знаете необычную историю поступающих к вам детей. Я прошу отнестись к этому со вниманием и общаться с ними необходимо деликатно и с уважением. Их нельзя разлучать, они должны быть везде вместе. Применительно к вашему учреждению: это один класс и места рядом. Иначе может быть бунт. Поверьте, мы видели его не один раз. И не показывайте, что знаете их прошлое. В заключение попросила записать фамилии.

Первое сентября. Разодетые кандидаты в ученики, сопровождаемые родственниками, со всех сторон подтягиваются к школе. Маме Любы очень нравилась "спец форма" учащихся ещё советского периода. Также она нарядила и дочь. У неё было коричневое платье и снежный фартук, отороченный кружевными узорами. На голове красовался бант-корона, на ногах белые туфельки и такого же цвета гольфы.

Рома тоже выглядел "на все сто". Под безупречно отглаженным синим костюмом, виднелась лилейная рубашка, украшенная голубым галстуком. Опрятная причёска. На ногах чёрные туфли, блестевшие на солнце, как два небольших зеркальца.

Вскоре началась торжественная линейка. Как обычно речь директора, учителей. Затем, старшеклассники подхватили стоящих с краю двух девочек, будущих первоклашек, и они, сидя у них на плечах, зазвонили в данные им колокольчики. Учители повели своих учеников по кабинетам. Под волнующую музыку, первыми взошли на ступеньки входа в школу, конечно же, новички. А их оказалось немало, аж на два класса. Недоразумение произошло уже в коридоре. Детей безосновательно разделили на две группы, и повели в разные помещения. Люба и Рома очутились в незнакомых компаниях и ещё не понимали, что будет дальше?

Оказавшись не в одном кабинете, и не видя друг друга, они заволновались. А когда рассадили по местам, и рядом оказалась некая красавица с огромным бантом на голове, Рома, не зная, что делать, заплакал. Учительница постаралась узнать, в чём дело? Но мальчик, стесняясь, молчал. В это время вбежала Люба, а следом за ней её классная руководительница. Девочка, не обращая ни на кого внимания, подошла к Роме и сказала: – Пойдём, я оставила тебе место рядом с собой!

Увидев её, Рома просветлел. Забрав ранец, они бесцеремонно покинули разлучный класс. Наставницы изумлённо переглянулись. Одна из них, видимо, вспомнив о рассказе Марианны Карловны, прижала палец к губам.

Своим неожиданным поступком, Люба напомнила педагогам о том, кто они есть. Учительница стала знакомиться с учениками и составлять пофамильный список в журнале. Дойдя до отличившейся девочки, она не удержалась и спросила: – Люба, а почему ты привела к себе Рому, а не какого-то другого мальчика. Здесь у нас все равны.

На что она ответила: – Мне остальные не нужны. Мы с ним всегда и везде вместе. Значит, будем и здесь!

Наставница не нашлась, что сказать. Да и какая ей была разница, кто с кем сидит! Лишь бы был порядок в классе.

Начались школьные будни. Адептов провожали, встречали. Если родителям было некогда, учащихся ждали дед, либо бабушка Ромы, они жили неподалёку. До этого события дети всегда были вместе. Но дальше начались домашние задания и, хотя они были очень простыми, всё равно требовали время. «Свидания» становились реже и короче. Всё это происходило естественным образом и «влюблённые», понимая это, уже не роптали. Наталья надеялась на «пророчество» психолога, сказавшего, что со временем влечение пройдёт. Но он ошибался: отношения малолетних были запрограммированы высшими силами и эти предначертания навсегда отложились в их психике. Они уже несколько лет не мыслили жизни друг без друга, хотя ещё и не понимали этого, впрочем, как и взрослые.

Минуло несколько месяцев. «Отроки» приобретали знания, общались с другими и т. п. Однажды, когда прозвенел звонок об окончании последнего урока, школьники встали и начали собирать в ранцы и портфели, учебные принадлежности. Учительница спросила: – Дети, вам понравилась сегодняшняя тема?

Школьники, хором: – Да!

Люба огляделась и, вспомнив что-то, спросила: – Рома, ты же мой кавалер?

– Так точно! – гордо ответил мальчик.

