Прилавок

Валерия Юрьевна Зикунова
Прилавок

Сцены из жизни захолустья.

ЛИЦА:

НАДЕЖДА – дородная продавщица неопределенного возраста.

РАЗУМНОВ ИГОРЬ АДОЛЬФОВИЧ – предприниматель, хозяин магазина, спокойный сдержанный мужчина, 50 лет.

КОЛЬКА – пацан 14 лет, высокий, худой, одет бедно, с полукриминальным лицом.

АЛТЫН – невысокая полная женщина, тип лица восточный, в одежде присутствуют элементы национального колорита.

ПЕТРОВИЧ – отставной офицер, интересный мужчина, 60 лет, одет небогато, но элегантно.

АНФИСА ГАВРИЛОВНА – одинокая вдова, совершенно дряхлая старушка.

СВЕТЛАНА – студентка, живая, активная девушка.

ЮНОША – студент, молодой человек Светланы.

ВОДИТЕЛЬ – мужчина средних лет, одежда в пятнах от машинного масла.

Парни, прохожие, покупатели без речей.

Между первым и вторым действием проходит десять дней.

Между вторым и третьим действием проходит три месяца.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена представляет небольшой продуктовый магазин. В центре – прилавок, за ним дверь в подсобку. Налево входная дверь, рядом с ней застекленный отдел с бакалеей, фруктами, направо – на переднем плане торговое оборудование с мясной, рыбной, молочной продукцией, дальше – окно, сквозь него видна автобусная остановка.

Явление первое.

Надежда стоит за прилавком, открывает коробки с печеньем, проверяет и расфасовывает товар.

НАДЕЖДА. Затяжное…десять килограмм. Все правильно. Просрочки нет. Оплату можно только через неделю…хорошо…Дальше…что тут? У-у-у, лома сколько. Возврат или уценку…(отодвигает коробку в сторону). Здесь…Ласена в шоколаде. Наконец-то! Бабуля обрадуется. И свеженькое…ммм (берет печенюшку, пробует). Восхитительно! Где ж тут документы? (Роется в бумагах.) Что у нас с ценой стало? А, кстати, не очень-то и подорожало. Хоть что-то…

Входит Алтын, отряхивает одежду от дождя.

Явление второе.

Надежда и Алтын.

АЛТЫН. Ох, и погодка! Морось какая-то: то ли снег, то ли дождь. Не поймешь.

НАДЕЖДА. Да, не говорите. Грязищи сейчас будет, ужас…Я утром проскочила еще, минус был. А сейчас совсем развезло.

АЛТЫН. Слякоть. Молочко свежее?

НАДЕЖДА. Да, уже привезли. Три с половиной процента, два и шесть – вчерашнее.

АЛТЫН. Тогда пожирнее давайте. Еще хлебушка.

НАДЕЖДА. Как обычно?

АЛТЫН. Да.

Надежда достает хлеб, молоко. Алтын задумчиво оглядывается, рассматривает витрину с сыром.

НАДЕЖДА. Сырок еще хотите взять?

АЛТЫН. Да вот не знаю. Вроде бы есть еще немного. Твердого если только…

НАДЕЖДА. Сейчас только белорусский. А эти не очень…кусочки остались. Ждем из района. У них там паводок, по дорогам тяжело сейчас.

АЛТЫН (машет рукой). Тогда не надо. К празднику забегу.

НАДЕЖДА. Ах, да, у Вас же где-то тут навруз?

АЛТЫН. На следующие выходные. Мука не подорожала? Тоже надо будет взять. Родня приедет, ой-ой-ей. Целый день баурсаки печь с дочками будем…

Надежда отрицательно мотает головой. Алтын расплачивается, укладывает покупки.

АЛТЫН. Прям не хочется на улицу.

Надежда смеется. В магазин заходит компания молодых людей лет 16-18, среди них Колька. Алтын уходит.

Явление третье.

Парни толпятся возле прилавка, высматривают пиво.

КОЛЬКА. Сигареты есть?

НАДЕЖДА. Совсем обнаглели? А-ну, кышь отсюда.

КОЛЬКА. Мы взрослые уже.

ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ (на вид старший из всех). Да-да. Во-о-он, техникум знаете на той стороне? Перерыв у нас.

НАДЕЖДА. Паспорт где? Шелупонь!

КОЛЬКА. Мы же все равно купим!

НАДЕЖДА. Ты у меня поговори еще. В зеркало посмотрись, хм…взрослый!

ВТОРОЙ ПАРЕНЬ. Ну, забыли паспорт, че такого-то? На нашем районе вообще никто не спрашивает. А вы прям строгая такая (улыбается, достает пачку сигарет, в которой осталось всего пару штук). Заканчиваются…курить-то охота.

НАДЕЖДА. Без документа не продам: ни пиво, ни сигареты. Можете даже не высматривать. Если больше ничего брать не будете – идите (машет рукой). Идите-идите…

Парни недовольно ворчат, направляются к выходу, чуть не сталкиваются с Петровичем, который входит в дверь.

Явление четвертое.

Надежда и Петрович.

Надежда смотрит в окно, где на автобусной остановке появляются парни, покинувшие ее магазин. Они недовольно жестикулируют и машут руками.

НАДЕЖДА. Ишь, еще малого скуривают!

Петрович ходит по магазину, присматривается.

ПЕТРОВИЧ. Девушка, мне килограмм творога. Сметанки. А вот еще осетров не вижу. Вчера заходил – были.

НАДЕЖДА. Есть, есть. Большой остался только (достает, показывает).

ПЕТРОВИЧ. Пойдет.

НАДЕЖДА. Может быть, икорки возьмете?

ПЕТРОВИЧ. Да, вроде не заказывали мне дома (смеется). Та-а-ак, что еще? Лимоны?

НАДЕЖДА. Есть.

ПЕТРОВИЧ. Две штуки. И, наверное, еще яблоки и апельсины.

НАДЕЖДА. Сколько кило?

ПЕТРОВИЧ. По шесть штук каждого.

Надежда взвешивает все, считает. Петрович пересчитывает деньги.

ПЕТРОВИЧ. Ух ты, десять рублей не хватает. Тогда, давайте, я вам крупной дам.

НАДЕЖДА. Нет-нет, я сдачу последнюю отдала, вообще без размена останусь. Занесете потом. (Смущенно.) А можно спросить у Вас? Почему вы фрукты всегда по шесть штук берете?

Слышится шум подъехавшего автобуса, часть парней с остановки уезжает, Колька и остальные уходят из поля зрения.

ПЕТРОВИЧ. Так по количеству едоков! Десять рублей, не забыть…

Петрович укладывает покупки. Входит Светлана, за ней Колька.

Явление пятое.

Те же, Светлана и Колька.

СВЕТЛАНА. Скажите, пожалуйста, что это за рыба у Вас такая красивая?

ПЕТРОВИЧ. Осетр.

СВЕТЛАНА. А-а-а. Дорогая. Видела такую. Ни разу не пробовала. Как же ее готовить надо? Столько денег заплатить – это ж надо не испортить.

ПЕТРОВИЧ. Да можно и просто с лимоном запечь в духовке – отлично получится, трудно его испортить. Царская рыба! У нас дома осетрина в горшочках фирменное блюдо. Еще от бабушки рецепт достался. Шкурку, хрящи, шипы удаляем, по небольшому кусочку каждому в горшочек получается и туда же картошечку, тимьян, немного грибков добавляем, лучок. Водичкой чуть-чуть залить и в духовку. Пальчики оближешь на выходе: жирно, изысканно и сытно.

Рейтинг@Mail.ru