Времени бег

Светлана Панина
Времени бег

Все утро Сергей отчаянно скучал. Скука плавала в воздухе серо-зелеными хлопьями. Даже бордовый ковер на полу казался тусклым, видимо на нем разлеглись более тяжелые хлопья. Продирая глаза и позевывая, Сергей пробирался на кухню готовить обед.

Скука…

Поставил на огонь кастрюлю с борщом. Осталось немного, нет смысла переливать в отдельную кастрюльку.

Провел ладонью по белобрысому ежику волос. Вытянул губы.

Скука…

Достал хлеб, помидоры.

Посмотрел в окно – те же серо-зеленые хлопья скуки.

Потрогал кастрюлю, заглянул под нее и понял, что забыл включить газ. Чиркнул спичкой.

Как же все скучно и обыденно…

Лениво водя ложкой в тарелке, Сергей тупо смотрел в окно.

Полторы недели назад его не пустили в отпуск. Его отдел банально не успел закрыть проект. Начальство громко шумело, хлопало дверьми и грозило, что мало того, что в отпуск – из здания, в котором находился офис компании, никого не выпустит, пока разъяренные заказчики не сменят гнев на милость. То, что уже два месяца в столе Сергея лежала копия приказа о двухнедельном освобождении, что уже куплены билеты, путевки, собраны вещи и сделано все, что делается в таких случаях, – все это никого не волновало. Кроме, естественно, Сергея. И его жены. Та скандалила весь вечер, обещая найти себе любовника, научить уму разуму начальство, много о себе возомнившее, подать в суд за нарушение прав человека, а, заодно, потребовать возмещения морального и материального ущерба. Сергей только слушал и, время от времени, после неудачных попыток вставить слово, водил рукой по ежику волос.

Отпуск…

Зеленые пальмы, синее море, белые барашки прибоя… Оранжевое солнце и золотой песок… Веселье и радость, музыка и пиво… Всем этим, ну, пожалуй, кроме пива, наслаждалась сейчас жена с дочкой. Сергей смог уйти в отпуск только через неделю после их отъезда. Перенести отпуск означало провести его в городе. И вместо пальм, барашков и песка наслаждаться отцветающими тополями, заросшим тиной прудом и пылью. Что Сергей и делал уже три дня.

Нет, правды ради нужно заметить, что первый день прошел плодотворно.

Во-первых, Сергею, наконец-таки, удалось выспаться.

Во-вторых, он заменил прокладку на протекающем кране.

В-третьих, позвонил родителям. И своим, и даже жены.

В четвертых, и это можно считать настоящим геройством, он разобрал кладовку, из-за которой жена через день обещала развестись с ним и выйти замуж за Федьку из соседнего отдела, который на все руки мастер и починил выпавший из ее рабочего стола ящик за считанные секунды. Желая доказать, что он не хуже какого-то там Федьки, Сергей разобрал кладовку, починил шатающиеся полки, прикрутил новый замок на дверцу и выкинул кучу никому не нужного хлама, включая бесполезную коллекцию баночек, пузырьков, тряпочек, старых зубных щеток, рваных тапочек «для гостей» и прочей ненужной ерунды, которая должна когда-нибудь кому-нибудь пригодиться. Жена, наверняка, будет ругаться, эти вещи она собирала около года, но будущее их так и оставалось туманным. А вот на свалке они вполне могли обрести вторую жизнь.

Других дел не нашлось. Послонявшись по квартире, Сергей решил для ровного счета переустановить на компьютере операционку. Давно собирался, но как-то недосуг было. Занятие сие оказалось весьма веселым. Он потерял пару драйверов, из-за чего пришлось пробежаться по ближайшим магазинчикам и интернет-кафешкам. Спать лег далеко заполночь.

На второй день осталась кое-какая работа – установить несколько программ и игрушек. Но к вечеру Сергей стал замечать редкие серо-зеленые хлопья.

Сегодня, на третий день, ему казалось, что он смотрит на мир сквозь серо-зеленые стекла.

Сложив грязную посуду в мойку, Сергей погладил ежик волос, лениво протянул «мдя-я», вздохнул и нырнул в холодильник за бутылочкой «светлого». Подумав немного и еще раз коснувшись волос, он выудил тараньку и с этими припасами направился в комнату, поближе к телевизору.

Спорта не было. Повторяли футбол, который он видел накануне – скука. Пощелкав по каналам, Сергей наткнулся на сериал, что любила жена – знакомые голоса неожиданно создали ощущение уюта, и он не стал переключать. Слушая слезные жалобы какой-то кудрявой красотки, он с трудом отдирал от тараньки непокорное мясо. Неловкое движение – и по скатерти поползло рыжее шипящее пятно из опрокинутой бутылки пива. Выругавшись, Сергей вскочил, больно стукнувшись коленкой, схватил первую попавшуюся газету и начал вытирать лужицу.

Выкинув грязные газетные листы, Сергей полюбовался на огромное, в полстола, рыжеватое пятно.

– Убьют. Не дожить мне до конца отпуска. Эй, красавицы, – обратился он к сериальным девицам. – А слабо отстирать? Да, слабо вам, только ныть можете.

Рейтинг@Mail.ru