Гиблое место

Тесс Герритсен
Гиблое место

9

– Должно быть, его оставили во дворе, вот он и замерз до смерти, – предположила Элейн.

Все молча обступили мертвого пса, словно пять плакальщиков у могилы, прикрывая лица от жалящего ветра. Дуг, вооружившись совком для золы, раскопал снег вокруг страшной находки. Теперь собака была видна целиком. Ее обледеневшая шерсть сверкала на солнце. Немецкая овчарка.

– Как можно оставлять собаку на улице в такую погоду! – возмутился Арло. – Это жестоко.

Маура села на корточки и потрогала рукой в перчатке холодный бок собаки. Тело промерзло насквозь и на ощупь было твердое как камень.

– Не вижу никаких повреждений. И это не бродячий пес, – заметила Маура. – Он выглядит откормленным, и ошейник имеется. – На металлическом жетоне была выгравирована кличка: «Лаки»[6]. – Это определенно чей-то домашний питомец…

– Может, он долго где-то бегал и хозяева его вовремя не нашли? – предположил Дуг.

Грейс недоверчиво посмотрела на отца:

– И тогда они бросили его тут одного?

– Может, они очень спешили.

– Разве такое возможно? Мы бы никогда так не поступили с собакой.

– Но, милая, мы же не знаем всего, что здесь произошло на самом деле.

– Вы ведь похороните его, верно?

– Грейс, это всего лишь собака.

– Все равно нельзя его тут оставлять.

Дуг вздохнул:

– Ладно, я позабочусь об этом, обещаю. А ты ступай в дом и приглядывай за камином. Я все сам сделаю.

Они подождали, когда Грейс скроется в доме. Потом Элейн сказала:

– Ты же ведь не собираешься хоронить этого пса, правда? Земля насквозь промерзла.

– Ты же видишь, она на грани истерики.

– Не она одна, – добавил Арло.

– Я только получше забросаю его снегом. Он такой глубокий, Грейс и не узнает, что собака все еще тут.

– Давайте вернемся в дом, – предложила Элейн. – Я вся продрогла.

– Не понимаю, – сказала Маура, по-прежнему сидя на корточках рядом с мертвым животным. – Собаки ведь не глупые, особенно немецкие овчарки. Этого пса хорошо кормили, и шерсть у него густая, мороз ему не страшен. – Она поднялась и оглядела окрестный пейзаж, щурясь на ярком солнце. – Это северная стена дома. Почему собака околела именно здесь?

– А где надо было? – удивилась Элейн.

– Маура дело говорит, – заметил Дуг.

– Не поняла, – протянула Элейн, недовольная тем, что больше никто не захотел возвращаться в дом.

– Собаки – существа довольно разумные, – сказал Дуг. – Они понимают, где лучше укрыться от холода. Этот пес мог зарыться в снег. Или забраться под крыльцо и свернуться калачиком. Вообще мог найти тысячу мест, где можно спрятаться от ветра. Но он этого не сделал. – Дуг поглядел на пса. – Вместо этого он остался здесь. На голой земле, на ветру, как будто просто упал и околел.

Они молчали, а метель все не унималась. Очередной порыв ветра, с протяжным воем налетевший из-за угла, трепал их одежду, взметая искристую снежную пыль. Маура посмотрела по сторонам, на сугробы, напоминавшие застывшие белые волны, и подумала: какие еще сюрпризы таятся под этим снегом?

Дуг обернулся и посмотрел на соседние постройки.

– Может, сходим посмотрим, что в других домиках? – предложил он.

Они вчетвером, друг за другом, направились к следующему дому. Дуг, как всегда, возглавлял процессию, прокладывая тропку в глубоком снегу. Затем все поднялись на веранду. Она выглядела точно так же, как и в том доме, где они провели ночь, даже качели были похожие.

– Как думаете, может, у них была оптовая скидка? – предположил Арло. – «Купите у нас одиннадцать качелей, и двенадцатые мы дадим вам бесплатно!»

Маура подумала о женщине с остекленевшим взглядом, которую видела на семейном снимке. Представила целую деревню бледных молчаливых женщин, сидящих на таких вот качелях, бездумно покачивающихся туда-сюда, как заведенные куклы. Дома-клоны, люди-клоны.

– Тут тоже не заперто, – сообщил Дуг и толкнул дверь.

Сразу за дверью лежал опрокинутый стул.

В первый миг все озадаченно застыли на пороге. Дуг поднял стул и поставил на ножки.

– Да, странно это все.

– Гляньте-ка, – сказал Арло. Он подошел к портрету в рамке, висящему на стене. – Знакомый тип.

В золотистых утренних лучах благоговейное лицо мужчины казалось просветленным, словно сам Господь Бог одобрял его набожность. Приглядевшись, Маура отметила еще кое-какие мелочи, на которые не обратила внимания раньше. Задний фон – сплошь из колосьев золотистой пшеницы. Белая крестьянская рубаха с закатанными рукавами, как будто он работает в поле. И пронзительный взгляд угольно-черных глаз, устремленных куда-то вдаль, в вечность.

– «И соберет он праведных», – прочел Арло надпись на табличке, прикрепленной к раме. – Интересно, кто этот тип? И почему тут в каждом доме, висит его портрет?

Маура заметила нечто похожее на Библию – открытая книга лежала на журнальном столике. Она закрыла книгу и увидела тисненные золотом буквы на кожаном переплете:

СЛОВО НАШЕГО ПРОРОКА МУДРОСТЬ СОБРАНИЯ

– Мне кажется, это что-то вроде религиозной секты, – сказала Маура. – А он, вероятно, их духовный лидер.

– Тогда это многое объясняет, – отозвался Дуг. – Отсутствие электричества. Простой быт.

– Амиши[7] в Вайоминге? – удивился Арло.

– В наши дни масса народа стремится к простой жизни. А тут, в долине, есть все возможности для этого. Отгородись от мира и выращивай что-нибудь себе на прокорм. Ни телевидения, ни других соблазнов мира.

Элейн рассмеялась:

– Если душ и лампочки – дело рук дьявола, тогда запишите меня в ад.

Дуг обернулся:

– Давайте осмотрим остальные помещения.

Из прихожей все направились в кухню, где были уже привычные сосновые шкафчики, дровяная плита и ручной насос, – то же самое они уже видели в первом доме. Окна здесь тоже были распахнуты, но противомоскитная сетка не пропускала снег, внутрь залетал только ветер, занесший несколько искрящихся снежинок. Элейн пошла закрывать окна и вдруг ахнула.

– Что такое? – крикнул Дуг.

Она отшатнулась, указывая на раковину:

– Там… что-то мертвое!

Маура подошла ближе и увидела мясоразделочный нож с окровавленным лезвием. Вся раковина была заляпана кровью, которая теперь заледенела, а на дне лежали серые меховые комки.

– Да это же кролики, – поняла она и указала на миску очищенного картофеля на разделочном столе. – По-моему, кто-то собирался их потушить.

Арло усмехнулся:

– Отлично, Сэлинджер. Напугала нас до смерти из-за какого-то обеда.

– Но что случилось с кухаркой? – Элейн все еще старалась держаться подальше от раковины, как будто кроличьи тушки могли в любой момент превратиться во что-нибудь ужасное и опасное. – Вот она собирается освежевать кроликов – а потом что? Просто бросает нож и уходит, оставив их тут? – Элейн посмотрела на своих спутников, заглядывая каждому в глаза. – Ну, мне кто-нибудь ответит? Хоть одно логическое объяснение.

– Может, она умерла, – произнес тихий голос. – Может, они все умерли.

Все резко обернулись: на пороге кухни стояла Грейс. Взрослые и не слышали, как девочка вошла за ними в дом. Она стояла в выстуженной кухне, обхватив себя руками, и дрожала.

