Иеремия Симсон. Охотник на человеков

Тимур Сабаев
Иеремия Симсон. Охотник на человеков

1

Огромные космические пространства захудалой звёздной системы скрывали как серьёзные опасности нарваться на конкурентов и потерять имущество и жизнь, так и огромные возможности быстрого обогащения за незначительный период времени для владельца крейсера «Рупти». Координаты системы тщательно скрывались и приставляли собой нешуточную коммерческую тайну клана «33-1» и за утерю тайны выгоняли из клана, причём без скафандра и посреди пустоты космоса. Что же привлекало здесь богатый клан из фронтира огромного звёздного квази – государства под названием Содружество, обитель тысяч разумных на десятках планет? Мозги – вот основной ресурс, который пронырливые преступники экспортировали отсюда. И ресурс этот был поистине неисчерпаемым и возобновляемым.

Лысый как колено, высокий и худой Арг Рамл в напряжении сидел в массивном кресле первого пилота малого космического крейсера «Рупти», скрывающегося в тени местного спутника третьей планеты системы. Время утекало как вода сквозь неплотно сжатые пальцы. План предусматривал браконьерскую операция по принципу быстро схватил и убежал. Но риск нарваться на хозяев системы всё равно был большим. Поэтому совладелец корабля раз за разом запускал сканирование космического объёма жёлтой звезды в различных, доступных параметрах. Собственно, сканирующая система была не самой новейшей, но вполне надёжной и давно проверенной системой «Объем-2000», списанной из флота империи Арвар примерно тридцать стандартных лет назад по причине морального устаревания. Сам Арг Рамл возлагал на неё очень большие надежды, ведь на что ещё может надеяться Арварский браконьер, как не на систему сканирования и мощные двигатели. Ну, а поскольку с двигунами была проблема, называемая «давно не делали профилактику по причине денег нет и не предвидится», то оставалась долбанная надежда только на сканер. Но обычно сканнер, в купе с паранойей выручал.

Первый пилот и капитан Арг Рамл, и его брат, ловец живого товара – Вирг Рамл были потомственными Арварскими браконьерами на окраине империи и Содружества. Их дедушка, Жигги Рамл был канониром, то есть офицером по системам наведения корабельных орудийных установок в зарождающейся двести лет назад корпорации «33-1», возглавляемой капитаном-директором Зараном Зином. Дела у корпорации после обнаружения никому не известной планеты, третьей от жёлтой звезды далеко за границей Содружества, пошли в гору почти сразу. Обнаруженная обитаемая планета с миллионами жителей, по классификации Арварской империи – дикарями, не смотря на наличие какой-то цивилизации технического развития, была признана годным поставщиком отличного товара – разумных с высоким интеллектом по привлекательной цене. Первый же рейс принёс прибыль, позволившую расплатиться со старыми долгами, приобрести приличный транспорт и хорошее вооружение. Однако, вместо того, чтоб выполнить обещания и взять офицеров корабля в совладельцы компании, капитан-директор вышиб из бизнеса канонира, суперкарго и центрового абордажа. Остальные согласились, что повышенная плата вместо пакета акций компании вполне уместна и были милостиво оставлены на своих постах. Операцию эту капитан – директор смог провернуть благодаря тому, что коды запуска против абордажных дроидов хранил только он и никому и никогда их не передавал.

И вот тогда трое обманутых в своих лучших ожиданиях офицера создали свою компанию, которая стала браконьерствовать в угодьях «33-1». К сожалению суперкарго и абордажника, только один основатель обзавёлся потомством и именно его потомки сейчас вышли на промысел. Конечно же, речь шла о браконьерском отлове живого товара. И корпорация «33-1» и браконьеры ловили только рабов, а разного рода полезные ископаемые и иные ресурсы их не интересовали. Ибо чем же ещё должен заниматься приличный Арварский браконьер? Зверушек ловить, а может быть в земле копаться? Вот уж нет, предки не поймут, и сограждане не одобрят.

Помимо братьев Рамл, на борту находился техник – раб, управляющий не самым продвинутым техническим комплексом дроидов и медтехник – раб, в задачу которого входило проводить первичное обследование товара и расфасовка его по капсулам крио заморозки, в которых его потом будут транспортировать. Перевозить такой специфический товар в активном виде никто не будет, не смотря на дороговизну самих криокапсул, расходников к ним и риска утери товара, если что-то сработает неправильно. Подобный способ экономил место в и так не самом большом трюме, воздух, воду, ресурсы утилизатора, не жрал, не возмущался и вообще был удобен для складирования.

Правда, в настоящее время, Вирг находился всё же не на самом крейсере, а в нескольких тысячах километрах от него. Охотник и ловец вышел на промысел. Задача браконьера не так проста, как кажется. Да, этих разумных, что копошились в грязи на этом синем шарике было уже очень много. Но тем сложнее была задача – найти нужный товар. Прошли те времена, когда браконьеры могли себе позволить хватать всех подряд. Товар нужен штучный, эксклюзивный. Две прошлых экспедиции прошли неудачно, выскочивший корабль напоролся на хозяев системы и был вынужден убраться, а последний раз даже слегка повредили двигатель. И вот сейчас Вирг разыскивал тех, кто будет стоить как можно дороже на аукционах фронтира.

2

Сухощавый белый мужчина, детектив полиции пятого участка города Чикаго, в не новой гражданской одежде сидел вишнёвом Додже Интрепит. Машина стояла на довольно глухой улочке в Южном Чикаго, вне юрисдикции пятого участка. Детектив сидел в засаде используя своё личное время и по собственной инициативе. Проверенный прошлыми делами стукачек шепнул ему, что широко известного в узких кругах ломовой по кличке Гвоздь должен подломить тайник «Чёрных Рейнджеров», одной из чёрных молодёжных банд, контролировавших большой участок города на предмет торговли наркотиками, оружием, проституцией и ещё много чем незаконным, но очень прибыльным. И за эту информацию инспектор не торгуясь отвалил пол сотни из своей заработной платы, не торгуясь и не жалея.

Надо отметить, что Гвоздь был персональной головной болью инспектора полиции, которого звали Иеремия Симсон. Впрочем, таких, как Иеремия, в полиции Чикаго было несколько сотрудников в разных районах. Гвоздю несколько раз удавалось ускользать от инспектора и не всегда по его вине. В вопросе удрать от полиции Гвоздь в преступных кругах считался видным экспертом и байки о его выходках ходили по обе стороны забора. Самому себе инспектор признавался несколько раз, что Гвоздь гораздо умнее его и шансов в лобовой схватке у него практически отсутствуют. Но полицейский, который изучил своего персонального противника очень хорошо и смог собрать объёмное досье, надеялся на редкостное разгильдяйство преступника и его лень, что подтверждалось так же многими свидетелями и поступками самого преступника.

– Иеремия, ты там как, уже упустил Гвоздя или только готовишься? – прохрипела внезапно ожившая рация голосом местного комика, сержанта Гарсии.

– Гвоздь пока не объявился. Но ты всё равно будь недалеко. Не его, так заначку «Рейнджеров» возьмём – не приняв юмор собеседника, ответил инспектор, отжав тангетку рации.

– Вот за что ты мне нравишься, так это за неисчерпаемый оптимизм. Буду за тебя кулаки держать, а мама за тебя помолится. Окей Денвер Бол, конец связи. – Денвер Бол, будь начеку детектив, перевёл мысленно Иеремия. «О да, сегодня я буду начеку. Непременно!».

Тёмным осенним вечером, когда на улице уже много опавших листьев и достаточно холодно, однако лужи ещё не покрываются льдом на ночь, Иеремия сидел в своей личной машине, стараясь опуститься на сиденье как можно ниже и стать незаметным, слившись с тенью. Время от времени он заглядывал в прибор ночного видения, одолженный в отделе конфискатов под честное слово, и размышлял о том, как избежать случайностей при поимке преступника. При этом он машинально полировал большим пальцем браслет наручника и щурился, оглядывая окрестности. Было небольшое желание включить планшет и ещё разок пробежаться взглядом по плану местности, однако оно было вызвано скорее мандражем, чем необходимостью. Окрестности он уже неплохо выучил и не только географию, но даже некоторых местных жителей знал по отчётам полицейских рапортов и докладам информаторов. В паре домов левее жил местный алкаш, который регулярно колотил жену, а домом дальше – активный член «Чёрных рейнджеров», дважды судим и скорее всего, вооружён. Там наркоман, приторговывающий дурью, тут проститутка со-своим сутенёром. Проще было найти и перечислить дома, чьи жители не попадали в истории и полицейские сводки. Какой район, такие и жители. Время близилось к полуночи, в некоторых домах всё ещё шумели, слышался громкий рэп, который местные называли музыкой и женские визги. Иеремия не любил засады. Он был скорее человеком действия – погони, задержания, «вы имеете право…» и тому подобные героические будни полиции были ему больше по нраву. Однако, он понимал, что, имея в активе упорство, засада – довольно удачное решение. Что ж, он готов сидеть в засаде до утра. В очередной раз проверив, что всё спокойно, мужчина потянулся к сумке, где были припрятаны на такой случай термос с кофе и пяток сэндвичей с сыром и мясом.

***

Чуть полноватый, но без рыхлости в теле латиноамериканец по имени Пепито Луис подъехал к магазину Walmart на своём красном, фордовском пикапчике с хромированной решёткой. Перед предстоящим дельцем ему необходимо было прикупить кое какое снаряжение. И очень важно, чтоб снаряжение было безымянным. При всей своей безалаберности, ушлый вор всегда соблюдал технику безопасности, на чём ни разу не погорел. На дело вор пошёл в чёрных джинсах, чёрной же водолазке и чёрных – чёрных кроссовках. Ещё дома, разглядывая себя в зеркале, Пепито тыкал пальцем в изображение, копируя ужимки рэперов и напевал что – то из «Люди в чёрном».

И сегодня для дела вору требуется верёвка, парочка алмазных свёрл, шуруповёрт BOSH с парой заряженных аккумуляторов, стамеска, ломик и набор отвёрток. Всё это потом можно было безбоязненно бросить. Причём с сумкой, которую можно купить тут – же. Самое главное, не делать как один его стародавний подельник, который додумался бросить сумку вместе с чеком. Кстати, платить только наличными. Ну и для души, в отделе скобяных изделий Пепито спёр гвоздь.

 

Завернув все покупки в фирменный пакет и забросив их в багажник, вор задумался. Сегодняшнее дельце было и простым, и сложным. Простота была в том, что про тайник было известно заранее и время на поиск тратить было не нужно. Обычно это самое затратное в любых операциях по изъятию ценностей. Наниматель снабдил всей необходимой информацией. Да, сегодня он работал по найму, а не по собственной операции. Такое случалось, время от времени.

Пепито машинально вынул из кармана листок от блокнота с рекламой Хилтон и перечитал описание местонахождения тайника и как его вскрыть не напрягаясь. Складывалось впечатление, что человек, писавший эту инструкцию, не раз видел, как пользовались тайником. А может и сам всё проверил не однократно. Но тогда зачем такие сложности?

Кстати о сложностях. Главная сложность была в том, что обворовываемый был бригадиром банды «Чёрных Рейнджеров» и в схроне было наркоты примерно на сотню штук. Правда, заказчика больше интересовала тетрадка с бухгалтерией, но и дурь он был готов выкупить за пол цены. Так что сегодня самым главным было не спалиться. «Чёрные Рейнджеры» имели гнусную привычку мстить, не считаясь с потерями, а менять из-за этих придурков город на более безопасный совсем не хотелось.

«Мда, надо будет после этого дельца смотаться на пару месяцев в Майами. Гульнуть там с какой-нибудь чиксой. Прошвырнутся по барам. Зависнуть в ночном клубе. И загорать, много загорать. Надо согреться. В Чикаго мерзко осенью». Именно так распланировал своё будущее хитрый вор, не зная, что будущее уже точно будет другим.

Ещё раз вздрогнув, теплолюбивый вор завёл пикап и отправился на встречу судьбе. Ухоженная машина и разработанный маршрут гарантировали своевременность встречи.

***

Детектив был готов ждать всю ночь. В принципе, ждать он был готов много ночей, но вот сегодня больше ждать было практически бессмысленно. Единственное, что останавливало, это лень двигаться. Ограбление бандитов, если состоится, к утру скорее всего завершиться, не полный же кретин Пепито, наезжать на отмороженных бандитов при свете дня. Запас кофе и бутербродов стремительно сокращался, а курить полицейский бросил ещё в школе, после первых двух выкуренных сигарет, отчего потом его рвало на лужайку за школой. В голове лениво крутилась ободряющая мысль: «Даже если не поймаю Гвоздя, шум на участке будет поводом для вторжения полиции. Можно будет содержимое тайника изъять и это тоже хорошо. День, который начнётся с такого дела по определению не может быть плохим.». Не то, что бы это была пораженческая мысль, но Гвоздю удивительно везло и раньше. Он уже два раза ускользал от детектива и стремился в третий раз улучшить результат.

Такая бодрая мысль привела сидящего в засаде копа в благодушное настроение и он, налив себе остатки кофе из тёмно-синего термоса с логотипом «Чикаго – булс», стал вспоминать о том, почему же его потянуло в династическую профессию, хотя был шанс остаться в армии на хорошей должности.

Сам Иеремия Симсон из семьи потомственных полицейских, история фамилии которых уходила в глубь вековой истории. Можно даже сказать – династическая фамилия. Семейные легенды утверждают, что первый носитель жетона в их династии был шериф и состоялся он в 1859 году. Это был Исраэль Симсон и был он шерифом городка Дейсонвиль в штате Айдахо. По слухам, был неистовый мужчина. С ним связывают героический эпизод погони за бандой, ограбивши банковский вагон поезда. Погоню он повёл в одиночку, на верном коне и с кольтом «Патерсон». И погоня была успешной. Убив шестерых, шериф Симсон вернул похищенные деньги и стал героем, положив начало династии служителей закона. Кстати, семейная легенда утверждает, что мужик был крепкий, прожил долго и помер в постели любовницы после того, как её удовлетворил. В общем – жил в своё удовольствие, дышал полной грудью и всё в таком духе.

Впрочем, в династии встречались и паршивые овцы, куда же без них. Одной из таких овец был лейтенант Петер Симсон. По слухам, и не подтверждённым подозрениям, он брал деньги Капоне и активно ему помогал в его преступных делишках. Доказать не смогли, и лейтенант благополучно вышел в отставку. Но репутация была испорчена и нынешние полицейские из Симсонов активно работали над отбеливанием репутации фамилии. Кстати, лейтенант тоже оказался мужиком крепким и тоже умудрился помереть в постели у любовницы. Правда, не от старости, а от отравления свинцом, вызванным не вовремя появившимся мужем любовницы. Крепкое здоровье и слабость к женщинам в семье передавались, как и традиция ношения полицейского жетона.

«Интересно, есть ли такая сумма денег, на которой я сломаюсь?» – цепочка ассоциаций с продажным копом привела Иеремию к размышлениям о своей моральной устойчивости – «И, если есть, предложат мне её или нет?». Не то, что бы он хотел стать коррупционером, скорее пытался найти свой предел. Иеремия как человек и профессионал был упёртым. Там, где он не мог победить проблему умом, он достигал результат упорством, усердием и последовательностью. Не можешь получить первый дан в айкидо с первого раза, получи с пятого. Не можешь сдать экзамен на инспектора со второго раза, сдай с третьего. Не можешь поймать Гвоздя два раза… Опять этот гвоздь, чтоб ему в аду у чертей вилы тырить!

3

Небольшой крейсер браконьеров не мог похвастаться доком или парковочными ячейками, зато напоминал коробку из-под обуви, в торец которой воткнули трубу. Поэтому такой нужный в деле отлова разумных, сигарообразный челнок с маленькими, атмосферными крыльями возился на внешних креплениях корпуса и попасть в него можно было через гибкий рукав перехода от шлюза. Старший Рамл отключил крепления и тридцатиметровый челнок с маленькими выдвижными крыльями, в молодости бывший десантным челноком модели «Навес», в очередной раз направился к планете. Челнок, как и корабль, был покрыт слоем поглощающего материала и на примитивных сканнерах жителей планеты был невидим. К сожалению браконьеров, за последние сто лет дикари усиленно развивались и приходилось маскироваться. Раньше было гораздо проще – приземлился в сторонке ночью, оглушил охранников и пленников, которых у местных, постоянно воевавших друг с другом, было много и грузи знай себе на борт товар. А сейчас приходится использовать поглощающие покрытия, системы преодоления сканнеров и постоянные уловки.

Управлял челноком Виг Рамл. Браконьер являлся очень опытным пилотом челнока класса «космос – планета» с большим налётом, поэтому в первую очередь после активации реакторов включил модуль постановки маскировочного поля, а уже потом направился к планете. Браконьер направился по любимому маршруту. Разумные там попадались уровнем чуть выше среднего, но при этом их охотно покупали. Была у них одна особенность. После того, как им объявляли о новом статусе, те, первое время бузили неистово. Но после начинали старательно работать для того, чтоб выкупиться из рабства на условиях, которые им объявляли. Про то, что после пятнадцати лет работ им выкуп уже будет не интересен и мозги будут настолько прошиты стремлением подчиняться и отсутствием инициативы, ясно дело, никому не говорили. Рабская нейросеть шансов не оставляет никому из тех, кто её получит. В общем – годный товар, легко продать, спрос огромный. Сами братья, кстати, нейросети не ставили, но была у них идея найти такого разумного в рабы, кому можно воткнуть специализированную, докторскую нейросеть. Во – первых, тогда доктор будет у них на борту сразу устанавливать рабские нейросети, что поднимет стоимость товара процентов на пятнадцать. А во – вторых, им самим доктор тоже не повредит, медобслуживание во-фронтире дорого. Правда, такого раба придётся держать в ошейнике и дополнительно охранять. И даже, может быть, со временем отпустить, но прибыль того стоит. Бизнес должен развиваться и предлагать больше услуг.

– Арг, как там, не видать трояков? – в принципе, Вигу было всё равно с чего начать разговор. Перед началом охоты он становился очень разговорчив. Рамл знал такую привычку брата и потакал его слабостям.

– Пока тишина ровная. Ты не сильно задерживайся. И не старайся отлавливать побольше дамочек. Бордели нынче заказ не оставляли. Всем нужны специалисты. Кстати, если поймаешь «золотого» разумного, сразу его вези на борт. Плевать на остальных.

– Да ладно тебе. Парочку то можно прихватить? В дороге развеемся. – Вига больше интересовало женское общество. Все вопросы коммерции он свалил на брата.

– Не более. Пару то мы пристроим, но больше не надо. Если только интеллектом будут богаты.

– Любишь ты кувыркаться с умными бабами. – заржал Виг.

Ещё компания дедушки Жигги в своё время сконструировало устройство, позволяющее на бреющем полёте челнока захватывать рабов, что экономило массу времени. Главное, не зарываться и хватать по одному. В принципе, если повезёт, то за три рейса можно было нахватать с полсотни рабов, что в ценах фронтира могло быть где-то миллиона полтора или чуть более, если в розницу. А если отвезти в империю, то и в два раза дороже можно было выручить при должном подходе. На рабов с средним и высоким уровнем интеллекта спрос был постоянный. Главное, чтоб Арг не проворонил появление в системе транспорта корпорации «33-1». Те не станут церемониться с братьями и без лишних вопросов расстреляют небольшой крейсер, рассчитанный на два человека экипажа и максимум семьдесят криокапсул в трюмах. Впрочем, полную цену братья никогда не получали. Часто приходилось рабами расплачиваться за ремонт и обслуживание, швартовочный взнос на станциях крупных кланов фронтира или просто взятки давать. Но на половину стоимости братья рассчитывали твёрдо. Деньги нужны были как воздух и, если рейс не принесёт прибыль, из бизнеса придётся уходить, громко хлопнув на прощание шлюзовой дверью, продав координаты системы.

И вот Виг пошёл на новый заход. Болтливость как отрезало. Болтовня бизнесу не помогает. Тем более, что первый мандраж прошёл и началось дело. То самое, за которым они прокрались в систему.

***

Пепе поставил свой пикап в тени большого дерева, домов за десять до нужного адреса, где сегодня придётся поработать. Заказчик нарисовал схему, по которой можно было пройти переулками, заглянув в два проходных двора. Что опять наводило на мысль о том, что наводчик местный и проверенный кадр. Пепе как раз и стоял перед первым двором. Усмехнувшись, он достал гвоздь и стал открывать простенький навесной замок в форме сердечка. Заняло у него секунд двадцать, не более. Замок с хрустом открыл вход, и вор вышел на маршрут, хозяйственно прихватив замок в карман.

Маршрут, как и описывал наводчик, оказался безлюдный. Впрочем, некоторая животинка попадалась, вор встретил бездомную кошку, ночью абсолютно серую, которая заловила здоровую крысу. Помнится, мама ещё в детстве рассказывала, что охотятся в основном кошки, хотя жизненный опыт подсказывал, что с голодухи и коты должны ловить всё подряд. Но самой большой проблемой, не описанной заказчиком, был мусор. Пакеты из-под чипсов хрустели, банки гремели, что-то шуршало и звякало. Каждый раз Пепито вздрагивал и ругался шёпотом. Нервы были на взводе и лишний стресс их сильно трепал.

Последний, ржавый замок во втором смежном дворе ничем не отличался по сложности от первого, вор решил его не запирать, на случай, если придётся нырнуть сюда в случае форс-мажора. По плану Пепито должен был уйти другим маршрутом отхода, но предусмотрительность и план Б часто его выручали.

Во дворе, где располагался тайник было тихо и темно. Хозяин дома и схрона не стремился вести светлый образ жизни, предпочитая сумрак и темноту. По информации заказчика, бригадир «Рейнджеров» в это время делал объезд своих точек и у грабителя ещё должно было быть в запасе два часа минимум. Два часа на то, чтобы вскрыть тайник и выгрести всё содержимое, а потом смыться не попавшись.

Внутренний мандраж вора не давал сделать последний шаг и перепрыгнуть через забор. Руки стали ватными, дыхание частым и в ушах молоточном стучала кровь – все те признаки, которые интуиция обычно посылала вору, кроме одного были ощущаемы в полном объёме. Обычно, Гвоздь доверял своей интуиции, даже если все волнения были только последствиями похмелья. Однако, в этот раз заказчик был уж больно серьёзный и самого главного признака надвигающейся беды – головной боли, такой, как будто гвоздь в затылок загоняют, небыло. Да и часть аванса уже была потрачена. В общем, отступать Пепито было некуда, сзади его подпирала репутация его и заказчика. «Да что сегодня со мной? Давай, двигайся. Время то капает!» – вор дал семе мысленно пинка. Потом вздохнул и подпрыгнул, ухватившись за край высокого забора из сетки – рабицы.

 

Как будто наколовшись грудью на огромный рыболовный крючок гигантского рыбака, фигура незадачливого грабителя взмыла в высь. Рыбак подсёк рыбку и уже радовался улову. Одновременно с этим Пепе почувствовал, как будто получил битой по затылку. Мир взорвался фейерверком искр и дикой боли, после чего сознание покинуло грабителя.

***

«Первый готов» – подумал младший Рамл – «сегодня удачный лов будет». Фортуна улыбнулась ему практически сразу, в первом же заходе на крупное поселение аборигенов. Основной проблемой ловца было то, что нельзя было показать факт отлова и ловить приходилось в сложных условиях. Конечно, можно было отлететь подальше от городов. Там возможности были шире, и местность была удобнее для полётов. Однако, опыт братьев показывал, что городские жители в интеллектуальном плане были выше сельских, а это прямо сказывается на прибыли. Процесс селекции на планете был в прямой зависимости от выживаемости и скученности. Чем скученнее жили местные дикари, тем выше, в среднем по территории был уровень интеллекта. Впрочем, это было опытное наблюдение, а не научное исследование. А, как известно, чем выше уровень интеллекта, тем больше прибыль. Вывод следовал однозначный. Только горожане! И побольше бы.

Браконьер в своём ремесле был профессионал и пойманный разумный был быстро обездвижен, осмотрен и оценён на предмет уровня интеллекта. Дикари натренировались скрывать свои дефекты одеждой и примитивными протезами. Виг уже дважды был вынужден сбрасывать добычу в предыдущих рейдах. Пойманные разумные не блистали интеллектом, зато прятали под одеждой протезы ног примитивной конструкции. «Такой товар нам не нужен!» – привычно констатировал работорговец, отметив, что пойманный экземпляр соответствует всем параметрам. На него не придётся тратить драгоценные картриджи медкапсулы, чтоб восстановить до полной работоспособности и при этом у него средний интеллект. Известно, что ручной сканер даёт больший разброс в сравнении со-стационарной медкапсулой, умеющей определять все параметры организма с погрешностью в пол процента. Однако сейчас точности ручника было вполне достаточно. Лишённый сознания раб угнездился в фиксирующей сети, чтоб не болтаться при манёврах и не наносить себе повреждения.

***

Иеремия замер с открытым ртом на мгновение от невероятной картины. Детектив увидел из окна машины вознесение Гвоздя, которого он мог опознать даже в толпе одинаково одетых латиносов. В очередной раз, поднеся к глазам прибор ночного видения, полицейский смог рассмотреть полноватую фигуру человека, запрыгнувшего на забор. И тут, человек не останавливаясь, полетел выше, сразу в небеса. Такой подлости и способа избежать ловушки от вора инспектор никак не ожидал. И главное, как он почувствовал засаду?

Скинув оцепенение и выскочив из машины, коп рванул что есть силы к тому месту, откуда вознёсся Гвоздь. В том, что это был именно он Иеремия не сомневался ни капли. Очевидно, в этом был какой-то скрытый план. Иеремия даже не пытался себе объяснить, почему он несётся к забору, размахивая пистолетом. Допрыгнуть до взлетавшего преступника он никак не мог. Стрелять он был не в праве -летать в Чикаго людям закон не запрещал, если конечно они это делают без технических средств. Да и формально Гвоздь закон нарушить просто не успел. Забор был все ближе, когда…

***

«Второй готов» – отсчитывал браконьер пойманных рабов– «Да, мне сегодня везёт шибко, не спугнуть бы!» – суеверно подумал Виг. С первыми двумя ловцу откровенно повезло. Оба раба были достаточно близко друг от друга, но при этом расстояние позволило их затянуть поочерёдно, не сбрасывая скорость. Такое везение – большая редкость. Но именно такие моменты делали жизнь браконьеров радостнее, приятнее и прибыльнее. Улыбаясь удаче, Виг ушел на следующий заход. Сегодня с улиц исчезнет несколько людей, и никто не узнает, куда они делись. Браконьер улыбался. Он любил свою работу, а работа любила его.

Первый рейс младшего Рамла был, как братья решили совместно, самым удачным. Семнадцать горожан оказались в состоянии оглушенной тушки в трюме челнока ловца. Выгрузив их, а точнее просто покидав оглушенные тела в медсекцию, где медтехник должен был провести более точное сканирование и подготовить тушки к заморозке в крио камерах, браконьер вылетел за новой партией. Работа спорилась у профессионала и второй рейс принёс ещё четырнадцать отличных рабов, молодых, крепких, с уровнем интеллекта выше среднего. А вот третий – только пятерых. Увы, последний рейс выдался смазанным и не продуктивным. Аргу почудилось, что на краю системы появляется возмущение как от корабля, выходящего из гипера. Точнее, привиделось это системе контроля, которая выдала сообщение о потенциальном возмущении метрик, с вероятностью в двадцать семь процентов, являющихся выходом корабля из гипера. Старший из браконьеров решил перестраховаться и на всякий случай Арг прекратил отлов брата и вызвал его к рейдеру, попутно сходя с орбиты и выходя на вектор разгона для прыжка в сторону фронтира, где они планировали продать свой улов. Работа браконьера и так опасна, так зачем повышать никому не нужные риски? Тридцать шесть рабов конечно едва на половину заполнили трюм, но с другой стороны, в прошлые рейсы они и так трюм не заполнили. А деньги мертвецам не помогут.

Получив результат первичной диагностики товара, и проконтролировав заморозку по крио капсулам, где медтехник запустил процесс обучения базовому языку, братья сели подводить первые итоги своего рейда.

– Думаю, улов не плох. Хотя всего тридцать шесть рабов, зато неплохого качества. Половина вон даже выше пилотного минимума. – Старший, Арг, вёл бухгалтерию и занимался сбытом по-братски.

– Арг, ты какого меня сдёрнул с рейда? Что там тебе почудилось? Набздел от страха? – младший не успел прихватить женщин и теперь немного бесился. В лапы работорговцев попались только мужчины, а к ним младший браконьер был равнодушен. Теперь он должен был маяться от скуки весь длинный переход до базы, где можно было сбросить товар и расслабиться.

– Там был или пробой выхода из гипера или помехи, похожие на пробой. И мы с тобой давно забились валить при первом признаке парней из троек. Первом, а не втором или сколько ты там цифр знаешь. Или ты хочешь, чтоб нас замели как папу? Нет уж, папаша тогда с трудом свалил. – Арг был непреклонен. Пример родителя был ещё слишком свеж в памяти браконьера, а забота о собственной шкуре была наипервейшим приоритетом в его жизни.

– Папу не поминай. Как вспомню, так тошнит. Старик полгода тогда отходил. И полгода мы ремонтировали наш рейдер. – Виг передёрнулся от воспоминаний и сразу сник. Папин любимчик, он с трудом перенёс отцовские неудачи и их последствия.

– Вот! Так что, если ты хочешь стырить астероид, лучше много понемногу, чем всё за один раз! – настоятельно продекламировал старший любимую присказку деда, известную обоим.

– Лады. Уболтал. Что нам по деньгам светит? – младший махнул рукой. Виг рассудил, что предстоящие барыши его могут взбодрить и перенести скуку перелёта.

– Товар неплохой. Ты реально молодец и сработал на отлично. – старший Рамл решил подбодрить брата и похвалить его.

– А то. Удачно словил! – младший с ходу стал зазнаваться.

– Ага. Половину мы загоним где-то по сорок и остальных в среднем по двадцать семь. Я за меньшее не согласен. Если будут быковать, топлива у нас хватит прыгнуть на край Империи. Можем и там расторговаться. – поделился бухгалтерскими прогнозами старший браконьер.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru