Загородный проспект

Тамара Крашенинникова
Загородный проспект

Серия «Всё о Санкт-Петербурге» выпускается с 2003 года

Автор идеи Дмитрий Шипетин

Руководитель проекта Эдуард Сироткин

Оформление художника Е.Ю. Шурлаповой


Часть иллюстраций, использованных в книге, предоставлена автором


© Векслер А.Ф., Крашенинникова Т.Я., 2021

© «Центрполиграф», 2021

От издателей

Книг по краеведению Санкт-Петербурга и области ныне издается много. О прошлом города пишут и профессионалы – историки, архитекторы, искусствоведы, архивисты, знатоки геральдики и генеалогии, художники, музейщики, – и дилетанты, настолько погрузившиеся в те или иные направления краеведения, что по глубине своих исследований они подчас не уступают «профи».

Одни скрупулезно исследуют древние архивные документы, старинные газетные публикации, мемуаристику и рассказывают о своих находках, реконструируя прошлое. Другие, обратившись не к столь давним временам, находят живых свидетелей минувшего.

Каждый из авторов, в меру собственных знаний и таланта, по-своему пишет о любимом городе. Их работы – разные по стилистике, разные по затрагиваемым сферам городской жизни – в совокупности позволяют всем любознательным пополнить знания о прошлом С.-Петербурга.

В этом ряду книги А.Ф. Векслера и Т.Я. Крашенинниковой занимают особое место. Повествуя о городских улицах, они не ограничиваются рассказом о владельцах и архитекторах строений, авторы не забывают о жильцах домов – именитых и простых людях.

Хотя мы понимаем, какой гигантский труд затрачен на поиск этих сведений, в предыдущих их работах мы делали кое-какие сокращения в этой части, полагая что чтение перечней имен – занятие скучноватое.

Однако письма в редакцию убедили нас, что мы не совсем правы. Многие читатели из книг А.Ф. Векслера и Т.Я. Крашенинниковой узнали о своих предках, а это дорогого стоит. К сожалению, в силу известных причин, при воспитании подрастающего поколения не придается большого значения изучению родословного древа семейства, как правило, знания о предках не простираются далее имен бабушек и дедушек.

Проявляющийся интерес к «корням» семьи, конечно, можно восполнить, обратившись к архивам или специалистам по генеалогии. Первое требует специальных навыков в умении вести поиск (да и свободного времени), второе – значительных финансовых затрат.

Поэтому мы считаем возможным публикацию этой книги без существенных купюр: с надеждой, что кто-то из горожан узнает из нее об адресах проживания своих предков…

Введение

Как кратчайший путь из центра города, от Невского проспекта к Московскому, как единая магистраль длиной в 2,5 км воспринимаются ныне Владимирский и Загородный проспекты. Действительно, дорога по Лиговскому проспекту в том же направлении составляет 5,5 км, по Садовой или по набережной р. Фонтанки – более 3,5 км. И хотя ныне автомобилисты для выезда из центра города на южные или на юго-западные трассы предпочтут более длинные и менее загруженные транспортом пути, знатоки города не откажут себе в удовольствии проехать по Загородному проспекту с его рядовой архитектурой и далеко не рядовой историей, обязанной людям, жившим, учившимся и трудившимся здесь.

Владимирский и Загородный проспекты, повторяя плавный изгиб Фонтанки, вместе с набережной ее левого берега составляли главную магистраль Московской части1 Санкт-Петербурга, обеспечивавшую наиболее короткий путь из центра города в южном направлении.

Московская часть – один из тринадцати субъектов административно-территориального деления города, территориально сложившихся к 1917 г., между Фонтанкой (левый берег, дома №№ 42—110), Невским проспектом (в современной нумерации – нечетная сторона от наб. р. Фонтанки до Лиговского пр., дома №№ 41–81), Лиговским проспектом (в современной нумерации – нечетная сторона до Глазовской улицы (ныне – ул. Константина Заслонова, дома №№ 41 – 107), левым берегом Обводного канала до Забалканского (ныне – Московского) проспекта (дома №№ 91 – 129), Забалканским проспектом (четная сторона до наб. р. Фонтанки, дома №№ 60–18).

Московская часть, название которой впервые появилось на планах города 1726–1741 гг., заменив ранее существовавшее название «Московская сторона», остававшееся, впрочем, на городских планах еще до 1753 г.2, бывшая некогда окраиной города, приобрела к концу XIX в. облик, сблизивший ее с прежними центральными частями Санкт-Петербурга. Главными улицами Московской части остались, как и в XVIII столетии, Владимирская (ныне – Владимирский пр.), являвшаяся до 1806 г. завершающим участком Литейного проспекта, и Загородный проспект, протянувшийся от Владимирской площади до Царскосельского (Забалканского) проспекта. Важную роль в общей планировке части играла Гороховая улица – центральный луч «адмиралтейского трезубца», заканчивавшаяся у Загородного проспекта и создававшая кратчайший путь в центр города. Наиболее протяженные магистрали в пределах части: Николаевская улица (ныне – ул. Марата) – 1,5 км, Владимирский – Загородный проспекты – около 2,5 км, Разъезжая улица-Чернышев переулок (ныне – ул. Ломоносова) – 1 км.

На площади 3,5 кв. км в Московской части по переписи 1900 г. проживало 126 тыс. человек, т. е. в начале XX в. она была одной из густонаселенных частей Петербурга, что вызывало высокую стоимость земельных участков (до 320 руб. за кв. сажень на застроенной территории и до 70 руб. на незастроенной, принадлежавшей городу, военному ведомству или отчужденной в пользу Царскосельской железной дороги). По стоимости земли Московская часть уступала только Адмиралтейской и Спасской частям. Цены на недвижимость сильно различались в зависимости от расположения участка: максимальная цена на Невском и Владимирском проспектах, у Пяти углов, на Николаевской и Стремянной улицах, ниже были цены за Разъезжей и вблизи Лиговской улиц.

Территориальная структура и структура населения Московской части, сложившиеся к началу XIX в., определялись тем обстоятельством, что в нее входили обширные Дворцовые (или Придворные) и Ямская слободы на территории от Невского проспекта за Разъезжую улицу и слободы лейб-гвардии Егерского, Московского и Семеновского полков на территории от Звенигородской улицы до Забалканского проспекта. Вплоть до середины XIX в. Московская часть носила провинциальный характер, жилая застройка перемежалась садами, огородами, выпасами скота. «Особенно богата была садами местность вблизи Владимирской церкви и по Загородному проспекту. Здесь на нашей памяти напротив мещанской управы существовал роскошный сад с затейливыми беседками, мостиками и вековыми деревьями, в числе которых рос большой вековой клен, перевитый по середине в кольцо; по преданию, это сделал Петр. Дом этот был когда-то дворцом, затем принадлежал купцу Нечаеву. Он сломан в восьмидесятом году нынешнего столетия; в этом доме в пятидесятых годах жил М.И. Глинка», – писал М.И. Пыляев. Вот еще одна из заметок петербургского обозревателя, относящаяся к 1848 г.: «Бывали ли вы когда-нибудь в Чернышевском переулке, между Пятью углами и Чернышевским мостом? От коммерческого училища до другого угла – деревянный забор, а за ним чисто русская деревня с деревянными избами, с огородами, с непролазной грязью». По воспоминаниям писателя Н.А. Лейкина, на Кабинетской (ныне – ул. Правды), Большой и Малой Московских и на Николаевской улицах располагались промысловые огороды, обнесенные заборами. На эти огороды ходили за покупкой овощей. А.Ф. Кони в «Воспоминаниях сторожила» так описывает квартал, прилегающий к Невскому: «Левая сторона Невского проспекта представляет необычный для настоящего времени вид. Там, где теперь начинается Пушкинская улица, названная первоначально Новой, тянется длинный забор, а за ним – огороды».

