Litres Baner
Чёрный треугольник

Ваня Кирпичиков
Чёрный треугольник

Большевич решил напустить на себя таинственности и недосказанности, чтобы создать вокруг себя и картин загадку и мистику. Творя свой потусторонний образ, он превратился в субъект неземного мира. Менял несколько раз фамилию и имя, называя себя какими-то непонятными словами, а порой и буквами.  Делал себе странный макияж, надевал парики и перчатки на шесть пальцев. Поведение на улице было нелогично, общение с людьми непредсказуемо.

Таким встретил Квазика Абрамович, внезапно примчавшись с очередного разгула-пиршенства. Якова сильно не впечатлил новый образ своего подопечного – его интересовали картины, а не сумасбродный и идиотский вид Квази. Вновь созданные полотна под названиями ”Буфет на закате”, “Комната студента” к сожалению не понравились меценату-пропойце, и он укатил в очередные путешествия-шабаши, оставив живописца у своих невостребованных работ-посмешищ, коими они являлись на самом деле.

От отчаяния и своей очередной бессмысленности, с обезумевшими от безысходности глазами Квазик спрыгнул с третьего этажа, поломав оставшуюся ногу и в конце концов ее лишившись в хирургических кабинетах врачей-эскулапов. Данное событие развеселило творца-идиота, его улыбка стала еще более полоумной.  А вот энергия живописца резко увеличилась и изысканно отобразилась на очередных чудохолстах-парадоксах – “Туалет на восходе” и “Пьяный учитель ” были немедленно куплены Абрамовичем.

Квазя ездил на каком-то кибер-мото-самокате по улицам городка без ног, пальца руки, представляя собой карнавальное или ярмарочное существо из мира зазеркалья. При этом счёт в банке Большевича распух до вселенских масштабов. Он мог себе позволить слишком много и надолго, но по каким-то причинам не делал это.

Вскоре бизнес-проект “Большевич – Абрамович” с причинно-следственной связью “утраченная конечность-шедевр” развился до того, что Квазя остался с одной рукой и на ней был только один палец с одной фалангой. К сожалению участников союза, у Квазимира ничего больше не осталось, кроме…

Большевич заказал у местного механика несложное устройство. Подложив под него последнее полотно своей жизни-недоразумения, он отдал свою голову улыбающейся гильотине и искусству понятному избранным. Кровь Квазика на холсте загадочно локализовалась в правильный треугольник, а Абрамович, обнаруживший через некоторое время весь этот кошмар-творчество, застал треугольник уже черного цвета. Так родился вневременной шедевр на все века ”Чёрный треугольник”, который покорил мир.

В завещании все свои деньги, вырученные за картины, Квазимир определил на развитие искусства и в дом инвалидов. Часть из них украл Абрамович и растворился навсегда в ему известных измерениях.

Рейтинг@Mail.ru