Полуночный пассажир

Софья Сергеевна Маркелова
Полуночный пассажир

– Уважаемые пассажиры, занимайте обе стороны эскалатора! – в который раз по громкой связи повторил высокий женский голос.

Люди, теснившиеся внизу в очереди на подъем, еще некоторое время упрямо выдерживали дистанцию, но вскоре сдались под напором задних рядов. Толпа медленно стала редеть, и дежурная с облегчением откинулась на спинку своего стула в маленькой стеклянной будке.

Николай стоял на перроне, облокотившись на мраморную колонну, и наблюдал за тем, как мельтешили ступени эскалатора, выныривая из-под зубчатого края. Его смена уже подходила к концу, и он с предвкушением считал минуты в голове до завершения рабочего дня.

Этим жарким летом случилось так, что судьба привела его на эту небольшую пустоватую станцию метро в качестве члена студенческого отряда. Летняя практика по специальности от университета подразумевала устройство на работу в метрополитен на несколько месяцев, и Коля вместе с одногруппницей Таней оказался именно там, где оказался. Он обслуживал эскалаторы, она набиралась опыта в качестве дежурной по станции. И в целом вся эта практика тянулась медленно и неохотно, но Коля был спокоен уже хотя бы потому, что получал хоть какие-то деньги за свою работу и мог в дальнейшем рассчитывать на устройство по специальности. А большего пока что в его возрасте и не особенно хотелось.

– Гарпунов! – послышался откуда-то со стороны приглушенный звуком подъезжавшего поезда голос начальницы станции.

Валентина Геннадьевна, немолодая, но достаточно энергичная женщина с твердым характером, угрожающе стуча каблуками ботинок, приближалась к Николаю, будто неизбежный рок.

– Опять прохлаждаешься? – без всяких приветствий спросила начальница, замерев перед студентом. – Я тебе уже говорила, что хороших рекомендаций от меня тогда не жди, Гарпунов!

– Ну, Валентина Геннадьевна…

– Здесь тебе не университет, чтобы клянчить у меня оценки и пересдачи. Смотри, Коля, уйдешь с практики с пустой головой.

Начальница скрестила руки на груди и одарила парня серьезным взглядом, но как бы она ни была сурова, даже Николай прекрасно знал, что она лишь журила его за безделье, но воплощать в жизнь свои угрозы вовсе не собиралась.

– Ты проверил пульт управления в южном вестибюле, как я просила? – так и не дождавшись от своего молодого сотрудника ответа, спросила Валентина Геннадьевна.

– Ага. Почистил его немного, чтобы кнопка больше не заедала, – лениво отозвался Коля.

– Молодец. Хорошее дело сделал, – похвалила его начальница и сразу же мягко улыбнулась. – Можешь же, когда хочешь, все быстро и четко выполнить. Так и надо, Коля… Так и надо.

Парень не нашелся, что ответить, и лишь смущенно почесал шею, а после неловко сказал:

– У меня уже смена, наверное, по времени закончилась… Можно мне идти, Валентина Геннадьевна? А то до общаги не успею добраться, а она у нас рано закрывается.

– А ты меня точно про время не обманываешь? – строго спросила начальница, прищурив один глаз. – Давай-ка поглядим, сколько там на табло?

Она подцепила студента под локоть и шагнула с ним на перрон. Большие электронные часы, висевшие прямо над входом в темный тоннель, показывали ровно восемь часов вечера.

– Ну, хорошо… – Валентина Геннадьевна внимательно всмотрелась в оранжевые цифры, хмыкнула и легко похлопала Колю по плечу. – Можешь идти, раз так.

Она уже собиралась развернуться, как тут ее взгляд остановился на квадратном массивном зеркале, располагавшемся в конце платформы. В его гладкой поверхности отражался понурый мужчина, одетый в черную водолазку, который сидел на самом краю перрона, свесив ноги вниз, как ни в чем не бывало, будто проказливый ребенок.

Николай тоже сразу же заметил этого странного пассажира и обернулся к начальнице:

– Что он делает? Поезд же скоро приедет!

– Коля…

– Я уведу его! – воскликнул парень и уже собирался побежать в сторону мужчины, но Валентина Геннадьевна неожиданно резко и грубо сжала пальцы на плече студента.

– Не надо, – серьезно произнесла она.

– Почему?! – взволнованно крикнул Коля, переводя взгляд с пассажира на свою начальницу, на лицо которой неожиданно набежала тень.

– Не трогай его. Он сам уйдет.

– Кто это такой? Он создает опасную ситуацию…

– Послушай меня, – сурово нахмурив брови, четко проговорила Валентина Геннадьевна. – Ты и Таня совсем недавно на станции, и много чего о ней еще не знаете.

Женщина, не отпуская плечо своего молодого сотрудника, насильно отвела его в сторону, прочь от перрона и сидевшего там мужчины, который даже головы не повернул в сторону говоривших. Она быстрой походкой дошагала до эскалатора, запрыгнула на ступеньку и только после этого развернулась к Коле. Лицо ее было бледным и взволнованным. Нервно облизав губы, начальница наконец соизволила заговорить:

– Я не хотела пугать вас двоих раньше времени. Тем более, Танечку. Она такая нежная девушка, что подобные истории вряд ли воспримет спокойно.

– Какие еще истории? – нетерпеливо спросил Николай, подавшись вперед.

– Неясные, необъяснимые… Называй, как хочешь, – быстро прошептала Валентина Геннадьевна. – Но тот, кого ты только что видел на платформе, на самом деле давно уже неживой.

– В каком смысле «неживой»?.. – голос парня резко осип.

– Ну, мертвец он. Душа неупокоенная, призрак или, как там принято сейчас говорить, полтергейст.

– Я не понимаю.

– Никто сперва не понимает. Эх… Видишь ли, в чем дело, Коля, был у нас на станции лет пять назад один неприятный случай поздно ночью, – еще больше понизив голос, произнесла начальница. – Дежурная недоглядела, я в кабинете была, на камеры никто не смотрел. Ну, в общем как-то все так плохо совпало, что именно в этот момент человек упал прямо под поезд. Так до конца и не ясно было, столкнул ли его кто, или же по своей воле он бросился. Народа много было из-за праздника, в толкучке всякое произойти могло… Ну, ничего невероятного в такой ситуации не было, все по регламенту отработали да забыли. И тут спустя какое-то время начало у нас на станции что-то странное твориться: то здесь, то там появлялся этот погибший мужчина, сидел, ходил-бродил, людям в лица порой заглядывал…

Рейтинг@Mail.ru