Во второй половине XIX в. деревянные постройки стали вытесняться каменными. Это было вызвано запретом на строительство деревянных домов, который в 1854 г. распространили на всю левобережную часть города вплоть до Обводного канала. Изданный в 1849 г. «Атлас 13-ти частей столицы» («Атлас Цылова») зафиксировал достаточно плотную, преимущественно каменную застройку по основным проездам Московской части. В отдаленных кварталах малоэтажная деревянная застройка сохранялась до 1870-х гг. Современный свой вид район получил при восстановлении после пожара 1862 г., когда сгорели почти все деревянные дома. Московская часть быстро застраивалась доходными домами, рассчитанными как на «средний класс», так и на малоимущих жильцов. Собственные дома богатых купцов и первых чинов ведомств выходили на Николаевскую улицу и Невский проспект и выделялись фасадами «в новейшем вкусе» – в духе «второго барокко» (дома №№ 11, 14 на Николаевской ул., дом № 63 на Невском пр.), неоренессанса, либо стиля Людовика XVI (дом № 13 на Николаевской ул.). Дома попроще строились в глубине кварталов бывшей Ямской слободы, о существовании которой напоминали название Ямской улицы (ныне – ул. Достоевского) и сохранившиеся до сих пор Ямской рынок и Ямские бани. Публика здесь обитала самая пестрая: зажиточные купцы и домовладельцы, ремесленники и лавочники, военные, студенты, служащие. «Трактиры, вывески менял и „Пышные гробы – Шумилов-старший", все разночинно, наспех, как-нибудь», – писала А.А. Ахматова о Загородном проспекте начала XX в.

Топонимика Московской части отражала ее историю и в полной мере соответствовала самому названию части. О характере местности говорили названия улиц: улицы Пеньки (параллельное название Разъезжей ул.), Боровая, Песчаная (позже переименованная в Болотную, ныне – Коломенская ул.), Песочная (перестроена в Пушкинскую ул.), Грязная (ул. Марата). Улицы бывших Дворцовых слобод носили названия по профессиям своих первых обитателей: Басманная (ныне – Поварской пер.), Хлебная (ныне – Дмитровский пер.), Стремянная, Кузнечная (ныне – Кузнечный пер.), Свечная (ныне – Свечной пер.), Скатертная (с одновременно существующим для части проезда названием Гребецкая ул.; при урегулировании местности весь проезд получил в 1871 г. название Ямской улицы; с 1915 г. – ул. Достоевского). В 1857 г. при урегулировании местности и упорядочении названий проездов по уездным городам Московской губернии были названы улицы слободы Семеновского полка, ранее носившие названия линий и рот: Рузовская, Можайская, Верейская, Подольская, Серпуховская, Бронницкая улицы, Клинский (ранее – Средний пр.). Исключение составило лишь новое название Малого проспекта – Малоцарскосельский (ныне – Малодетскосельский) проспект, данное по Большому Царскосельскому проспекту. Тогда же Хлебная улица была переименована в Дмитровский переулок, Вторая Непроводная улица – в Волоколамский переулок, а Большая и Малая Офицерские улицы по названию Московской части переименованы в Большую и Малую Московские. Позже ряду проездов дали названия по населенным пунктам Московской губернии: Бородинская улица (1887 г.), Коломенская и Звенигородская улицы (1871 г.). Ряд проездов получал названия по располагавшимся вблизи них городских доминант или учреждениям: Владимирский проспект и Владимирская площадь – по церкви Владимирской иконы Божией Матери, Глазовская улица (ныне – ул. Константина Заслонова) по находившемуся на ней Глазовскому питейному дому, Ивановская (ныне – Социалистическая) улица – по домовой церкви Иоанна Предтечи в здании Благородного пансиона, Кабинетская (ныне – ул. Правды) – по находившемуся поблизости Кабинетскому двору, Большой и Малый Казачьи переулки – по Донскому казачьему подворью, Колокольная улица – по находящейся на улице колокольне Владимирской церкви, Мучной переулок – по торговым мучным рядам, занимавшим одну его сторону. Троицкий переулок (с 1887 г. – Троицкая ул., ныне – ул. Рубинштейна) – по Троице-Сергиеву подворью. Переулки, как правило, назывались по фамилиям владельцев участков и домовладений: Лештуков переулок (ныне – пер. Джамбула), Сайкин переулок (ныне – ул. Печатника Григорьева), Щербаков переулок. Графский переулок назван по титулу домовладельца графа Ф.А. Головина.

 

Из всех проездов Московской части наиболее часто изменялось название современного Московского проспекта – с начала XIX в. он носил три одновременно существовавших официальных названия: Царскосельская дорога (до 1803 г.), Царскосельская перспектива (до 1865 г.) и Царскосельский пр. (до 8 ноября 1878 г.); 9 дек. 1857 г. его даже переименовали в Большой Царскосельский пр., но это название не прижилось, хотя и встречается на отдельных планах того времени. С 8 ноября 1878 г. проезд в границах от Сенной площади до Лиговского канала получил название Забалканского проспекта «в память достославного перехода в прошлом году, в суровое зимнее время, Русских войск через Балканский хребет».

Московская часть делилась на четыре полицейских участка, имевших границами Невский проспект – Кузнечный и Щербаков переулки (1-й участок), далее до Разъезжей улицы и Чернышева переулка следовал 2-й участок, затем до Введенского канала – 3-й участок и от канала до Забалканского проспекта – 4-й.

Большое влияние на планировку и застройку Московской части оказало и то обстоятельство, что на ее территории были расквартированы полки лейб-гвардии. Их каменные казармы, служебные строения вместе с плацем Семеновского полка (ныне одна из его незастроенных частей называется Пионерской площадью) занимали обширные территории. Так, один лишь Семеновский плац раскинулся на участке между современными Загородным проспектом, Звенигородской и Вузовской улицами, выходя к Обводному каналу, вдоль которого был устроен вал для стрельбища. В начале XIX в. этот плац стал одной из самых больших площадей Санкт-Петербурга (26,5 га). Семеновский плац служил местом не только для военных упражнений, но и для приведения в исполнение судебных приговоров и казней. В 1849 г. на плаце состоялась гражданская казнь петрашевцев, в 1881 г. здесь повесили народовольцев, подготовивших и осуществивших убийство императора Александра II. К концу XIX в. на территории плаца устроили ипподром. В 1893 г. на плаце состоялся первый в городе футбольный матч. Начали здесь проводиться к этому времени и народные гулянья (в 1898 г. их перевели сюда с Марсова поля).

Облик Московской части во второй половине XIX в. определяли течения, характерные для петербургской архитектуры того периода. На набережной реки Фонтанки, которая в Московской части начинается дворцом Белосельских-Белозерских (Невский пр., 41), получившего современный облик после перестройки его в формах барокко в 1846 г. архитектором АН. Штакеншнейдером, неподалеку от соседнего здания – подворья Троице-Сергиевой лавры, построенного в 1840-х гг. в подражание древнерусскому зодчеству архитектором А.М. Горностаевым (наб. р. Фонтанки, 44), где ныне находится Центральная городская библиотека им. В.В. Маяковского, в 1910–1912 гг. возник обширный комплекс шестиэтажных жилых корпусов доходного дома графа М.П. Толстого (наб. р. Фонтанки, 54), построенный по проекту архитектора Ф.И. Лидваля. Этот комплекс, выходящий также на Троицкую улицу (дом № 15–17), является, по существу, целым микрорайоном с тремя расположенными на одной оси парадными дворами и системой боковых дворов, которая с одной из сторон имеет выход на Щербаков переулок. На Чернышевой переулке в 1889–1890 гг. архитектор Г.В. Барановский построил монументальный, в духе итальянских палаццо эпохи Возрождения, доходный дом одного из крупнейших в истории петербургской торговли предпринимателя Г.Г. Елисеева (наб. р. Фонтанки, 64). Чуть далее, за Чернышевым мостом (ныне – мост Ломоносова) в 1913–1915 гг. появилось мощное, неоклассицистическое по формам здание Главного казначейства (наб. р. Фонтанки, 70–72), построенное по проекту архитекторов Д.М. Иофана, С.С. Серафимова при участии С.С. Корвин-Круковского. Примеры соседства разновременных построек, среди которых немало относящихся к концу XIX – началу XX вв., имеются на территории части повсеместно.

Основным типом зданий, построенных в Московской части во второй половине XIX в., оставался доходный дом. Весьма плодотворно здесь работали М.А. Андреев, А.Ф. Барановский, Н.П. Басин, А.Ф. Бубырь, Б.Я. Зонн, А.В. Иванов, А.А. Кулаков, А.И. Ланге, Н.А. Мельников, А.Х. Пель, П.Ю. Сюзор и другие зодчие, создавшие подлинные шедевры архитектурных стилей эклектики и модерна. Относительно меньше, чем в иных частях города, в Московской части строились особняки, среди которых отметим особняк Белосельских-Белозерских (Невский пр., 41 / наб. р. Фонтанки, 42, арх. Ф.И. Демерцов, 1799–1800 гг., перестроенный А.И. Штакеншнейдером как дворец К.Е. Белосельского-Белозерского, 1847–1848 гг.), особняки И.В. Кожевникова (Воронежская ул., 11, арх. Л.Ф. Бульери, 1864 г.), Унгрен-Штейнберга (Грязная ул., 19 / Колокольная ул., 18, арх. А.В. Голле, 1836 г.), Е.С. Озерова (Коломенская ул., 43, 1865 г.), Петрова (Грязная ул., 11., арх. А.И. Ланге, перв. четв. XIX в.; 1850 г.), К. Зигеля (Николаевская ул., 63, арх. И.С. Китнер, 1888–1890), А.П. Федоровой (Глазовская ул., 18, акад. арх. Н.Ф. Беккер, 1896 г., надстройка правой части), П. Копылова (Кабинетская ул., 20, во дворе, арх. Н.М. Достоевский, 1862 г.), Д. Жохова (Николаевская, 46 / Свечной пер., 14., акад. арх. А.И. Ланге, 1863 г.), А. Харжевской (Стремянная ул., арх. П.П. Гладов, 1863 г.), Е.М. Скворцова (Николаевская ул., 64, строил И. Тимофеев, 1873 г.).

На территории Московской части велись значительные градостроительные, транспортные и гидротехнические работы: продолжалось сооружение Обводного канала, начатое в 1766 г. и завершенное в 1832 г. (часть канала от Звенигородской ул. до Невы), в 1803–1904 гг. прорыт Введенский канал (от Обводного кап. до Фонтанки); название дано каналу в 1836 г. по строившемуся на его берегу Введенскому собору (канал засыпан в 1969 г.). В 1892 г. засыпан участок Лиговского канала от Обводного канала до Таврического сада и всему проезду присвоено название Лиговской улицы. Летом 1837 г. завершено строительство «царской ветки» первой российской Царскосельской железной дороги на участке от Обводного канала до Загородного проспекта, по проекту К.А. Тона построено деревянное здание вокзала, и 30 октября 1837 г. открыто движение по Царскосельской железной дороге Санкт-Петербург – Царское Село протяженностью 23 км с шириной колеи 1829 мм. Автор проекта и руководитель строительства дороги – чешский инженер Ф.А. Герстнер. Первоначально вокзал предполагалось разместить на набережной Фонтанки, но этому помешали геологические особенности территории, как оказалось, к счастью для городской среды. В 1843 г. по проекту К.А. Тона на месте деревянного возведено двухэтажное каменное здание вокзала, уступившее место построенному в 1901–1904 гг. Царскосельскому вокзалу Московско – Виндаво – Рыбинской железной дороги – оригинальному сооружению в стиле модерн, построенному по проекту академика архитектуры С.А. Бржозовского при участии инженера путей сообщения Н.С. Островского, архитекторов С.И. Минаша, М.А. Сонгайло, привлекающему внимание своей асимметричной композицией, силуэтами часовой башни и купольного завершения, огромными окнами и декоративным оформлением, единством функционального и художественного решения. Тогда же при вокзале был обновлен Императорский железнодорожный павильон и построено здание товарной станции.

Высокая стоимость земельных участков и их плотная застройка стали причиной отсутствия в Московской части значительных рекреационных пространств, занятых зелеными насаждениями. Кроме Пушкинского сквера это сад «Олимпия» на Забалканском проспекте между Клинским и МалоЦарскосельским проспектами, Введенский сад на Загородном перед собором Введения во храм Пресвятой Богородицы (устроен в 1865 г., перепланирован садовником И.П. Визе в 1886 г.; фонтан в саду создан в 1876 г. по проекту арх. П.С. Самсонова), Семеновский плац и пространство перед казармами на Звенигородской улице и Загородном проспекте, курдонеры некоторых домов на набережной Фонтанки, дворы культовых сооружений и учебных заведений, доступ в которые был ограничен. Зимой в «Олимпии» заливался каток, при котором имелся павильон для отдыха (1914 г.). В саду построили здание кинематографа (автор обеих построек – техник и арх. Б.М. Кишкин). Ранее другой кинематограф был построен во дворе дома № 32 по Забалканскому проспекту (техник Н. Лупенко, 1913 г.).

Постоянно росло значение Московской части в общественной и интеллектуальной жизни города. Если в первой XIX в. население части состояло, по характеристике одного из ранних историков Санкт-Петербурга И.И. Пушкарева, преимущественно из «<…> чиновников, отставных военных, искателей мест, ходатаев по делам и мелочных спекулянтов <…>», то к концу века картина социального состава жителей части изменяется. Значительной группой населения становятся представители интеллигенции: служащие государственных учреждений, врачи и преподаватели, литераторы, музыканты, архитекторы. В разные периоды XIX – начала XX вв. на территории части жили А.А. Дельвиги М.И. Глинка, Н.А. Некрасов и И.А. Гончаров, М.И. Пыляев, И.И. Панаев, Я.П. Полонский, А.И. Куприн, А.А. Блок, медики С.П. Боткин и Г.Ф. Цейдлер, архитекторы А.Ф. Бубырь и Е.И. Винтергальтер. Среди самых знаменитых обитателей этого района Санкт-Петербурга нельзя не назвать Ф.М. Достоевского, последние годы жизни которого прошли в доме на углу Кузнечного переулка и Ямской (ныне – ул. Достоевского). Ныне здесь (Кузнечный пер., 5) находится Музей Ф.М. Достоевского, а адреса в Московской части, связанные с именем писателя, составляют непрерывный экскурсионный маршрут, включая дом у Пяти углов, где писатель поселил героиню своего романа «Идиот» Настасью Филипповну.

На выбранной нами трассе расположены Владимирская площадь, уникальный перекресток Пять углов, историческая местность Семенцы, а завершается она площадью у Технологического института. Эти городские топонимические ориентиры приняты нами в качестве территориальных границ частей и глав книги. Рассказы о живших на Загородном проспекте деятелях науки и культуры, общественных и военных деятелях читатель найдет на страницах книги с изложением истории отдельных домов. Биографии людей, чьи судьбы связаны с центральной магистралью Московской части, найдены нами в Русском биографическом словаре, Большой Русской биографической энциклопедии и в изданиях, хранящихся в Русском фонде Российской национальной библиотеки. Некоторые биографии восстановлены по воспоминаниям современников и литературным трудам персонажей и публикуются впервые.

Завершающая часть содержит данные о жителях Загородного проспекта из архивных документов, адресных книг и Петербургского некрополя, ограниченными, как правило, только их именами, отчествами, фамилиями и профессиями и (или) чинами в надежде на помощь читателей в дальнейшем поиске более подробных сведений о них.

С Загородным проспектом связана жизнь и деятельность выдающихся мастеров советского и современного российского театра и эстрады – драматургами, режиссерами и актерами Театра юного зрителя, создателями и участниками джаз-клуба «Филармония джазовой музыки».

 

Доходные дома Загородного проспекта интересны, как правило, не архитектурой (здесь все определялось вкусом, капиталом и пристрастиями домовладельцев), а вкладом когда-то живших в них людей в культурное и историческое наследие России.

В своей почти трехвековой истории проспект носил множество названий, существовавших иногда одновременно: Большая Загородная улица, Московский и Загородный проспекты, Большой проспект, Большая улица, Володимирская улица, Владимирский проспект, Большой Владимирский проспект, Владимирская перспектива, Семеновская улица, Большая Семеновская Перспектива, Семеновская Перспектива, Большой Семеновский проспект, Передний Офицерский проспект, Офицерский проспект Семеновского полка, Семеновская Офицерская улица, Офицерская улица, Офицерская линия.

Загородный проспект возник на месте пешеходной тропы от Большой Першпективной дороги (Невского пр.) до Екатерингофа. В 1739 г. Комиссия о Санкт-Петербургском строении дает дороге имя – Загородная улица. В первой половине XVIII в. граница Санкт-Петербурга проходила по реке Фонтанке, и улица начала свое существование как загородная дорога, что и определило его первое название, перешедшее через века в наше время. К середине XVIII в. относится и первый генеральный план улицы3.

Практически сразу с возникновением трассы заболоченный лесистый участок по левую сторону от нее отдали для обустройства Семеновского полка. От проспекта пробили линии-просеки, ставшие улицами. Вдоль улиц выстроили деревянные казармы для солдат, дома для офицеров. Этот район в лексиконе петербуржцев обозначен как «Семенцы». С проживавшими здесь солдатами связана следующая шутка: «Семеновские рожи на кули овса похожи». В этот полк набирали, как правило, высоких белокурых блондинов. Семеновский полк перевели сюда в 1723 г. Улицы получили названия по городам Московской губернии, где полк размещался ранее: Вузовская, Можайская, Верейская, Подольская, Серпуховская и Бронницкая.

Со второй половины XVIII в. огороды и дачи здесь начали сменяться городскими постройками. После пожаров 1730-х гг. за Фонтанку было решено переселить часть горожан.


Московская часть. План 1912 г.


Со второй половины XVIII в. Загородный застраивался каменными домами (дома №№ 8, 15, 32). В 1829–1831 гг. сооружено здание Технологического института (арх. А.И. Постников, Э.Х. Анерт). В 1836–1839 гг. построено здание женского отделения Обуховской больницы (арх. П.С. Плавов), ныне одна из клиник Военно-медицинской академии (дом № 47). В 1837 г. здесь открыт Царскосельский (ныне – Витебский) вокзал. В XIX – начале XX вв. сформировался архитектурный ансамбль на перекрестке современного Загородного проспекта, Разъезжей улицы, улиц Рубинштейна и Ломоносова («Пять углов»), В 1902 г. сооружен дом № 44 (арх. Л.П. Шишко), в 1902–1903 – дом № 13 (арх. А.Н. и Н.И. Богдановы), в 1913 г. – дом № 11 (арх. А.Л. Лишневский), в 1914–1916 – дом № 27 для фабриканта И.Е. Кузнецова (арх. Б.М. Беликовский, А.В. Розенберг), ныне в нем кинотеатр «Правда». В 1930–1931 гг. построено Пожарное депо (дом № 56, арх. И.Г. Капцюг). В 1955 г. открыты станции метро «Пушкинская» и «Технологический институт». В районе Загородного проспекта и современной Пионерской площади находились казармы лейб-гвардии Семеновского полка (перестроены, ныне дома №№ 46, 48, 50) и Семеновский плац. На Загородном проспекте жили А.А. Дельвиг (дома № 1и № 9), Т.Г. Шевченко (дом № 8), В.В. Капнист (дом № 18), С.П. Боткин (дом № 22), А.Г. Рубинштейн (дом № 5), Н.А. Римский-Корсаков (ныне – Музей-квартира в доме № 28).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru