Litres Baner
Записки Чёрного Тюльпана

Валентин Одоевский
Записки Чёрного Тюльпана

Знать бы ещё, на что их тратить… да и стоит ли вообще?

Пора бы уже спать идти, нам завтра в семь утра вылет. Только что-то меня всё равно тревожит… Скорее всего, просто неизвестность… Да, точно она. Она и вопрос о том, что же будет завтра…?

7.12.1999.

Ночью спал плохо, много ворочался, да и мыслей разнообразных, хоть отбавляй.

На аэродроме я был уже в шесть. Снега, вроде нет, а вроде он чувствуется. Странное ощущение. Я б даже сказал неприятное. И холодно. Очень холодно. Хотя, для этих краёв это нормально.

Командир ходит сердитей тучи и о чём-то постоянно переговаривается со штурманом Пашей. Радиста со стрелком вообще не видно, ибо они уже давно на борту. Игорь ходит и про себя причитает на чём Свет стоит. А самое главное – все почти что лысые. Что ж такое творится? Обстановка очень напряжённая, а главное – непонятная.

Через полчаса все мы вшестером стояли перед нашим «Антошей». Показался командир полка. Астахов уже вышел перед нами и хотел пойти докладывать о готовности, но полковник жестом показал, мол, не надо. Остановился перед нами. Мы молчали, он молчал. Что-то это мне напоминало, только вот что? Этого я так и не понял.

– Не самый лучший долг, – начал наконец полковник, – но важный. Нужный. От вас зависит многое, вы это знаете. Ну, не пуха вам!

– К чёрту! – хором в пол голоса отвечаем мы.

– Ну, ладно… удачи вам…!

– Она пригодится, – угрюмо отвечает Астахов.

– Да, пожалуй, …

Астахов смотрит на нас:

– Ну, с богом, ребят.

Штурман перекрестился.

– Экипажу занять свои места! – командует Астахов, и все поднимаются на борт и расходятся по местам.

Занимаем с командиром наши рабочие места в кабине.

– Бздишь, лейтенант? – спрашивает он.

– Нет, – ответил я дрожащим голосом.

– Боишься, но всё равно храбришься. Молодец!

Вскоре, всё уже готово. ЗШ на головах, борттех давно доложил о полной готовности, курс проверен, вооружение в полном комплекте, связь в порядке.

Выруливаем на ВПП. Все системы уже включены, закрылки выпущены.

– База, я – «ноль-двадцать шестой»! Прошу взлёт! – говорит командир.

– Я – База, у земли – штиль, взлёт разрешаю! – звучит в эфире ответ.

– Вас понял, взлетаем!

– Удачи, мужики!

Руды в максимуме. Самолёт разгоняется и на привычной скорости тянем «ручки» на себя. Сначала нехотя, тяжело, но потом легко отрывается нос, а потом и сам наш «Антоша» от земли и начинает набирать высоту. Убираем шасси и закрылки, ещё раз проверяем все необходимые системы – работают.

Поднимаемся на высоту в семь тысяч пятьсот и ложимся на курс.

Если честно – обожаю время в небе. Тут всегда так спокойно и уютно, все земные заботы, как будто исчезают, потому что, хотя бы в этой стихии и людей-то, кроме твоего экипажа, нет….

Летели достаточно долго. Кажется, семь часов…

Приземлились. Вышли наружу. Игорь тут же схватил первый попавшийся велик и помчался куда-то.

Рейтинг@Mail.ru