– Тогда должен нести мой ранец!

Мальчик держит в руке свой и берёт девочкину ношу. Поднимает и говорит: – Он тяжёлый, я, наверное, не смогу.

Люба жалеет его: – Бедненький! Давай мне свой, а ты возьми мой. Так тебе будет легче.

Она забирает у мальчика его ношу. Так они и идут к раздевалке: на улице зима. Здесь их встречает Наталья. Мама видит у дочери незнакомую вещь и говорит: – Люба, ты взяла чужой ранец. Где же твой?

Дочь отвечает: – У моего поклонника, он помогает мне нести его.

Мама спрашивает: – А чей у тебя?

– Ромы, я тоже выручаю его.

Дети обмениваются своими ношами. Наталья едва сдерживается от того, чтобы не рассмеяться вслух. В это время подходит Валентина. Сын говорит ей:

– Мама, а я нёс Любин ранец.

Женщина всплёскивает руками: – Тебе же, наверное, тяжело было тащить два.

Парнишка весело отвечает: – Не-а, она тоже помогала мне – несла мой.

Валентина не может сдержаться и смеётся: – Ах, Рома, Рома, какие же вы ещё глупые!

Однажды, придя с перемены, ухажёр увидел на своём месте мальчика, сидевшего всегда впереди их. Теперь он устроился рядом с Любой, а она пытается прогнать его от себя. Рома подошёл, стащил «захватчика» с места и сказал: – Ещё раз сядешь сюда – побью!

Придя домой, он сказал отцу: – Я хочу научиться борьбе, чтобы никого не бояться. Буду защищать Любу.

Желание сына пришлось по душе родителю, и он отвёл его в бойцовскую школу. Ученик изъявил желание стать кик-боксёром, чтобы научиться владеть, как руками, так и ногами.

С этой поры он начал ходить на тренировки. Свободного времени стало ещё меньше. Люба даже вспыхнула по этому поводу, но мальчик был непреклонен: – Буду заниматься спортом и всё!

Миновало ещё четыре года. Наши протеже заметно выросли и стали ещё симпатичней. В Любе и вовсе проглядывалась красавица. Многие мальчики засматривались на неё, некоторые даже предлагали свои услуги в качестве "ухажёров".

Друзья ходят в пятый класс и сейчас уже отучились несколько недель. Шёл октябрь месяц. Прозвенел звонок, закончился урок математики, последний. Все поднимаются, торопливо складывают учебники, тетради: нужно скорей в гардеробную, там всегда толпа. Некоторые уже собрали и спешат из класса. Среди них Роман, он на бегу кричит Любе: – Жду тебя у раздевалки.

Ученица неторопливо укладывает книги, тетради. Берёт за ремень ранец, выходит из класса и следует к гардеробной. Поток детей устремляется в одну сторону.

Неожиданно к девочке подходит незнакомый школьник и хватается за лямку. Говорит: – Давай мне, помогу тебе нести его.

Она тянет к себе и говорит: – Сама справлюсь.

Мальчик не отступает и заявляет: – Хочу дружить с тобой и буду таскать его до твоего дома. Я уже узнал, где ты живёшь!

Люба объявляет ему: – У меня есть бойфренд, а тебя я не знаю и не хочу с тобой встречаться.

Так, переговариваясь, они доходят до раздевалки. Здесь стоит Рома и держит одежду: свою и Любы. Видит её и «соперника», держащегося за лямку ранца. Они подходят к нему. Боксёр кладёт на скамейку одеяние, грубо вырывает у чужака ремень и говорит: – Ещё раз подойдёшь к ней, я тебя побью! Свободен!

Мальчик возмущается: – Ты кто такой? Может, она со мной хочет быть! – поворачивается к Любе, – хочешь, провожу до дома? Я тебе буду шоколадки покупать!

Девочка отрицательно качает головой: – Нет, не стоит. А сладость у меня уже имеется. Вот она, – и указывает на Романа.

А он, в волнении, слегка обнимает её и говорит чужаку: – Слыхал, какая любовь у нас! Третий лишний! Так в кино для взрослых говорят. Так что больше не подходи к ней!

Мальчик, с угрозой в голосе, произносит: – Посмотрим, кого она предпочтёт! А тебя я не боюсь!

Роман отворачивается от него и подаёт Любе куртку. Она одевается. Он берёт её ранец и коротко «командует»: – Пошли!

Девочка перед тем, как уходить, показывает мальчику язык. Он, молча, сжимает кулачки. Рома этого не видит.

Загруженность домашними заданиями теперь стала ещё больше и занимает невероятное количество времени. Рома ленился вначале и теперь с трудом справляется с математикой: не знает многих правил. Люба учится хорошо, она прилежней его и к вечеру у неё есть свободное время. Но мальчик дотемна, сидит за уроками, что сильно огорчает девочку. Порой, когда мало задают или лёгкие упражнения, он выходит на улицу и гуляет с ней. Но такое происходит не часто.

В последнее время она попросила разрешения у тёти Вали приходить к Роме, помогать ему, справляться со школьными заданиями. Ей нравилось выступать перед ним в роли преподавателя. Дело со скрипом сдвинулось с мёртвой точки и порой, они выходили на улицу вместе. Тогда мальчик провожал свою учительницу до дома. Со временем, их привязанность не слабела, и они до сих пор не надоели друг другу. У них появились сотовые телефоны и Люба, иногда, виртуально, по сети, помогала своему избраннику делать уроки. Родители, порой собираясь вместе, гадали, что же будет дальше? До какого финала дойдёт их необычайная привязанность? Поженятся или разбегутся? Ведь Роме ещё и в армию когда-то идти придётся! А это хотя и год, но всё же, двенадцать месяцев надо быть одной!

Вскоре случилось ещё два заметных события. Первое радостное для детей: обоим купили компьютеры. Через месяц они уже освоились с ними и папы наладили им между собой связь. «Жить» стало ещё проще: теперь Люба помогала другу, как по телефону, так и через Интернет. Занятые работой «предки» не особо вникали в их дела: учатся и ладно. Рома всё также ходил ещё и на тренировки, а иногда и Люба, бывая свободной, прогуливалась с ним в спортивный комплекс. Как-то, поговорив с мамой, она записалась в танцевальную группу. Сделала это ещё и из-за того, что учащиеся занимались в одно и то же время, что и боксёры. Даже их тренировочные залы располагались напротив. Теперь они ходили вместе уже и по делу, и по «любовному» влечению.

Второе событие вовсе из ряда выходящее: у Ромы появились вши. Причём обнаружил он это случайно. Последнее время у него стала заметно чесаться голова. Мальчик, конечно, не обращал на это внимания. Но однажды, когда он делал уроки, у него зазудело темя. Он взял лежащую рядом расчёску и, нажимая на кожу, принялся, как бы причёсываться. И вдруг, на лежащую перед ним раскрытую тетрадь, упало два неких насекомых. Он не знал, что это такое, но понял, что так не должно быть. Рома принялся с остервенением расчёсывать над тетрадью волосы. На страницу выпала ещё одна букашка. Он собрал их в небольшой пузырёк и решил показать маме, когда она придёт с работы.

Родительница пришла в трепет от увиденного, а осмотрев голову сына, и в ужас. Она нашла ещё нескольких насекомых и их яйца на волосах. Это значило, что педикулёз у сына возник давно, и никто этого не заметил. Валентина схватилась за телефон и позвонила Наталье. Донесла до неё тему. У Любы оказалось то же самое. Кто из детей заразился первым, понять было невозможно, да и какая разница! Делая совместно уроки, сидя за одним столом, они иногда специально касались головами, так как это приносило им некое удовольствие. Но вши к ним, или к кому-то из них, могли попасть только в раздевалке: переползли с чьей-то одежды.

 

Отец Ромы побежал в аптеку, купил две ёмкости с раствором для истребления насекомых. По пути занёс одну Наталье. В ванных начались процессы уничтожения опасных инсектоидов. В дальнейшем, Люба каждую неделю внимательно осматривала голову Ромы на предмет наличия педикулёза. За ней следила мама, а иногда и он.

Конечно, это донесли до руководителей школы. Где ещё могли заразиться дети? В учебном заведении поднялся переполох: заволновались родители. Прошли классные собрания. В итоге, с заболеванием выявили более десятка ребят.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru