Твое «да» против моего «нет»

Тори Озолс
Твое «да» против моего «нет»

Пролог
Переспала с врагом? Хуже, когда ты этого не помнишь

Еще даже не открыв глаза, не поняв, где она находится, Рита осознала одну важную вещь – она голая! От шока в висках стрельнуло и отдалось по всей голове, словно ею об стенку приложилась. Тошнота подступила к горлу. Она попыталась разлепить веки, но их словно приклеили. Девушка часто заморгала, а затем прищурилась. Приподнявшись, натянула одеяло на грудь и сквозь дымку осмотрелась. Она явно находилась в номере гостиницы, но что-то ее смущало во всем этом.

– Почему так больно?

Рита приложила пальцы к вискам, пытаясь унять приступ головной боли. Во рту стояла Сахара. Да еще и привкус такой, что хотелось блевануть. Хоть убей, она не помнила, что вчера случилось. Неужели она напилась? Если да, то ей страшно представить, что она могла натворить под действием алкоголя. Мало того, что она быстро пьянела, так еще у нее отказывали все тормоза, и, как назло, память превращалась в сплошное непонятное пятно.

Рита напряглась, когда вдруг поняла, что слышит шум воды. В душе кто-то был! Она успела запрыгнуть кому-то в постель? Какой стыд! Девушка завозилась на кровати, выискивая свои вещи. Платье свисало с подлокотника стула. Трусики валялись на полу. Бюстгалтер в другой стороне от них. Все улики на лицо!

Звук воды прекратился. Рита сильнее сжала одеяло. Бежать было некуда. Придется столкнуться лицом к лицу со своим любовником. Как она до этого докатилась? Ведь просила Лору, чтобы она позаботилась о том, чтобы ей не наливали алкоголь. Дверь скрипнула, и в комнату вошел мужчина, одетый лишь в небольшое полотенце, обернутое вокруг бедер.

– ТЫ!!!

Ошарашенно Рита тыкнула пальцем в мужчину.

– Елисеев, что ты здесь делаешь?

– Солнышко мое, не думал, что ты такая шумная по утрам, – лучезарно улыбнулся он.

– Ка-какое я тебе солнышко? – визгнула Рита.

Антон хмыкнул, опустился на кровать, сверкая своей крепкой мужской грудью, на которой блестели капельки воды. Девушка попыталась отползти подальше, пока не оказалась на самом краю. Еще чуть-чуть, и она просто свалится на пол.

– Самое страстное, дикое солнышко в мире. Я даже представить не мог, что ты такая, Ритусь.

– Ритусь?

О, Господи, почему это должен быть именно Елисеев? Она не могла найти никого другого? И как только он повелся?

– Милая, что с тобой? – он протянул к ней руку, нежно прикоснулся костяшками пальцев к щеке.

Столько чувств звучало в голосе Антона, что Рите поплохело.

– Меня сейчас стошнит, – предупредила она.

– Моя ненасытная пьяница, беги в ванную быстрее.

Он кивнул на дверь, из которой только что вышел. Рита дернулась, но поняла, что не может встать. Она же голая! Чтобы дойти туда, ей нужно предстать перед ним во всей красе. Она попыталась потянуть на себя одеяло, но Антон присел на него. Девушка стрельнула в него недовольным взглядом.

– Неужели ты стесняешься, мое солнышко?

– Прекрати! – сквозь зубы процедила она.

– Тебе нравилось, когда ночью я звал тебе так, пока покрывал каждый уголок твоего тела поцелуями.

У Риты загорелись уши от стыда.

– Я не помню этого.

– Как? Ты не помнишь ту страсть, что вспыхнула между нами? Ты сама поцеловала меня при всех коллегах, а затем затащила в этот номер, – поделился подробностями Антон.

До этих слов она думала, что хуже быть не может.

– Я целовала тебя при всех? – переспросила она.

– И посвятила мне песню, – самодовольно улыбнулся мужчина.

– Боже, какой позор! – от шока она приложила ладонь ко рту.

– Да нет, ты неплохо поешь. Тебе нечего стыдиться, моя курочка.

Вот именно глупой курицей она себя сейчас чувствовала.

– Мне плохо. Ты бы не мог отвернуться, чтобы я прошла в ванную?

– Зачем? – удивился он.

Рита бы поспорила с ним, но тошнота подступила слишком близко.

– Да черт с тобой! – психанула она, когда выскочила из кровати и бросилась в ванную комнату.

Антон с несказанным удовольствием прошелся взглядом по ее нагому телу. Он надолго запечатлеет в голове ее образ, чтобы представлять ее вот такой каждый раз, когда она будет пытаться вывести его из себя. Влечение, которое ночью посетило его, никуда не делось. Теперь оно стало сильнее. Но это не будет помехой. Наоборот, приятное дополнение к его плану. Не нужно играть, а поддаться притяжению и действовать так, чтобы завоевать Маргариту.

Потом он просто разведет руками. Не сложилось, ведь не все отношения ведут к супружеству. Возможно, Сергей Андреевич войдет в их положение и разведет по разным филиалам, чтобы не мозолили друг другу глаза. Везде Антон видел плюсы.

Тем временем в ванной, оперевшись руками на умывальник, Рита отчаянно пыталась вспомнить, что она вытворяла прошлым вечером. Неужели и правда пела Антону песню и целовала при всех? Он бы не стал так врать, учитывая, что такую ложь легко проверить. Какой позор! Так вести себя при Сергее Андреевиче и акционерах. Не видать ей теперь места руководителя филиала. Кто же отдаст такую должность невменяемой пьянице? Она сама разрушила свою будущее!

Рита быстро похлопала себя по щекам, затем умылась холодной водой, почистила зубы и лишь тогда залезла под душ. В голове проскальзывали смутные обрывки, которые у нее никак не выходило сложить в целостную картину. Она пела? Серьезно? Ладно, это она выяснит у Марины. Больше ее интересовало то, что было ночью. Они провели ее вместе? Она с силой сжала голову, но воспоминания это не вернуло. Черт, как можно было забыть секс с мужчиной? Особенно с Антоном! Пусть она опустилась до такого, но забыть об этом еще ужаснее. Это как вкусить наконец изысканный фрукт и не почувствовать его вкуса. Хорош ли он в постели? Довел ли ее до оргазма?

Конечно, она бы могла сейчас вернуться в номер и соблазнить его на очередной раунд. Однако теперь рациональность не позволяла ей опускаться до уровня ее распущенного второго «я». Она прижалась лбом к стеклу душевой. В мыслях всплыл образ чертика и ангела, сидящих на разных плечах.

«У вас и так все было. Пойди повтори, чтобы в этот раз запомнить», – шептала ее развязная натура.

«Первый раз можно списать на неадекватное состояние из-за алкоголя, а вот от второго ты не сможешь так легко откреститься», – приводила свои доводы почти ангельская ее сторона.

Почти, потому что Рите далеко до святой, даже в добром здравии.

«Ну и что, зато узнаешь, каков он. Может, слухи о нем неоправданны. Это твой единственный шанс проверить их в жизни».

«И так тяжело смотреть ему в лицо, а после повторения это станет невозможным. Как им потом работать вместе?»

«А никак! Она станет руководителем и перейдет в другую фирму!».

«После ее пьяной выходки вряд ли ей отдадут это место», – напомнила почти ангельская сущность.

– Так, Маргарита, не сходи с ума! – она тряхнула головой, чтобы прогнать наваждение. – Во-первых, никак мысленных разговоров. Во-вторых, вспомни о своей цели. Никаких позывов плоти, хотя этот гад прекрасен без одежды. Подобрала слюни и пошла восстанавливать свою репутацию!

Рита выключила воду, вылезла из душевой кабинки, вытерла волосы белоснежным полотенцем, а затем закрутила его тюльпаном на голове. К счастью, на крючке висел предоставляемый гостиницей халат, которым она удачно укуталась, спрятав все стратегически важные места.

Сжав ручку двери, Рита тяжело вздохнула. Когда это она стала такой робкой и неуверенной? Нужно покончить с этим недоразумением. Расставить все точки над «и», а затем выгнать наглеца из ее номера. Приняв решение, она резко открыла дверь, но, стоило вернуться в спальню, как девушка удивленно застыла. Она ожидала чего угодно, но только не того, что Антон, подпирая голову рукой, будет лежать на кровать и ждать ее. На нем все так же было лишь одно полотенце.

– Что ты делаешь?

– Жду свою курочку, – подмигнул он.

Риту аж передернуло. Она и не представляла, что Антон такой… такой… такой игривый в постели. Наоборот, он создавал впечатление альфа-самца, а не ласкового зайки.

– Не называй меня так! – потребовала она.

– Почему? Ты сама ночью говорила, что будешь курочкой для моего петушка.

Рита почувствовала, как тошнота снова подкатывает к горлу. Не могла она такое сказать! В адекватном состоянии точно не могла, но вчера она, видимо, достигла своего дна.

– Это… это было…

– Когда моя крошка стала заикаться?

– Это от переизбытка эмоций.

Девушка все еще жалась к двери в ванную, готовая в любую минуту скрыться в спасительной комнате. Она наблюдала за тем, как Антон сначала сел на кровати, а затем поднялся. Ухмылка не сходила с его лица. В глазах плясали хитринки.

Рита прищурилась.

– Не подходи!

– Курочка моя, мне не нравится, что сегодня ты такая сжатая. Вчера ты вела себя совсем по-другому.

«Чертов алкоголь!» – мысленно выругалась Рита.

Антон подошел так близко, полностью ворвавшись в ее личное пространство. Он поднял руку. Нежно провел пальцами по ее щеке.

– Я не отказываюсь от слов, которые произнес ночью.

– А?

– Теперь мы пара.

– Что??? НЕТ!

– Не упирайся. Нам не нужно прятаться и скрываться. Вчера ты показала свои истинные чувства.

Он смотрел на нее сверху вниз. Давил своей мужской аурой, чем лишал воздуха. Ей нужно было пространство. Рита уперлась руками в его крепкую грудь, собираясь оттолкнуть. Только пальцы коснулись кожи, посылая электрический разряд по телу. Стальные мышцы ощущались так притягательно. Невольно она посмотрела на свои руки. Слегка провела ими по мужской груди.

– Ты и ночью так делала, – зашептал Антон. – Тебе нравилось поглаживать меня. Ты говорила, что теперь это все твое. Твоя прелесть. Прям как голлун из «Властелин колец».

Рита сразу представила себя лежащей сверху Антона, с жадностью водящей ладонями по его телу, нашептывая «мое золотце».

 

Бррр! Она тряхнула головой, прогоняя этот образ. Так себе сравнение. Романтизмом и не пахнет. Скорее, извращением.

– Признаю, я была немного не в себе, – начала оправдываться она, – но это не значит, что мы…

Антон подался бедрами вперед, упираясь своей твердостью в ее живот. К счастью, халат был достаточно толстым, но все же девушка задохнулась от его фривольных действий. Это невероятно сбивало с толку.

– Прекрати!

– Ты обещала, что мы утром продолжил, курочка моя.

– Я?

– Ты, ты! – подтвердил он.

– Это, наверное, помутнение. Давай сделаем вид, что ничего не было? – с надеждой предложила Рита, подняв голову, чтобы посмотреть на него.

Он находился так близко, что она могла отметить, насколько густые у него брови, а темные глаза, что заглядывали прямо в душу, напоминали крепкий коньяк.

Стоп. Никакого больше алкоголя! Даже в мыслях!

Пока она пыталась вернуть себе рациональное мышление, Антон наклонился ниже. Его взгляд опустился на ее приоткрытые губы, на маленький язычок, который то и дело нервно проскальзывал по пересохшим устам.

– Елисеев, ты что делаешь? – напряженно поинтересовалась Рита, когда он придвинулся к ее лицу еще ближе.

В попытке спастись от наглого ухажера, Рита завела руку за спину в поисках дверной ручки. Она нащупала ее, когда он с ухмылкой хитрого лиса проинформировал ее:

– Собираюсь поцеловать мою девушку.

– Кого? – опешила она от такой наглости.

– Тебя.

– Елисеев, прекращай, – потребовала Рита, когда его губы уже практически коснулись ее.

– И не подумаю! – в упрямстве ему не было равных.

Вдох-выдох. Пространство между ними прекратилось в вакуум, пока его приоткрытые губы, между которыми поблескивали зубы приближались к ее рту.

Черт возьми, как она докатилась до такого? Еще месяц назад она готова была раздавить голыми руками готова была этого заносчивого засранца, который украл у нее проект, а теперь она завороженно смотрит на его уста в ожидании поцелуя.

Вспоминай Рита, вспоминай, что ты вчера делала на корпоративе?

Глава 1
Разозленная пантера среди каменных джунглей

– Гад! Чертов змей, который то и делает, что пресмыкается перед руководством! – Рита не сдерживала себя в выражениях, когда ворвалась в свой кабинет после очередного совещания. – Да как он посмел?!

Ее возмущению не было предела. Она заметалась по небольшому помещению, размахивая руками в приступе дикой ярости. Длинные белокурые волосы колыхались в такт резких движений, а голубые глаза полыхали огнем.

– Милая, что вы снова не поделили с Антоном? – с улыбкой поинтересовалась Марина, следуя за ней в кабинет.

Сотрудница и по совместительству подруга предусмотрительно закрыла двери, так как несколько любопытных зевак уже терлись неподалеку в жажде раздобыть свеженьких сплетен по поводу очередного противостояния Алой и Белой Розы. Так их окрестили эрудированные работники рекламного агентства «Идея Фикс». «Идея Фикс – вы будете одержимы нашей рекламой!»

Конечно, слоган придумал «обожаемый» Ритой первый креативщик фирмы Антон Елисеев. Какая же противная фамилия! Как и ее обладатель!

– Не поделили? – воскликнула Рита.

Такая постановка вопроса задела ее за живое. Однако Марине не впервой было выслушивать негодующую подругу. Она только хмыкнула в тот момент, когда Рита резко развернулась к ней, поставив руки в бока и готовясь выдать гневную тираду.

Рита открыла рот, но подруга остановила ее движением руки:

– Дай я сначала присяду, ведь это надолго.

Она опустилась на небольшой диван, обтянутый нежно-мятной замшевой тканью, идеально сочетавшейся с цветом гардин. Вкус у Риты был отменный.

– Начинай, я готова. Что он сделал в этот раз?

– Смешно тебе? Мне – нет! Козел украл мою идею! Мою!

Марина даже села ровнее.

– Ты уверена? – с сомнением уточнила она. – Это ведь серьезное обвинение.

– Да! Да! Да! – громко бросила Рита, притоптывая ногой для усиления эффекта. – Я не знаю, как он получил доступ к моему компу, но убью любого, причастного к этому!

Кровожадные нотки в голосе подруги не напугали Марину.

– Если это правда, то лучше рассказать об этом бигбоссу. Он не потерпит подобного. Ты же знаешь, что Сергей Андреевич строго придерживается своих принципов, а воровство у него стоит вверху черного списка. Уволит без разбирательства.

Рита остановилась и посмотрела на Марину, закусив нижнюю губу. Хорошо зная подругу, девушка приподняла бровь в ожидании очередного признания.

– Что ты сделала? Колись уже! – Марина не выдержала многозначительной паузы.

Рита тяжело вздохнула.

– Я не могу пойти к Андросову, – она опустила глаза в пол, как будто носки босоножек невероятно интересовали ее.

– Почему?

Молчание.

– Ритка, ты в полу дырку просверлишь и свалишься на голову своему ненаглядному Антону, – сердито проворчала подруга.

– Тьфу! Не дай Бог мне его сейчас встретить! И он вовсе не мой! – Рита резко подняла голову, возмущенная таким эпитетом.

– Тогда, подруга, рассказывай, что ты такого сделала, что к боссу не захочешь пойти с докладом, ведь есть отличный повод, чтобы избавиться от этого обаятельного мерзавца.

– Я же не доносчица!

– Фальшиво играешь, красотка. Знаю тебя как облупленную. Ты бы не упустила такую возможность.

– Эм… как бы сказать… – замялась Рита. Было видно, что она не особенно хочет признаваться однако понимает, что просто так подруга с нее не слезет.

Они еще в начале знакомства решили, что лучше дружить, чем воевать. И если уж дружить, то уже по-настоящему: поддерживать друг друга, помогать, выслушивать и хранить секреты. Удивительно, но уже четыре года им это прекрасно удавалось, несмотря на то, что в их сфере большая конкуренция и они соперничали за место.

– Короче, – махнула она рукой, а затем скороговоркой выпалила: – В прошлом месяце я позаимствовала кое-что из его идей.

После сказанного Рита зажмурилась, ожидая нагоняя от подружки.

– Ты… что?

Ее тихий вопрос был гораздо хуже, чем гневный крик. Уж лучше бы она ругалась!

– Все потому, что он испортил мою презентацию! – стала оправдываться Рита, но, признаться, ей самой было стыдно за свой поступок.

Мама учила ее выигрывать честно. Просто Антон будил в ней самые худшие качества.

– Рита Витковская! Что ты сделала! Тебя же могли уволить, а то и хуже – посадить! – Марина вскочила со стула, срываясь на крик.

– Тише ты, перестань, – зашипела Рита, косясь на дверь. – Никто бы меня не посадил, а вот уволить, конечно, могли, если бы раскрылось.

– Дура! Совсем со своим Антоном в войнушку заигралась! – не успокаивалась подруга.

– Марин, солнце, все же хорошо. Антончик бегать жаловаться боссу не стал. У самого рыльце в пушку.

– Тебе просто повезло, – сердито произнесла девушка. – А я-то думаю, что же ты от него последнее время прячешься?

– Я не пряталась, – запротестовала Рита. – Я только старалась лишний раз с ним не сталкиваться, а то еще заманит в угол и удушит.

– Почти тридцать лет девке, а она дура дурой!

– Не тридцать, а только двадцать восемь!

– Конечно-конечно. На лицо все шестнадцать.

– Ма-рин-ка, – она по слогам растянула ее имя.

– Заметь, Антон прятаться не будет!

Да знаю я, знаю! – отмахнулась Ритка и присела на краешек стола. – Я считала, что он как-то поизысканней отомстит. В том, что будет мстить, не сомневалась, не такая я дура, как ты говоришь.

– Да нет, ты похлеще, – не осталась в долгу подруга.

Рита состроила рожицу и продолжила:

– Понимаешь, он мне заплатил той же монетой. Как-то скучно для Антона. Поверхностно. Вот теперь я боюсь, что это еще не все, что козырь до сих пор остался в его руках.

– Боже, вы как дети, только играете покрупнее. Может, вам поговорить наконец, как взрослые люди?

– Это как?

Ехидство Рите было к лицу. Марина давно это заметила. Внешность подруги прямо кричала о стервозном характере. Блондинка. Волосы длинные, гладкие, словно она ежедневно проходится по ним утюжком. Может, остальные так и считают, только подруга знала, что это подарок природы, и без злости завидовала. Огромные голубые глаза покорили множество сердец в офисе. Даже грубые колкости Маргариты не спасали плененных глубиной этих озер мужчин. Пухленькие губы завершали ее эффектный во всех смыслах образ. Красотка, одним словом, при этом хваткая и бойкая. С легкостью заткнет любого представителя противоположного пола за пояс.

Почти любого. Было только одно исключение – Антон.

– Нормально, дорогая, нор-маль-но, – в ее же манере ответила Марина. – Где-то в твоем словаре должно быть это понятие.

– Тьфу на тебя! Мы с Антошей уже перешли ту стадию, когда можно поговорить как обычные взрослые люди.

– А она у вас была? – удивилась Марина.

– Кто она? Стадия? – сама спросила, сама же и ответила: – Да, была. Только закончилась она, когда он произнес на весь зал: «С такими сиськами ума не надо»!

– Как я помню, ты в долгу не осталась, – смешок вырвался из уст подруги.

Не она одна улыбалась, когда вспоминала тот вечер. Даже их бигбосс веселился от души, возвращаясь мыслями к той памятной стычке.

– Разве? – Рита сделала невинное лицо.

– Да, я даже дословно помню твои слова. Цитирую: «Твой вялый член даже на такие сиськи, как мои, не встанет! Что же говорить о других женщинах? Остается только подружка-рука». И лицо такое сделала. Типа, как же мне тебя жаль.

Маргарита не выдержала и тоже засмеялась.

– Да, было дело! Зато его лицо стало для меня истинной наградой. Так что сама видишь, когда нас официально представили друг другу, мы уже были на стадии войны без права на капитуляцию.

– Думаю, Сергей Андреевич не раз пожалел, что не попробовал тогда вас примирить.

– Тут повлияло на него еще одно его любимое правило: «Здоровая конкуренция во благо бизнеса», – тоном ниже процитировала Рита.

– Она у вас давно уже не здоровая! – напомнила ей подруга.

– Он-то об этом не знает!

– Вы умело скрывает это. Наверное, это единственная вещь, в которой вы пришли к общему знаменателю. И что ты теперь будешь делать с проектом?

– Уступлю ему.

Печальный вздох Риты откровенно говорил о ее страданиях по поводу этого факта. Она была волевой натурой, не привыкшей уступать. Особенно противоположному полу. Особенно одному конкретному мужчине.

– Неужели? – брови Марины удивленно изогнулись.

– Впереди корпоративный вечер с нашими акционерами, – пояснила Марина.

Она наконец успокоилась, перестала мельтешить перед глазами и присела в свое кресло. Закинув ногу на ногу, девушка уперлась в его спинку, слегка крутнулась, таким образом оказавшись к подруге вполоборота.

– Я не хочу нарваться на недовольство Сергея Андреевича. Он четко сказал, что рекламой займется Антон. Не буду спорить. Я же пай-девочка.

– Что-то не верится, – прищурилась подруга. – Я тебя достаточно хорошо знаю, чтобы усомниться в подобном смирении.

Рита подняла руки в знак капитуляции.

– Я говорю правду. Зачем бодаться за этот контракт, когда, по слухам, один из наших акционеров подумывает открыть филиал. Его же должен кто-то возглавить.

– Метишь на это место?

– Не я, а мои амбиции.

– Тогда почему ты так психовала по поводу этого контракта? – удивилась Марина, полностью теряя логику в поведении подруги.

– Не люблю проигрывать Антону, – чисто по-детски буркнула Рита. – Все же это к лучшему. Он будет занят новым клиентом. Там работы достаточно. Значит, не успеет подготовиться, как я, к встрече с акционерами.

– Думаешь, Антон не узнал об этих слухах? – скептически поинтересовалась подруга. – У него же везде есть уши. Я очень сомневаюсь в том, что он не нацелился на эту должность.

Рита призадумалась.

– Может, ты и права. Тогда зачем ему из кожи вон лезть, только чтобы увести этого клиента? Это же дополнительная нагрузка!

– Но плюс в его личный рейтинг.

Их глубокоуважаемый бигбосс любил честную игру, но при этом с долей азарта, поэтому ввел на фирме градацию сотрудников. Каждый проект приносил очки, которые увеличивались, если клиент возвращался за повторной рекламой. Так же существовала определенная классификация с коэффициентом эффективности, что тоже влияло на количество очков. Естественно, Рита находилась вверху списка, за ней сразу же маячил Антон, словно наступая ей на пятки.

– Возможно ты права, – размышляла Маргарита. – Конечно, он хочет уравняться со мной в рейтинге, тогда шансов добиться этой должности будет больше, нежели у второго по списку. Значит, нужно что-то предпринять, чтобы этот проект для него прошел не так легко, как он предполагает.

 

– Зато если один из вас уйдет работать в филиал, то мы наконец вздохнем свободно, – со смешком проговорила Марина.

– Это что еще за заявка?

Рита крутнулась в кресле, разворачиваясь к подруге. Руки уперла в стол. В упор уставилась на девушку. Однако та ни капли не испугалась. Наоборот, еще больше развеселилась.

– Вы же как ураган, сносите все на своем пути. Каждый ваш скандал как объявление военных действий, когда никто не знает, чью сторону принимать, и хочет соблюсти нейтралитет. Только не выходит.

– Не преувеличивай, – отмахнулась подруга.

– Ритка, может, ну его? – серьезно предложила Марина. – Пусть занимается рекламой этих сырков, а ты разработай план для акционеров. Каждый занят своим делом. Без всякой войны.

– Считаешь, это возможно? Да он первый предпримет что-то против меня!

Марина тяжело вздохнула. Среди всех качеств, которые объединяли этих заклятых врагов, одно было самым ужасным – они оба невероятно упрямые люди. Иногда девушка даже считала, что, возможно, их энергию стоит направить в другое русло. Сексуальное. К сожалению, они не сделали в эту сторону ни единого шага, хотя весь офис уверен, что, стоит им ступить на дорожку личных отношений, и все измениться. Только как их свести? Как?

Девушка поняла, что нужно собрать консилиум из тех, кто заинтересован в подобном развитии для этих двоих, чтобы составить план действия. Пора прекращать глупую войну, которая длится не один год. А что, как не любовь, лучше справится с враждующими людьми?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru