Ржавчина

Софья Сергеевна Маркелова
Ржавчина

Хозяйкой квартиры оказалась полноватая женщина в броском красном плаще и со спутанным шиньоном на макушке. Лицо её, уже немолодое и покрытое толстым слоем пудры, дышало стервозностью. Хотя, стоило Зинаиде Павловне открыть рот, как Дима понял, что стервозностью дело не ограничивалось.

– Деньги-то у тебя точно есть, студентик? – пренебрежительно спросила она.

– Я работаю после занятий.

– Знаю я эти ваши подработки студенческие! Две копейки платят, а потом вы у меня отсрочку по аренде вымаливаете!

Левая густо подведённая бровь взмыла вверх, изогнувшись дугой недовольства.

– Деньги за квартиру будут и будут в срок, – хмуро ответил Дима.

– Ну, смотри у меня!

Хмыкнув, Зинаида первой шагнула в жилую комнату, громко цокая каблуками сапог по вздувшемуся деревянному паркету. Она обвела рукой небольшую комнату.

– Да, не царские хоромы, но зато рядом с метро!

Дима сглотнул, а в его голове промелькнула паническая мысль: может ну его?.. Продавленный диван посреди пустой комнаты и тяжёлый красный ковёр с каким-то замысловатым растительным узором, висевший прямо на стене. Больше ничего не было.

Дальнейший осмотр квартиры тоже не позволил выявить какие-либо плюсы этой недвижимости: ржавая сантехника, плесень на сколотой плитке и пробирающий до костей холод во всех комнатах. Вот только ничего иного за свои скромные средства Дима позволить себе просто не мог, и ему всё же пришлось соглашаться на имеющуюся жилплощадь. Зинаида только растянула пухлые губы в кривой улыбке, услышав его ответ.

– На антресоли и под ванную не лазать – там хлам от прошлых жильцов и краска для ремонта. Ничего не трогать! Только вздумай у меня что-нибудь украсть! Я ясно выразилась, а? – угрожающе проговорила напоследок хозяйка, уже спрятав полученные деньги за аренду куда-то под лямку бюстгальтера и направляясь к выходу. Дима мог лишь вяло кивнуть, и уже через минуту входная дверь с грохотом захлопнулась, оставив его наедине с пыльным ковром и запахом сырости, висевшим в воздухе.

Если бы не удобное расположение этой старой хрущёвки и относительно низкая стоимость аренды квартиры, то парень ни за что в жизни бы не согласился жить в таком помещении. Он с тоской вспомнил о родном городе и родительском доме, где всегда было сухо, тепло и пахло маминой выпечкой. Но теперь он повзрослел, сам зарабатывал, и пора ему было начинать собственную жизнь. Как жаль, что начинал он её в подобной конуре.

С тех пор Дима каждое утро и вечер, возвращаясь домой, наслаждался залепленной жиром плитой, отклеивающимися обоями во всех комнатах и небольшой горсткой тараканов под раковиной на кухне, которые явно жили там уже давно и переселяться никуда не собирались. Все попытки убраться приводили только к тому, что грязь лишь размазывалась по большей площади, а в воздухе постоянно порхала согнанная с места пыль.

Первые дни парень так уставал в университете и на работе, что без сил падал на скрипучий диван и проваливался в крепкий сон до самого будильника, стараясь ни на какие изъяны квартиры не обращать внимания. Но через неделю график его стал более размеренным, ко многому он привык и спал уже куда чутче. И в одну из ночей его сон потревожил мерный звук.

Кап-кап. Кап-кап.

Раздражающий стук капель из ванной комнаты заставил Диму проснуться и заворочаться на диване. Старый каркас сразу же протяжно заскрипел, заставив парня поморщиться.

Рейтинг@Mail.ru