Litres Baner
Прорыв, или Воссоединение теорий стоимости глазами обывателя

Валерий Мусин
Прорыв, или Воссоединение теорий стоимости глазами обывателя

И самое интересное в монотонности вышеприведенных перечислений это то, что на прочности данных основ можно было бы в дальнейшем строить мощную устойчивость рыночных отношений. А, нет…

1.2. Промежуточные итоги преобразований

– Говорят, что гонка вооружений подорвала экономику СССР и…?

– Чушь, и ещё раз – чушь! Это, лишь завеса сокрытию идейной пустоты в недрах компартии. А гонка, как началась в 1917, так и не прекращалась…

– Да хрен бы, в той гонке вооружений, кому угодно, если бы в нас не умерла надежда на достижение равенства труда – главного фактора справедливости обществу трудящихся.

Именно этим, и был подорван всеобщий дух высоких стремлений. А иначе, в ходе развода Республик возникла бы большая драка. Но её не случилось!

Услышав, печальное решение о роспуске Союза, трудовой народ, на удивление мирно разошёлся по национальным квартирам с другой надеждой – на собственную рачительность в рыночных условиях.

*

С позиции равенства, тональность, казалось бы, идеологического звучания прямой речи Ильича: «… пока не уничтожите деньги, не уничтожите обмен….» – заметно меняется на призыв к поиску альтернативы опосредованному измерению ценностей разнородных производств. Именно к поиску, а не прямому исполнению идеологических тезисов. Как это случилось, когда в 30-е годы ликвидировали последнюю торговую биржу СССР и выключили рыночный инструментарий из процесса строительства фундамента новой страны. А в отсутствие обмена между основными производителями, как бы за ненадобностью, отложили идейное развитие самой трудовой теории стоимости. А потому, и дальнейшее движение к равенству труда основных производителей, как-то не задалось.

Тогда же, в подмену понятия «равенство труда», намеренно ли, вынужденно ли, но установили систему «справедливого» распределения общих трудовых результатов. Здесь, деньги обслуживали лишь потребительский спрос населения, что вполне устраивали плановые механизмы хозяйствования, и всё…

Таким образом, строительство социализма фактически приостановилось ещё задолго, до событий в Беловежской пуще.

Приостановилось из-за того, что идея равенства труда, даже после уничтожения частной собственности на средства производства и коллективизации страны, оставалась призрачной. Ибо после Ленина, авторитарно-репрессивное мышление руководства компартии, очевидно зашоренное идеологическими догмами вследствие подмены устремлений, заботило лишь укрепление примитивной системы распределения «народного общака».

В таких условиях, любая творческая мысль по совершенствованию экономической теории всячески изживалась и, наверное, была утоплена где-то в ГУЛаге.

Вследствие глубокого идейного кризиса, верхом экономического достижения стала «уравниловка», которая повела страну к «застою». И в тот, многолетний период «проедания» сил общественного патриотизма – всуе, страна окончательно потеряла дорогу к новой экономике.

Понятно, что без роста экономического основания, ожидаемое торжество «лагеря социализма» не только повисало в воздухе, но и грозило обрушением государственности. Тогда, лишь упёршись в стену полной утери идейных ориентиров, опустошённые ряды мышления ЦК КПСС затеяли «перестройку». А было уже поздно. Государство, некогда свернувшее с предначертанного пути, разрушалось. Да, так и не сумело подняться в своём развитии выше уровня социальной защиты трудящихся. Той самой, которую иные страны достигли, не обременяясь революционными преобразованиями.

И уже нет ни какого смысла говорить о предательстве каких-то элит, остается лишь глубоко сожалеть об узости их мышления, которую предопределяла вся партийно-государственная машина управления страной.

**

Итак, замысел экономического прорыва к воссоединению разделённого труда в формате СССР, не состоялся, и развитие страны направилось вспять. Тут, как ни крути – «гора родила мышь…». Тем самым, эволюция ловко повернула нас с революционного пути обратно – заново проходить путь, но цивилизованного строительства исторически обойдённых отношений.

В общем итоге – прискорбно. Опосредованный обмен между основными производителями вернулся в нашу жизнь со всей своей оголтелостью. Да так, что смущение происходит в головах. Ибо вся страна, по самую верхушку власти погрязла в болотной зыбкости кризисов и хаоса сплошь рыночных отношений.

Казалось, в том рушится сама справедливость по всему миру, который тянулся за нами, и к высокому предназначению своих народов. И как-то, неуютно стало в национальных квартирах.

Теперь, здесь, всё «вверх дном». И даже воровство огромных государственных средств нередко за честь почитается. Ибо из них, теперь складывается состояние нового «элитарного» слоя населения, легко жонглирующего миллионами чужих денег, благодаря больше своей суетливой изворотливости разного пошиба, нежели производительному труду. Оттого уже снова, в отрицание нетрудового капитала раздаются дифирамбы авторитарному вождизму. И снова востребован «строгий и справедливый барин», который, как бывало в эпоху репрессий – «приходил и судил».

Рейтинг@Mail.ru