Раз декан, два декан…

Татьяна Охитина
Раз декан, два декан…

Глава 6

Теодор вышел на связь тем же вечером.

– Как дела? – поинтересовался он, словно это было в порядке вещей, хотя последний раз они общались чуть меньше года назад, когда Торн-младший, тогда еще первокурсник, здорово влип.

– Замечательно, – ответил профессор Гран. – А у тебя?

– Тоже не жалуюсь. А как Алиса?

– А почему ты спрашиваешь?

Причину Милош конечно же знал, спросил чисто из вредности.

– До меня дошли слухи, что ты сделал ей предложение. Вас можно поздравить?

– Нет. Эти слухи – вранье.

– Надо же, никогда бы не подумал, что Эсмаил встанет на путь лжи.

– Эсмаил? Так это он тебе рассказал?

– Он и еще пятеро, – с готовностью подтвердил Тео. – Эс рассказал сестре, та – другой сестре, другая – третьей, третья – четвертой, а та уже поведала матери. Ты же знаешь, как любит тебя его семейство.

– Знаю, – стиснув зубы, ответил Милош. В студенческие годы нынешний владелец кондитерской, а тогда однокурсник-некромант, пытался сосватать ему каждую из сестер поочередно. В результате из этой затеиничего не вышло, однако семейство по-прежнему относилось к Милошу тепло и по-родственному. – Не делал я никакого предложения. И не собираюсь.

– А зря. Из вас бы получилась неплохая пара.

– Теодор, ты спятил? Какая пара? Ты в своем уме? Я и она – ты серьезно?

– Вполне. Подумай об этом на досуге.

Милош от такого поворота даже растерялся, чем Тео и воспользовался – попрощался и завершил разговор, как всегда, оставив последнее слово за собой.

Милош так рассердился, что тут же подобрал три новые кандидатуры для пристроя Алисы.

Поостыв, Тео из этого списка он все-таки вычеркнул – чувства того к Алисе давно остыли, а приворотка и прочие манипуляции на вампиров действуют слабо. Зато память у вампиров хорошая, и за такое самоуправство они обязательно отомстят.

С остальными кандидатами в женихи Милош связался незамедлительно. С одним постигло разочарование – тот успел жениться, зато второй с радостью согласился встретиться со «страстной очаровательной магичкой». Лестных эпитетов для описания Алисы Милош не пожалел и под конец даже испытал легкое сожаление, что такое сокровище уплывает в чужие руки, но быстро опомнился и назначил встречу на самое ближайшее время. Тем более что кандидат как раз намеревался прибыть в город по делам.

* * *

– Надеюсь, этот твой знакомый не такой пугливый как предыдущий? – в этот раз Алиса бурно радоваться не спешила.

– Пугливый? О нет, в этом его точно не обвинить, – усмехнулся профессор Гран, вспомнив, с каким энтузиазмом не владеющий магией приятель несколько лет назад пытался прикончить умертвие крышкой от мусорного бака. Несчастную нежить даже захотелось спасти.

– Это хорошо, – произнесла Алиса, которой Милош конечно же не стал рассказывать о подвигах будущего жениха.

Когда они вышли из академии, народа на улице, по причине выходного дня, оказалось изрядно, и все дружно двигались в одном направлении – шумные ватаги мальчишек, торговцы сладостями, семьи с детьми, влюбленные парочки – все спешили на площадь, туда, где звучала музыка и пестрел полосатый шатер.

– Ты что, ведешь меня в цирк? – Алиса хотела остановиться, но людская толпа повлекла ее дальше. – Хочешь познакомить меня с клоуном? – она повысила голос, чтобы перекричать шум.

– Не угадала, – профессор Гран подхватил ее под руку, чтобы не потерять в толпе.

– Неужели это гимнаст? Гибкий мускулистый красавец, смельчак, кувыркающийся под самым куполом?

– Не забегай вперед.

– Какой ты коварный! – в голосе бывшей подруги послышалось восхищение.

Милош подвел ее ко входу в шатер и предъявил проверяющему два пригласительных билета на лучшие места, подарок кандидата в женихи.

Представление удалось на славу – шумное, яркое… Зрители рукоплескали, вскакивая с мест, вот только Алиса почему-то хмурилась. Ровно до того момента, пока на арену не вышел дрессировщик, пухлый коротышка в блестящем костюме. Следом за ним, семеня копытцами, выбралась здоровенная свинья.

– Сидеть! – рявкнул дрессировщик. Свинья подчинилась. Вместе с нею шлепнулись на места все зрители, которые до этого стояли.

– Ах! – воскликнула Алиса. – Какая прелесть!

Глаза ее засверкали. Милош глянул на нее озадаченно. Свинья тем временем, вдохновленная приказами, принялась бегать, прыгать и протискиваться через кольцо. Последнее происходило явно не без помощи магии – кольцо было тесновато, и всякий раз казалось, что животное в нем застрянет. Вместе с Милошем зал дружно задерживал дыхание и столь же дружно выдыхал, когда «артистка» вновь оказывалась на свободе.

Затем принесли ножи, и Милош успел подумать, что вот сейчас будут раздавать стейки, но оказалось, что это перепутали реквизит, и освистанный носильщик убрался. Потом к свинье добавились два гуся, такие же послушные, и вакханалия продолжилась, завершившись под бурные продолжительные аплодисменты.

– Милош, дружочек, признайся, это же он! – воскликнула Алиса, когда дрессировщик вместе со своей живностью двинул прочь. – Это же с ним ты меня собираешься познакомить?

– Не понимаю, – пробурчал Милош, – что в нем такого замечательного?

– Как что? Он же такой… – Алиса зажмурилась, – такой властный!

– И что в этом хорошего?

Алиса глянула снисходительно, – Ах, тебе не понять, – после чего махнула рукой и отвернулась.

«Да уж, – подумал Милош. – Не понять, это точно».

На арену выскочил клоун, отработал номер и тоже убрался. Артисты вышли на поклон, и представление закончилось.

– Ну же, идем! – Алиса вскочила и потащила Милоша за собой, знакомиться.

Опомнившись, он перехватил инициативу и первым вошел в цирковое закулисье. Идя рядом, его спутница с восторгом глядела по сторонам. Под ее вздохи Милош и добрался до гримерки дрессировщика (на шторе, отделявшей ее от коридора, белела приколотая бумажка с надписью).

– Стой! – воскликнула Алиса, когда он попытался пройти мимо. Останавливаться не хотелось, но пришлось – поправив лиф платья, Алиса сдула упавшую на глаза прядь и, произнеся: «Тук-тук», заглянула за штору.

Оттуда донесся визг, и Алиса рванула прочь.

– Ты чего, – спросил Милош, догнав.

– Это женщина! Как я сразу не догадалась? Только мы можем так повелевать, – вид у бывшей подруги был совершенно расстроенный.

Милош покачал головой и счел за лучшее промолчать.

В кабинет директора цирка они вошли, когда Алиса наконец успокоилась. Рубилиус, кудрявый светловолосый добряк, отложил недописанную бумагу и с радушным видом вышел из-за стола. В то же мгновенье из-за шкафа выскочила здоровенная псина и с рыком бросилась на гостей.

– Стоять! Место! Спать! – рявкнул Рубилиус. Чудовище резко затормозило, затем метнулось в угол и, рухнув на подстилку, захрапело.

Милош глянул на Алису, ожидая, что ту придется успокаивать, но, увидел распахнутые от восторга глаза и понял, что можно уходить – здесь он больше не нужен.

Что он и сделал, представив потенциальных будущих молодоженов друг другу.

И все вроде было хорошо, цель достигнута, и первокурсники вот-вот должны были получить свой долгожданный перевод, но на душе почему-то было неспокойно.

Глава 7

Всю ночь Милошу снились кошмары – он видел то Алису, прыгающую через горящее кольцо, то Рубилиуса, который, размахивая плеткой, пытался заставить ее сигануть из-под купола прямо в раскрытую пасть свиньи, то пухлого полуголого дрессировщика с гусями…

Проснулся он злой и невыспавшийся. Отправился сделать кофе, рассыпал всю пачку и, рассердившись еще сильней, заварил травяного чаю.

На завтраке в столовой Алиса не появилась. Рассудив, что она женщина взрослая, знает, что делает, Милош отправился на занятия.

Первые две лекции он читал второкурсникам, и если большинство вели себя как обычно, то «та самая» четверка смотрела на него с нездоровым интересом. «Что же такого понарассказывал Тео своему брату? – задался вопросом Милош. – И что из этого Вит рассказал своим друзьям?»

Чтобы пытливые умы не лезли куда не надо, пришлось осчастливить их курсовиком. На практическом занятии он тоже им спуску не дал, в результате к обеду вся дурь из безбашенных голов наконец-то испарилась. Заодно и сам отвлекся.

На обеде Алиса тоже не появилась. Милош заглянул в расписание и решил подловить ее после занятий.

Не успел – та упорхнула раньше, мелькнув за поворотом, когда он подходил к аудитории. Хотел догнать, но не вышло – из-за того же поворота показался Варажек и радостно воскликнул:

– Профессор, вот вы где! А мы вас ищем!

Мысленно хлопнув себя по лбу и поразившись внезапной забывчивости, Милош отправился по делам.

Прошлогодний конфликт между факультетами некромантии и боевой магии натолкнул ректора на мысль устроить дружеский турнир, чтобы враждующие стороны выпустили пар мирным способом, а именно – путем состязания в магическом мастерстве. Некроманты должны были создать нежить, а боевики – ее уничтожить. Учащимся остальных факультетов отводилась роль зрителей.

Абы какую нежить некроманты конечно же создавать не собирались, боевиков хотелось посрамить, и в результате вот уже вторую неделю на полигоне проходили «смотрины». Старшекурсники-некроманты, чья нелюбовь к боевикам была особо сильна, выкладывались по полной, младшекурсники тоже пытались не отставать, однако была еще одна группа участников, которая не лезла на передний край, а предпочитала работать тихо и лишний раз не светиться – на встречу с ней Милош и отправился.

В подвальной лаборатории Лиама, штаб-квартире тайного общества, его ждал сюрприз – помимо основного состава там обнаружилось пополнение – Тирра, угрюмая девушка из злополучной четверки. «Преследуют они меня, что ли?», – с досадой подумал Милош. И потребовал у лаборанта объяснений.

– Профессор, она нам нужна, – заявил тот. – Вот, гляньте, ее работа, – Лиам взял со стола тряпицу и, аккуратно развернув, показал черное матерчатое сердце с ритуальной вышивкой, некромантской магией от которого так и фонило. – Теперь боевики сядут в лужу, будьте уверены.

 

Сердце и впрямь было неплохим, пришлось согласиться. Умертвие, работа над которым почти подошла к концу, с такой начинкой имело отличные перспективы – прибить заклинаниями его будет непросто, а слушаться хозяина оно станет беспрекословно и никого из учащихся не сожрет.

Отвечающий за сбор материала Варажек натащил с кладбища кучу разномастных костей, и Лиам, любитель необычных конструкций, собрал из них нечто, напоминающее гигантскую свинью. Милош тут же вспомнил цирк, Рубилиуса и Алису. «Интересно, – подумал он, – чем эти двое сейчас занимаются?» И решил зайти к бывшей подруге попозже вечером.

О том, что происходит что-то не то, он понял на подступах к ее комнатам – запах в коридоре стоял крайне подозрительный. Когда Алиса открыла дверь, он глазам не поверил – на ней был фартук, а в руках – деревянная лопатка.

– Что это ты делаешь? – спросил он, войдя и оглядевшись.

– А сам-то как думаешь? Блинчики жарю, что же еще, – на рабочем столе обнаружились маленькая плитка, кастрюлька с половником и тарелка со стопкой кривоватых подгоревших лепешек.

В сознании Милоша Алиса и приготовление пищи не пересекались никогда. Кулинарные способности бывшей подруги не простирались дальше заваривания чая и кофе.

– Не знал, что ты это умеешь, – растерянно произнес он.

– Представь себе, я тоже. Но душечка Рубилиус хочет домашних блинчиков, вот я и научилась. А еще я сегодня пекла булки, а завтра буду варить суп.

– Но ты же не любишь готовить!

– Я? – Алиса задумалась. – Ну, да. Зато я люблю властных мужчин! – она посмотрела на Милоша с вызовом. – И если они хотят, то почему бы и нет?

– А как же ты сама? Как же твои хотения?

Взгляд бывшей подруги сделался снисходительным.

– Вот в этом твоя проблема, дорогой, ты слишком много думаешь о других. Нет чтобы пойти и взять! Вырвать! Присвоить! Захватить! Мы, женщины, это любим.

Милош посмотрел на лопатку в ее руках, затем на сковородку и произнес:

– У тебя горит.

Вскрикнув, Алиса принялась отковыривать от сковородки прилипший блин.

Хмурясь, Милош отправился прочь. Дверь за собой он закрыл самостоятельно.

Спалось этой ночью ему до крайности отвратительно – хохочущий Рубилиус гонялся за ним по арене цирка, размахивая угольно-черным блином, а затем превратился в свинью с длинной шеей… и разразился грохотом.

Впервые звон будильника оказался настолько желаным.

На завтрак Алиса снова не явилась. Как и на обед. Весь день Милош пытался отвлечься, но на душе было неспокойно. Даже доработка умертвия, над которым в тот день всей команде пришлось изрядно попотеть, не отвлекла его от тревожных мыслей. Выйдя из лаборатории Лиама, он решил зайти к Алисе еще раз, но не успел.

Глава 8

– Ты! Это все ты виноват! – рыдающая фурия накинулась на Милоша прямо во дворе академии. – Все из-за тебя!

Заглушающее заклинание он сотворил быстро, однако что-то подсказывало ему, что адептка Тирра Схун, которая вышла от Лиама за ним следом, успела все услышать.

Впрочем, сейчас ему было не до будущих сплетен. Его собственные комнаты находились ближе, туда он Алису и увел.

– Что случилось? Он тебя обидел?! – негодяя Рубилиуса тут же захотелось найти и огреть чем-нибудь тяжелым.

– Нет! Это все ты! Это из-за тебя я его бросила!

Пораженный таким поворотом дела, Милош понял, что без чашки приличного кофе не обойтись.

Когда перед шмыгающей носом Алисой возник ароматный напиток, она шумно высморкалась в выданный Милошем платок и наконец заговорила:

– Твои дурацкие слова все испортили! Если бы ты тогда не пришел, я бы и не задумалась, что не люблю готовить! А я задумалась! Рубилиус любит домашнюю еду и хочет, чтобы его избранница стояла у плиты и баловала его вкусняшками, и я решила, что буду, ну а что, он же мне нравится. А потом, из-за тебя, между прочим, я поняла, что если буду постоянно готовить, то сдохну, потому что я это ненавижу! Вот я его и бросила! И теперь из-за тебя, бессовестного, – она ткнула пальцем в Милоша, – я снова одинока и несчастна! – схватив опустевшую чашку, она глянула внутрь и сердито фыркнула: – Вот, сам женится, а меня рыдать заставляет!

– Он что, уже другую нашел? – удивился Милош.

– Не он, а ты! Вон, видишь, свадьба, – она ткнула пальцем в пятно, похожее на сапог. Затем мстительно добавила: – И детишки, двое!

– Это твоя чашка, – напомнил Милош. – И это не дети, а твои первокурсники, которым на мой факультет хочется.

– Перехочется! А ты, мой дорогой, даже и не мечтай меня замуж сплавить! Вот так!

Она стукнула чашкой об стол и умчалась, хлопнув дверью.

«Может, ну их, этих первокурсников?» – подумал Милош. Потом вспомнил страдальческие взгляды братьев и вздохнув, понял, что отмахнуться не получится.

На ужин в столовую Алиса, как ни странно, пришла. Вид у нее был мрачный, глаза красные, но спрашивать, что случилось никто из коллег не рискнул, хотя и посматривали. Учащиеся тоже то и дело оборачивались в сторону преподавательского стола. Особенно напрягала своими взглядами злополучная четверка, сидящая в дальнем углу обеденного зала. Близнецы-первокурсники тоже внесли свою лепту – их лица красноречиво выражали немой вопрос «когда?»

Все это пищеварению не способствовало, и к концу ужина Милош уже пожалел, что пришел.

«Вы с ней поаккуратней, – тронув за плечо, произнес ректор, когда он уже собрался уходить, – наша профессор Иниди – натура чувствительная, прилететь в случае чего может всем».

Пускаться в оправдания Милош не стал, хотя очень хотелось.

* * *

– Да-а, – произнесла Миларисса, когда после ужина все вчетвером отправились прогуляться, – у них точно не все в порядке. Вы видели, какие они оба мрачные?

– Это еще что, – заявил возникший рядом Варажек, – это вы не видели, какая злющая она от профессора перед ужином выбежала. Я еле успел от двери отскочить.

– Подслушивал? – прищурившись, спросил Эл.

– Вот еще! Я к профессору Грану по делам пришел, а тут она! Чуть с ног не сбила.

– И о чем же они говорили?

– Да так, о ерунде, – Варажек махнул рукой. И тут же опомнился: – Да не подслушивал я, честно! Просто она так орала на профессора Грана, что он во всем виноват… Хотя в чем именно – я не понял.

– Плохо, – сказала Тирра. – Все эти страсти перед турниром очень неуместны. Он сегодня и у Лиама был сам не свой.

– Это да, – кивнул Варажек. – Думаю, профессора надо спасать, доконает его Фурия, вот увидите. А нам с вами нормальный декан нужен. Ну, какие будут предложения?

За разговором они почти дошли до входа на полигон. Заходить в темный тоннель из сросшихся кронами деревьев никому не захотелось, и только Варажек заглянул внутрь с интересом. – А может, нашему профессору Грану черепушку свеженькую подарить? – предложил он. – Это его отвлечет. У меня даже есть одна на примете, для себя берег, но ради спокойствия любимого декана так и быть отдам.

Эл хмыкнул.

– Тогда уж лучше Фурии ее подарить, вместе с мозгами. Чтобы на него не кидалась.

– Может, она от любви, – предположила Миларисса.

– И глаза зареванные тоже от любви? – усмехнулся Эл, сорвав травинку. – От любви радуются, а не ревут.

– Ну в цирке-то она радовалась, помнишь? – сказала Тирра.

– В цирке все радовались.

– Не скажи, профессор Гран к концу представления был не в восторге.

– Зато какая там была свинья!

– Это да.

– Есть! – воскликнул Варажек. – Придумал!

И он рассказал друзьям о своем гениальном плане.

– Ну не знаю, – произнес Вит. – Мне кажется, лучше к ним не лезть, пускай сами разбираются.

– Турнир, – напомнила Тирра.

– Курсовики, много курсовиков… – многозначительно произнес Эл. – А потом еще зачеты с экзаменами начнутся…

– Вит, ну разве нам не нужны два счастливых декана? И нам хорошо, и прорицатели обрадуются, – сказала Миларисса

– Ладно, – вздохнул Вит, – хорошо, я в деле. И как мы это провернем?

* * *

Этой ночью Милош долго не мог уснуть – мешало предчувствие надвигающихся проблем. Откуда они могут прийти он точно не знал, но догадывался.

Следующий день и впрямь выдался странным.

Глава 9

Проснулся Милош от странного звука – кто-то грыз дверь, причем весьма продуктивно. Было слышно, как с треском откалываются щепки. «Свинья!» – пронеслась шальная мысль, – Рубилиус решил отомстить, – но потом Милош вспомнил, что свинья принадлежит не директору, а дрессировщику, и успокоился. Ненадолго. – А если Рубилиус ему… точнее, ей приказал? Женщины любят властных, а дрессировщик, если верить Алисе, женщина».

Накинув халат, декан покинул спальню, прошел через кабинет и уставился на входную дверь. Волосы на голове зашевелились – внизу двери зияла дыра, мелькающие в ней зубы, выгрызая древесину, делали отверстие с каждым мгновением все шире. Кому принадлежали эти зубищи определить не представлялось возможным.

Заклинание, которым Милош шарахнул по неведомой твари, разнесло еще часть двери. Из коридора послышался шум, который мгновенно оборвался, обдав отголоском магии.

Когда Милош распахнул дверь, а точнее то, что от нее осталось, взору предстал пустой коридор, усыпанный щепками – ни следов, ни останков грызуна видно не было.

«Ушел», – с досадой подумал он. Оставлять все как есть он конечно же не собирался, и вскоре, полыхнув зеленью, стационарный портал, спрятанный под ковром в кабинете, открыл путь на темную сторону.

Ожидания не оправдались – сумрак не сохранил следов ни таинственного зверя, ни его хозяина.

Вернувшись, Милош хотел уже было вызвать адепта Варажека, у которого с миром смерти были особые отношения, но посмотрел на часы и передумал. Оставшееся до утра время он занимался починкой двери – накладывал иллюзию целостности, вперемешку со скрепляющими заклинаниями.

На завтрак он пришел усталый и мрачный. Увидев столь же мрачное лицо Алисы, хотел поинтересоваться, не нападал ли кто-нибудь и на ее дверь тоже, но не стал.

Занятия в этот день прошли как обычно, даже злополучная четверка вела себя примерно.

Встреча в лаборатории после занятий отменилась, Лиам заявил, что нашел для умертвия более удачные конечности и займется пересборкой, и Милош отправился на поиски плотника. Заклинания и иллюзия – это конечно хорошо, но настоящая дверь все-таки лучше.

Мысль попросить Варажека пойти поразнюхать в сумраке, он все-таки отринул – ситуация выглядела слишком дурацкой, чтобы о ней рассказывать. Наблюдая за тем, как плотник меняет дверь, Милош нашел другое решение и, когда тот ушел, сделав свою работу, отправился воплощать идею в жизнь.

– Какая глупость, – сердито фыркнула Алиса, – монстр сожрал дверь – это ж надо! Монстр, ха-ха! Наверняка это была твоя подружка!

– Какая ещё подружка? – от такого логического поворота Милош даже растерялся

– Та самая, которую ты бросил, отказавшись жениться! Вот, смотри, – Алиса сунула ему под нос пустую чашку из-под кофе, – гроб, змея и клоун – надежды, которые можно хоронить.

– Это твоя кружка, – вздохнув, ответил Милош. А клоун – это Рубилиус, он клоуном подрабатывал, пока директором не стал, – и пока бывшая подруга не разошлась еще больше, торопливо произнес: – Я вообще-то к тебе за помощью, профессиональной. Посмотри, что это был за монстр. Точнее, чей он. Знаю, это сложно, но ты же такое можешь.

– Ну да, могу, – смягчилась Алиса.

Похвала ее профессионализма была безотказным приемом, Милош это знал. И ничуть не слукавил – Алиса не зря занимала должность декана, в прорицаниях она была очень сильна. – Ладно, давай посмотрим, – она взяла пустую чашку Милоша, глянула внутрь и нахмурилась. – Странно. Коварство, хитрость, какая-то парочка… а, нет, трое.

– Точно не четверо?

– Издеваешься? – Алиса обожгла Милоша гневным взглядом.

– Даже не думал. Те, на кого я думаю, их четверо.

– Значит, это не они. Хотя, вот тут что-то вроде… Нет, вряд ли. А знаешь, – во взгляде бывшей подруги зажегся интерес, – а давай-ка мы с тобой теперь чаю выпьем. И глянем еще разок.

– Давай, – согласился Милош.

Чайное прорицание тоже показало странные результаты.

– Ничего не понимаю, – нахмурилась Алиса, – почему все так мутно? То три, то четыре, то вообще два. Так, где мой хрустальный шар? – она окинула взглядом кабинет. – Ага, вот он, сейчас глянем, – она уставилась в прозрачное нутро… и вздрогнув, отшатнулась, – тьфу, какая гадость этот твой монстр! Знаешь, я лучше как-нибудь по-другому посмотрю, уж больно он мерзкий, – она огляделась по сторонам, выискивая другие инструменты.

 

Карты, руны, монетки, палочки, даже книга пророчеств – все, как сговорились, показывали один и тот же результат – неопределенный.

– И что же это значит? – спросил Милош, озадаченный не меньше Алисы.

Та сердито сверкнула глазами.

– Понятия не имею. Ладно, – она решительно встала, – идем, я знаю, кто нам поможет. Уж если она не справится, то я… Я отдам тебе этих первокурсников и уйду из академии!

– Может, не надо? – произнес Милош, уж больно угрожающе это прозвучало, но Алиса схватила его за руку и потащила за собой.

Хранилище артефактов прорицательского факультета смахивало на склад забытых предметов. В основном это была посуда, но попадались и книги, и украшения, и даже сапог. В самом дальнем углу под магической завесой обнаружился еще один стеллаж, на этот раз с коробками.

– Вот она, – произнесла Алиса, с благоговением достала нужную упаковку, раскрыла и, побледнев, воскликнула: – О нет! Чашка девы Диланы исчезла!

– Не волнуйся, – ответил Милош, – мы обязательно ее найдем.

Путь обратно проходил в тишине, ровно до того момента, пока из-за поворота не послышался грозный рык. Загородив Алису собой, Милош активировал заклинание, готовый запустить его, когда чудовище покажется из-за поворота… но оно почему-то выходить не спешило. Рявкнуло еще пару раз – и наступила тишина.

Жестом велев оставаться на месте, Милош приблизился к повороту, выглянул… и увидел, что там никого нет.

– Что это было? – спросила перепуганная Алиса.

– Понятия не имею.

Магический след никуда не вел, словно нечто появилось прямо здесь, а потом точно также исчезло.

– А вдруг оно хотело напасть не на тебя, а на меня? – предположила Алиса. – Давай ты сегодня у меня переночуешь? Постелю тебе на диване в кабинете, это и к двери поближе – если эта тварь ко мне в комнаты полезет, ты ее прикончишь. Милош, дружочек, ты же герой, правда?

Героем Милош быть не хотел, но видеть Алису пожранной или хотя бы надкусанной, в том случае, если тварь действительно охотится на нее, не хотел еще больше, поэтому согласился.

На ужин они пришли вместе. Ушли тоже. От мысли, какие слухи поползут из-за этого по академии, Милош отмахнулся сразу. Куда важней было продумать защиту и нейтрализовать монстра так, чтобы от него хоть что-то осталось. Только так можно будет пройти по магическому следу и найти хозяина.

В том что монстр придет, он ни секунды не сомневался.

Рейтинг@Mail.ru