– Что, если все они лежат под снегом, как та бедная собака? А мы их не видим?

– Грейс, милая, – сказал Дуг, – возвращайся лучше в тот дом.

– Я не хочу сидеть одна.

– Элейн, можешь ее проводить?

– Что вы собираетесь делать? – насторожилась Элейн.

– Просто уведи ее, ладно? – отрывисто бросил Дуг.

Элейн покоробил его приказной тон.

– Ладно, Дуг, – сказала она нарочито спокойно. – Я сделаю, как ты говоришь. Я же всегда тебя слушаюсь, ты знаешь. – Элейн взяла Грейс за руку, и они вдвоем вышли из кухни.

Дуг вздохнул:

– Фу, похоже, чем дальше, тем страшней.

– Что, если Грейс права? – спросил Арло.

– Ну ты-то хоть не начинай!

– Кто знает, что лежит под снегом? Там могут быть мертвецы.

– Заткнись, Арло! – Дуг обернулся к гаражной двери.

– Почему-то в последнее время все только и повторяют: «Заткнись, Арло!»

– Давайте быстренько осмотрим другие здания. Нет ли там чего-нибудь полезного. Радиоприемника, скажем, или генератора. – Дуг вошел в гараж и застыл как вкопанный. – Ага, теперь я знаю, как нам отсюда выбраться, – сказал он.

В гараже стоял джип «Чероки».

Дуг бросился к пассажирской дверце и рывком распахнул ее.

– Ключи в замке зажигания!

– Дуг, посмотри сюда! – воскликнула Маура, указывая на кучу металлических цепей на одной из полок. – По-моему, это цепи противоскольжения!

Дуг радостно рассмеялся:

– Если мы сумеем дотащить эту коняшку до большой дороги, возможно, нам удастся даже спуститься на ней с горы.

– А почему же они не смогли? – сказал Арло. Он пристально рассматривал джип, точно это был инопланетный корабль, вещь из другого мира. – Люди, которые тут жили. Люди, которые собирались приготовить кроличье рагу, почему они оставили здесь этот симпатичный внедорожник?

 

– Вероятно, у них была другая машина.

– Это одноместный гараж, Дуг.

– Тогда, может быть, они уехали вместе с людьми из первого дома. В том-то гараже машины нет.

– Это лишь твое предположение. А тут заброшенный дом, с хорошим новым внедорожником, с мертвыми кроликами в раковине, и при этом абсолютно пустой. Где же люди?

– Какая разница? Главное – теперь мы знаем, как отсюда выбраться! Так что за работу. Посмотрим в других гаражах, может, удастся раздобыть лопаты. А еще болторезы, чтобы снять заградительную цепь на дороге.

Дуг подошел к наружной двери гаража и рывком потянул за ручку. Солнечный свет, отраженный миллиардами блестящих снежинок, был таким ослепительным, что все трое зажмурились.

– Если найдете что-нибудь полезное, тащите сюда. С хозяевами мы потом объяснимся.

Арло потуже затянул шарф и направился к дому на другой стороне улицы, Маура и Дуг побрели к соседнему зданию. Дуг порылся в сугробе, отыскал дверную ручку и потянул вверх гаражную дверь. Она со скрипом открылась, и оба застыли от удивления, глядя на то, что было в гараже.

Внутри стоял пикап.

Маура оглянулась и посмотрела на другую сторону улицы – Арло как раз открывал еще одну гаражную дверь.

– Эй, да тут машина! – завопил он.

– Что, черт возьми, происходит? – бормотал Дуг. Он бросился, увязая в снегу по колено, к соседнему дому и снова потянул вверх дверь гаража. Глянул внутрь – и кинулся к следующему зданию.

– И тут машина в гараже! – кричал Арло.

Ветер стонал и ныл, словно от боли, новый порыв налетел на них, как белая конница, взрывающая копытами снег. Маура зажмурилась, когда сверкающее облако настигло ее, норовя запорошить глаза. Внезапно ветер стих, и в наступившем вслед за ним странном ледяном безмолвии она увидела ряд домов, их гаражные двери были открыты.

И за каждой стоял автомобиль.

10

– Не знаю, как это объяснить, – сказал Дуг, подцепляя лопатой снег и отбрасывая его в сторону. Он расчищал место за джипом, чтобы установить цепи противоскольжения. – Меня интересует только одно: как нам отсюда выбраться.

– Неужели тебя это ничуточки не беспокоит? То, что мы ничего не знаем о судьбе этих людей?

– Арло, нам надо сосредоточиться. – Дуг выпрямился и посмотрел в небо. Его лицо раскраснелось от натуги. – Я надеюсь оказаться на главной дороге еще засветло.

Все уже успели поработать лопатами и теперь сделали перерыв. Разгоряченные лица путешественников окутывали облачка морозного пара. Маура смотрела на вьющуюся дорогу, что вела вверх по склону. На пути встретится немало глубоких снежных наносов, и даже если им удастся подняться наверх, к тому месту, где завалился их внедорожник, останется еще пятьдесят километров под гору. А преодолевая эти пятьдесят километров, они в любой момент могут снова застрять.

– Есть еще вариант: остаться здесь, – предложила Маура.

– И дожидаться, когда нас спасут? – фыркнул Дуг. – Это не выход. Я лично не желаю сидеть сложа руки.

– Сегодня вечером я должна была прилететь в Бостон. Значит, вечером все поймут: что-то не так. И начнут меня искать.

– Ты говорила, никто не знает, что ты поехали с нами.

– Главное – меня начнут искать. Сейчас у нас достаточно пищи и крыша над головой. Мы можем тут продержаться, сколько понадобится. Зачем же рисковать?

Лицо Дуга еще больше побагровело.

– Маура, в том, что мы попали в передрягу, виноват только я. И теперь я пытаюсь вызволить всех нас. Доверься мне.

– Я не говорила, что не доверяю тебе. Я просто указываю на альтернативу – вовсе необязательно возвращаться на дорогу, где, может статься, не будет вообще никакого укрытия.

– Альтернативу? Сидеть тут и ждать бог знает сколько времени?

– По крайней мере, тут мы в безопасности.

– Правда? – этот вопрос задал Арло. – Я хочу сказать, я только подбрасываю тему для размышлений, поскольку я, кажется, единственный, кого это заботит. Я об этом месте. Это место… – Он обвел взором заброшенные дома и зябко поежился. – Здесь случилось что-то плохое. И кажется, с этим еще не покончено. Я за то, чтобы выбираться отсюда, и как можно скорее.

– Я тоже, папочка, – подхватила Грейс.

– Элейн? – спросил Дуг.

– Как скажешь, Дуг. Я тебе доверяю.

«Вот так мы и в первый раз вляпались, – мелькнуло в голове у Мауры. – Мы все слишком доверяли Дугу». Но она здесь белая ворона. Баланс сил – четверо против одного, и, что бы она ни сказала теперь, это ничего не изменит. И может быть даже, они правы. Здесь, в этом месте, действительно что-то нехорошее, Маура это чувствовала. Отголоски былого несчастья, казалось, витают в воздухе, сливаясь с шепотом ветра.

Маура снова взялась за лопату.

Поскольку все работали дружно, уже через несколько минут пространство за джипом было расчищено. Дуг подтянул клацающие цепи противоскольжения и выложил их позади задних колес.

– Похоже, они изрядно подпорчены, – нахмурился Арло, глядя на ржавые звенья.

– Но других у нас нет, – заметил Дуг.

– Некоторые соединительные звенья порваны. Такие цепи могут не потянуть.

– Главное, чтобы они продержались до автозаправки. – Дуг забрался в джип и повернул ключ зажигания. Двигатель завелся с первого оборота. – Отлично, все хорошо! – Он улыбнулся остальным из окна машины. – Предлагаю вам, дамы, заняться сборами в дорогу. Берите все, что, по вашему мнению, пригодится в пути. А мы с Арло повозимся тут с цепями.

К тому времени, когда Маура вышла из дома, держа под мышкой свернутые одеяла, цепи были уже надеты, а Дуг развернул джип в сторону дороги. Полдень уже миновал, и они спешили загрузить в машину продукты, свечи, лопаты и болторез. Когда наконец вся поклажа была сложена, наступило минутное молчание, словно каждый про себя молился за успех.

Дуг глубоко вздохнул и тронулся с места. Они покатили вперед, рваные звенья с лязгом бились о раму шасси, колеса упорно месили снег.

– Думаю, у нас получится, – бормотал Дуг. Мауре показалось, что он произнес это с некоторой долей удивления, как будто даже он до этого сомневался в успехе. – Боже мой, кажется, и впрямь получается!

Вскоре деревня осталась позади, и они начали выбираться из долины по той же дороге, по которой за день до этого с таким трудом спустились. Их следы запорошило свежим снегом, и краев дороги было не различить, однако джип упрямо двигался вперед, взбираясь все выше и выше. С заднего сиденья послышался тихий голос – это Арло повторял нараспев одно только слово:

– Впе-ред. Впе-ред. Впе-ред.

Элейн и Грейс присоединились, скандируя в такт лязганью цепей:

– Впе-ред, впе-ред, впе-ред.

Они забирались все выше. Теперь к скандированию примешивался еще и смех, поскольку автомобиль был уже на полпути из долины. Но дорога забирала все круче, становилась все более извилистой, и слышно было, как снег скребет по днищу автомобиля.

– Впе-ред, впе-ред, впе-ред.

Даже Маура скандировала вместе со всеми эти слова, правда скорее мысленно, нежели вслух. Можно было надеяться, что на этот раз все будет как надо. Да, они выберутся из этой долины и на звякающих цепях скатятся по главной дороге, до самого Джексона. Им будет что рассказать за столом, как любит говорить Дуг, и этой истории им хватит на много лет – истории о приключениях в странной деревне под названием Лучший Мир.

– Впе-ред, впе-ред, впе-ред…

Внезапно джип покачнулся и замер, Мауру отбросило на приборную доску, но ее удержал ремень безопасности. Она поглядела на Дуга.

– Ничего, – сказал он, включая задний ход. – Мы чуть-чуть подадим назад. А потом с разбегу… – Он вдавил педаль газа в пол. Мотор взревел, но джип даже не шелохнулся.

– Ни у кого не случилось острого приступа дежавю? – спросил Арло.

– Да, но на этот раз у нас есть лопаты! – Дуг выбрался из машины и посмотрел на передний бампер. – Просто тут чуть больше снега, чем надо. Я думаю, мы сможем прорыть себе путь из этого сугроба. Давайте, мы это сделаем.

– Вот теперь у меня точно дежавю, – пробормотал Арло, выпрыгивая из кабины и хватая лопату.

Все принялись разгребать снег. Маура поняла, что ситуация гораздо хуже, чем ее обрисовал Дуг. Они съехали с дороги, и ни одна из задних шин не касалась твердой поверхности. Они расчистили снег возле переднего бампера, но джип отказывался двигаться с места. Передние колеса будут буксовать на обледенелой дороге, и все.

Дуг слез с водительского места и озабоченно посмотрел на повисшие в воздухе задние колеса, опутанные ржавыми цепями.

– Маура, ты поведешь машину, – сказал он. – А мы с Арло будем толкать.

– Всю дорогу до Джексона? – улыбнулся Арло.

– А у тебя есть идея получше?

– Если так будет продолжаться и дальше, то мы дотемна не успеем, это точно.

– Так что ты предлагаешь?

– Я только говорю…

– Что, Арло? Ты хочешь, чтобы мы вернулись назад в тот дом? Сидели на заднице и ждали, когда за нами придут?

– Да ладно, не кипятись. – Арло нервно хохотнул. – Я же не собираюсь бунт на корабле устраивать.

– А может, и стоило бы. Может, лучше, если бы ты хоть раз сам на что-то решился, вместо того чтобы на меня все сваливать.

– Я не просил тебя ни за что отвечать.

– Ну да, это происходит по умолчанию. Странно, но всегда получается одно и то же. Я оказываюсь перед трудным выбором и принимаю решения, а ты стоишь за спиной и указываешь мне на ошибки.

– Да ладно тебе, Дуг.

– А что, разве не так? – Дуг посмотрел на Элейн. – Разве не так всегда происходит?

– Зачем ты у нее спрашиваешь? Ты же заранее знаешь, что она ответит.

– Что ты несешь?! – возмутилась Элейн.

– «Как скажешь, Дуг», – пропищал Арло, передразнивая Элейн. – «Я всегда на твоей стороне, Дуг».

– Заткнись, Арло, – прошипела она.

– Пусть он тебя заткнет, разве ты не об этом все время мечтаешь?

Эта вспышка гнева поразила остальных настолько, что все замолчали. Только смотрели друг на друга. Ветер заметал склон, бросая им в лица пригоршни снега.

– Я поведу, – тихо сказала Маура и забралась на место Дуга, радуясь, что сбежала подальше от заварушки. Что бы там ни происходило между тремя приятелями, ее это не касается. Она всего лишь случайная попутчица, сторонняя наблюдательница, свидетельница драмы, начавшейся задолго до того, как она к ним присоединилась.

Когда Дуг наконец заговорил, его голос был тихим и серьезным:

– Арло, давай оставим эту тему и будем толкать машину. Иначе мы никогда отсюда не выберемся.

И двое мужчин заняли места позади джипа. Арло встал у правого заднего бампера, Дуг – у левого. Оба угрюмо молчали – так, словно никакой выходки Арло и не было. Но Маура заметила, что эта ссора оставила след на лице Элейн – оно застыло каменной маской.

– Погазуй чуть-чуть, Маура! – крикнул Дуг.

Маура включила первую передачу и легонько нажала на педаль газа. Она слышала, как двигатель взвыл, свободные концы цепей звякнули о раму. Джип подался вперед на несколько сантиметров, в основном благодаря мускульной силе навалившихся на него Дуга и Арло.

– Жми на газ! – приказал Дуг. – Мы двигаемся.

Джип качнулся вперед, потом назад – под тяжестью собственного веса он снова скатывался на обочину.

– Не останавливайся! – кричал Дуг. – Еще газу!

Маура увидела, как в зеркале заднего обзора мелькнуло лицо Арло, пунцовое от натуги.

Она вжала педаль акселератора в пол. Маура слышала рев мотора, учащенное звяканье цепей о колесные ниши. Джип резко дернулся, и вдруг послышался совсем другой звук. Тупой удар, который Маура скорее почувствовала, чем услышала, – будто джип напоролся на бревно.

Раздался пронзительный крик.

– Остановите двигатель! – Элейн забарабанила в дверь. – О боже, да остановите же!

Маура тотчас же заглушила двигатель.

Визжала Грейс. Это был пронзительный, нечеловеческий, леденящий душу визг. Маура посмотрела на нее, но сначала не поняла, отчего девочка так кричит. Грейс стояла у края дороги, прижав ладони к щекам. Глаза она крепко зажмурила – чтобы не смотреть на что-то очень страшное.

Маура толкнула дверь и выбралась из джипа. Девственно-чистый снег был усеян ярко-алыми кровяными лентами.

– Не давайте ему двигаться! – завопил Дуг. – Элейн, держи его крепко!

Истошные вопли Грейс переросли в сдавленные рыдания.

Маура побежала к багажнику джипа, где крови было больше – испускающие пар красные лужи на снежном месиве. Откуда взялась кровь, Маура еще не поняла, поскольку Дуг с Элейн закрывали от нее все то, что творилось возле заднего правого колеса. И только склонившись и глянув поверх плеча Дуга, она увидела Арло, лежащего навзничь. Его куртка и брюки насквозь пропитались кровью. Элейн придерживала Арло за плечи, а Дуг прижимал рукой обнажившуюся нижнюю часть туловища. Маура поглядела на левую ногу Арло – на то, что от нее осталось, – и отшатнулась. Ей стало дурно.

 

– Нужен жгут! – закричал Дуг, пытаясь нащупать окровавленными пальцами бедренную артерию и зажать ее.

Маура быстро расстегнула и выдернула свой ремень. Она опустилась на колени в окровавленный снег, чувствуя, как брюки пропитываются ледяной жижей. Дуг прижимал артерию, однако поток алой крови по-прежнему не иссякал. Маура подсунула ремень под бедро, и рукав ее куртки тотчас окрасился красным – яркая полоса заалела на белом нейлоне. Затягивая ремень, она почувствовала, что Арло дрожит: так его организм реагировал на болевой шок. Маура рывком затянула жгут, и поток крови иссяк, она лишь слабо, по каплям, сочилась на снег. Только теперь, после того как кровотечение удалось приостановить, Дуг ослабил нажим на артерию. Он отпрянул, глядя на порванную плоть и торчащие кости, – нога была так изувечена, что стопа и колено смотрели в разные стороны.

– Арло! – позвала Элейн. – Арло! – Она потрясла его, но тот никак не реагировал, тело его обмякло.

Дуг пощупал шею Арло.

– Пульс есть. И он дышит. Думаю, он в обмороке.

– О боже… – Элейн встала и заковыляла прочь. Они услышали, как ее вырвало на снег.

Дуг посмотрел на свои руки и с содроганием принялся сгребать снег и счищать с рук кровь.

– Это все цепь, – бормотал он, надраивая кожу снегом, словно надеялся таким образом обелить себя, избавиться от кошмара. – Одно из порванных соединительных звеньев, должно быть, зацепило его за брючину. И ногу намотало на вал… – Дуг сел на снег и издал вздох, больше похожий на рыдание. – Нам никогда этот джип отсюда не вытащить. Цепь вся порвалась, к чертям.

– Дуг, надо отнести его в дом.

– В дом? – Дуг бешеными глазами поглядел на Мауру. – У него же открытый перелом!

– Нельзя оставлять его на морозе. У него травматический шок.

Маура встала и огляделась. Грейс стояла к ним спиной, съежившись, не издавая ни звука. Элейн сидела на корточках в снегу, словно не в силах встать. Ни от кого из них помощи ждать не приходилось.

– Я сейчас вернусь, – сказала Маура. – Побудьте пока с ним.

– Куда ты?

– Я видела санки в одном из гаражей. На них мы отвезем его вниз.

И Маура со всех ног припустила в деревню, оступаясь и скользя на обкатанных колеях, оставленных колесами джипа. Она с облегчением оставила позади кровавый снег и охваченных паникой спутников, радуясь возможности сосредоточиться на конкретной задаче, которая требовала от нее только физической выносливости. Ей не хотелось думать о том, что будет, когда они перенесут Арло в дом, когда придется что-то делать с его ногой, от которой осталась только раздавленная плоть и раздробленные кости.

«Сани, – стучало у нее в голове. – Где же я видела сани?»

Наконец Маура нашла их в третьем по счету гараже – они висели на деревянных колышках рядом с приставной лестницей и набором инструментов. Видимо, у этого дома были образцовые хозяева. Снимая со стены санки, она представила, как мужчина вбивает эти колышки, подвешивая инструменты на безопасной высоте, чтобы малыши не могли до них дотянуться. Сани были деревянные, без фабричной маркировки. Самодельные, изготовлены с любовью: полозья гладко зашкурены и отполированы – люди заранее готовились к зиме. Маура сразу поняла все это, окинув помещение беглым взглядом. Адреналин обострил ее восприятие, а рефлекторные дуги были напряжены, как высоковольтная линия. Она обшарила взглядом гараж в поисках чего-нибудь еще полезного. Нашла лыжные палки и веревку, складной нож и моток клейкой ленты.

Санки были тяжелыми, и везти их в горку оказалось довольно непросто. Маура быстро вспотела. Но лучше работать как лошадь, чем беспомощно сидеть у тела несчастного изувеченного приятеля, мучительно соображая, чем тут можно помочь. Теперь она задыхалась, взбираясь вверх по скользкой дороге, думая, жив ли еще Арло и не опоздает ли она. Безумная мысль закралась ей в голову, мысль, которая потрясла Мауру, но отогнать ее было уже невозможно. Тоненький голосок нашептывал ей с убийственной логикой: «Было бы лучше, если бы он умер».

Маура ускорила шаг, подавшись всем телом вперед, чтобы не дать тяжелым саням скатиться назад и увлечь ее за собой. Она упорно карабкалась вверх, до боли сжимая веревку на крутых поворотах, прошла мимо сосенок, заснеженные ветви которых скрывали от нее следующий участок дороги. Она уже давно должна быть на месте. Неужели идти так долго? Но колесные колеи по-прежнему уводили вперед, и Маура видела собственные следы – она пробегала здесь совсем недавно.

Пронзительный вопль, переходящий в рыдания, пробудил деревья от зимней спячки. Звук, полный боли. Значит, Арло не просто жив – он очнулся.

За следующим поворотом Маура увидела своих спутников, – похоже, с тех пор, как она их оставила, ничего не изменилось. Грейс стояла в сторонке, пригнувшись и зажав руками уши, чтобы не слышать рыданий Арло. Элейн привалилась к джипу, обхватив плечи руками, как будто ей тоже было больно. Маура подтащила сани, и Дуг посмотрел на нее с явным облегчением.

– Захватила что-нибудь, чем можно его привязать? – спросил он.

– Я нашла веревку и клейкую ленту. – Маура поставила сани рядом с Арло, который теперь не рыдал, а только всхлипывал.

– Возьмешься за бедра, – распорядился Дуг. – А я подниму за плечи.

– Сначала нужно зафиксировать ногу. Я принесла лыжные палки.

– Маура, – тихо сказал он, – фиксировать нечего.

– Все равно нужно наложить шины. Нельзя же, чтобы нога болталась всю дорогу, пока мы будем спускаться.

Дуг посмотрел на покалеченную конечность Арло, но не двинулся с места. Боится даже дотрагиваться, решила Маура.

Ей тоже было боязно.

Они оба патологоанатомы, привыкшие надрезать туловища и распиливать черепа. Но живая плоть – совсем другое. Она теплая, кровоточит и передает боль. Как только Маура коснулась его ноги, Арло снова принялся истошно вопить:

– Нет! Не трогайте! Пожалуйста, не надо!

Пока Дуг удерживал отбивающегося Арло, Маура обложила его ногу свернутыми одеялами, прикрыв раздробленные кости, порванные связки и обнажившуюся плоть, которая на морозе уже приобрела сиреневатый оттенок. Укутав ногу, она клейкой лентой привязала ее к двум лыжным палкам. Когда Маура закончила накладывать шины, Арло только тихо постанывал. Его лицо блестело от пота и слюны. Он не сопротивлялся, когда Дуг и Маура повернули его на бок, закатили на санки и привязали веревками. После всех перенесенных мук лицо Арло сделалось бледным как воск – верный признак прогрессирующего травматического шока.

Дуг взялся за лямку, и они начали спускаться обратно в долину.

В Лучший Мир.

6Lucky (англ.) – счастливчик.
7Амиши – последователи радикального протестантского движения, основанного в XVII веке швейцарским епископом Якобом Амманом. Образ жизни амишей отличается чрезвычайной строгостью в быту: например, им запрещено пользоваться электричеством, телефоном и автотранспортом.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru