Один неверный шаг

Татьяна Полякова
Один неверный шаг

– Кайфовать не с кем, – отмахнулась Ольга. – Парня у меня нет.

– Что так?

– Не везет. Встречалась с одним, так… больше от нечего делать. Поссорились два месяца назад, он не позвонил, и я не стала. Может, повезет в выходной, – пожала она плечами.

– Значит, весь месяц у тебя гостей не было?

– Парней? Нет. Да и из девчонок никто не заглядывал. Каникулы.

– А с кем в выходной отдыхать собралась?

Она едва заметно усмехнулась.

– Девочка, с которой вместе учимся, пригласила. Она вчера из Турции вернулась. Познакомилась там с девчонками из политеха, говорит, хорошая компания. Но тоже без парней…

– Два месяца без парня – это испытание. Особенно, когда квартира свободна, – кивнула я.

А Ольга разозлилась:

– Ничего, справляюсь.

– Неужто так и не было никого? – широко улыбнулась я.

– Никого. Можете у соседей спросить. Случайные связи вообще не для меня.

– Это я так… вижу, ты не из тех девушек, что в первый вечер с парнями любовь крутят.

«Ну вот, кое-что», – подумала я удовлетворенно и пошла к двери. Валера нахмурился, сообразив, что разговор окончен, а Ольга спросила, адресуясь к моей спине:

– С мальчиком-то все нормально? Отец хотя бы позвонил?

– Все нормально, не беспокойся, – махнула я рукой. – Выходи, – сказала Валере, он попятился, не понимая, что происходит, а я резко развернулась, закрыв кухонную дверь перед его носом.

Ольга отошла от подоконника, собираясь нас проводить, но тут же замерла, видя, что я направляюсь к ней.

– Надеюсь, ты понимаешь, чем рискуешь? – тихо спросила я с улыбкой, которую вряд ли кто считал приятной. – Когда в деле большие деньги, ты можешь быстро стать ненужным свидетелем. А от них легко избавляются.

– Вы это о чем? – нахмурилась она. – Я не понимаю…

– Главное, подумай об этом, – приложив палец к губам, шепнула я и быстро покинула кухню.

Ольга проводить нас не спешила. Только когда мы вошли в лифт, я услышала, как сработал замок в двери.

– Ты что творишь, твою мать? – зашипел Валера, а я нажала кнопку первого этажа. – Зачем ты ее предупредила?

Выходит, наш разговор он слышал, это хорошо, не придется его пересказывать.

– Они все тщательно продумали, – привалившись к стенке лифта, ответила я. – То, что Ольге не поверят, в их планы не входит. Малость поломаем им игру.

– Не понял.

– Ей всего двадцать, она боится. Она нервничает, вне всякого сомнения. Его нет рядом, а мои слова заставят беспокоиться еще больше. Она захочет с ним связаться, чтобы просто убедиться: все в порядке. Теперь понял?

Двери лифта разошлись в стороны, и мы вскоре вышли из подъезда.

– Кухонное окно выходит во двор, не оборачивайся, своим позвонишь, когда свернем за угол.

Он шел рядом, хмуро глядя на меня.

– Почему ты уверена, что девчонка в деле? Мне показалось, она говорит вполне искренне, нервничала – да, но ведь это понятно.

– Я тоже готова была ей поверить, пока она не упомянула соседей. Этот тип давно здесь не появлялся. Они все продумали, отрепетировали возможный допрос, девчонка знает, соседи подтвердят: последний месяц к ней никто не заходил, если мужчин видели раньше, это могли быть приятели ее подружки. Она чувствовала себя в безопасности. Иногда это приводит к плачевным результатам, говоришь лишнее.

– Деньги ей, похоже, нужны. Папаша алкаш, матери не до нее, зачем она об этом рассказала, ведь должна понимать, это нас насторожит.

– А смысл скрывать то, что мы и так легко узнаем? Но это придало ее рассказу правдивости.

– То есть как раз это тебя не насторожило? А соседи…

– А вот упоминание о соседях было излишним. Этот тип был здесь. Не раз. Но только не в последний месяц. Он приходил, когда ее подруги не было. Ее они не боялись, а вот соседей – пожалуй. Но дружок убедил ее, что и тут все чисто. Это оговорка на два миллиона евро, мой нежданный друг. Жаль, что мне приходится все это объяснять, выходит, свои деньги ты не отрабатываешь.

– Ну, ты и… – он лишь головой покачал и замер, сводя брови у переносицы. – Если все так, какого дьявола мы ушли? Надо вытрясти из нее, кто этот тип.

– Надо – вытряхивай, – кивнула я, – но без меня.

– И что теперь прикажешь делать? – малость поостыл он.

– Звони своим ребятам, пусть глаз с девчонки не спускают. Дом держать под наблюдением. Хотя у парочки должен быть план на случай экстренной связи.

Мы вошли в соседний переулок, Валера звонил по мобильному, а я топталась рядом. Убрав мобильный, он сказал:

– Она предупредит его, и неизвестно, чем это закончится.

– Говорю тебе, нас ждали. И твое появление у Ольги существенно на их планы не повлияет. В ближайшее время они должны встретиться. Боюсь, уже после того, как он получит деньги.

– Тогда единственный выход – допрос с пристрастием. Иначе пацана не найдем.

– Если дружок не дурак, Ольга не знает, где его искать.

– Но мы будем знать имя.

– Настоящее?

Валера чертыхнулся.

– Ольга – единственная ниточка, которая приведет к нему. Оборви ее сейчас – и ты этого типа не найдешь.

– Мне нужно найти ребенка… если этот гад получит деньги, а пацана не вернет, как опасается хозяин…

– Ты сможешь разыскать похитителя, проследив за Ольгой. Или не отыскать, если он ее кинет.

– Утешила.

– Да я и не стремилась.

– Но что-то мы можем сделать?

– Жаль, что ты вояка, а не следователь, очень бы пригодилась прослушка квартиры и ее мобильного. Кстати, это ты мог бы устроить?

– Прослушку организуем, – буркнул он. – В квартиру сейчас «жучок» нереально поставить, только если Ольга куда-то уйдет…

– Вдруг повезет, и она к нему направится? – подмигнула я.

В этот момент у него зазвонил мобильный.

– Ребята за домом установят наблюдение, – сказал он, переговорив с подчиненными пару минут. – Как только девка выйдет из квартиры, займутся прослушкой, ее звонки по мобильному отследим. А дальше что?

– Дальше набраться терпения.

– Тебе легко говорить, – покачал он головой. В переулке показался джип и плавно притормозил возле нас. – Садись, – кивнул Валера.

– Я прогуляюсь.

– Тебе топать на другой конец города.

Не желая спорить, я села в машину.

– Машины в переулке возле торгового центра проверили?

– Да. Там полно офисов, парковки нет.

– То есть машины каждый день стоят примерно одни и те же?

– Вот именно. Никто не заметил ни постороннюю машину, ни мужика с ребенком, хотя на тачку могли внимания не обратить, кому надо приглядываться? И мужик мог проскочить незамеченным.

– А мог и не проскочить, этот тип не дурак, и возможность, что кто-то обратит внимание, должен был иметь в виду. Пожалуй, я бы на его месте рисковать не стала. Он был уверен, о похищении в полицию заявлять не станут, а значит…

– Значит? – переспросил Валера, недовольный тем, что я замолчала.

– Вдруг он решил обойтись без машины?

– Идти по городу с пацаном?

– Ну, если идти недалеко…

– Хочешь сказать, он держит мальчика в доме по соседству?

– Сталинки я бы в расчет принимать не стала, а вот в трех кварталах западнее новостройки. В одних домах уже живут, другие только строят… Там затеряться нетрудно.

– Вряд ли он держит пацана в квартире, соседи могут что-то заподозрить…

– В новостройках соседи плохо знают друг друга, и сообщений о похищении не было, так чего опасаться?

– Того, что мы его в конце концов найдем.

– С двумя миллионами евро на хрена ему этот городишко? Проверь, нет ли по возможному пути следования видеокамер.

– Проверили, – фыркнул Валера. – Камеры только во дворах, и то там, где сталинки.

– Ага. Выходит, и это он учел. Парень, случайно, не из твоих? Сообразительный, и пацан с ним пошел.

– Мои все бегают саврасками, друг у друга на глазах.

– Новостройки я бы проверила. У тебя есть описание этого типа, узнай, кто в последнее время сдавал там квартиру…

– Где я столько людей возьму?

– Если хозяин хочет видеть сына живым, люди найдутся. Поиск – вопрос денег и, к сожалению, времени. А его-то как раз и нет. Там домов десять, можем начать прямо сейчас, люди уже с работы вернулись…

– Ты серьезно? – не поверил Валера.

– Абсолютно. Об Ольге к завтрашнему утру ты должен знать все: родственники, друзья-подруги… вдруг повезет, и кто-то видел ее с этим типом.

– Этим уже занимаются, – буркнул он, но без обиды, чем, признаться, слегка удивил.

Высадив нас с водителем по имени Сергей у новостроек, Валера уехал, и правильно, командир должен координировать работу подчиненных, а не по квартирам болтаться.

В обход мы отправились с Сергеем, толку от него было поначалу немного. Безусловным везением можно считать тот факт, что мало где в новых домах работали домофоны, вход в подъезд беспрепятственный. Я сочинила историю, навеянную происходящими событиями. Муж-подлец, с которым я недавно развелась, увез ребенка. Последний раз их видели где-то здесь. Люди к моему рассказу отнеслись по-разному: кто-то просто отнекивался, кто-то сочувствовал и пытался помочь. Шустрая девчонка, в квартиру которой мы позвонили, скоренько собрала весь подъезд и устроила соседям допрос. Жаль, усилия ее результатов не дали. Зато активизировался Сергей, в нем внезапно открылся дар красноречия, и мы разделились.

Время было уже позднее, и вскоре обход пришлось прекратить. Сергей отвез меня домой на такси, заверив, что завтра в восемь утра вновь начнет допекать жильцов. Если учесть, что проверить удалось лишь два дома, работы у него непочатый край.

Оказавшись в своей кухне, я позвонила мужу, он сам в течение дня звонил пару раз, но сейчас мне необходимо было услышать его голос.

– Как дела? – спросил он.

Меня так и подмывало ответить: «Я в полном дерьме!» Вместо этого сказала:

– Скучаю.

– Я звонил домой, но тебя не было…

 

– Решила немного прогуляться, чтоб стены не давили.

– Больше никаких командировок, обещаю.

Отложив телефон, я подошла к окну, выходящему во двор. В глубине двора стояла неприметная машина, которую раньше я здесь не видела. Усмехнувшись, я отправилась спать.

Утром я встала рано, хотя особой необходимости в этом не было. Салон начинал работу с девяти, но я уже решила, что сегодня там обойдутся без меня. Выпила кофе и позвонила Валере.

– Есть новости?

– Нет.

– Свяжись с моей хозяйкой, номер мобильного я отправлю эсэмэской, отпроси меня с работы, у тебя это хорошо получается.

– Если тебя с работы вытурят, место я тебе найду, – хмыкнул он, – чтоб таланты зря не пропадали.

– Мне на моем месте хорошо.

– Чем собираешься заняться?

– Народ в новостройках поспрашиваю.

– Туда уже Сергей поехал и еще двое. Серега очень впечатлен твоей работой. Говорит: «Талант».

– Твой Серега толковый парень, но лишний человек не помешает.

Через пятнадцать минут я вышла из подъезда. Неприметной машины во дворе не оказалось, но, стоя на задней площадке троллейбуса, я разглядела ее в потоке машин.

До новостроек добралась быстро, в восемь пятнадцать встретилась с Сергеем и двумя его товарищами. Мы провели что-то вроде совещания, поделив между собой оставшиеся дома. В то утро мне не везло, граждане в это время отправляются на работу, а пенсионеров в новостройках раз-два и обчелся. Я понимала, что, скорее всего, зря трачу время, но на удачу все-таки рассчитывала. Она мне так и не улыбнулась. В половине одиннадцатого позвонил Валера.

– Девка из дома не выходила. Ее мобильный отключен, я звонил женщине, у которой она работает няней. В девять Ольга должна была быть у нее, та дозвониться тоже не может.

– Твои парни не могли ее проворонить?

– Исключено.

– Одинокие мужчины в поле их зрения не попадали?

– Слушай, – начал злиться он, – здесь полно народу, но никто подозрительный в ее подъезд не входил. Двигай к ее дому…

Чертыхаясь, я направилась к стоянке такси, неприметная машина, которая второй день глаза мозолила, поравнялась со мной, водитель посигналил.

– Меня Валерий Степанович прислал, – приоткрыв дверь, сообщил он.

– Спасибо за заботу.

Валеру я увидела, как только мы свернули к дому Ольги, он нервно вышагивал возле подъезда, разговаривая по мобильному. Я вышла из машины и направилась к нему.

– Похоже, единственную ниточку он успел оборвать, – зло сказал Валера. – Чертов фокусник… как он мог войти в подъезд незамеченным!..

– Многоэтажка, народу, как ты сам заметил, бродит предостаточно. Мог войти старик или женщина. Лучше всего с собакой.

– Что? – не понял он.

– Идет старичок с собачкой, твои парни обратят на него внимание?

– Да что ж такое…

– Вот. А должны были бы…

– Скажи на милость…

– Значит, ты считаешь, от девицы он избавился? – перебила я.

– А что еще?

– Варианты всегда есть. Я так поняла, в квартиру еще не заглядывали?

– Если там труп, придется объясняться с полицией.

– Похвальная законопослушность. Давай проверим…

Мы зашли в подъезд и поднялись на нужный этаж. Я дважды позвонила, прижавшись ухом к двери. Тишина. Валера, покосившись на меня, осмотрел замок, потом извлек из кармана отмычки.

– Ты небезнадежен, – съязвила я.

– Да пошла ты…

С замком он возился долго, меня так и подмывало ускорить процесс, но это было бы уже слишком. Оставалось уповать на то, что соседи на его возню внимания не обратят. Наконец дверь открылась, и мы друг за другом осторожно вошли. Потребовалась минута, чтобы убедиться: в квартире никого, ни живых, ни мертвых.

– Упорхнула птичка, – сказала я.

– Как ей это удалось?

– Где находились твои парни? – продолжая оглядываться, спросила я, взяла на кухне полотенце и, держа его в руках, чтобы не оставить пальчики, стала проверять шкафы. Ни денег, ни документов. – Так, где находились твои парни?

– Машина во дворе и на улице, как раз у выезда в переулок.

– Если они не спали, двор она покинула с другой стороны…

– Там гаражи…

– Ага. Два железных гаража, но девчонка между ними пройти сможет.

– Допустим, но как она через весь двор прошла, чтоб эти олухи ее не видали? Уволю всех к черту…

– Успеешь еще… Справа банк, во двор выходит служебная дверь, есть небольшая парковка. Видеокамера наверняка тоже есть. Если повезет, мы увидим часть двора…

– Какой в этом толк?

– Пока не знаю. Вдруг она ушла не одна? Звони хозяину, город небольшой, богатые люди, поди, друг друга знают…

– Без надобности, в банке у меня дружок начальником охраны.

– Одна хорошая новость, – кивнула я.

Пока он звонил, я продолжала осматривать шкафы, не особенно надеясь найти что-нибудь интересное. Между двух учебников по педагогике лежала открытка. Ольгу поздравляли с днем рождения, забавный стишок и три аккуратные подписи: Яна Вишневская, Ольга Наумова и Лиза Ковальчук.

– Идем в банк, – позвал Валера, убирая мобильный.

А я еще раз огляделась.

– Месяц – большой срок, но… чем черт не шутит…

– Что еще за головоломка? – буркнул Валера.

– На твоем месте я бы сняла здесь отпечатки пальцев. Интуиция подсказывает, парень у нас непростой, вдруг успел где-то засветиться? Или вояке вроде тебя такое не по зубам?

– Вот это как раз легко.

– Порадовал. Пусть все тут как следует проверят. Все, Валера. Нам до зарезу нужна удача.

– Если он здесь наследил, мы найдем его отпечатки, можешь не сомневаться.

В банке нас уже ждали, лишних вопросов, кстати, не задали. Здоровяк с пышными усами, которого я мысленно окрестила «настоящим полковником», провел нас в комнату, где двое молодых людей сидели перед мониторами.

– Какое время интересует? – уточнил один из них.

– Вчерашний вечер, примерно с семнадцати пятнадцати и до утра.

– В зону действия камеры попадает только часть двора, примыкающая к банку, и последний подъезд дома по соседству. Тот, который интересует вас, мы не увидим.

Появилось изображение, я настроилась на ожидание, но буквально через несколько минут увидела, как из подъезда выходит женщина в строгом темно-синем костюме, туфли на низком каблуке, шатенка или брюнетка, стрижка каре, челка закрывает брови. Изображение так себе, лицо не особенно разглядишь, женщина казалась куда старше нашей Ольги, я бы дала ей лет тридцать пять – сорок… наверное, из-за костюма, молодежь в таких не ходит. Но походка… Женщина направилась к припаркованным во дворе машинам, замерла возле одной из них, огляделась и очень быстро прошла к гаражам. Камера ее потеряла.

– Это она, – сказал Валера.

– Точно, – кивнула я и ткнула пальцем в монитор. – Девятнадцать сорок пять. Ушли мы примерно в девятнадцать тридцать, ей понадобилось всего несколько минут.

– Как она оказалась в этом подъезде? – с досадой спросил он, когда мы покинули банк.

– А чердак для чего? Я же говорю, они заранее подготовились, и ключи у нее были с собой. Десять минут на переодевание, еще десять на то, чтобы благополучно покинуть дом.

– Соплячка, мать ее так…

– Зато увольнять никого не придется. Она смылась раньше, чем твои парни всерьез взялись за наблюдение.

– И что теперь?

– Искать. Нужна ее фотография, пусть ее покажут жильцам новостроек.

– Дались они тебе… Что, если девка уже смылась из города?

– Если их в деле только двое, он и она, девица нужна здесь. Кто-то должен остаться с ребенком, когда наш хитрец будет забирать деньги.

– Господи, времени совсем ничего, – в тоске покачал он головой.

– Ну так шевелись.

В квартире Ольги я не обнаружила ни одной фотографии во время обыска, это могло бы показаться странным: девчонки любят фотки на память. Допустим, они в ее компьютере, но и компьютера в квартире не оказалось. Это означало одно: к похищению готовились тщательно и заранее за собой подчистили.

К новостройкам мы ехали в молчании, по дороге Валере позвонили, и вскоре фотография у нас появилась: не лучшего качества, с паспорта Ольги, но я рассчитывала, что теперь дело пойдет быстрее. Ближе к вечеру народ вернется с работы… вот только время стремительно уходило. В два часа Валере вновь позвонили на мобильный.

– Все, – выдохнул он, закончив разговор. – Этот сукин сын объявился. Сказал, что время вышло.

– Мы можем продолжить поиски, – не сдавалась я.

– Нет. Мне надо подготовиться. Ты поедешь со мной.

– Какого хрена?

– Ты поедешь со мной, – рявкнул он.

– Как скажешь, – усмехнулась я.

Через несколько минут мы были в доме Клепикова. Хозяин ждал нас в кабинете. Лицо бледное, он кусал губы, не замечая этого. На меня взглянул, скорее, с удивлением, но вопросов не задал.

– Она видела его, хоть и мельком, – счел нужным объяснить Валера мое присутствие, несмотря на незаданный вопрос. – Это может пригодиться.

– Пусть подождет в гостиной, – кивнул Клепиков, нервно расхаживая по комнате.

Я устроилась в кресле, вскоре в гостиную вошла Алла и замерла в дверях, заметив меня.

– Что вы здесь делаете? – спросила резко.

– Ваш муж решил, может понадобиться моя помощь.

– Какая помощь? Он что, с ума сошел?

Женщина бросилась в кабинет, дверь прикрыла неплотно, я слышала ее крики.

– Ты собираешься рисковать ребенком? Проклятые деньги тебе дороже его жизни?

Монотонный голос мужа, слов не разобрать, кажется, он пытался ее успокоить. Алла стрелой вылетела из кабинета и скрылась в коридоре, вскоре после этого появился Валера.

– Идем, – буркнул он.

Мы вместе спустились в цокольный этаж, в кабинет, где я успела побывать в прошлый раз.

– Он сказал, мы должны быть готовы к четырем часам.

– Мы?

– Клепиков. Этот тип настаивает, чтобы деньги привез он. Один. Предупредил, если… короче, если ему что-то не понравится, сделка отменяется и ребенок погибнет. Клепиков не хочет рисковать.

– Из-за жены?

– Ты же видишь, в каком она состоянии, – покачал головой Валера.

– А что будет, если деньги он заберет, а сына она так и не увидит?

– Я все прекрасно понимаю, но что прикажешь делать?

– Искать.

– Искать? На это времени нет. Нет, ясно? А если хозяина при передаче денег он попросту пристрелит? Я отвечаю за его безопасность.

– И что думаешь делать?

– Понятия не имею, – вздохнул Валера, повалившись в кресло.

– Сколько у тебя людей? – помолчав, спросила я.

– Человек двадцать могу собрать, – чуть приподняв ладонь, которой прикрывал лицо, ответил он.

– Есть план города?

– Разумеется, – он достал из ящика стола карту и развернул ее.

– Сопровождать машину Клепикова не получится. Если похититель профи, слежку заметит. Хотя…

– Что? – нахмурился Валера.

– Если этот тип действует один… ему придется рискнуть, а у нас появится шанс. – Я склонилась над картой. – Он сообщит, куда ехать, в последний момент. Хозяину звонили с телефона-автомата?

– Да.

– Где он находится?

– На Разина, возле рынка. Только не говори, что я должен послать туда своих людей, не вижу смысла.

– Похититель погоняет Клепикова по городу. Для этого понадобится мобильный для связи. Сможешь отследить сигнал?

– Допустим, смогу. Попытаюсь, – поправился он, кашлянув.

– Вопрос, что он предпочтет, город или тихое местечко на природе.

– Город. Здесь проще затеряться.

– Зато на природе за нами легче наблюдать. Выход один: расставить на основных магистралях своих людей в машинах. Мы поедем вслед за Клепиковым, держась на почтительном расстоянии, в случае необходимости те из ребят, кто будет ближе, нас сменят. Если он покинет город, подтягиваемся в том направлении, попробуем взять его в кольцо. Наша задача проследить, куда он направится после получения денег. Ни в коем случае не пытаться задержать его. Получив бабки, он станет гораздо спокойнее, будет думать только о том, как побыстрее оказаться в безопасном месте. Если он вернет ребенка, мы займемся этим типом позднее, если нет… у нас будет шанс найти мальчика.

– Ты считаешь, его уже нет в живых? – тихо спросил Валера.

– Я надеюсь его спасти. Иначе какого хрена затевать все это? В машине Клепикова поставь прослушку, мы должны знать о его переговорах с похитителем.

– Если все сорвется… меня в этом городе не возьмут даже охранником в супермаркет.

– Возьмут сторожем на парковку, у меня есть знакомства.

– Не думай, что я о своей шкуре беспокоюсь, – вздохнул он. – Если что-то пойдет не так и ребенок погибнет… я себе этого никогда не прощу.

Он ушел, хлопнув дверью, а мне ничего не оставалось, как устроиться на диване, закрыть глаза и ждать развития событий. Ждать пришлось недолго.

 

Примерно в 16.30 похититель позвонил. К тому моменту двадцать человек на машинах ждали условного сигнала. Валера, как выяснилось, мог работать быстро. Прослушку в машину Клепикова уже поставили. Похититель приказал ему следовать в северо-западном направлении. Клепиков, бросив на переднее сиденье сумку с деньгами, сел за руль и вскоре скрылся за воротами. С интервалом в десять минут за ним отправились мы, на этот раз без водителя, за руль сел Валера, должно быть нехватка людей ощущалась.

Оказавшись за воротами, я оглянулась и увидела в окне второго этажа Аллу. Сцепив руки на груди, она смотрела нам вслед.

– Ты ее подозреваешь, – кивнул Валера, а я пожала плечами.

– На твоем месте я бы занялась дамочкой.

– Пусть ею муж занимается, – зло ответил он. – Моя задача, чтобы все остались живы. Не думаю, что она замешана, – продолжил он заметно спокойнее. – Конечно, то, что она оставила ребенка, выглядит подозрительно. Но ты пойми, это совершенно нормальная семья. Ну да, у них есть деньги, но никто им ни разу не угрожал, Алла никогда не ездила с охраной и Клепиков тоже. Обычные люди. Клепиков на дачу или в походы с семьей по магазинам даже водилу не брал. Сам за рулем.

– Обычные люди дворцы не строят, – покачала я головой. – Кому-то чужое богатство как кость в горле.

– Они переехали сюда всего год назад, он этот дом шесть лет строил, с тех пор как женился. До этого жил в обычной сталинке.

Тут мы услышали сигнал по рации, а вслед за этим мужской голос. Клепикову звонил похититель.

– Все время прямо, – произнес он. С интервалом в полминуты я услышала другой голос.

– Валерий Степанович, засечь его не успели, слишком мало времени.

Я уткнулась в карту.

– Чего ж ты задумал, – проворчала себе под нос.

– Что?

– Пытаюсь понять его план.

– Он будет гонять его по городу, это ясно…

– Уже пять часов. В час пик в городе пробки. Нас лишат маневра, но и ему будет куда сложнее уйти.

– Валерий Степанович, – вновь услышала я голос. – Хозяин на пересечении проспекта Ленина и Жуковского, вы слишком далеко от него, больше километра.

– Сокращай расстояние не спеша, – посоветовала я и вновь повторила: – Что же он задумал?

Звонок Клепикову.

– Сейчас направо и до упора, – быстро сказал похититель.

– Засекли? – резко спросил Валера.

– Нет.

Он повернулся ко мне:

– Что в той стороне?

Я уткнулась в карту.

– Два варианта. Либо он выведет нас из города, либо развернет в сторону центра.

Следующий приказ последовал через пятнадцать минут. Похититель выбрал город.

– Долго он будет нас кругами водить? – буркнул Валера. Тут его вновь вызвали по связи.

– Расстояние между вами пятьсот метров.

Впереди машины начинали тормозить, сбиваясь плотной массой.

– Въезд на эстакаду, – прокомментировал Валера. – Здесь всегда в это время пробки.

И тут до меня дошло. Клепиков сейчас как раз на эстакаде… ему предстоит спуститься на развороте в центр…

– Есть кто-нибудь внизу?! – заорала я. – Быстро все туда…

И тут же звонок Клепикову и хриплый голос:

– Выходи из машины и бросай сумку вниз…

К этому моменту мы были зажаты со всех сторон машинами. Клепиков тоже, ни развернуться, ни вперед проехать. Валера орал, отдавая приказы, а я бессильно откинулась на спинку сиденья. Внизу никого из ребят не оказалось. Через полчаса мы наконец-то добрались до Клепикова. Он сидел в машине, включив аварийку. Бледный до синевы, нервно сжимал дрожащими пальцами руль.

– Надеюсь, он выполнит свое обещание, – тихо произнес он.

До дома я добиралась больше часа. Сначала пешком, потом на такси. Поговорила с мужем, стоя у окна и наблюдая за очередной неприметной машиной во дворе. Оттуда, судя по всему, наблюдали за мной. Потом отправилась спать. На душе было муторно. «Мальчик жив, – утешала я себя. – Этот тип получил деньги, какой смысл убивать ребенка? Ромке всего три года, и вряд ли он что-то сможет рассказать. А если сможет? Если похитителя он знает? Допустим, нет. Проще всего оставить мальчишку где-то на улице и позвонить отцу. И тем самым развязать ему руки? Где уверенность, что он не станет искать похитителя? Значит, ребенок нужен для страховки, чтобы беспрепятственно покинуть город. Но ребенок лишняя обуза… Он оставит его здесь, живого или мертвого».

Я уснула и видела во сне светловолосого карапуза. «Мама, – тихонько звал он. – Мама…» Я проснулась от собственного крика, вскочила, машинально взглянув на часы. Восемь утра. Протопала в кухню, сварила кофе. В дверь позвонили. Валера стоял на пороге, физиономия помятая, у одежды был такой вид, точно он спал в ней, хотя вряд ли ему пришлось спать в эту ночь.

– Проходи, – сказала я. – Мальчишку он не вернул?

– Нет, – покачал головой Валера, взял мою чашку и одним глотком выпил кофе. – Звонил час назад, сказал: передумал. Ему нужны еще деньги.

– Сколько на этот раз?

– Три миллиона.

– Аппетит приходит во время еды… Странно, – заметила я, устраиваясь на стуле.

– Странно? Эти деньги достались ему слишком легко…

– Но везение не может быть долгим… Я считала, мы имеем дело с умником. А он дурак. Или у него совсем другое на уме.

– Мальчик жив. Отец слышал его голос по телефону.

– Не пора ли звонить в полицию? – вздохнула я.

– Поздно. Все зашло слишком далеко. Он дал нам срок до вечера. Хозяин думает только о том, где достать деньги. Алла точно взбесилась… орет, верни моего сына… Конечно, мы можем попытаться еще раз… полное дерьмо, – хмыкнул он и покачал головой.

– Есть еще что-то? – понаблюдав за ним, спросила я.

– Есть. В доме Ольги полно отпечатков, повторяющихся. Скорее всего, ее и подруги. Но…

– Но? – поторопила я.

– Есть один отпечаток, на стене, прямо над диваном. Такое впечатление, он упирался в стену всей ладонью…

– Он?

– Просто мистика какая-то…

– Не тяни. Вы смогли установить, чьи это пальчики?

– Они есть в нашей базе данных. Видишь ли, наши водилы иногда перевозят крупные суммы денег, отпечатки пальцев снимают при поступлении на работу, непременное условие…

– Мы ведь думали о том, что похититель кто-то из своих, – напомнила я.

– Проблема в том, что этот человек мертв уже три месяца. Либо отпечатки старые, что маловероятно, либо… я не знаю что и думать. Он был знаком с Ольгой, это факт, а она уже после его смерти затеяла срубить бабки и нашла себе помощника?

– Ты так и не сказал, кто этот тип.

– Покойник? Паша Кречетов. Возил Клепикова десять лет. Девять лет и восемь месяцев, если быть точным.

– Хозяину об отпечатках уже доложил? – Валера, точно нехотя, покачал головой. – А причина?

– За место свое боюсь, – хмыкнул он. – Есть такие ситуации…

– Алла с водилой мужа была знакома?

– Само собой.

– У Клепикова, случайно, нет проблем по мужской части?

– Я что с ним, сплю?

– Они женаты семь лет, верно? Пацану три года…

– Ну и что? Хотели пожить для себя… Ладно, ты права. Был слушок, что водила хозяину в этом деле помог. Само собой, я быстро болтовню пресек, но это не значит, что болтать перестали…

– Как он умер?

– Авария. Решил полихачить и въехал в столб. Машина рухнула за ограждение, а там высота метров пять, взрыв, в общем, хоронить, по сути, было нечего.

– И ты об этом молчал?

– Я был уверен, он погиб.

– А убедиться, что похоронили действительно Кречетова, не пробовал?

– Обычная авария, все вроде ясно. Он любил лихачить, когда один ездил. Предупреждал его пару раз. Если честно, старался, чтоб об этом деле поскорее забыли. Считал, до хозяина дошли слухи, и он…

– А Клепиков мог пойти на такое?

– Вообще-то он неплохой мужик, но…

– Из тех, кто обид не прощает?

– Примерно так.

– Н-да, – покачала я головой. – Ты и вправду в дерьме по самые уши. В подозреваемых и хозяйка, и сам хозяин.

– Он любит мальчика.

– А она что, нет? Хрен знает, что у них происходит, но пацана надо спасать.

– Как?

– Искать, Валера, искать. Прочесать дом за домом, люди у тебя есть, фотографии Ольги и Кречетова тоже.

– Нет никакой уверенности, что они именно там.

– Особого выбора тоже нет. Удача приходит к тому, кто не сидит на заднице. Где сейчас хозяин?

– У него встреча в девять с партнером. Клепиков рассчитывает на него, три миллиона надо где-то найти до вечера…

– Тогда поехали, хочу поговорить с Аллой.

– Спятила?

– Говорить с ней буду я, а не ты. С меня и спрос.

Дверь нам открыла все та же женщина.

– Хозяйка у себя, – ответила она на вопрос Валеры. – Ее уколами накололи, вроде успокоилась.

– Проводите к ней Юлю, есть новости.

– Неужто Рому нашли? – ахнула женщина. Валера поморщился, а она поспешно обратилась ко мне: – Идемте… господи, что же это делается?

Я вошла без стука, Алла в розовом халате поверх кружевной сорочки сидела в кресле возле окна. Услышав, как открылась дверь, резко поднялась.

– Что вам надо? – спросила гневно.

– Поговорить.

Я подошла и, не дожидаясь приглашения, села в кресло напротив.

– Кто вы такая, почему муж держит вас здесь?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru