Песни последней зимы

Том Белл
Песни последней зимы

1

Белый снег.

Он кружился в быстром танце, подхваченный ветром, искрился мириадами огней в едва различимом полуденном солнце и больно бил по щекам. Холод проникал под одежду, забирался в карманы, словно пытался победить последние островки тепла, что скрывались под пуховиком.

Это был морозный январь.

И без того редкая дичь совсем исчезла, и добывать пропитание становилось все труднее. Вся живность бежала от крепчавшей зимы. Последние дни запомнились бурными метелями и волчьим воем ветра. Весь лес занесло сугробами, тропинки замело снегом, и даже могучий лесной полог был завален белым покрывалом. Солнце с трудом пробивалось до земли. Среди деревьев царил мрак.

И тишина.

Сергей поднял воротник и отряхнул капюшон. Ветер резал глаза, и приходилось прищуриваться, чтобы найти дорогу до дома. Мужчина покрепче сжал поводья саней и продолжил путь сквозь гладкие снежные насыпи. Он порядком устал из-за тяжелого груза за спиной. Плечи болели. Ноги стонали от бесконечной ходьбы и сражения с сугробами. Но вылазка в лес того стоила: удалось добыть немного дичи, а, значит, следующие несколько дней он спокойно проживет, не страшась голодной смерти.

– Скажешь тоже, – усмехнулся Сергей в бороду и поправил висевшее на плече ружье.

Дедовская двустволочка пришлась очень кстати. Она стала едва ли не самой важной находкой среди стариковских вещей. Уже пару лет как Сергей не расставался с оружием: оно стало верным и безотказным спутником в его путешествиях по лесам. Мужчина вдруг нахмурился. Не хватало кое-кого еще.

– Рекс!

Его крик разнесся среди сосен и распугал, кажется, последних ворон в этом лесу. Среди птичьего гвалта были слышны хрипы и сопение. Кто-то прорывался сквозь снежные завалы. Сергей остановился и вгляделся в лесной полумрак. Из сугробов показалась заснеженная собачья голова. А за ней на протоптанную мужчиной тропу выскользнул и сам Рекс. Овчарка была вся белая, и лишь маленькие черные глаза выдавали в этом снеговике живое существо.

– Вот ты где, бестолковый, – покачал головой Сергей. – Пойдем домой.

Пес затрусил вслед за хозяином, неустанно обнюхивая его следы, и то и дело замирал и прислушивался к звукам спящего леса. Под натиском ветра скрипели сосны. Тяжелый снег падал с веток и с глухим стуком приземлялся у подножий деревьев. Где-то вдалеке долбил по промерзшим стволам одинокий дятел.

Сергей тяжело вздохнул и стянул с руки перчатку. Он нащупал под шарфом наушник, сунул его в ухо и нажал на крохотную кнопку включения.

Песен еще ненаписанных…Сколько?

Скажи, кукушка, пропой…

В городе мне жить или на выселках,

Камнем лежать или гореть звездой? Звездой… 1

Путь предстоял не близкий. Но, несмотря на это, он любил такие моменты. В компании суетливого пса, слушая любимые мелодии из далекого юношества, мужчина бродил по покинутым карельским лесам. Он изучал глубокие овраги, находил пещеры под корнями раскидистых деревьев, наблюдал за животными. Ну и охотился, конечно. Благо, егеря сюда не заезжали, и никто не тревожил его покой. В бесконечном лесу кроме Сергея да непоседливого Рекса больше никого и не было.

Где же ты теперь, воля вольная?

С кем же ты сейчас ласковый рассвет встречаешь?

Ответь… 2

Но никто бы не ответил. Вокруг не было никого.

Только снег и ветер.

Часам к шести начало темнеть. Ветер усилился. Снежные крупинки срывались вслед его дуновениям и кружились в беспорядочном хороводе. Начиналась пурга. Сергей выбрался из леса с подветренной стороны и сумел различить очертания своей деревушки. Точнее того, что от нее осталось. Почти все дома сгнили и рухнули. Уцелело не больше десятка дворов, да и те были пусты. Правильно говорят, что дом крепок, только если в нем живут люди. Когда молодые уехали в город, остались одни старики. Но и те давно померли. А вместе с ними и деревня. Идеальное место для уединения. Потому-то Сергей и выбрал эту глухомань своим новым домом.

В советские времена местные мужики работали на лесоповале, и каждое утро уезжали в соседний поселок. Пилорама в райцентре кормила целый край, давала работу сотням работяг и всегда привлекала новых жителей. Деревня те годы была полна жизни. На улицах был слышен детский смех. Да и солнце будто ярче светило.

Сергей был одним из тех ребятишек, что носились по окрестным лугам и лесным опушкам, собирали грибы и ловили зазевавшихся птиц. То было счастливое время. Кошки были в ужасе от деревенской шпаны. Как и несчастные куры, которых гоняли с утра до ночи. Дед и бабка, еще совсем молодые, каждое утро вставали с рассветом, делали зарядку, готовили салат и приносили парное молочко от соседской коровы. Теперь же среди покосившихся заборов и развалившихся лачуг выл только ветер, и стенали призраки давно ушедшей эпохи.

– Мы почти на месте, – сказал Сергей сам себе, а бежавший за ним пес жалобно заскулил.

Очередной день подходил к концу. Охотники заслужили немного отдыха и горячей похлебки. Вечер обещал быть чудесным.

2

– Не пересоли!

Дым от кастрюли плотными клубами поднимался до потолка, почти не попадая в едва живую вытяжку. На кухне пахло чесноком, специями и запекавшимся в духовке мясом под сыром. Было душно и жарко. Лиза отерла испарину со лба и расстегнула верхние пуговки домашней рубахи. Сергей замер на мгновение и уставился на приоткрывшуюся ложбинку ее груди. Капельки пота стекали по коже и пропадали где-то под одеждой девушки.

Лиза хлопнула мужа по голове.

– Не пересоли, говорю!

– Ты мешаешь мне сосредоточиться, – буркнул Сергей и нехотя отвел взгляд.

– Гости скоро придут, а ты все об одном думаешь.

Она недовольно покачала головой и протиснулась между супругом и холодильником. Сергей ощутил, как ее соски скользнули по его спине. Нахалка специально его подначивала. Мужчина не выдержал, бросил ложку в салатницу и отодвинул ее подальше от края кухонного стола. Он поймал Лизу у мойки, обнял за талию и усадил ее туда, где только что пытался соорудить зимний салат. Девушка приземлилась возле тарелки с фруктами и опрокинула локтем несколько мандаринов. Те плюхнулись на пол и покатились по линолеуму, весело прыгая друг за дружкой.

– Дурак! Что ты дел…

Сергей приник к ее губам и прервал все протесты жены. Лиза запустила мокрые от воды пальцы в его волосы и придвинулась ближе. Она словно полыхала, настолько было жарко. Ее касания обжигали, и они оба были готовы расплавиться. Он вдохнул аромат ее волос, запустил руку под рубашку, коснулся живота и мягко сжал одну из грудей. Девушка вздохнула от неожиданности и по ее телу пробежала волна дрожи.

– Сережа…, – всхлипнула она, на мгновение оторвавшись от поцелуя, – мы не успеем.

Он приник к ее уху и прошептал:

– Я всегда хотел сделать это прямо здесь.

Лиза выгнула спину и прильнула к супругу еще ближе. От его слов она снова задрожала и из груди невольно вырвался полный желания стон. Девушка с укором посмотрела на Сергея:

– Я тоже.

Они снова слились в поцелуе, и даже стук крышки на кипящей кастрюле не мог их отвлечь. Сергей расстегнул еще несколько пуговиц и одарил поцелуями гладкую шею жены. Лизу трясло от желания, но она все еще пыталась отговорить мужа от безумной затеи.

– Сереж, перестань. Нас увидит Маша! У нас с тобой впереди все новогодние праздники…

Мужчина вдруг замер и отодвинулся от девушки.

– Я-я забыл тебе рассказать…

Лиза учащенно дыша, как после пробежки, с тревогой посмотрела на Сергея.

– О чем? Что случилось?

– Второго числа…я уезжаю в командировку.

– Что? Снова?

– Прости, Лиз, – виновато опустил взгляд супруг. – Я правда позабыл со всей этой праздничной суетой.

– Забыл? И сколько тебя не будет?

– Всего четыре дня.

Девушка фыркнула и спрыгнула со стола. Она раздраженно застегнула пуговицы и одарила мужа уничтожающим взглядом.

– Всего четыре дня. Это почти половина праздников! Да сколько можно? Кроме тебя, что, некого послать?

– Я не напрашивался, солнце. Но либо так, либо все праздники я буду дежурить день через день.

– Задолбал ты со своей работой уже, – Лиза отвернулась и схватила первое, что попалось под руку.

Она принялась яростно размешивать салат и, казалось, сейчас разломает тарелку вместе с ложкой. Сергей попытался успокоить жену и приобнял ее за плечи, но та лишь грубо его отпихнула.

– Я думала, мы погуляем по городу, – всхлипнула она сквозь подкатившие слезы. – Мама хотела забрать Машу, и все праздники мы бы провели вместе.

– Лизонька, чего ты заплакала? – сокрушенно вздохнул Сергей. – Такая у меня работа. Я не могу иначе. Как мне еще прокормить вас с Машей? Что мне прикажешь делать?

– Ничего! – рявкнула девушка и впихнула ему в руки салатницу. – Унеси в зал и не мешай мне. Я сама тут закончу.

Выходя из кухни, Сергей посмотрел на любимую. Супруга пыталась придать себе невозмутимый вид. Однако он слишком хорошо знал Лизу, чтобы не понять, как сильно она расстроена и раздражена. Девушка открыла крышку кастрюли, и вся кухня утонула в клубах белого пара.

 

3

Сергей разогнал ладонью пар над казаном и поддел вилкой кусок тушеного мяса. Рекс от любопытства наклонил голову и наблюдал, как хозяин пытается переживать горячую пищу. Мужчина поморщился и с трудом проглотил еду.

– Сыровато еще, – нахмурился Сергей и вернул крышку на место.

Он наклонился к печке и отодвинул заслонку. Подкинув в горнило несколько полешек, он зачаровано наблюдал за танцующим пламенем. В его завихрениях угадывались отдаленные образы, что всплывали в памяти временами. Крохотная кухня в их «двушке». Вездесущий и вечно голодный кот, который норовил залезть под ноги. Малышка Маша, что преследовала кота по всей квартире и вытаскивала его за хвост из темных углов. И она.

Лиза.

Мужчина помотал головой, прогнал наваждения прочь и закрыл пламя заслонкой. Он покосился на Рекса, который смирно лежал рядом, и потрепал его по спине. Пес, все еще мокрый после лесной прогулки, с радостью перевернулся на спину и подставил для ласк свой живот. Сергей взъерошил мягкий мех, но не смог выдавить даже улыбки. Его мысли снова вернулись в тот день.

Все это случилось два года назад. Не принесший никакой радости новогодний праздник. А за ним две недели каникул, которые он не пережил.

Сергей корил себя за то, что случилось потом.

Он умер в тот Новый год.

– Я во всем виноват, – сказал он псу и поднялся на ноги.

Рекс забил хвостом и тихо заскулил, не понимая хозяина. Мужчина прошел через комнату и остановился возле древнего на вид магнитофона, что стоял среди рухляди на столе. Полуразвалившаяся флешка по привычке не сработала с первого раза, и пришлось повозиться, пока Сергей не поставил ее в нужное положение. Он нажал кнопку, и из хрипящих динамиков полилась старая и почти забытая песня.

Снег…сможет меня согреть.

Ты помоги ему

Душу мою отпеть… 3

Сергей устало плюхнулся в дедовское кресло и посмотрел на стену, где висел нелепый детский рисунок. На нем была изображена аляповатая огромная радуга, на весь лист, от края до края. Ухмыльнувшись, мужчина прикрыл глаза и откинулся на спинку. Он уже давно не мог противиться воспоминаниям, что являлись ему вечерами, когда за окном опускалась ночь, и ничего больше не могло отвлечь. Даже здесь, на краю мира, в глухом лесу, тягучие, как смола, и горючие, как бензин, мысли находили его. Они обволакивали в непроницаемый кокон, оставалось лишь рвать на себе волосы от бессилия. Так же случилось и сегодня. Только первые лучи солнца и ворох новых забот смогут развеять его мучительные раздумья.

Но до тех пор предстояло пережить очередную бессонную ночь.

Распахнув влажные от слез глаза, Сергей тупо уставился на лампочку, что освещала тусклым светом пространство маленькой комнаты. Она слегка покачивалась на тонком проводе, словно вторя бушующему за окном ветру. По помещению бродили длинные тени – единственные собеседники Сергея, которые терпеливо разделяли его одиночество. Они знали все его секреты. Видели все его переживания. Но неизменно молчали. Даже когда он отчаянно нуждался в их поддержке, тени безучастно взирали на его мучения.

Сергей тяжело вздохнул, откинулся в кресле и прислушался к словам песни.

На моей луне я всегда один,

Разведу костер, посижу в тени… 4

Певец не успел допеть последние слова припева. Грубо шикнув, магнитофон замолчал, а вместе с ним погасла и лампочка. Рекс обеспокоенно заскреб когтями по полу и заскулил. Сергей потер глаза и недовольно пробурчал:

– Да что такое? Опять предохранители сгорели, будь они неладны.

Ориентируясь на всполохи догорающих поленьев в печи, мужчина прокрался к шкафу и пошарил рукой на антресоли. Где-то там пылились в коробке церковные свечки, которые остались тут еще от деда с бабкой. Нащупав одну из них, Сергей поджег ее от огня в печи и подошел к окну. На улице по-прежнему завывал ветер и кружил снег. Стекло в старых окошках легонько дребезжало и с трудом сдерживало натиск стихии.

– В такую погоду я точно не пойду проверять, – проворчал он и поставил свечу на подоконник.

После окончания ПТУ Сергей проработал несколько лет электриком в городском ЖКО. Время было не простое. Приходилось мотаться из одного конца города в другой, общаться с не самыми адекватными и благополучными жильцами и вкалывать за копейки. Все эти годы он провел в одиночестве, ведь денег едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами. Чего уж и говорить про отношения с девушками. Не спасали даже редкие подработки по объявлениям. Так продолжалось, пока он не устроился на другую, более серьезную работу и не познакомился с Лизой…

Переехав сюда, Сергей смастерил из мусора и найденных материалов свой собственный трансформатор и подключился к линиям передач, что проходили недалеко от деревни. Света он использовал не много, так что контролеры так и не обнаружили его вторжения в энергосеть. Лампочка да магнитофон были единственными, на что тратилось электричество в доме. Телефон он почти не включал. Для того не было надобности.

Все равно никто бы ему не позвонил.

Сергей без особого желания поужинал и рухнул на жесткую панцирную кровать. Его снова преследовали призраки прошлого. Он вспоминал ее лицо.

Они гуляли по парку. Нежный снег падал с небес, а он держал ее за руку и слышал биение своего сердца. Первое свидание. Они вообще познакомились случайно. Да не должны были, если бы тот нелепый случай не привел его в отдел полиции, в котором работала Лиза. Общий знакомый попал в переделку, а Сергей приехал забрать его. Там он и столкнулся с ней. Высокая, красивая, черноволосая, в черной полицейской форме с укороченной юбкой. Она была чудесна. В их первую встречу, они поговорили совсем чуть-чуть. Лиза над чем-то смеялась, и целый мир замирал в эти моменты, словно прислушиваясь к ее звонкому голосу. Сергей не мог отвести взгляда от ее улыбки.

Они договорились о встрече и уже через неделю отправились в тот заснеженный парк, где гуляли до самой темноты. Они болтали обо всем на свете, а когда замерзли, забежали погреться в кафешку. Играла приятная мелодия, было тепло и уютно, кругом висели новогодние украшения и гирлянды. Лиза улыбалась, а она краснел и сидел как истукан, боялся ляпнуть что-нибудь невпопад. Сергей был счастлив в тот момент, как никогда. Ведь в тот предновогодний вечер началась их история.

И похожим вечером она закончилась.

Воспоминания об этом снова вернулись в изможденный разум. Они терзали мужчину еще очень долго. Сергей забылся тревожным сном только глубокой ночью.

1Композиция: Виктор Цой – Кукушка. Автор текста: В. Цой
2Композиция: Виктор Цой – Кукушка. Автор текста: В. Цой
3Композиция: Мертвые дельфины – На моей луне. Автор текста: А.Ацаламов
4Композиция: Мертвые дельфины – На моей луне. Автор текста: А.Ацаламов
Рейтинг@Mail.ru