Белое дело в России: 1917-1919 гг.

Василий Цветков
Белое дело в России: 1917-1919 гг.

Эрнсту Михайловичу Щагину

и Сергею Владимировичу Карпенко.

Моим учителям посвящаю


Московский педагогический государственный университет

Монография.

Издание второе, исправленное и дополненное.

Научные рецензенты:

Доктор исторических наук, член-корреспондент РАО А. В. Лубков

Доктор исторических наук Д. О. Чураков

Разделы 1-й книги (в частности раздел по организации судебной системы в 1918–1920 гг.), готовились к изданию в рамках работы над проектом № 33.12891.2018/12.1 «Подготовка и выпуск многотомного издания “История России”» Министерства образования и науки России

Предисловие

Историческое наследие XX века, «века войн и революций», отличается множеством перемен в развитии российской государственности. Перемен как радикальных, революционных, так и постепенных, эволюционных, но не менее значимых по своим последствиям. Поступательная эволюция системы власти в Российской Империи, прерванная катастрофическими событиями «второй русской смуты»; жесткий политический режим 30-х; сплоченная единой целью победы над врагом система военного и политического руководства в годы Великой Отечественной войны; сформировавшаяся модель «развитого социализма»; ожидания, во многом несбывшиеся, «демократизации социалистических отношений» середины 80-х; трагический «разлом» системы в начале 90-х; наконец, постепенное возрождение новой России в новом столетии – все это важнейшие этапы истории нашего Отечества.

Революционные события 1917 г. и гражданской войны – этап всемирного исторического значения, актуальность его изучения сохраняется до сих пор. В этот период российская государственность перенесла тяжелейшие испытания. После гибели Империи, тысячелетней монархии, многим казалось невозможным возрождение страны. Показательны слова У. Черчилля, сравнивавшего тогда Россию с «ледяной пустыней», гигантским зверем, непредсказуемым в своей жестокости, угрожавшим обескровленной Первой мировой войной Европе. Период 1917–1922 гг., от падения Российской Империи до образования Советского Союза, был, в сущности, временем поиска новых форм управления, активного политического творчества, создания и разрушения различных государственных моделей. Многие из них в измененном виде проявлялись и в последующие исторические периоды (например, «областная автономия», структуры самоуправления казачьих войск, принципы сочетания федеративных и унитарных форм государственного устройства).

По сути, это был период существования, условно говоря, «двух Россий», двух государственных систем – советской и белой. Каждая из этих систем обладала всеми атрибутами государственного суверенитета – структурами управления и самоуправления, вооруженными силами, территорией, собственной правовой организацией, законодательством и, что наиболее важно отметить, народной поддержкой, поддержкой определенной части населения. Добиться примирения между ними было невозможно, поскольку каждая из этих систем предполагала свое дальнейшее существование только путем уничтожения противостоящей.

В этой связи употребляемая нередко фраза «в гражданской войне ни одна из сторон не может быть правой» должна быть изменена так: «в гражданской войне обе стороны правы». И «красные», и «белые» опирались на свою, вполне сложившуюся систему ценностей, свою «правду», во многом уникальную политикоправовую сущность.

Примером, когда подчас нарушаются принципы историзма в соотнесении события и его трактовки, можно считать надуманное, но, к сожалению, довольно популярное в настоящее время отождествление Белого движения с коллаборационизмом. Русская эмиграция нередко едва ли не поголовно записывается в стан «союзников Гитлера» и т. д. Не описывая подробности участия более чем 6 тысяч бывших «русских белых» в Движении Сопротивления во Франции, не вспоминая десятков и сотен деятелей русской эмиграции, противостоявших нацизму (это тема для многих отдельных исследований), отметим лишь следующий, принципиально важный момент. Коллаборационистские режимы создаются после оккупации той или иной территории враждебной иностранной державой, которая, собственно, и формирует эти структуры с выгодой для себя. Первична иностранная оккупация, вторичны коллаборанты. Белое движение возникает исключительно на русской почве, вне зависимости от ввода войск, оккупации той или иной иностранной державы. Напротив, иностранные державы приглашаются белыми режимами в качестве помощников в «борьбе с большевизмом». Первично, таким образом, сопротивление, вторична иностранная помощь. Она и не становится главной в российской гражданской войне. Интервенты приходят и уходят, а гражданская война существует и продолжается без них. Что же касается Второй мировой войны, то она включала в себя элементы гражданской войны, но не более того…

При оценке событий гражданской войны никоим образом не следует применять современные критерии, обусловленные политической конъюнктурой. Только так возможно понимание тех особенностей, специфических условий, в которых происходило становление советской власти и Белого движения.

Часть I
БЕЛОЕ ДЕЛО В РОССИИ. 1917–1918 гг
(формирование и эволюция политических структур Белого движения в России)

Надо утвердить порядок, пресекающий возврат большевизма слева и проявление большевизма справа… Революцию надо преодолеть, взяв у нее ее достижимые цели и сломив ее утопизм, демагогию, бунтарство и анархию непреклонной силой власти.

(Из резолюции совещания ЦК партии народной свободы 29–30 июня 1919 г. в г. Екатеринодаре)


Мы понимаем «контрреволюцию» как одну из сторон диалектически развивающегося процесса революции.

(Генерал И. И. Головин)

В первой части монографического исследования рассматриваются особенности процесса формирования и развития политических структур российского Белого движения в период от отречения Государя Императора Николая II и выступления генерала Л. Г Корнилова до формирования Уфимской Директории и установления власти Верховного Правителя Российского государства адмирала А. В. Колчака осенью 1918 г. Анализируются вопросы политикоправового статуса структур контрреволюции, антибольшевистского и Белого движений, их взаимодействие и конфликты в первые периоды гражданской войны в России.

Раздел 1
Определение и характеристика Белого движения в Гражданской войне в России, краткая периодизация, военная и политическая специфика

Глава 1

Белое движение в России – понятие, особенности понятийной характеристики. Источники и историографический обзор в изучении определений и терминов

Актуальность обращения к истории Белого движения объясняется в значительной мере запоздалостью его объективного изучения. Длительное время в отечественной историографии значительное место занимали исследования, посвященные становлению и развитию советской государственной модели, особенностям партийно-государственного строительства в СССР и в Советской России, и только в «постперестроечные» годы активизировались исследования и опубликовано уже немало работ по истории противобольшевистских, оппозиционных советскому режиму движений и организаций, в том числе и по истории Белого движения.

Интерес к событиям почти уже 100-летней давности не ослабевает. В научный оборот постоянно вводятся новые источники. Источниковедческая база для исследования Белого движения весьма обширна и далеко не исчерпана. Это, безусловно, способствует изменению тех или иных оценок и концепций, как утвержденных в советской историографии, так и сложившихся за последние годы. Новые источники позволяют существенно их корректировать. При этом исторические исследования не должны следовать политической, одномоментной конъюнктуре, представлять интересы каких-либо партий и организаций или отражать субъективные взгляды отдельных историков, публицистов или исторических писателей.

Из полузапретной темы освещение Белого движения стало одним из важных направлений в историографии новейшей отечественной истории. Особенно заметны успехи в изучении истории образования отдельных «белых регионов» и их режимов, а также хода военных событий. Есть заметные достижения в изучении персоналий – участников Белого дела. Продолжает сохранять большое значение публикация документальных материалов, среди которых различного рода официальные заявления, декларации белых правительств, источники частного характера, переписка, воспоминания и дневники.

Немаловажным направлением в исторических исследованиях остается изучение Белого движения как цельного социального и, что особенно важно, военно-политического феномена российской истории XX века. Невозможно отделить ход военных событий от политических. Успехи или поражения на фронтах непосредственно влияли на положение белого тыла, выбор той или иной модели политического управления. Белые режимы, не в пример противостоявшей им партийно-советской системе, отличались значительной изменчивостью, что особенно четко проявилось на завершающем этапе движения. Политики и военные белого лагеря пытались изменить формы и методы руководства, приспособиться к переменчивой военной обстановке и вместе с тем создавать достаточно прочную структуру власти, способную не только «победить большевизм», но и стать основой для новой «Национальной России».

Специфической особенностью Белого движения было его стремление к самоопределению в качестве правовой альтернативы советской власти, возникшей, как отмечали многие белые политики, в условиях «пренебрежения правом». Поэтому наряду с военно-политическим в данной монографии рассматривается также и политико-правовой статус Белого движения, особенности законосовещательных, законодательных, исполнительных и судебных структур, а также правовых норм, на которых основывалась деятельность белых правительств.

 

Хронологические рамки исследования охватывают период от момента отречения Государя Императора Николая II до ликвидации Приамурского Земского Края и окончания «Якутского похода» генерал-лейтенанта А. Н. Пепеляева (март 1917 г. – ноябрь 1922 г. – лето 1923 г.). Общие хронологические рамки включают в себя также отдельные периоды формирования, эволюции политического курса Белого движения и его завершения на территории России (нужно учитывать их несовпадение с хронологическими рамками гражданской войны).

В этой связи представляется возможным обозначить следующую периодизацию Белого движения в 1917–1922 гг., взяв за основу политико-правовой критерий в его формировании и развитии. Период лето 1917 г. – зима 1917/18 г. следует считать периодом начала формирования Белого движения. Зарождение элементов будущего Белого движения, его первых программных положений правомерно считать с начала противодействия политике Временного правительства и Советов летом 1917 г. В подготовке выступления Верховного Главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова принимали участие представители военных кругов (Союз офицеров армии и флота, Союз воинского долга, Союз казачьих войск) и политических (Республиканский Центр, Бюро Законодательных Палат, Общество экономического возрождения России). Июльский кризис Временного правительства, выход министров-кадетов из его состава, активизация общественно-политических структур, контрреволюционных по своей сути, также содействовали зарождению Белого движения. Главным же, решающим импульсом в развитии Белого движения стали приход к власти большевистской партии в октябре 1917 г., падение Временного правительства, отказ от признания советской власти структурами прежней политической системы, роспуск Всероссийского Учредительного Собрания.

Второй период, который можно датировать весной – осенью 1918 г., отличался становлением структур Белого движения и постепенным выделением его из общего контрреволюционного движения. Военным центром Белой армии стала т. н. Алексеевская организация, сформированная по инициативе генерала от инфантерии М.В. Алексеева в Ростове-на-Дону. Действия в борьбе с советской властью предполагалось вести совместно с южнорусским казачеством под эгидой создаваемого Юго-Восточного Союза, имевшего военную (в частности, Алексеевская организация, переименованная в Добровольческую армию) и гражданскую власти (представители донского, кубанского, терского и астраханского казачьих войск, а также Союза горцев Кавказа).

Первым белым правительством можно считать Донской Гражданский Совет, в состав которого вошли генералы Алексеев, Корнилов, донской атаман генерал от кавалерии А. М. Каледин, а также П.Н. Милюков, Б. В. Савинков, П.Б. Струве и другие известные политики. В первых политических декларациях (т. н. Конституция Корнилова, Декларация об образовании Юго-Восточного Союза и др.) провозглашалась непримиримая вооруженная борьба с советской властью, а после ее завершения – созыв Всероссийского Учредительного Собрания (на новых выборных основаниях) и решение основных экономических и политических вопросов.

В течение весны – лета 1918 г. сформировались и другие очаги сопротивления советской власти, ставшие позднее элементами всероссийского Белого движения. В Москве, Петрограде и Киеве создались коалиционные межпартийные объединения, обеспечившие политическую поддержку Белому движению. Наиболее крупными из них стали либеральный Всероссийский Национальный Центр (ВНЦ), в котором большинство имели кадеты, левоцентристский Союз Возрождения России, а также Совет Государственного Объединения России, включавший представителей Бюро Законодательных Палат Российской Империи, Союза торгово-промышленников, Священного Синода. Наибольшим влиянием пользовался ВНЦ, а его лидеры Н. И. Астров и М. М. Федоров фактически направляли работу Особого Совещания при командующем Добровольческой армией (позднее – Особое Совещание при Главнокомандующем Вооруженными Силами Юга России (ГК ВСЮР).

Большое значение на данном этапе имела помощь иностранных государств – членов Антанты, рассматривавших после заключения Брестского мира войну с большевиками как продолжение войны со странами Четверного Союза. В Архангельске в апреле 1918 г. при поддержке союзников образовалось Верховное управление Северной области. Высадка союзных десантов во Владивостоке в июне и выступление Чехословацкого корпуса в мае – июне 1918 г. способствовали началу вооруженного антибольшевистского сопротивления на Востоке России. На Южном Урале еще в ноябре 1917 г. против советской власти выступили оренбургские казаки во главе с атаманом А. И. Дутовым. На Востоке образовалось несколько правительственных структур: Уральское областное правительство, Временное правительство автономной Сибири (позднее – Временное Сибирское (областное) правительство). Временный Правитель на Дальнем Востоке генерал-лейтенант Д.Л. Хорват возглавил т. н. Деловой кабинет. Во второй половине 1918 г. антибольшевистские восстания вспыхнули на Тереке, в Туркестане образовалось Закаспийское правительство.

В сентябре 1918 г. на состоявшемся в Уфе Государственном Совещании была избрана Директория, провозгласившая преемственность от Временного правительства 1917 г. и разогнанного Учредительного Собрания. Был образован Съезд членов Учредительного Собрания (созыва 1918 г.), призванный восстановить работу российской Конституанты в январе – феврале 1919 г. Однако 18 ноября 1918 г. в Омске произошел переворот, в ходе которого Директория была свергнута. Совет министров Временного Всероссийского правительства передал власть адмиралу А. В. Колчаку, провозглашенному Верховным Правителем России и Верховным Главнокомандующим Российскими армией и флотом.

Приход к власти Колчака означал окончательное установление режима Белого движения, возглавляемого единоличной властью во всероссийском масштабе, с опорой на структуры исполнительной власти (Российское правительство – Верховный Правитель и Совет министров во главе с П.В. Вологодским) и при представительстве общественности (Государственное Экономическое Совещание в Сибири, земские, партийные собрания и др.). Начался второй период в истории Белого движения (с ноября 1918 г. по март 1920 г.). Власть Верховного Правителя России была признана генералом Деникиным, Главнокомандующим Северо-Западным фронтом генералом от инфантерии Н. Н. Юденичем и правительством Северной области. Установилась структура белых армий. Наиболее многочисленны были силы Восточного фронта. В конце 1918 г. – начале 1919 г. сформировались Вооруженные Силы Юга России под командованием генерала Деникина, войска Северной области (генерал-лейтенант Е. К. Миллер) и Северо-Западный фронт (генерал Юденич). В оперативном отношении все они подчинялись Верховному Главнокомандующему адмиралу Колчаку.

Продолжалась и координация политических сил. В ноябре 1918 г. в г. Яссы прошло Политическое Совещание трех ведущих политических объединений России: Совета Государственного Объединения (СГОР), Национального Центра и Союза Возрождения России (СВР). После провозглашения Колчака Верховным Правителем были предприняты попытки международного признания России на Версальской мирной конференции, где работало утвержденное Колчаком Русское Политическое Совещание.

Третий период следует определять как время между осенью 1918 г. и осенью 1919 г., когда проходили координированные выступления белых фронтов (период 1-го и 2-го «походов Антанты» в советской историографии). На самом же деле координация усилий между белыми фронтами была значительно большей, чем между ними и странами Антанты. В марте – июне Восточный фронт по расходящимся направлениям наступал на Волгу и одновременно на Каму – на соединение с Северной армией. В июле – октябре были проведены два наступления на Петроград Северо-Западного фронта (в мае – июле и в сентябре – октябре), а также поход на Москву Вооруженных Сил Юга России (в июле – ноябре).

К осени 1919 г., после крупных поражений белых армий, страны Антанты отказались от активной военной поддержки Белого движения, продолжались лишь незначительные поставки вооружения, выдача небольших кредитов и контакты с белыми правительствами на уровне отдельных военных и дипломатических представителей.

В самых общих чертах программа Белого движения, окончательно сформировавшаяся в течение 1919 г., предусматривала «непримиримую вооруженную борьбу с советской властью», после ликвидации которой предполагался созыв всероссийского Национального Учредительного Собрания, избираемого по мажоритарным округам на основе всеобщего, равного, прямого (в крупных городах) и двухступенчатого (в сельской местности) избирательного права при тайном голосовании. Выборы и деятельность Всероссийского Учредительного Собрания 1917 г. признавались нелегитимными, поскольку произошли после «большевистского переворота». Новое Собрание должно было разрешить вопрос о форме власти в стране (монархия или республика), выбрать главу государства, а также утвердить проекты социально-политических и экономических реформ. До «победы над большевизмом» и созыва Национального Учредительного Собрания высшая военная и политическая власть должна была принадлежать Верховному Правителю России. Реформы могли только разрабатываться, но не осуществляться (принцип «непредрешения»). В целях укрепления региональной власти до созыва Всероссийского Собрания допускался созыв местных (областных) собраний, призванных быть законосовещательными органами при единоличных правителях.

В национальном устройстве провозглашался принцип «Неделимой России». При этом допускалась независимость только тех частей бывшей Российской Империи, которые были фактически и юридически признаны ведущими мировыми державами или в отношении которых уже имелись решения царского и Временного правительств (Польша, Финляндия). Остальные государственные новообразования на территории бывшей Российской Империи (Украина, Горская республика Закавказья) либо не признавались независимыми вообще (для них допускалась лишь «областная автономия»), либо признавались, в силу военно-политической необходимости, отдельными актами (независимость Эстонии, утвержденная Северо-Западным Правительством, но не признанная Колчаком). Это, конечно, не исключало возможности будущего юридического признания, санкционированного Учредительным Собранием. За казачьими войсками сохранялось право иметь собственные органы власти, вооруженные формирования, но только в пределах общероссийских структур.

В 1919 г. проводилась разработка общероссийских законопроектов по аграрной и рабочей политике. Законопроекты по аграрной политике сводились к признанию крестьянской собственности на землю, а также «частичному отчуждению помещичьей земли в пользу крестьян за выкуп» (Декларации по земельному вопросу правительств Колчака и Деникина (март 1919 г.)). Сохранялись профсоюзы, право рабочих на 8-часовой рабочий день, на социальное страхование, на забастовки (Декларации по рабочему вопросу (февраль, май 1919 г.)). Полностью восстанавливались права собственности бывших владельцев на городскую недвижимость, на промышленные предприятия и банки.

Предполагалось расширение прав местного самоуправления и общественных организаций, при этом политические партии не участвовали в выборах, их заменяли межпартийные и беспартийные объединения (муниципальные выборы на Юге России в 1919–1920 гг., выборы Государственного Земского Совещания в Сибири осенью 1919 г.).

Белое движение проводило репрессивную политику, не носившую, однако, характера «подавления сопротивления классов». Вводилась уголовная ответственность (включая смертную казнь) в рамках существовавшего до октября 1917 г. уголовного законодательства в отношении членов партии большевиков, комиссаров, сотрудников ЧК, а также работников советской власти и военнослужащих Красной армии. В ходе подавления партизанского движения в белом тылу (Енисейская губерния) военными властями практиковались чрезвычайные меры превентивного, «устрашающего» характера, не предусмотренные законодательными нормами (взятие заложников из числа жителей деревень, поддерживавших повстанцев, расстрелы «каждого десятого», конфискация имущества партизан).

Во внешней политике провозглашалась «верность союзническим обязательствам», «всем договорам, заключенным Российской Империей и Временным правительством», «полноправное представительство России во всех международных организациях» (заявления Верховного Правителя России и Русского Политического Совещания в Париже).

Режимы Белого движения под влиянием поражений на фронтах неизбежно «эволюционировали» в сторону «демократизации» в той мере, насколько это считалось допустимым в условиях гражданской войны. Четвертый период в формировании политического курса Белого движения (осень 1919 г. – весна 1920 г.) характеризовался отказом от диктатуры и установлением союза с «общественностью». Это проявилось в реформировании политической власти на Юге России (роспуск Особого Совещания и образование Южнорусского правительства, ответственного перед Верховным Кругом Дона, Кубани и Терека, признание независимости Грузии де-факто). В Сибири Колчак объявил созыв Государственного Земского Совещания, наделенного законодательными полномочиями. На Севере также было созвано Земское Совещание, заявившее о своем руководящем значении. Данный период характеризуется существенной корректировкой политического курса Белого движения, что, таким образом, позволяет выделить его в представленной периодизации.

 

Тем не менее предотвратить такими мерами военное поражение не удалось. К марту 1920 г. были ликвидированы Северо-Западный и Северный фронты, а Восточный и Южный утратили большую часть контролируемой территории.

Последний период в истории российского Белого движения (весна 1920 г. – осень 1922 г.) отличался деятельностью региональных центров на окраинах бывшей Российской Империи – в Крыму (Правитель Юга России – генерал-лейтенант П.Н. Врангель), Забайкалье (Правитель Восточной окраины – генерал-лейтенант Г. М. Семенов), на Дальнем Востоке (Правитель Приамурского Земского Края – генерал-лейтенант М. К. Дитерихс). Эти политические режимы пытались отойти от принципа «непредрешения». Примером стала деятельность Правительства Юга России во главе с генералом Врангелем и А. В. Кривошеиным в Крыму летом – осенью 1920 г. Начали осуществляться реформы, предусматривавшие передачу крестьянам «захваченной» помещичьей земли в собственность, создание крестьянского земства. Допускалась широкая автономия казачьих областей, Украины и Северного Кавказа. Правительство Восточной окраины России во главе с генералом Семеновым осуществляло курс на сотрудничество с общественностью, проведя выборы в Краевое Народное Совещание. В Приморье в 1921–1922 годах прошли выборы Приамурского Народного Собрания, а затем Приамурского Земского Собора и Правителя Приамурского Края – им стал генерал М. К. Дитерихс. Здесь впервые в Белом движении был провозглашен принцип восстановления монархии, предполагавший передачу власти Верховного Правителя России представителю Дома Романовых. Предпринимались попытки координации действий с повстанческими движениями в Советской России («Антоновщина», «Махновщина», Кронштадтское восстание). Но политические режимы Белого движения уже не могли рассчитывать на общероссийский статус по причине крайней ограниченности территории, контролируемой остатками белых армий. Организованное военно-политическое противостояние советской власти прекратилось в ноябре 1922 г. – марте 1923 г., после занятия частями РККА Владивостока и поражения Якутского похода генерала Пепеляева.

При анализе эволюции политического курса Белого движения представляется необходимым также учитывать специфику военных действий в разные периоды гражданской войны, влияющую на эту эволюцию. Военное искусство в это время существенно отличалось от периода Первой мировой войны. Это было время своеобразного военного творчества, ломавшего стереотипы управления войсками, системы комплектования, военной дисциплины. Наибольших успехов добивался тот военачальник, который командовал по-новому, используя все доступные средства для достижения поставленной задачи. Гражданская война была войной маневренной. В отличие от периода «позиционной войны» 1915–1917 гг., сплошных протяженных линий фронта не было. Города, села, станицы по несколько раз могли переходить из рук в руки. Поэтому решающее значение получали активные, наступательные действия, стремление перехватить инициативу у противника. По оценке полковника Генерального штаба Е. Э. Месснера, подобная особенность расположения фронтов отнюдь не свидетельствовала о некоей «порочности» стратегии и тактики противоборствующих сил. «В гражданской войне, как нам показала практика 1918–1920 гг. и как нас теперь учит разработанная теория, сплошные фронты, смыкание флангов, локтевое соприкосновение – противоестественны и бессмысленны». Действительно, история гражданской войны подтверждала, что контроль над одним, стратегически важным пунктом, железнодорожным узлом, губернским, региональным центром, морским портом давал гораздо больший результат, чем контроль над обширной, но малозаселенной или малоценной в военно-политическом отношении территорией.

Боевые действия во время гражданской войны характеризовались разнообразием стратегии и тактики. В ходе установления советской власти в Петрограде и в Москве использовалась тактика уличных боев. Бои в Москве (27 октября – 3 ноября 1917 г.) между силами Московского военно-революционного Комитета и Комитета общественной безопасности сводились к наступлению отрядов красной гвардии и солдат запасных полков с окраин на центр города, занятый юнкерами и белой гвардией. Для подавления опорных пунктов белых использовалась артиллерия. Аналогичная тактика уличных боев использовалась при установлении советской власти в Киеве, Калуге, Иркутске, Чите, при подавлении Ярославского восстания.

С формированием частей белой и красной армий расширялся масштаб военных операций. В 1918 г. они велись преимущественно вдоль линий железных дорог и сводились к захвату крупных узловых станций и населенных пунктов. Этот период получил название «эшелонная война». Весной 1918 г. произошло выступление частей Чехословацкого корпуса, сформированного из военнопленных. Расположенный в эшелонах по линии Транссибирской железной дороги от Пензы до Владивостока, корпус подчинялся французскому военному командованию и направлялся через Дальний Восток на Западный фронт. В ответ на требования советского командования о разоружении корпус восстал и в течение мая – июня 1918 г. сверг советскую власть в Омске, Томске, Новониколаевске, Красноярске, Владивостоке – фактически на всей прилегающей к Транссибирской магистрали территории Сибири.

Летом – осенью 1918 г., во время 2-го Кубанского похода, взятием Добровольческой армией узловых станций Тихорецкой, Торговой, городов Армавира и Ставрополя фактически завершилось наступление Деникина на Северном Кавказе.

В начальный период гражданской войны в ряде крупных городов России действовали подпольные центры Белого движения, связанные с бывшими структурами военных округов и воинских частей, а также с подпольными организациями монархистов, кадетов и эсеров. Весной 1918 г., накануне выступления Чехословацкого корпуса, в Петропавловске и Омске действовало офицерское подполье под руководством полковника П. П. Иванова-Ринова, в Томске – подполковника А. Н. Пепеляева, в Новониколаевске – полковника А. Н. Гришина-Алмазова. Летом 1918 г. генерал Алексеев утвердил секретное положение о центрах Добровольческой армии, созданных в Киеве, Харькове, Одессе, Таганроге. Они передавали развединформацию, отправляли офицеров через линию фронта, а также должны были выступать против советской власти в момент приближения к городу частей белой армии. Так, при содействии местной офицерской организации был проведен десант под Одессой в августе 1919 г. Подобные организации становились основой для формирования воинских частей белой армии. Например, «Союз фронтовиков» стал базой для формирования рабочих дивизий в гг. Ижевске и Воткинске.

К началу 1919 г. завершается формирование белых армий. 15 советским армиям противостояли 4 армии Восточного фронта, объединенные под Верховным командованием адмирала А. В. Колчака: Сибирская (генерал-лейтенант Р. Гайда), Западная (генерал от артиллерии М. В. Ханжин), Южная (генерал-майор П. А. Белов) и Оренбургская (генерал-лейтенант А. И. Дутов), 3 армии Южного фронта под командованием Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России генерал-лейтенанта А. И. Деникина (ему подчинялись Добровольческая (генерал-лейтенант В. 3. Май-Маевский), Донская (генерал-лейтенант В. И. Сидорин) и Кавказская (генерал-лейтенант П.Н. Врангель) армии). В общем направлении на Петроград действовали войска Главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала от инфантерии Н. Н. Юденича и Главнокомандующего войсками Северной области генерал-лейтенанта Е. К. Миллера.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122 
Рейтинг@Mail.ru