Иные Пути

Вадим Вадимович Шлахтер
Иные Пути

Книга ни для кого.

Автор сердечно благодарит Эржену Маслакову, Бальжину Цыбенову, Елену Реснайс за нужные слова, пробудившие нужные мысли.

Автор благодарит Арину Мазур за дружескую помощь и участие.

Вместо предисловия.

Я решил написать эту книгу вопреки всякой логике. Мало того, эту книгу вообще не следовало бы писать. Я знаю, что ее, конечно, не издадут.

Я знаю, что на нее выльются тонны дерьма из грязных душ хейтеров.

Я знаю, что эта книга подвергнется жёсткой критике со стороны лжеученых, скептиков, критиков, официально утвержденных региональными властями шаманов, лжетренеров, всевозможных гуру и огурков.

А может быть, совсем наоборот:

Эта книга разлетится по сети, ее будут издавать миллионными тиражами, она принесет мне невероятную славу и известность. Или не мне, а кому-то другому, если у меня её украдут. Как уже было не раз и со Сверхвозможностями Человека и с Боевой Машиной.

А мне плевать.

Я написал эту книгу ни для кого.

Для исчезающе малого числа тех, кому эта книга будет , как глоток воды в пустыне. Для того, кто помахал вслед Затворнику и Шестипалому, когда всем было приказано отвернуться.

Эта книга для НАС. Приятного прочтения.

***********

Примечание автора.

Я категорически против пропаганды алкоголя, наркотиков, табака и иных вредных привычек. В данной книге Кам (Шаман) периодически угощает меня сушеными грибочками неизвестного происхождения.

Чтобы не было никаких негативных ассоциаций, предлагаю считать эти неведомые грибочки шампиньонами, а расширение сознания в результате их поедания – эффектом Плацебо.

*********

Глава первая

Начало Пути

– Когда мы начнем обучение, Кам?– спросил я,– И как оно будет проходить?

– Обучение уже началось, – ответил Кам. – ты уже выполнил первое задание.

– Какое же?

– Ты подошёл и заговорил со мной. Это было очень непросто. Только тот, кто целенаправленно идёт ко мне, зная, куда и к кому, а, самое главное, ЗАЧЕМ идёт, может ко мне подойти. Но ты подошёл, почувствовав сопротивление, превозмог его и со мной заговорил. Вот именно с этого момента и началось твое обучение. Ты зачем ехал в наши края?

– За тайными знаниями, недоступными непосвящённым.

– А почему подошёл ко мне?

– Пазл не складывался. Что-то с чем-то не стыковалось. Целостной картинки не получалось.

– В чем не складывалась картинка?

– Ты одет, прости, как маргинал, сидел на корточках, в зоновской манере, напротив ларька с алкоголем и сникерсами. И при этом у тебя ясный, цепкий, наполненный внутренний силой взгляд. Абсолютно несовместимые вещи. На мой взгляд. Нож Katz за 700 баксов и золотые часы я отметил чуть позже.

– И поэтому ты преодолел барьер, который я поставил, ограждая себя от ненужных мне контактов, подошёл и заговорил? Так? Ну вот, это и было твое первое задание.

Разговаривая со мной, Шаман все время морщился. На мой вопрос «что не так?», ответил:

«Слишком громко думаешь. Давай, я научу тебя молчать в своем сердце, а то мне придется тебя прогнать вон».

– Научи!

– Смотри, слушай и запоминай. Тебе кажется, что ты единый монолитный организм, единая личность, но это совсем не так. Ты немного напоминаешь улей, в котором жужжат и сталкиваются друг с другом пчёлы. Эти пчёлы некие личности, существующие в тебе. Они маленькие, незавершённые, как бы немного недорисованные. И они постоянно взаимодействуют, соприкасаются, сталкиваются – и отсюда идёт невероятный гул и шум твоих мыслей.

Чтобы они заткнулись, тебе надо их всех найти, выделить их, и с каждой из них поговорить. Договориться. Заключить некий союз. Затем сплавить их воедино, как у военных, чтобы они все шли в одном строю и пели одну песню. А потом стали по стойке смирно. И все разом замолчали.

Давай, начинай их искать.

– А сколько их?

– Да не так много. Обычно 5-7, ну, максимум десяток. Но бывают люди, у которых и полсотни.

– А у меня?

– Я слышу пять голосов, но полагаю, что ещё столько же пока молчат. Найди их всех, договорись, и пусть заткнуться. Приступай.

– А как это сделать?

– Друг мой, я говорю тебе, ЧТО нужно делать. А КАК это делать – решай и определяй сам. Иначе это не учеба у шамана, а школа для умственно отсталых детей. Я – КАМ, а не педагог-дефектолог. – Ясно?

– Ясно, Кам.

– А чтобы у тебя это лучше получалось – съешь вот это – и протянул мне три маленьких сушеных грибочка. Только водой запей.

И я приступил к работе по синхронизации субличностей.

Я смог поговорить с каждой гранью своего Я и заставить их всех замолчать. И когда я ощутил внутреннюю тишину, открылось такое, чего я даже представить себе не мог. Но, это уже совсем другая история.

Глава вторая

Пульс

– Слушай сердце, Няанга, слушай сердце. – говорил Кам.

– Что значит "слушай сердце"? Слушать пульс, эмоции, чувства?

– Думай над моими словами. Думая, ты узнаешь гораздо больше, чем формулируя новые вопросы и слушая мои ответы. Можешь делиться со мной наблюдениями. А я буду подсказывать, то или нет я хочу видеть на твоём Пути. А когда ты начнёшь слышать свое сердце, начни действовать сердцем. У тебя, скорее всего, сердце будет действовать через руки.

– Почему через руки?

Кам засмеялся и не стал отвечать.

Он вообще любил задать мне вопрос, и заставлять думать в каком-то непривычном для меня режиме.

Или высказать какую-то мысль и слушать мои рассуждения и выводы, иногда смеясь, а иногда качая головой, так что было непонятно, сказал я умную мысль или какую-то хрень.

А ещё он сразу стал называть меня Няанга. Это будет что-то вроде "Идущий Под Черным Небом". Но, что это означало, какую смысловую нагрузку несло, было за пределами моего понимания.

Я начал слушать сердце. Начал я с пульса. Сначала в ладонях. Через сутки я начал слышать удары пульса в ладонях постоянно. После этого виски. Я начал непрерывно ощущать пульс в висках. Кам иногда смотрел на меня и кивал одобрительно. Однажды

я увидел, что один из оленей Кама хромает. Мне захотелось подойти и взять его за ногу .

У сухожилия. Руки прямо запульсировали, наполняясь какой-то нездешней, нефизической силой. Я подошёл к оленю – он не побежал от меня. Пульс в моих висках, как мне показалось, остановил его.

Это было странное, очень странное чувство. Я взял оленя за ногу и вслушаться в свои ладони. Пульс уже не стучал, а бился в ладонях. Олень не пугаясь, терпеливо стоял и ждал, когда я его отпущу. Я ощутил, как с каждым ударом пульса напряжение и огонь покидают мои ладони.вливаясь в поврежденную ногу оленя. Перелома не было. Было сильное растяжение, где то на грани подвывиха.

Наконец, ощутив, что огонь покинул руки, я отпустил оленя. Олень отбежал прочь.

ОН БОЛЬШЕ НЕ ХРОМАЛ!

– Ну, вот, – засмеялся за моей спиной Кам, – всего за три дня ты понял и усвоил. А если бы я пустился в объяснения, у тебя возникли бы новые вопросы, и мы бы с тобой месяца два только обсуждали бы вопросы терминологии. А так – три дня и полное понимание. На, вот скушай ещё грибочков, чтобы лучше слышать свое сердце. После них ты и чужие сердца слышать начнёшь. И вливать в них жизнь. Или забирать энергию жизни. Это уж на твое усмотрение, Ёшш Кам.

Так я впервые услышал в свой адрес Ёшш Кам.

Кам – это шаман. Камлать от слова Кам. Ёшш Кам – это такой маленький, немного недоделанный Кам. Ну, типа ученик Шамана

Поев грибочков Кама, я начал слышать биение чужих сердец. Но это уже совсем другая история.

Глава третья

Странствия Духа

– Няанга, ты готов к путешествию?

– Всегда готов, Кам. Когда отправимся? И куда? И как надолго?

– Много вопросов, Няанга. Если я скажу тебе, что пешком на полдня, или в Мир Духов навечно, это что-нибудь изменит? Передумаешь?

– Нет, Кам, не передумаю.

– Тогда к чему твои вопросы? Пожалуй, только один вопрос не лишен смысла: КОГДА? Вот на него и отвечу: прямо сейчас.

Я поднялся, перешнуровал берцы, проверил на поясе флягу, нож, зажигалку – любимую Zippo – с эмблемой одного из родов войск и гравировкой "Нашему Командиру".

– Я готов, Кам. Пошли. – Кам пошел вперед, я за ним.

На спине Кама на ремне висел чехол с неизменным бубном из оленьей кожи. На поясе

– колотушка.

На мою просьбу пару недель назад подержать бубен (не говоря уже о том, чтобы постучать в него), Кам довольно резко ответил отказом и запретом даже думать об этом. Дал только подержать колотушку.

Странно, но было ощущение, что я взялся за рукоять меча. Необычное ощущение. Деревянная колотушка, обтянутая оленьей кожей и мехом, а в руке, будто оружие. Странно, вроде бы идёт не быстро, но я еле поспеваю за ним, время от времени переходя на бег.

Удивительно, но мир вокруг нас начал меняться. Деревья стали гуще и как-то ярче, что ли. Солнце светило как-то иначе. Трава поменяла цвет.

– Что происходит, Кам,– спросил я,– что-то с моим восприятием мира? Или с самим миром? Мы, вообще, где идём?

– Мы приближаемся к границе.

– Границе? С кем?! До ближайшей границы пара тысяч километров!

– К границе Миров, Няанга. Но тебе дальше не пройти. Держи, разжуй тщательно, и запей водой.

Кам протянул мне три сушеных грибочка (конечно, это были шампиньоны – примечание автора))).

Я медленно разжевал и запил водой из фляги.

– Нож оставь. Повесь на ветку, на обратном пути заберём.

Кам снял с плеча чехол, достал бубен и несколько раз ударил в него мягко и тихо.

– Костер разожги, Ёшш Кам, костер нужен.

Через десять минут весело потрескивал костер. Кам прогрел бубен и пошел вокруг костра, постукивая. Я сидел у костра в каком-то оцепенении. Ритм бубна все нарастал. Звук становился все более объемным , ярким и непрерывным. Такое впечатление, будто бубен сильно и ровно гудел. Перестали различаться отдельные удары, был слышен только ровный, глубокий гул.

 

И вдруг все вокруг стало вращаться. Кам, костер, я, мы оказались внутри какого-то кокона, а вокруг все стремительно менялось. Свет и Тьма чередовались все быстрее. Если это были день и ночь, то они пролетали в полсекунды.

А если Полярный День и Полярная Ночь?

Это немного напомнило взгляд из окна мчащегося поезда. Над нами появилось множество огоньков. Они висели над нами, появлялись, исчезали, вокруг нас то смыкались деревья, то расступались, то был сплошной лёд, то раскалённый песок, то тундра, мелькали какие-то тени. Я обратил внимание на два огонька, которые приблизились ближе других. Мне захотелось подтянуться к ним, я попытался встать и протянуть к ним руки, но почему-то не смог. Но огоньки каким-то образом ощутили мое стремление и радостно заплясали. Я понял, что мы с ними связаны, и что они будут меня ждать, когда я приду снова.

Затем все вокруг потемнело, закрутилось и погасло…

– Любят тебя Духи, Няанга, любят, -вывел меня из оцепенения голос Кама.

– Мы вернёмся сюда ещё, Кам?

– Вернёмся. Ещё пару раз вместе, потом ты один придёшь и вернёшься в Наш Мир с Духом. Или с двумя Духами. Такое тоже бывает, только редко. Я не ошибся в тебе, Ёшш Кам. Пошли, заберём твой нож.

Мы действительно возвращались туда ещё дважды вместе. А потом я ходил туда один. Я снова увиделся с Двумя Огоньками. Я понял кто Они. Почему нас так потянуло друг к другу.

Но это уже совсем другая история.

Глава четвертая

Как менять мир на ходу

Вспоминая наше путешествие, я все время думал, что происходило с миром, пока мы шли?

Ведь картина мира постоянно менялась.

Было такое впечатление, что через каждые несколько шагов мы попадали в Иной Мир. По-иному светило солнце, по-иному падала тень от деревьев, и даже небо меняло свой цвет.

То есть, мы каждый раз шагали в немного иной мир. Как будто мы шли поперек нарезанной тоненькими ломтиками вселенной.

Я все думал, как об этом спросить и никак не мог подобрать слов.

Не понимал, как сформулировать вопрос, чтобы он не казался бредом. Кам некоторое время морщился, глядя на меня, а потом сказал:

– Ну, что опять такое?! Ты вроде бы перестал шуметь мыслями, чего опять разобрался?!

Кам, объясни мне, знаю, ты не любишь объяснять, но все же. Когда мы шли с тобой туда, где общались с Духами, почему все так менялось вокруг?

– Мы шли к границе Миров. А чем ближе граница, тем тоньше слои.

– Слои чего?

– Ткани Мироздания. Духи начинают влиять на наше восприятие реальности.

– А где проходит граница?

– Везде. В любой точке обитаемого Мира.

– А почему же мы тогда к ней шли?

– А потому, что к ней надо идти.

– А зачем, если она везде?

– Затем, что, хоть она и везде, к ней нужно проделать определенный Путь.

– Пешком?

– Можно на олене, можно на велосипеде. А вот на упряжке или в автомобиле – нельзя. Никак нельзя. И не спрашивай почему.

– Почему не спрашивать почему?

– А потому, что у тебя пока нет понятий, чтобы с их помощью определить понятия, оперируя которыми, можно объяснить понятия, которые раскроют смысл этого "Почему?". Понимаешь?

– Нет, не понимаю.

– Вот именно поэтому.

– То есть, ты идёшь и меняешь мир вокруг себя, а я иду рядом и вижу эти изменения, да?

– Да. Именно поэтому ты – Няанга, Ёшш Кам, а не просто какой-нибудь геолог.

– Я хочу научиться менять мир вокруг себя. Как это делать?

– Поймёшь в свое время. Но пока тренируй. Видеть то, что хочешь видеть в том, что окружает тебя. Это первое. И второе – натягивать то, что хочешь видеть на то, что тебя окружает. И это нужно делать одновременно.

– А почему ты шел вроде бы медленно, но я никак тебя не мог догнать?

– А потому, что я плыл по линиям Дракона, а ты ломился сквозь ткань Вселенной.

– А как плыть по линиям Дракона?

– Ты должен понимать, куда ты ищешь. Слышать тех, к кому ты ищешь. Сообщить им, что ты ищешь. И тогда они направят тебя по линиям Дракона.

– Это, как поставить магнит среди металлических опилок, и они сдвинутся и расположатся по линиям. Эти линии и есть линии магнитного поля. А для металлических опилок это будет Линиями Дракона.

– Я начал что-то понимать каким-то вне логическим пониманием. Чтобы также, как Кам, подплыть по линиям Дракона нужно было увидеть эти линии. Для этого увидеть несколько вариантов маршрута, и ощутить тот, по которому тебя поведет.

Это и будет линия Дракона. Но нужно ещё, чтобы с той стороны маршрута тебя потянуло. Это, как человек с крупной собакой на поводке бежит быстрее, чем без собаки, если, конечно, собака рвется вперёд.

Это трудно объяснить словами, но я, кажется, поймал это ощущение.

По линии Дракона ты не идёшь, а скользишь, легко, плавно и свободно, с ощущением, что тебя тянет и ведёт незримый поводок. Только он не в руке, а, будто бы привязан к поясу и привязь где-то над пупком. Попробуйте идти вперёд, скользя, таким образом, с ощущением этого поводка, и вы, через какое-то время поймёте, о чем я.

Потом я понял, что понятие "Плыть по линиям Дракона" гораздо объемнее и шире. Но это уже совсем другая история:)))

Глава Пятая

Бубен

Бубен Кама создавал какой-то совершенно удивительный звук. После удара колотушкой, звук не исчезал, а наоборот, немного усиливался. Какое-то время держался, а потом сходил на нет. Если бить в бубен часто, создавался странный эффект: казалось, будто исчезали удары, и бубен издавал ровный непрерывный гул. Кам не разрешал даже прикасаться к его бубну.

– Туур,– обращался Кам к своему бубну,– Туур.

Он считал его разумным и наделённым сознанием. Более того, он не считал, что бубен ему принадлежит.

– Это же твой бубен, Кам,– спросил я.

– В какой-то мере,– ответил Кам.

– Что значит в какой-то мере?

– В той мере, в какой я его шаман.

– То есть не только бубен принадлежит тебе, но и ты принадлежишь бубну?

– Да.

– А бубен имеет самостоятельное сознание?

– Смотря что ты понимаешь под сознанием.

– Ну, он может самостоятельно мыслить?

– А ты сам можешь самостоятельно мыслить?

– Конечно! Cogito ergo sum. Я мыслю, значит, я существую.

– Бред. Если ты мыслишь – это ещё не доказывает, что ты существуешь! А потом, если мы разберем все, что так или иначе влияет на твое мышление, окажется, что никакого "самостоятельного" мышления у тебя нет.

– Скажи, а твой бубен…

– Туур, называй его Туур. Упреждаю твои вопросы – в нем есть Дух. Так же, как и во мне. Так же, как в своё время будет жить в тебе. Дух Много Мира.

– То есть этот Дух вселился в Туур?

– Да. Нужно так сделать Туур, чтобы он был подходящим для того, чтобы в него мог вселиться тот Дух, который тебе нужен. Духи капризны. И далеко не каждый Туур подходит для жизни Духа. Затем нужно камлать, чтобы подселить в Туур Духа. С ним [Духом] нужно познакомиться, поговорить, понять, устроит ли его жизнь в Тууре, нужно ли тебе, чтобы в Тууре жил именно этот Дух. И, если всё получается, это будет полноценный шаманский бубен – Туур. Без Духа – это просто этнический музыкальный инструмент.

– А колотушка?

– С колотушкой проще. Она, как бы связь Духа Туура с этим Миром. В колотушке Туурчакане – не живёт Дух, но он ее чувствует.

– Поэтому ты и разрешил мне держать колотушку и не разрешаил прикасаться к Тууру?

– Не только поэтому. Твоё прикосновение к Туурчакану не повлияет ни на что. А вот, прикосновение к Тууру, наоборот, может разгневать Дух Туура.

Рейтинг@Mail.ru