Эргай. Новая эра Земли

Татьяна Зинина
Эргай. Новая эра Земли

Да, эту свою ссылку он заслужил. Сам, дурак, виноват. Забыл о субординации. Имел глупость грубить старшему по званию. Потому теперь и приходилось сидеть в этом лесу, будто какой-то сторожевой пес. И пусть сюда он прибыл со всей немаленькой командой разведки, пусть официально именно он являлся их командиром, координатором действий, но по приказу командующего огромным кораблем-городом, базирующимся на орбите, ему запрещалось покидать район приземления «Старли». Все остальные давно исполняли возложенные на них миссии по всей территории Земли, отчитывались перед Гаем, ежедневно предоставляя информацию. Он ее систематизировал, анализировал и отправлял отчеты командующему. Работы хватало, но для такого деятельного человека все это было мелочью. Он хотел действий, но был вынужден сидеть здесь и ждать приказа.

Будь его воля, он бы все сделал быстро, четко, по-военному. Начал бы с демонстрации силы, как и предлагал изначально. Тогда бы правители земных государств его не просто слушали, а внимали бы его словам с большим интересом и благоговейным трепетом. И согласились бы на все условия без раздумий.

Но нет, командующий вбил себе в голову, что нужно постараться решить вопрос с землянами максимально мирно. Что важно наладить дипломатический контакт.

Тогда при разговоре со старшим по званию Гай упорно настаивал на своем. И даже заявил, что считает бессмысленными эти глупые попытки переговоров. Что миром вопрос все равно решить не получится, конфликта не избежать, а все они просто теряют время. За что и получил свое наказание. Был чрезмерно напорист, проявил себя как отвратительный дипломат, потому и сидел теперь здесь без права покинуть это место. А ведь изначально у него было куда больше прав и возможностей ускорить процесс окончательного присоединения Земли к планетам Союза. Но он сам все испортил.

Да, за десять лет службы Алишер Эргай все же научился смирению, но подчинение чужим приказам до сих пор давалось ему очень тяжело. Потому, несмотря на высокую должность, его и наказали.

Потому теперь ему опять приходится сидеть в одиночестве и… ждать.

Глава 2
Агент

Я честно собиралась выбросить из головы того странного человека с не менее странным именем. Спокойно вышла на работу и даже целую неделю старательно отгоняла от себя воспоминания о том лесном знакомстве. Погрузилась в свои обязанности, вечерами встречалась с друзьями. Но чем ближе были выходные, тем чаще стала ловить себя на мысли, что хочу снова наведаться на ту поляну.

Нет, никакого объяснения этому желанию не находилось. Наоборот, если следовать логике, я должна была обходить то самое место десятой дорогой и надеяться, что Гай уже забыл о моем существовании.

Да только к доводам собственного разума я прислушиваться не стала. В субботу утром меня как магнитом потянуло именно на тот бережок, где неделю назад мы плескались с Касти. Возникло просто непреодолимое желание погулять со своим щенком по лесу, искупать его в озере. Увы, я знала, что это всего лишь предлог. На самом деле меня уже измучило банальное любопытство. Я хотела узнать больше об этом загадочном мужчине – галантном и воспитанном, как аристократ. Мужчине, который открыто приглашал меня навестить его еще раз, просто чтобы пообщаться, скрасить его одиночество.

А еще я постоянно думала об этом его странном наказании. Интересно, чем же он мог такое заслужить? Кому он вообще подчиняется? Ведь если этот Гай – просто разведчик, шпион другой страны, то что ему могло понадобиться в лесу? Хотя от меня он точно никакой важной информации получить не сможет.

– Дочь, ты сегодня в какой район поедешь? – окликнула меня мама, когда я уже натягивала кеды в прихожей.

– Не знаю, – отозвалась я, закидывая за спину рюкзак. – Хочу с Касти по горам погулять. Вернусь вечером.

– Тогда возьми пирожков, – заботливо предложила моя любимая родительница.

– Давай, – я не стала отказываться.

Она и была рада стараться. Вручила мне пять больших румяных пирогов с картошкой, замотав каждый в салфетку и упаковав все это дело в небольшой пакетик. Я поблагодарила, чмокнула ее в щеку на прощание и отправилась во двор.

Мы жили в частном доме. Просторном, двухэтажном. Хотя для нашей большой семьи этот (не побоюсь сказать) особняк был в самый раз. По словам папы, когда они еще только собирались его строить, он решительно заявил маме, что дом должен получиться просторным. Он мечтал о большой семье. Хотел, чтобы у него было четверо детей. И его желание исполнилось в полной мере.

Да, у меня трое братьев: двое старших – Илья и Женя, и один младший – Лешка. И жили мы все вместе, и всех это устраивало. Вообще у нас дома царила удивительная атмосфера уюта. Много лет назад, кажется, еще после рождения второго сына, мама приняла решение уйти с работы и посвятить себя семье. С тех пор она стала настоящей хранительницей домашнего очага. Она являлась душой дома, семьи. И мы все ее искренне обожали.

Спустившись с широкого крыльца, я обогнула дом и направилась к стоянке, где меня ждал мой красный «Ниссан». На самом деле отец уже неоднократно предлагал мне купить что-нибудь поновее, поудобнее, посолиднее. Но я все отмахивалась, говоря, что пока не заработала на дорогую машину. Конечно, он заявлял, что в состоянии подарить единственной дочери приличный автомобиль, но мне хотелось накопить на него самой. Достаточно того, что покупку моей нынешней железной подруги два года назад полностью оплатили родители.

Касти весело семенил по двору следом за мной, а когда я открыла ему заднюю дверцу, ловко запрыгнул на сиденье. Он уже понял, что мы едем гулять, потому от предвкушения озорно вилял хвостом и никак не мог устроиться на месте.

Когда я уже завела двигатель и запустила кондиционер, чтобы хоть немного охладил нагретый на солнце автомобиль, то услышала легкий стук в окошко. А повернувшись, увидела стоящего у машины Лешку.

– Гулять? – спросил он, едва опустила стекло. – Или на пляж?

– В лес, – ответила я, рассматривая его ровный темный загар.

Наш младший в этом году закончил четвертый курс института, и теперь вовсю наслаждался каникулами. Потому и пропадал целыми днями на море, или в поездках с друзьями, или еще где-нибудь. Застать его дома считалось большой удачей. А еще он был единственным из семьи, кто иногда составлял мне компанию в прогулках с Касти.

– Жарко же, – скривился братец. – И комаров там точно будет много.

– Ну и что, – пожала я плечами. – Сложная была неделя. Шеф зверствует, хочу отдохнуть. Погулять. Проветрить голову.

– Я б с тобой поехал, но у меня сегодня встреча, – состроив удрученный вид, сообщил Леша.

– С девушкой?

– Возможно, – уклончиво ответил он. Затем, вздохнув словно бы с сожалением, легко хлопнул ладонью по крыше «Ниссана» и сделал шаг назад. – Ладно. Не буду тебя задерживать. Далеко в горы не уходи. Сейчас лето. По лесам всякие дикари бродят. Вон на лимане все горы палатками усеяны.

– Поверь, там, где мы с Касти гуляем, туристов не водится. Слишком далеко от моря, – ответила я, а сама снова вспомнила Гая.

Хотя на туриста тот точно похож не был. При всем моем уважении я никак не представляла его живущим в палатке, играющим на гитаре у костра или весело резвящимся в море. Вот только где-то же он должен спать? И, судя по его опрятному виду, ночевал Гай явно не на сырой земле.

Больше никто меня задерживать не стал, потому, выехав за ворота, я остановилась у ближайшего небольшого магазинчика, купила бутылку колы и двинулась дальше. И только когда спустя полчаса оказалась на том самом укромном тихом бережке, где на прошлой неделе мы купались с Касти, мне вдруг стало не по себе.

Понимала же умом, что нужно держаться подальше от этого места, что не стоит лишний раз искушать судьбу. Но нет, здравый смысл в этот раз почему-то наотрез отказывался включаться. Его полностью поглотили любопытство и странное, непонятное, необъяснимое желание еще хотя бы раз встретиться с Гаем.

Не могу сказать, что он нравился мне как мужчина. Это не совсем так. Я не испытывала к нему никаких особенных чувств. Он просто был мне интересен как человек. Чувствовалось в нем нечто такое – загадочное, незнакомое… чуждое всем, кого я знала. Именно это и заставляло меня думать о нашем знакомстве снова и снова. И пусть я никогда не страдала особой любовью к ребусам и сложным загадкам, но вот Гая мне хотелось разгадать.

На улице сегодня стояла жаркая погода. Солнце палило так, что выходить из тени деревьев совершенно не хотелось. Но это – мне, а вот моему псу подобная погода совершенно не мешала. Едва увидев озеро, он со всех лап ринулся к воде и спустя мгновение уже плескался у берега, поднимая тучи брызг. Касти вообще любил купаться, а уж когда вокруг были такой простор и уединение, остановить его не представлялось возможным.

Мне же плавать совсем не хотелось. При такой жаре вода в озере давно нагрелась градусов эдак до тридцати и теперь совершенно не освежала. Да и купаться я куда больше любила в соленой воде. Но сейчас, в разгар пляжного сезона, было особенно сложно найти на берегу моря пустынное место. Увы, когда рядом находились чужие люди, мой пес в воду не лез.

Пока лабрадор резвился, я присела на подстилку, пониже надвинула на глаза козырек кепки и достала из сумки электронную книгу. Вот только успела прочитать лишь несколько страниц, когда Кастл неожиданно настороженно замер, глядя в сторону леса. А спустя несколько мгновений приветственно залаял и стрелой бросился к тропинке.

Я тоже поднялась, но за ним, как в прошлый раз, не побежала. У меня не возникло ни малейшего сомнения, куда именно сорвался мой пес. Наверное, потому и не удивилась, когда через несколько минут Касти вернулся, а следом за ним из-за деревьев появился и Гай, держащий в руке свой галути.

– Добрый день, Сандра, – поприветствовал он, снова изобразив тот же странный легкий поклон. – Рад, что вы наведались на этот берег.

 

Он снова был в том же светло-сером костюме, его волосы были стянуты все в тот же пресловутый хвост на затылке, держался мужчина так же сдержанно и почтительно, как в прошлый раз. И все-таки что-то в нем изменилось. И лишь посмотрев ему глаза, я поняла, что его взгляд потеплел. Будто Гай на самом деле был рад нашему с Касти появлению.

– Добрый день, – ответила я, искренне ему улыбнувшись. И все-таки не удержалась от вопроса: – Гай, вам не жарко? Простите, на улице плюс тридцать семь, а вы… в такой плотной одежде.

– Нет, – он, кажется, впервые за время нашего знакомства посмотрел на меня так открыто. – Моя форма изготовлена из специальной ткани с терморегуляцией. В этом костюме почти невозможно замерзнуть или, наоборот, ощутить жар. Напротив, именно благодаря ему мне комфортно в вашем жарком климате.

– Не так уж тут и жарко, – ответила я, мельком взглянув на собственные короткие шорты. – Есть места, где гораздо жарче.

– Знаю, – хмыкнул Гай. – А ночи здесь, кстати, довольно прохладные.

– Это точно. Зато можно спать без кондиционера.

На этом наш странный разговор о погоде иссяк. Некоторое время мы молча наблюдали за Касти, который теперь носился по мелководью все за тем же галути, запущенным Гаем. Псу явно было не до нас, его интересовала только новая непонятная игрушка.

Я же то и дело поглядывала на стоящего неподалеку мужчину, снова отмечая его ровную осанку, похожую на военную выправку. А еще сегодня я заметила, что странное полупрозрачное устройство, которое окутывало его ухо и часть лица, на солнце начинает переливаться радужным спектром. Со стороны это выглядело интересно, даже красиво, но Гай почему-то едва заметно хмурился.

– Мне нужно возвращаться обратно, – сказал он, вздохнув и с сожалением посмотрев на водную гладь.

– Понимаю, – отозвалась я, даже не пытаясь скрыть своего разочарования. – У вас, наверное, дела.

– Нет, – ответил Гай. – Просто сейчас я слишком далеко от того места, где должен находиться. Потому мне необходимо вернуться. Хотя бы на ту поляну, где мы с вами познакомились.

И может быть, мне стоило промолчать, просто кивнуть, попрощаться и забыть о его существовании. Но я снова поступила неправильно:

– Устройство на вашем лице мерцает из-за того, что вы далеко ушли?

Казалось, Гай не сразу понял, что именно я спросила. Но минула секунда, его взгляд из теплого стал серьезным, даже немного колючим, а губы сжались в тонкую линию. Он всматривался в мои глаза, словно пытался найти в них ответы на свои вопросы, будто искал там подвох… и не находил. Я же молчала, давая ему возможность решить, как поступить дальше. Да, с моей стороны это было риском, ведь я фактически призналась ему в том, что вижу его странности, но не считаю их такими уж удивительными или пугающими.

– Да, – наконец ответил он. – Точнее, оно напоминает мне, что я отошел непозволительно далеко от «Старли».

– «Старли»? – спросила я, уже сомневаясь, что стоило спрашивать. – Это…

– Вы уверены, что вам нужно это знать? – серьезным тоном спросил Гай, глядя мне в глаза.

– Зависит от того, насколько это знание для меня опасно, – я не отводила взгляда.

– На такой вопрос сложно с ходу ответить. Любая информация может оказаться опасной, если ею неправильно воспользоваться. Само по себе знание не несет угрозы, и я не вижу в этом ничего страшного. – Он замолчал, продолжая смотреть на меня с каким-то совершенно непонятным интересом, а потом выдал: – Вы ведь пришли сюда именно из-за своих вопросов?

– Можно сказать и так.

– А не боитесь ответов? Вдруг они могут оказаться для вас шокирующими?

– Боюсь, – честно призналась я. – Но мне почему-то кажется, что вы не станете мне врать. А правда, пусть даже удивительная, в любом случае лучше незнания.

– Хорошо, Сандра, – спокойно кивнул Гай, будто придя к какому-то решению. – Я готов отвечать на ваши вопросы, если вы пообещаете не пугаться. Но есть темы, говорить на которые я с вами не буду. Для вашего же блага.

– Такие условия меня вполне устраивают, – кивнула, уже прикидывая в голове список того, о чем хочу спросить.

Мне было интересно все: как работает эта штука у него на лице, откуда он взял костюм с терморегуляцией, почему он отбывает свое наказание именно в этом лесу, какие функции есть у галути и где такую штуку можно купить. Да и вообще… мне о стольком хотелось его расспросить, что никак не получалось сформулировать хоть одно предложение.

– К сожалению, Сандра, я должен немедленно вернуться обратно, – нарушил ход моих мыслей Гай. – Но предлагаю вам составить мне компанию.

– Одну секунду, я только захвачу вещи.

* * *

Пока добирались до поляны, мы с Гаем почти не разговаривали. Он развлекался тем, что бросал вперед шарик галути и с улыбкой наблюдал, как за ним сквозь кусты пробирается веселый Кастл. Я же продолжала думать, прикидывая, о чем стоит спросить этого странного человека. Теперь у меня уже не осталось сомнений, что он секретный агент. Этакий Джеймс Бонд. А что? Вдруг он и правда служит в английской разведке? Честно говоря, я бы даже не удивилась, окажись это так. Да и у англичан, кажется, в ходу имя Гай.

Все это выглядело вполне правдоподобно, но вот в глубине души я сильно сомневалась, что моя догадка окажется верной. А вот в то, что он русский разведчик, мне не верилось ни капли. Слишком уж изысканными выглядели его манеры. Я подобного у своих соотечественников не встречала.

И кстати, оружия он с собой не носил – по крайней мере, я не видела. Ни ножа, ни пистолета, ни даже шокера. Хотя кто знает эти новые технологии? Может, безобидный с виду галути на самом деле бомба замедленного действия?

Да, странных мыслей и предположений в моей голове вертелось великое множество, но, что самое удивительное, страха почти не было. А ведь мне совершенно точно следовало бояться этого непонятного человека. Но почему-то рядом с ним я чувствовала себя в безопасности.

Откуда взялась эта уверенность? Понятия не имею. Пусть он и говорил, что не причинит мне вреда, но разве можно верить обещаниям первого встречного? Нет. Это глупо. Это совершенно безрассудно. Но… я ему верила. Сама не знаю почему.

– Сандра, скажите… Кем вы меня считаете? У вас же точно есть предположения, – поравнявшись со мной, задумчиво поинтересовался Гай, когда с узкой крутой тропинки мы свернули на достаточно пологую дорожку.

– Как раз об этом размышляла, – ответила я спокойно. – Вот только ни одно из предположений не кажется мне верным.

– Я тоже много думал о том, что вам… не стоило подходить ко мне, не стоило начинать беседу. Меня вообще не должно быть в вашей жизни. Да и вам не следует в одиночку бродить по безлюдным лесам.

– Вот уж не думаю, – отмахнулась я, ощутив, как внутри раскрывает темные крылья возмущение. – Поверьте, здесь совершенно безопасно.

– Подозреваю, что все те жертвы маньяков, о которых часто рассказывают в ваших СМИ, тоже считали, что в месте, где их в итоге убили, было безопасно, – с легкой иронией заметил Гай.

– Знаете, есть такая поговорка: «Волков бояться – в лес не ходить», – ответила я, чувствуя себя странно защищенной. – И я неплохо знаю эти места. Да и за себя могу постоять. Хотя, конечно, доля истины в ваших словах есть.

– Я не маньяк, Сандра, – проговорил Гай, снова поймав прилетевший к нему галути и запустив его вперед. – Хотя встречу со мной тоже нельзя назвать везением. И для вас же было бы лучше забыть о моем существовании. Но… вы вернулись.

– Мне следует развернуться и уйти? – я смотрела на него с сомнением и непониманием.

– Мне бы этого не хотелось, – ответил мужчина. – Да и вы ведь пришли за ответами на свои вопросы, но до сих пор не задали ни одного. И мне, честно говоря, интересно пообщаться с вами, как с…

Он неожиданно осекся, оборвал себя на половине фразы.

– Как с кем? – уточнила я, почему-то не сомневаясь, что вот именно женщину он во мне точно не видит.

Я была интересна ему, но явно не как особь противоположного пола. Он смотрел на меня иначе… не знаю даже, с чем сравнить. Наверное, подобным образом я бы взирала на коренного жителя какого-нибудь поселка в захудалом районе необжитой Африки.

Гай не остановился, не замедлил шага, даже в лице не изменился – одним словом, никак не подчеркнул важности своей следующей фразы. Возможно, именно это и помогло мне принять ее, как нечто простое и обычное.

– Как с коренной жительницей Земли.

Ну да… коренной жительницей… Чего?

Нет, я даже решила, что он просто оговорился. Что неправильно его поняла. Ведь Гай же имел в виду просто эти места, побережье? А никак не всю планету. Но… мне хватило одного взгляда на него, чтобы перестать успокаивать себя глупостями.

Поначалу я все еще продолжала идти рядом с ним. Старалась осмыслить информацию, уложить ее в голове. Но мое сознание упрямо не желало принимать такую правду. Оно скорее было готово поверить, что все это лишь розыгрыш. Простая шутка – и не больше. Что так надо мной решили подшутить братья или кто-то из подруг.

И я было собралась улыбнуться, решив сказать Гаю, что раскрыла его игру, но в этот момент к нему снова вернулся галути, а легкая, почти невидимая сетка странного прибора на его лице едва заметно замерцала под лучами солнца. Потому собственная улыбка вместе с обличительными словами так и осталась лишь в моих фантазиях.

А вот шаги все же замедлились… сами собой. Что не укрылось от внимания идущего рядом со мной мужчины. Он прошел чуть вперед и все же остановился и обернулся ко мне. Но в его глазах вопреки моим подозрениям и даже страхам отражалось спокойное удовлетворение. Будто моя реакция ему даже понравилась.

– Знаете, мне очень импонирует ваша способность мыслить рационально. Вы в меру любопытны, не страдаете излишней эмоциональностью. У вас довольно гибкая психика, способная принимать даже то, что кажется невозможным. Именно поэтому, аэста Александра, я бы хотел продолжить наше с вами общение.

Он говорил спокойно, смотрел на меня с уважением, а когда заметил, что в моих глазах нет паники, даже позволил себе скупую улыбку.

– Аэста? Что это? – спросила я, зацепившись за очередное незнакомое слово.

– Уважительное обращение к девушке, не перешедшей в семью мужа, – охотно пояснил он. – В некоторых языках вашей планеты есть подобные слова.

– В русском – нет, – хмыкнула я, прокручивая в мыслях фразу «аэста Александра». Звучало неплохо.

– Нет, – согласился Гай, жестом предлагая мне продолжить путь. – Насколько я успел узнать, это связано с особенностями исторического развития вашего общества. С некоторыми аспектами его социального расслоения.

– У нас уважительно принято просто обращаться на вы. Ну, иногда по имени и отчеству, – сказала я, задумавшись, а после спросила: – А как правильно обращаться к вам?

– К мужчине – эст. Но ко мне обращаются иначе.

– И как же?

– Лейд.

– И что это значит?

– Что-то вроде вашего офицерского чина.

– Значит – лейд Гай? – спросила, чувствуя, как потихоньку спадает сковывающее меня нервное напряжение.

– Гай – это прозвище, – он будто почувствовал, что я немного расслабилась, и решил укрепить результат, снова сдержанно мне улыбнувшись. – И те, кто имеет позволение называть меня так, не обязаны использовать перед именем какую-либо приставку.

– То есть вы офицер?

– Да.

Вопросы полились из меня с такой легкостью, которой я сама от себя не ожидала. Да и мой знакомый отвечал на них спокойно и довольно охотно, что не могло не радовать. Но вот главный я так и не задала. Может быть, боялась услышать подтверждение своих догадок, а может, все еще надеялась, что ошибаюсь. Вот только из всех его фраз получалось, что он именно шпион… разведчик, военный. Но я даже думать боялась о том, какой стране он может служить.

Неспешно мы добрались до той самой поляны, где познакомились почти неделю назад, и, не сговариваясь, присели на два разных бревна, лежащих друг напротив друга по разные стороны от кострища.

– Откуда вы, Гай? – все же спросила я, набравшись смелости.

Он поднял на меня взгляд, посмотрел прямо в глаза и, достав из кармана мою зажигалку, медленно прокрутил пальцем металлический барабанчик.

– Это сложный вопрос, – проговорил он. – Родился я на Элтарусе, учился на Даркаре. Несколько лет служил на Гарриане. А все эти планеты находятся довольно далеко друг от друга.

У меня же от его слов в горле словно ком появился. Конечно, ни одно из этих названий не казалось мне знакомым – да и откуда я могла бы их знать? А еще теперь мне самой дико захотелось поверить, что все происходящее вокруг – розыгрыш. Увы, я никогда не имела склонности к самообману.

– Вы… хотя бы человек? – мой вопрос прозвучал очень тихо.

Да он вообще не должен был прозвучать, по крайней мере, не в такой формулировке! Но мне разом вспомнились все фантастические фильмы, что когда-то успела посмотреть, а прицепом к ним в памяти вспыли сюжеты некоторых фэнтезийных книг. Но моя буйная фантазия вдруг решила на этом не останавливаться и воскресила в памяти едва ли не все упоминания об НЛО и маленьких зеленых человечках. А от одной мысли, что сейчас Гай ухмыльнется и стянет с себя шкуру человека, как в какой-то старой французской комедии, с губ сорвался совершенно неуместный смешок. За ним – второй. А потом я просто дико, глупо, истерически расхохоталась.

 

На глазах выступили слезы, от моего смеха с ближайших деревьев вспорхнули в небо несколько небольших птичек, даже Касти соизволил вынырнуть из кустов и посмотреть, что же случилось с его спокойной, уравновешенной хозяйкой. А я все смеялась, не в состоянии успокоиться.

Растирая по лицу слезы, все старалась взять себя в руки. Но получалось с трудом. А Гай, вместо того чтобы что-то сказать, пояснить или, на крайний случай, обидеться, просто смотрел на меня и улыбался. Будто ему нравилась моя странная реакция.

– И все же? – спросила я, когда спустя немыслимое количество времени снова смогла говорить нормально.

– Человек ли я? – с легкой усмешкой переспросил Гай. – Да, Сандра. Человек. Такой же, как вы. – И зачем-то добавил: – Почти.

– Почти?

– Между нами действительно есть отличия, – пусть и нехотя, но все же пояснил он. – Но не такие, как вы, кажется, себе представили… судя по вашему смеху.

– Простите.

– Не переживайте. Я понимаю, что вам непросто все это принять. Но мне нет смысла врать. Наоборот. Мы с вами можем быть друг для друга чрезвычайно полезны. Я готов ответить на ваши вопросы, а вы расскажете мне о Земле.

– Мне показалось, что вы и так достаточно о ней знаете, – заметила, скрестив руки на груди.

– Мне известны общие факты. Но они не дают полной картины. Я хочу понять живущих здесь людей. Уловить какие-то особенности восприятия, менталитета. Понять, насколько сложно землянам будет адаптироваться к новой реальности.

– Что вы имеете в виду? – спросила я, внутренне похолодев.

– Лишь то, – ответил Гай, глядя мне в глаза, – что скоро для вашей планеты многое изменится. И эти изменения произойдут независимо от желания ее жителей. Принять их им будет непросто. И по иронии судьбы именно мне, Сандра, приказано, сделать так… чтобы число жертв неминуемого противостояния оказалось минимальным.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru