Раз декан, два декан…

Татьяна Охитина
Раз декан, два декан…

Глава 1

Декан факультета некромантии Милош Гран хотел лишь одного – выспаться. Однако ранний гость оказался настойчив, затарабанил в дверь уже кулаками, а потом и вовсе ногой.

Во всей академии был только один человек, способный на такую дерзость. Поняв, что от него не отвяжутся, профессор Гран тяжело вздохнул, покинул кровать и, накинув мантию, отправился открывать.

Едва он снял запирающее заклятье, как дверь распахнулась и в комнату ворвалась фурия – волосы дыбом, глаза горят.

– Милош, это немыслимо! Ты только посмотри на это безобразие! – с этими словами она сунула ему в руки грязную кофейную чашку.

– И тебе доброе утро, Алиса, – профессор Гран взглянул на посудину, затем на гостью.

Когда-то стоящая перед ним женщина была невероятно красива, а бешеный темперамент лишь придавал ей очарования, заставляя мужчин терять голову. На миг Милош снова увидел перед собой прекрасную однокурсницу, полную искрящейся силы, способной перевернуть мир. Однако, стоило моргнуть – и видение исчезло, стремительность и страсть превратились в одержимость и неукротимую ярость, которые сейчас были устремлены на него, вызывая только одно желание – поставить щит на пути этого потока. Так он и поступил. После чего спросил:

– Что случилось?

– И ты еще спрашиваешь?! Сам погляди! – Алиса ткнула пальцем внутрь чашки.

– И что я тут должен увидеть?

– Свою совесть!

– Вряд ли моя совесть сюда поместится.

– Еще и место останется! Куда ты дел моих первогодков?

«Приехали, – с грустью подумал Милош. – Она все-таки спятила. Что ж, рано или поздно это должно было случиться».

Он осторожно прощупал фон, исходящий от собеседницы, и с удивлением обнаружил, что уровень безумия не превышает допустимый. Для этой конкретной женщины, разумеется. Значит, дело в другом. И в этом другом все-таки придется разбираться.

– Каких первогодков? – набравшись терпения, спросил он.

– А то ты не знаешь! Тех самых!

«О нет, опять она за старое».

– Алиса, ну мы же договорились, они поступили на твой факультет, и я умыл руки.

– Плохо умыл, как я погляжу! Мыльца не одолжить?

– Так, – Милош почувствовал, что начинает выходить из себя. – Или ты рассказываешь мне, в чем дело, или я произношу успокоительное заклинание. Прямо сейчас. Поверь, у него отвратительная побочка, так что лучше тебе все-таки приступить к объяснениям.

Был еще третий вариант – выставить гостью вон, но, разозленная, она наверняка отправится к ректору, а тот спит и видит, как бы нарыть на факультет некромантии еще какой-нибудь компромат. Того, что набралось за прошлый, год для смены декана оказалось недостаточно, а рыть себе могилу собственноручно Милош не собирался, как и помогать ректору в его «изысканиях», поэтому выгонять взбешенную коллегу конечно же не стал, пусть и очень хотелось

– Итак, я тебя слушаю, – наталкивая ее на принятие нужного решения произнес он. – Что случилось?

– Они пропали, вот что! И не говори, что ты тут ни при чем!

– Ты не доверяешь моему слову?

– Нет!

– Тогда поверь ректорскому приказу, эти двое были зачислены на твой факультет, и мне нет резона его нарушать. К тому же у меня и своих первокурсников достаточно, зачем мне еще твои? Думаешь, мне со своими первогодками хлопот недостаточно?

– А это тогда что? – изящный палец с длинным алым ногтем снова указал внутрь чашки. – Вот, смотри: крест, холм и солнце! Их нет в мире живых, но они живы! Если это не твоя работа, тогда чья? Куда ты их дел, изверг?!

Успокоительное заклинание, изобретенное Милошем еще во времена учебы и доведенное до совершенства путем многократного использования, действовало мощно и быстро. Вот только из-за побочного эффекта нравилось оно далеко не всем, поскольку мгновенно отключало сознание того, к кому применялось.

Подхватив обмякшее тело, Милош сгрузил Алису на диван. В расслабленном виде она выглядела намного лучше – черты лица смягчились, расправились сведенные к переносице брови, и на какое-то мгновение он снова увидел перед собой прежнюю красавицу. Убрав упавшую ей на лицо прядку, он отошел от дивана и, достав амулет, произнес:

– Адепт Варажек, зайдите ко мне. Срочно!

Глава 2

Тирра и Эл брели по тропинке, ведущей к общежитию. Мантии их были перепачканы, лица тоже не отличались чистотой.

– Какие люди! – радостно воскликнул Варажек, как всегда, появляясь из ниоткуда. – Весёлая была ночка, а?

– Как будто не ты нам свечку держал, – мрачно откликнулась Тирра.

– Да бросьте, ну не нашли мы этот дурацкий череп, что с того? В следующее полнолуние снова попробуем, никуда он от нас не денется. Кстати, вы могилку-то закопали?

– Это должен был сделать ты, – обличающе произнес Эл. – А ты смылся!

– Так я разве специально? Меня декан вызвал, – Варажек развел руками с самым честным видом.

– Да ну.

– Ну да. У прорицателей два первокурсника пропали. Велел найти, причем быстро, а то у него в кабинете прорицательская деканша беснуется. Кстати, куда вы их подевали?

– Да никуда мы их не девали, там они, – Эл указал на темнеющую полоску леса.

– На полигоне? Вы их что, одних там оставили?! – Варажек перестал улыбаться и слегка побледнел.

– Ну почему одних? С Витом и Милариссой. Раз уж прилипли, пусть работают.

– Могилу они закапывают, – сжалившись, пояснила Тирра. – Там немного осталось. – Она посмотрела вдаль. – Да вон они идут.

Из лесу на тропу вышли четверо. Двое несли мешки и лопаты, остальные шагали налегке.

– Красавцы, – улыбнулся Варажек, глядя на «носильщиков». Вот как надо – всю ночь копали и до сих пор бодры, не то что некоторые.

Эл хмыкнул.

– А странно все-таки, что этих двоих полигон пустил, – задумчиво произнесла Тирра, – Он же только наших признает, некромантов.

– Так они и были бы наши, если бы прорицательская деканша зубами в них не вцепилась. Ты что, не слышала, какая на вступительном отборе битва была? – в ответ Варажек увидел сразу два удивленных взгляда. – Ну вы даете! По академии до сих пор байки ходят, а вы ни сном ни духом.

– Так ты расскажи, поделись с товарищами, – предложил Эл.

– Да не вопрос, – сверкнул улыбкой Варажек, – только доставлю этих красавцев к декану, пока Фурия его на клочки не порвала. – И он двинулся навстречу приближающейся четверке.

Что он там говорил, Тирра и Эл не расслышали. Зато увидели, как, взяв первокурсников под руки, он исчез, прихватив их с собою.

Вит и Миларисса подошли к друзьям уже без подопечных.

– Не понимаю, чего он так подставляется, – произнес Эл недовольно. – Нам он эти свои фокусы показал только когда его приперло. Да и вообще, мало кто о них знает, а тут какие-то первокурсники, и нате вам.

– Думаю, он знал, что делал, – Вит, в отличие от друга, был абсолютно спокоен.

– Или его снова припекло, – предположила Тирра. – Если к нашему декану заявилась деканша прорицателей, Варажек мог бы пойти на такую жертву.

– Между ними что-то было, – произнес Вит, и все дружно на него уставились.

– Между Варажеком и Граном? – Миларисса сделала круглые глаза.

– Между Граном и Фурией. Мой брат, Тео, случайно обмолвился.

– Ага, случайно, – усмехнулся Эл. – Что-то я не верю… Ладно, молчу, молчу, – пошел он на попятную под взглядом друга. – Так что там было-то?

– Я толком не понял, но это случилось, когда они все вместе еще в академии учились.

– Он ее бросил, и она сошла с ума, – вздохнула Миларисса. – И теперь мстит всему человеческому роду.

– И тролльему, – подхватил Эл.

– И эльфийскому, – добавила Тирра и, передавая эстафету, посмотрела на Вита.

– Вампиры на прорицательском факультете не учатся, так что не присоединюсь.

Миларисса рассмеялась.

– Вообще-то я пошутила. Это я книжку такую читала, «Страсть безумной магички» называется.

– А я бы не удивилась, будь то на самом деле, – сказала Тирра без тени улыбки. – Фурией без причины не становятся, и, если она вцепится в нашего декана… Может, там наша помощь нужна? Это же мы парней на полигон провели.

Ее предложение вмешаться никто не поддержал, слишком уж отвратительной была репутация прорицательской деканши.

– К чему торопить события? – произнес за всех Вит. – Если Варажек проболтается, нас все-равно вызовут. А пока предлагаю привести себя в порядок, – и он занялся мантией.

Эл глянул на свою изгвазданную одежду и приуныл, очищающее заклинание давалось ему из рук вон плохо. Это было, пожалуй, единственное заклинание, которое он так и не смог освоить за год учебы. Точнее, смог, но результат всякий раз получался непредсказуемым.

Вздохнув, он пробормотал нужные слова, задал необходимый вектор воздействия и, почувствовав волну магии, глянул на свою одежду.

Пятна и грязь исчезли, а мантия из черной превратилась в ярко-фиолетовую.

– Симпатично, – сказала Тирра. – Жаль, что не по уставу. Помочь?

– Давай, – вздохнул Эл, и через несколько мгновений его одежда приобрела заданный правилами радикально-черный цвет.

– Ну вот, – оглядев себя и друзей, произнесла Миларисса. – Теперь никто не догадается, откуда мы идем и что делали.

– Точно, – Эл посмотрел на лопаты и мешки, лежащие на траве. – А это всё мы нашли. А поскольку мы – ребята бережливые, то лучше прибрать это добро, да побыстрее, пока хозяин не объявился.

И он, подхватив сразу всю кучу, первым рванул в общежитие.

Глава 3

Первокурсники были грязные, усталые, но довольные. Поглядывали с опаской, однако держались неплохо. Профессор Гран подумал о том, что это отличное качество для начинающих некромантов. Вот только эти двое были прорицателями, хотя отголоски некромантской магии в них действительно ощущались.

Впервые он пожалел, что лично не присутствовал на вступительном отборе, как это делали остальные деканы. Уже который год в качестве представителя факультета там сидел лаборант Лиам. Дело это было нехитрое, склонность к тому или иному типу магии все-равно определялась с помощью артефактов, оставалось только зафиксировать результат в ведомости. И если деканы остальных факультетов частенько переманивали друг у друга понравившегося кандидата с пограничными способностями, то некромантский дар был слишком своеобразным, чтобы кто-то еще претендовал на его обладателя.

 

В этом году получилось странно – у этих двух парней, помимо склонности к магии смерти, обнаружились еще и способности к прорицанию, и Алиса конечно же не смогла пройти мимо. Лиам переспорить ее не смог, поэтому ей они и достались.

Такое решение ничуть не расстроило профессора Грана, даже наоборот. После бурных прошлогодних событий* ему хотелось видеть как можно меньше первокурсников в стенах своего факультета. Но эти парни даже после начала занятий по-прежнему рвались к нему.

С одной стороны, он мог их понять – Алиса держала своих подопечных в таком жестком захвате, что все по струнке ходили. Адепты-некроманты, напротив, вечно творили дичь, и им за это почти ничего не было. Конечно, вопиющих нарушений профессор Гран не допускал, однако свободу без веских причин не ограничивал.

С другой стороны, в его голове не укладывалось, что кто-то в здравом уме захочет добровольно перейти на факультет некромантии. Несмотря на свободу, работа с миром смерти мало кого прельщала, а некоторых и вовсе пугала. Да и репутация у факультета была та еще. Оставалось понять, чего хотят эти двое – сбежать или попасть на свое место.

– Ну и что вы делали ночью на некромантском полигоне? – поинтересовался он. Парни насупились.

– Мы череп искали, – ответил тот, что повыше. Второй кивнул.

– На факультете прорицания мало черепов?

– Мы магический искали, который желания исполняет.

Профессор Гран сердито посмотрел на Варажека, тот сделал вид, что не заметил и принялся увлеченно разглядывать потолок.

– Нашли?

Горе-искатели уныло промычали «нет». Байку с черепом неугомонный Варажек скармливал новичкам каждый год, используя их трудовой энтузиазм для собственных нужд. Но чтобы на неё клюнули посторонние, да ещё и умудрились попасть на полигон – такого до сих пор не случалось.

– И что же вы хотели у черепа попросить? – поинтересовался профессор. – Деньги? Славу? Успех у девушек?

– Перевод на ваш факультет, – ответил второй, доселе молчавший первокурсник.

– Зачем?

Новички переглянулись.

– Учиться хотим. Некромантии, – произнёс первый.

– Прорицания – это не наше, – решительно вклинился второй. – Мы с Кайсом с детства во тьму смотрели.

– Ну и замечательно, тёмные пророчества сейчас в цене, доучитесь – будете нарасхват.

– Мы с братом хотим работать с нежитью.

Профессор даже не понял, что его больше удивило – странное для новичков желание или то, что эти абсолютно непохожие парни – братья.

– Так вы ещё и родственники? – произнёс он, наконец-то определившись.

– Близнецы, – ответил тот, которого звали Кайсом.

Имя второго профессор Гран тоже решил выяснить, как и фамилию обоих. Для более предметного разговора с ректором. Причина интереса Алисы к этой парочке стала ему ясна – та давно интересовалась темой близнецовых пророчеств, а тут такой материал…

Однако не только из жалости Милош решился помочь новичкам. Такого рвения работать с темной материей он не встречал очень давно, и это дорогого стоило.

– Заявление о переводе писали?

– Она нас не отпускает, – чуть ли не хором ответили парни.

– Ладно, я с ней поговорю. А вы идите. И приведите уже себя в порядок, – заявил он, чтобы остудить преданные взгляды. Пусть не думают, что у некромантов поощряется неряшливость. Окрыленные новички поспешили на выход. – А вас, адепт Варажек, никто не отпускал, – остановил он пытавшегося сбежать вместе с ними старшекурсника.

– Профессор, я ничего не сделал! – воскликнул тот, нехотя возвращаясь в кабинет.

– Неужели? А до меня дошли слухи, что кое-кто втихаря водит на полигон посторонних. И совсем не думает о том, что эти посторонние могут там убиться. Как ты мог притащить туда прорицателей! – рявкнул декан. – А если бы полигон их прикончил?!

– Да что вы такое говорите, профессор! – возмутился Варажек. – Они ж наши. Ну, почти наши. Да они вообще сами туда полезли! Мы… я просто дорогу показал, чтобы не заблудились. Мне как раз материал для курсовой нарыть нужно было, вот и приспособил их к делу. Профессор, а вы правда их к нам заберёте?

– Не знаю, если получится. Ладно, иди, – Милош махнул рукой, сделав вид, что не заметил оговорку, и Варажек рванул к двери.

– Будет здорово, если получится, – обернувшись на пороге, произнес он, – парни выносливые, до самого утра копали, – и шустро исчез в коридоре.

Профессор Гран мрачно посмотрел ему вслед, после чего собрался с духом и отправился будить Алису.

––

* – про бурные прошлогодние события, тесно связанные с Варажеком и его друзьями, читайте в книге «Некроманты поневоле».

Глава 4

Спящая Алиса выглядела почти умиротворенно. Однако Милош знал, как переменчива её натура. И все-равно вздрогнул от неожиданности, когда заклинание перестало действовать.

– Негодяй! Как ты мог!

Фурия вернулась.

– Кофе? – взяв себя в руки, спокойным голосом предложил он. Это слово всегда оказывало на бывшую подругу магическое действие. Сработало и сейчас – ярость погасла, взгляд сделался задумчивым. – Свежая партия из Лизерии, грийская обжарка, – добавил Милош, вызвав ещё больший интерес. И напоследок выдал самое важное: – Чашка на твой выбор.

Фурия окончательно отступила, снова явив ту самую девушку, которую он когда-то любил. Это был хороший знак, поскольку разговор предстоял трудный.

Перемолов зерна и приготовив по чашечке ароматного напитка, Милош поставил на стол кувшинчик со сливками и тарелку с печеньем. Глядя, с каким блаженством Алиса делает первый глоток, он вспомнил, как они вдвоём в пору студенческой влюбленности ходили пить кофе в «Белую утку». И как их оттуда выставили после того, как Алиса, посмотрев в свою чашку, заявила хозяину, что у него в подполе упырь. Вылезшая из подпола хозяйская теща, страшная как сама смерть, очень разозлилась, ощутив на себе мощь развоплощающего заклятья, брошенного Милошем. С этого дня вход в «Утку» адептам магической академии был закрыт. К счастью, никто из учащихся так и не узнал, из-за кого это случилось.

Милош улыбнулся и на этой благостной ноте спросил:

– Алиса, что ты хочешь взамен близнецов-первокурсников?

Ответный взгляд, брошенный поверх чашки, сделался недовольным.

– Значит, я все-таки была права, это твоя работа.

– Нет. Парни хотят быть некромантами. Я пытался их отговорить, но они упрямы. Сама понимаешь, зов магии нельзя упускать, поэтому предлагаю соглашение – твоё желание в обмен на их перевод ко мне.

Алиса хитро прищурилась.

– И что ты можешь мне предложить?

– А что ты хочешь?

– Ну-у… дай подумать… деньги у меня есть, признание тоже. Даже и не знаю. Похоже, ничего.

– Жениха! – воскликнул Милош, осененный идеей. И понял, что попал в точку – ответный взгляд сделался заинтересованным.

Личная жизнь Алисы катастрофически не ладилась, об этом знали все – по академии курсировали слухи, что ее отвратительный нрав стал таковым из-за хронических неудач в любовной сфере. Что в свою очередь напрямую зависело от характера, в итоге, получался замкнутый круг.

Предлагая найти жениха, Милош понимал, что шанс на успех невелик, но другой идеи в голову не пришло.

То ли кофе оказался особенно хорош, то ли Алиса совсем отчаялась исправить ситуацию собственными руками, потому что внезапно она произнесла:

– Договорились. Срок до конца месяца. Не успеешь – извини, – она развела руками и насмешливо улыбнулась. Имей ввиду, я привередливая невеста.

– Договорились, – ответил Милош уже из принципа.

До конца месяца оставалось без малого три недели. Учитывая запущенный случай, медлить не стоило, поэтому, выпроводив гостью, он сделал себе еще чашечку кофе и принялся обдумывать варианты.

Первым делом перебрал всех неженатых сотрудников академии. Рядовые преподаватели были слишком слабы для такой кипучей натуры. Декана факультета боевой магии отверг сразу – стало жалко Алису, декана целителей стало жалко самого. Кандидатуру ректора, хорошенько подумав, Милош тоже отмел – тот преотлично знал темперамент Алисы и относился к ней с опаской. Вопрос, конечно, решаемый (с помощью приворотки, к примеру), но в случае успеха Алиса приобретет в академии слишком большую власть, и тогда мало никому не покажется. Да и жаль ее было, если честно, вредный старикан был тем еще сластолюбцем.

Из тех, кто вызывал доверие, оставался только лаборант Лиам, но он был сильно моложе Алисы и к тому же настолько любил некромантию, что женщин ценил исключительно в мертвом виде и по частям.

Оставалось искать кандидатуру на стороне.

Профессор Гран принялся перебирать всех, кого знал за периметром. Спохватившись, мысленно вычеркнул из списка коллег-некромантов, поскольку нервные некроманты опасны, а они таковыми точно станут, появись Алиса в их жизни. Затем, подумав, исключил двоюродных братьев по отцовской линии – те занимались проклятьями, ссориться с ними было чревато. Затем вообще вычеркнул всех родственников, потому что те в случае чего пойдут за помощью к вышеупомянутым братьям.

Остались друзья. Самых близких Милош рассматривать не стал, потому что жалко, друзья на дороге не валяются, а вот среди остальных нашлось несколько интересных кандидатур. Ими и занялся.

Глава 5

– А он симпатичный? А кто он? А как он выглядит? А я его знаю? – Алиса едва не подпрыгивала на ходу, на какое-то время вновь превратившись в прежнюю любопытную девчонку. Поход в город на пару с нею казался возвращением в прошлое.

– Увидишь – узнаешь, – раскрывать карты Милош не стал.

С первым кандидатом договориться о встрече удалось быстро, ему тоже было решено устроить сюрприз – мало ли, вдруг он, узнав, кто эта таинственная незамужняя красавица, решит сбежать.

В кондитерской «Шоколадный рай», где была назначена встреча, царили покой и умиротворение, что неудивительно – место было дорогим и оттого малолюдным. Поэтому нужный столик, за которым ожидал потенциальный жених, Милош заприметил сразу. А потом к своему ужасу увидел еще кое-кого – за столиком у окна лакомилась пирожными парочка учащихся с его факультета – адепты Виттарион дэл Арбрэн ди Торн и Миларисса Орид. Поискав остальную часть неразлучной четверки и не обнаружив оную, Милош незаметно выдохнул и, натянув на лицо дружелюбную улыбку, повел Алису к потенциальному счастливому жениху.

– Алиса – это Юлиус, Юлиус, это Алиса, – произнес он.

– Очень, очень приятно! – Юлиус уставился на Алису с таким восхищением, что в глубине души очнулась давно забытая ревность.

– Взаимно, – кокетливо взглянув из-под опущенных ресниц, произнесла бывшая подруга, и ревность обожгла еще сильней. Но тут проснулся здравый смысл, и Милош сразу почувствовал себя лучше: понравились друг другу – ну и чудесно. Он расслабился и даже хотел уйти, но не успел – к столику подошел официант и принес три кофе от хозяина заведения. Игнорировать дружеский жест старого приятеля, владельца кондитерской, не хотелось, пришлось ненадолго остаться.

Беседа за столом шла мирно, и мысли унеслись в сторону сидящих неподалеку второкурсников. За прошлый год у Милоша успела сформироваться стойкая уверенность, что появление на горизонте хотя бы одного из этой четверки всегда сулит проблемы, и сейчас, видя сразу двоих, он поймал себя на том, что ждет подвоха.

Поэтому не удивился, когда Юлиус внезапно, сбежал, а Алиса в мгновение ока превратилась из обольстительной красавицы в уже привычную Фурию.

– Ты проиграл, – прошипела она, прожигая злобным взглядом. – Этот твой Юлиус мне не подходит.

– И что не так?

– Всё не так! Как можно быть таким слепым? – она сунула под нос Милошу свою чашку, на дне которой темнели остатки кофейной гущи. – Сам погляди, это же очевидно! – Милош поглядел. Зная Алису, комментировать увиденное не стал. – Ну, что скажешь? – отпускать его на свободу она не собиралась.

– Еще кофе? – улыбнулся он.

– Вот! Даже ты понял! А он – нет!

– Спокойно, – почувствовав взгляды учеников, Милош накрыл ее руку своей, другой рукой подозвав официанта.

Для закрепления результата заказал еще и ореховое пирожное. Взгляд Алисы потеплел.

– Надо же, ты помнишь, – произнесла она, улыбнувшись.

 

Спрашивать, что же было не так с прошлой чашкой, Милош не рискнул. Куда больше его занимала мысль о том, как скоро о происходящем узнает Теодор, брат адепта Торна. И как он на это отреагирует. Когда-то он также добивался внимания Алисы, но проиграл. Понятно, что старший сын главы вампирского клана, уважаемый в межрасовых кругах дипломат, вряд ли, выйдя за связь, примется злобно хохотать, потирая руки, но все-равно было как-то неспокойно. А в том, что он об этом узнает, можно было не сомневаться.

Алиса тем временем доела пирожное, допила кофе и, изучив пятна кофейной гущи, воскликнула:

– Ну ничего себе! Да ты жениться собрался!

Милош едва не поперхнулся.

– Жениться? Я?

– Сам посмотри! – перед его носом возникла кофейная чашка. – Вот – свадьба, невеста, кольца, – Алиса указала на самое крупное пятно. – Ах ты хитрец! И ведь никто не знает!

На ее радостный вопль дружно оглянулись все посетители кондитерской. «Ну что ж, привет, дружище Теодор», – подумал Милош, поняв, что приятель-вампир узнает об этой новости прямо сегодня.

– Ничего я не собрался, – произнес он громко и с выражением, чтобы все расслышали. – Это твоя чашка, значит и свадьба твоя.

– А, ну да, – «опомнилась» Алиса. – А что, у тебя совсем никого нет? Правда? – спросила она, сверкнув глазами.

– Думаю, это тебя не касается.

– Ах ты хитрец, – Алиса погрозила ему пальцем.

– Если ты допила, то давай уже пойдем.

Он поднялся, но уйти ему не дали – официант водрузил на стол две вазочки с лучшим шоколадным десертом и поздравлениями от хозяина кондитерской. По залу пронеслось оживление, некоторые захлопали. Давненько Милош не попадал в такую дурацкую ситуацию. Усевшись обратно, он схватил один из десертов и принялся жевать, чувствуя, что иначе наговорит Алисе много того, о чем потом пожалеет.

Вдохновившись примером, та придвинула к себе вторую вазочку.

– А я и забыла, какой ты милый, – произнесла она с хитрой улыбочкой. – Только это тебе не поможет, первокурсники все-равно достанутся мне.

«Ну и забирай!» – хотел ответить Милош, но вспомнил полные надежды взгляды парней и произнес:

– Посмотрим.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru