Сын кровавой луны

Сильвия Лайм
Сын кровавой луны

– Почему? – снова спросила она, полностью игнорируя чувство самосохранения, ревущее, что пора бы уже бежать, драться, формировать какое-нибудь заклятие.

Впрочем, даже так некстати вспыхнувшее любопытство не мешало девушке глубоко дышать, она старалась накопить побольше Тьмы из окружающего воздуха, концентрируя его в собственном анареле. К сожалению, Мелания не обладала необходимыми навыками, чтобы сразу же использовать всю ту магию, что разливалась вокруг. Ее умений хватало лишь на работу со своим источником.

Элиас в это время ответил:

– Потому что я помог тебе так же, как ты помогла тому мужчине. А ты после этого стала угрожать мне так же, как он угрожал тебе, верно? Или я ошибся?

Элиас в упор посмотрел на нее и приподнял темную бровь в ожидании ответа. На его светлом лице, обрамленном серебристыми волосами, получившееся выражение выглядело особенно вызывающе.

Мелания резко выдохнула, чувствуя, как быстро забилось сердце под этим взглядом.

Сумасшествие какое-то.

– Но ты – вампир, – выдавила она из себя так, словно пыталась оправдать свою вину. Словно она в чем-то виновата.

Но это ведь бред! Дервин хотел избить ее за то, что она – темная колдунья, которая якобы может навредить его семье. А она просто пыталась защититься от нежити, единственным стремлением которой является жажда крови. Это нельзя сравнивать!

Мелания взглянула на кинжал, что сжимала в руке. Его лезвие блестело так же ярко, как глаза мужчины напротив.

И почему-то так же обвиняюще.

– А ты – обманщица, – пожал плечами Элиас. – Некромантка, прикидывающаяся врачом.

– Да, это конечно же одно и то же, – все же фыркнула девушка, почувствовав обиду. Почему она должна оправдываться за то, в чем не виновата? В конце концов, ее ложь – ложь во благо. А его? – Я просто пытаюсь заработать на жизнь. И не так уж это ужасно – быть некроманткой. А что насчет тебя, вампир? И если бы ты не боялся, что в моей крови вампирский антиген, уже укусил бы меня.

Вампирский антиген – сильнодействующая сыворотка, которую придумали лет десять назад. Ее следовало употреблять простым людям, опасающимся укуса вампира. Не слишком дорогая, но и не особенно дешевая, она стала довольно популярной, хотя и не распространилась повсеместно. Производители утверждали, что она могла на несколько минут любого упыря вывести из равновесия, сделать слабым и беззащитным перед ударом обычного человека.

Мелания сложила руки на груди, окончательно уверившись, что права. И встретила с прямой спиной ярко-голубой взгляд, пронизывающий насквозь.

На губах Элиаса неожиданно начала зарождаться улыбка.

– А если бы ты была способна, уже сама напала бы на меня, – мягко парировал он и улыбнулся шире, не опровергая и не подтверждая ее предположение.

Внутри Мелании словно лопнул шар с раскаленными искрами, и они тут же просыпались, обжигая легкие, желудок…

– Уже убила бы, – поправила она с легкой ноткой вызова, склонив голову.

Ужасно захотелось улыбнуться в ответ. Почему-то стало вдруг весело.

Это что, такой дурацкий флирт? С вампиром?

Какого дохлого гуля?

– Попыталась бы убить, – в свою очередь ответил вампир, и Мелания снова не смогла не заметить, какая у него красивая улыбка.

В ушах громко пульсировала кровь.

А в следующий миг Элиас вдруг шагнул прямо к ней, не разрывая зрительного контакта. И некромантка поняла, что не может отвернуться. Не может отступить назад.

Не хочет.

Буквально через долю секунды он уже стоял так близко к ней, что в легкие проник легкий прохладный воздух, запах. Словно хвою растерли в ладонях с только что выпавшим снегом.

Разве так должен пахнуть высший мертвец?

В голову закралась непрошеная мысль.

Неправильная. Глупая.

А насколько мертвы высшие вампиры? Если Тьма полностью управляет функционированием их тел, то можно ли вообще считать их мертвыми?

«Глупая, глупая Мелания, – ругала себя девушка, кусая губы и не в силах не глядеть на мужчину, что оказался так близко. – Ты же смотришь на свою смерть. Вампиры – убий…»

Но последнее слово потонуло во всплеске горячей крови, ударившей в голову, застучавшей в груди, заполнившей каждую вену и артерию, когда Элиас вдруг поднял руку и мягко коснулся ее щеки, проведя пальцами вниз.

Поглаживая…

«Беги! Беги!» – стучало в голове.

Безуспешно.

Правильно: чего еще ждать от некромантки-патологоанатома?

Глупость все это, полный бред и сумасшествие.

Но она просто хотела еще пару мгновений почувствовать эти прикосновения. Еще немного перед тем, как она оттолкнет его и придумает что-нибудь. Нечто правильное, то, что должна делать некромантка при встрече с высшим вампиром.

Но его рука… Всего лишь несколько сантиметров соприкосновения тел, от которых внутри что-то лопнуло и перевернулось. Измялось и порвалось в клочья.

В этот момент за спиной девушки, в паре десятков метров от них, стали раздаваться хлопки, а затем ревущие завывания темных порталов.

Мелании не надо было поворачивать голову, чтобы понять: бригада жрецов прибыла на место. Вероятно, вместе с отрядом некромантов-правозащитников.

Элиас бросил короткий взгляд ей за спину, но не перестал улыбаться. Он лишь медленно спустился пальцами к ее губам и вдруг коснулся самого их уголка. Наклонился и шепнул, едва не дотронувшись до нее своей щекой:

– Я знаю, что в твоей крови нет антигена, Мэл. Я чувствую твой запах…

А в следующий миг медленно взял в руки ее кисть. Ту самую, на которой была легкая царапина. Продолжая смотреть на девушку, он коснулся губами тыльной стороны ее руки, отчего новая волна искр скользнула ей под кожу.

– Был рад знакомству, Мэл… – выпрямившись, сказал он, едва заметно поклонился и, развернувшись, просто пошел прочь. По дороге в сторону, обратную той, откуда появилась бригада колдунов.

– Девушка, это вы вызывали помощь?! – раздался крик сзади.

Мелания повернула голову и увидела, как к ней бежит целая толпа мужчин. А когда снова посмотрела на Элиаса, оказалось, что его уже и след простыл.

Он просто исчез.

Глава 3
Случайная замена

Если вдруг темные боги прокляли вас дружбой с некромантом, запомните: такие, как мы, к юмору не склонны.

Из дневника неизвестного некроманта

До дома Мелания добралась за час до рассвета. Пока правоохранители писали протокол, пока некроманты осматривали место битвы со смертодевой, проверяя рассказ девушки, – на все ушло много времени. Единственный плюс от всего этого был в том, что после допроса Меланию личным порталом перебросили прямо к подъезду трехэтажного дома, в котором она жила.

Поднимаясь по старым деревянным ступеням, она крепко держала в руках черную кожаную куртку. Ту самую, которую рядом с местом упокоения смертодевы обнаружил один из правоохранителей.

– Это ваше? – спросил мужчина, вонзая в Меланию цепкий взгляд маленьких глаз.

В ответ она посмотрела на него так, будто не видела ничего вокруг. Ничего, кроме этой куртки, которую оставил после себя вампир Элиас.

Забыл забрать… И она тоже не вспомнила об этом, когда они вместе шли по полю к дороге, а затем будто бы просто гуляли под руку. Все ее мысли в тот момент были только о нем.

Мелания машинально проводила пальцами по серебристому рисунку на гладкой обсидианово-черной коже куртки. В голове роились тысячи мыслей, перемежаясь с воспоминаниями, в которых слишком ярко сияли холодные голубые глаза.

Некромантка опустила голову, пытаясь подробнее рассмотреть, что же за рисунок изображен на одежде. Лунный свет отразился от серебристых нитей, и Мелания разглядела крылья, сложенные так, что в совокупности они составляли круг. В самом его центре расположился необычный абстрактный элемент. Что-то вроде чаши, над которой витала корона. Блестящие металлом нити перемежались с ярко-красными, и если по-особенному подключить воображение, складывалось впечатление, будто с крыльев и короны капала кровь.

В тот момент, когда Мелания обратила внимание на этот рисунок в первый раз, ничего подобного ей в голову не приходило. Теперь же она и впрямь видела багряные капли и пугающий алый блеск серебра.

А в голове снова всплыли воспоминания.

– Это ваше? – Тусклый, далекий вопрос одного из правоохранителей, держащего в руках куртку странного вампира.

– Да, – ответила она тогда хриплым голосом, сделала несколько уверенных шагов по травянистому полю, не обращая внимания на легкую боль в ноге. Затем забрала вещь из рук подозрительного некроманта и прижала к себе.

– Но это мужская куртка, – неторопливо уточнил он, продолжая внимательно смотреть на нее.

Мелания стойко выдержала взгляд.

Ничего необычного.

Мертвецы смотрят гораздо страшнее.

– Я люблю носить мужскую одежду, – ответила она.

Правоохранитель задумчиво посмотрел на нее снизу вверх, изучая брюки, плотно облегающие ее тело, высокие сапоги на шнуровке, рубашку и ремень, на котором висели кобура с пистолетом, ножны с кинжалом и пара мешочков с колдовскими сборами.

– У вас есть лицензия на применение некромантии? – спросил он тогда, безошибочно узнавая набор любого охотника за нежитью.

Мелания прикусила губу. Проблемы ей были совершенно не нужны.

– Нет, господин, – ответила мрачно.

– У вас был заказ на эту смертодеву? – Он кивнул на овраг, в котором по сумеречному следу и оставшемуся на траве жирному пятну можно было легко угадать останки нежити.

– Нет. Я встретила ее случайно на дороге…

Дальше снова было длительное повторение рассказа о том, что она направлялась к себе домой после прогулки. Уверения в том, что никакого отношения к нелицензионной охоте на нежить она не имеет, а все оружие и травяные сборы носит с собой исключительно для личной защиты.

 

С горем пополам некромант-правоохранитель отпустил ее, предварительно доставив порталом почти до самого дома.

И вот теперь она стояла на своем старом полукруглом крыльце триплекса – деревянного строения, рассчитанного на три семьи. А в руках у нее лежала и холодила кожу гладкая черная куртка.

Мелания так и не рассказала правоохранителям ничего о том, что встретила вампира и что это именно он убил смертодеву. А ее спас. Она молчала, не желая раскрывать тайну Элиаса, и до сих пор сама не знала, что подвигло ее так поступить.

«Ты такая же, как и другие…» – звучало у нее в голове. Обвинительное. Ядовито-насмешливое. Такое нечестное, что некромантка все еще чувствовала себя уязвленной.

Нет, она не была такой же.

И именно поэтому промолчала.

Элиас ей помог. И кем бы он ни был, она обязана ему жизнью.

Даже если он хотел убить ее собственными руками… клыками и просто не успел из-за появления отряда помощи, он все равно оставался тем, благодаря кому она до сих пор жива. И, по крайней мере, за это девушка чувствовала себя обязанной ему отплатить.

Тихо зайдя в дом, чтобы не будить мать, некромантка первым делом бросила куртку на стул в своей комнате, разделась и побежала принимать душ. А уж после этого, стараясь поскорее забыть обо всем, упала в постель и уснула.

Проспала она до обеда следующего дня. Наверно, проспала бы и дольше, но ее разбудили крики матери:

– Маркус, это ты? Маркус! Маркус!

Мелания как ошпаренная подскочила на ноги, мгновенно избавляясь от сна, и побежала на кухню, откуда доносились крики. При этом она ругала себя последними словами, потому что принять лекарство мама должна была еще утром, а она все проспала.

Оказалось, что в этот момент женщина уже стояла на табуретке у раскрытого окна и звала какого-то мальчика, который, бросив на нее испуганный взгляд, скрылся на другой стороне улицы.

– Маркус, куда же ты, сынок?! – воскликнула она, протянув руки вперед и заливаясь беззвучными слезами.

Мелания в последний момент успела схватить ее за талию и оттащить от окна, спасая от падения.

– Марку-у-ус… – проговорила женщина уже гораздо тише, опустив тонкие руки и оседая в объятиях дочери.

Девушка сжала зубы, сдерживая эмоции, рвущие сердце.

– Мама, это не Маркус, – ответила она чуть жестче, чем хотела бы. – Это просто соседский мальчишка.

Посадила мать на табуретку и плотно закрыла окно, вдобавок задвигая светло-лиловую штору. Мысленно она дала себе обещание как можно быстрее купить блокираторы на окна. Несмотря на то что жили они на первом этаже, падение могло закончиться для матери несколькими переломами, а то и вовсе пробитой головой.

Как только с окном было покончено, Мелания полезла в шкафчик за лекарством и, отсчитав двадцать капель, заставила мать выпить их. К этому моменту та уже тяжело дышала. Все выглядело так, будто у нее вот-вот случится очередной эпилептический приступ.

Уведя мать в комнату, девушка уложила ее в постель и накрыла одеялом. Женщина уже явно плохо соображала, что происходит, продолжая тихо бормотать: «Маркус». Оставалось надеяться, что, когда лекарство подействует, она придет в себя и проснется уже в полном сознании.

Вернувшись на кухню, Мелания упала на стул и закрыла глаза, чувствуя себя так, словно и не спала вовсе. Хорошо, что сегодня был выходной день и не нужно идти на работу. Испуг и расстройство за пару минут высосали из нее остатки сна.

Однако не успела некромантка расслабиться, постаравшись не думать о грустном, как заиграла сумеречная шкатулка порталофона. Мелания повернула голову к комоду, на котором стоял прибор, и нахмурилась.

Еще не хватало, чтобы шум разбудил засыпающую мать.

Быстро подойдя к шкатулке, девушка в упор взглянула на фигурку девочки-друида в темно-зеленом платье. Та двигалась по кругу на квадратной подставке под медленную, тренькающую колокольчиками мелодию.

Некромантка протянула руку и толкнула куклу, тем самым открыв крышку. На дне шкатулки блеснула крупная розовато-сиреневая друза аметиста, а в следующий миг над ней вспыхнуло маленькое черное облако.

– Риша? – удивилась Мелания, разглядев в клубящейся Тьме крохотного портала лицо единственной знакомой девушки, которую могла с натяжкой назвать подругой. – Что-то случилось?

– Да! – торопливо выпалила та.

– Ну, рассказывай, только постарайся покороче, у меня голова трещит, – проворчала Мелания, взглядом выискивая на кухне баночку с обсидиан-чаем. Эта трава по утрам быстро ставила ее на ноги. И хотя некоторые медики считали ее вредной, некромантка продолжала исправно пить ее, потому что ничто другое не могло как следует привести в тонус. Ни кофе, ни другие бодрящие напитки девушке почему-то никогда не помогали.

– Ты что, только проснулась? – удивилась собеседница на другой стороне переговорного портала.

Мелания бросила тяжелый взгляд на блондинистую голову подруги и ничего не ответила.

– Понятно! – фыркнула та. – Что на этот раз? Опять ловила некролягушек для опытов или просто осталась в морге на вторую смену?

Мелания пожала плечами. Риша понятия не имела, что ей приходилось периодически брать заказы на уничтожение нежити. Поэтому она то и дело выдумывала дурацкие отговорки о том, где провела очередную ночь. И, признаться, иногда истории получались уж очень диковинные.

Можно, конечно, было поступить проще и сказать, что она просто была у любовника. Но некромантка почему-то думала, что подруга не поверит.

Она бы и сама не поверила.

За весь год, что они с Ришей были знакомы, у Мелании ни разу не было парня. Ни одного. Некромантка и прежде-то была не слишком общительной, а после того, как в их семье случилось несчастье, и вовсе ушла в себя.

– Я была бы тебе благодарна, если бы ты начала уже рассказывать о своей проблеме, – пробурчала Мелания, уже мысленно надкусывая большой бутерброд с колбасой, который собиралась вот-вот себе сделать.

– Конечно, дорогая, все, как ты скажешь, – проворковала Риша, сделав розовые губы бантиком.

Мелания заподозрила неладное, но быстро потеряла мысль, задумавшись о том, как ее вообще угораздило подружиться с этой девушкой. Та казалась полной ее противоположностью, начиная от внешности и заканчивая характером. Судя по вечно веселому щебетанию, блондинка вообще не представляла, что в мире может быть что-то плохое.

– Перейду сразу к делу, – наконец проговорила та, – мне очень нужно, чтобы сегодня вечером ты подменила меня на одном банкете в «Рубиновом дворце».

– Что? Ты с ума сошла? – тут же позабыла обо всем Мелания. – Какой банкет, какой дворец?

– За вечер организаторы платят пять сотен маурелиев! – перебила ее подруга, и некромантка мгновенно замолчала.

Заметив, что Мелания снова готова ее слушать, Риша тут же с улыбкой продолжила:

– Тебе наверняка эти деньги не будут лишними, в конце концов, если не на лечение матери, то на себя потратишь. Новое платье себе прикупишь. Или, не знаю, кожаную хламиду, что там у некромантов в моде?

Она прыснула со смеху, но тут же затихла, заметив, что Мелания не смеется.

– Пятьсот золотых – это очень много, – с подозрением проговорила некромантка. – Во-первых, почему ты отдаешь эту работу мне, а во-вторых, за что же платят такие деньги?

Риша снисходительно улыбнулась.

У нее всегда было достаточно средств к существованию. Нужды в деньгах она, дочка богатых родителей, никогда не испытывала. Однако пожелала зарабатывать самостоятельно, а не сидеть на родительском горбу. И, как ни странно, ей удалось найти такую работу, где даже ей, девчонке, которая ничего особенного не умеет, платили хорошо. Очень хорошо.

Это казалось довольно подозрительным, но Мелания никогда не лезла в чужие дела, не желая, чтобы кто-либо лез в ее.

Однако сегодня настал день, когда пришлось сделать исключение.

– Так кем ты работаешь, Риша? – нахмурилась некромантка.

– Официанткой, простой официанткой, – лениво махнула рукой та. – Ты справишься без проблем.

– А почему такая высокая оплата? – не унималась Мелания.

– Потому что банкет будет в «Рубиновом дворце», ты меня слушала вообще? – скуксилась блондинка. – Впрочем, прости, сегодня ты можешь быть настолько подозрительной, насколько тебе вздумается, клянусь Даррой, Фенруз и Хиро, я стерплю все!

Риша любила театрально вплести в разговор имена мертвых светлых богов, которым поклонялись друиды. Хотя сама ни в каких богов не верила. Даже в темных.

Она сложила ладошки вместе и умоляюще посмотрела на Меланию.

– Пожалуйста, помоги мне, – попросила она. – Мне назначил свидание именно на сегодня очень классный парень. Он просто сказочно красив, ты понимаешь? И богат, между прочим! Я не могу ему отказать из-за того, что собираюсь весь вечер подавать напитки и еду на каком-то банкете!

– А я, значит, собираюсь… – проворчала Мелания, вполне успокаиваясь насчет работы подруги. В конце концов, это не танцы на стойке, не эротический массаж и не стриптиз. – Кстати, вы же там не голышом напитки подаете за такие деньги?

– Нет, ты что?! – ахнула Риша. – Все прилично, очень серьезные люди, сплошные министры, члены имперского правительства и обычные толстосумы, – уверила она. – Поэтому и оплата высокая. Естественно, ты не должна ударить в грязь лицом, чтобы меня не опозорить. Ходи, молчи, улыбайся и выполняй просьбы. Но на этом все! Одежду тебе выдадут, а уж макияж и прическу как-нибудь сделаешь сама. Ничего вызывающего не нужно, так что я за тебя не волнуюсь.

– Ты так говоришь, будто я уже согласилась, – фыркнула Мелания с легким возмущением, хотя на самом деле она и впрямь уже согласилась. Ну, в самом деле, где она еще сможет за один вечер заработать столько же, сколько сама получает за месяц?

– Я знаю, что ты не сможешь бросить подругу в беде, – заискивающим голоском проговорила блондинка и улыбнулась.

Мелания вздохнула, отвернула голову в сторону, словно ей нужно время на размышление, и через пару секунд ответила:

– Хорошо, я помогу. Исключительно по доброте душевной. – И тоже улыбнулась.

Риша захлопала в ладоши, отчего даже через маленькое облако портальной Тьмы стало видно, как подскакивают тугие белые завитки ее тщательно уложенных волос.

– Спасибо-спасибо-спасибо, Меланишечка! Ты лучше всех! К четырем часам вечера пришлю за тобой некромобиль, чтобы отвез прямо на место. Будь готова!

Послала ей воздушный поцелуй и тут же отключилась, будто Мелания могла передумать. А она, услышав излюбленное обращение подруги, признаться, уже хотела. Эта «Меланишечка» ужасно ее раздражала.

Впрочем, Риша оказалась девушкой хитрой, и, когда переговорный портал закрылся, спорить уже было не с кем.

Некромантка по-доброму усмехнулась. На самом деле она бы все равно помогла подруге. Даже если бы оплата не была столь высока, даже если бы пришлось работать ночью. Не оставлять же девушку в беде? Может, у нее там любовь всей жизни пропадает, в конце концов. И пусть Риша была довольно ветреной особой и таких любовей в месяц у нее могло быть по десять штук, все равно Мелания не смогла бы отказать.

У нее было не так уж много друзей, а потому она ценила каждого, кто мог достаточно долго держаться возле нищей, мрачной и в целом довольно пессимистичной некромантки, каковой она и являлась.

Поэтому в назначенный час, уверившись, что с матерью все в порядке, и благодаря лекарствам, скорее всего, будет все хорошо до следующего утра, она вышла из дома, закрыла дверь на замок и села в машину, нанятую Ришей специально для нее. А уже через какой-нибудь час стояла возле высокого многоэтажного здания, на первом этаже которого располагался дорогущий ресторан под названием «Рубиновый дворец».

Сегодня этот ресторан был закрыт на спецобслуживание – особую вечеринку.

Назвав свое имя и пройдя внутрь через специальную дверь для обслуги, Мелания пыталась угадать, что же сегодня за праздник будет и кто организовал такое богатое торжество?

Но она и на секунду не предполагала, насколько невероятным окажется ответ на этот вопрос.

Форму ей действительно выдали в подсобке. Все официантки должны были выглядеть одинаково – в модных красновато-бордовых платьях с белыми воротничками и манжетами. Волосы полагалось убрать в хвост или заплести в косу. Мелания выбрала второй вариант.

Кроме нее обслуживать банкет должны были еще десять девушек. Все примерно одного возраста, стройные и симпатичные. Большинство из них были знакомы друг с другом, и сейчас они весело щебетали о чем-то, изредка бросая на некромантку любопытные взгляды.

Мелания поежилась. Ей не нравилось лишнее внимание. А сейчас она будто физически ощущала, как скользит чужой интерес по ее бледному от недосыпа лицу и почти полностью седым волосам. Впрочем, она никак не реагировала, и девушки явно переключились на другие темы.

 

А затем пришло время выходить в зал и накрывать на столы.

Гости прибыли к пяти часам вечера. Мелания скрылась в подсобке, граничащей с общим залом и отделенной от него длинными тяжелыми шторами насыщенного рубинового цвета. Отодвинув ткань, она незаметно наблюдала, как зал наполняется богато одетыми мужчинами и женщинами, от которых невозможно было отвести взгляд. Жутко дорогие украшения сверкали в свете огромных каменных люстр, каждый кристалл в которых имел способность магически светиться.

Некромантка задержала дыхание, рассматривая удивительно красивых мужчин, одетых в костюмы с золотыми цепочками, выглядывающими из карманов. Их пальцы были украшены перстнями, а глаза, казалось, то и дело сверкали ярче драгоценных камней. Все они выглядели достаточно молодо. Казалось, не было ни одного человека, кому можно дать больше тридцати пяти лет. И Мелания никак не могла взять в толк, где можно заработать столько денег в их возрасте.

Впрочем, ее это никоим образом не касалось. Следовало просто выполнить свою работу и отправиться домой с положенной зарплатой, чем она и собралась заняться. Ей поручили расставить по столам хрусталь и вино. Взяв поднос с десятком бокалов и бутылкой красного вина, названия которого она даже не слышала, Мелания шагнула в зал.

И неожиданно заметила там свою подругу, которую взялась подменять!

Едва не выронив поднос, некромантка двинулась вперед, с удивлением разглядывая на Рише красивое золотистое платье, ее безупречную укладку и макияж, а еще нелепый черный ошейник с подвеской, который совершенно не шел к ее наряду. Впрочем, похоже, среди местной молодежи это было нечто вроде моды. Потому что, приглядевшись, Мелания заметила еще на двух девушках похожие украшения.

Ришу вел под руку красивый темноволосый мужчина с ослепительной улыбкой. Он что-то шептал на ухо девушке, и та заливисто смеялась и краснела.

Мелания расставила пустые бокалы по столу, на котором, как ни странно, было очень мало закусок, в основном карпаччо из говядины и множество сыров. Затем она наполнила пару бокалов на подносе и подошла с ним к подруге и ее кавалеру. Многозначительно взглянула на Ришу и проговорила:

– Не желаете ли вина?

Риша повернула к ней голову и слегка покраснела. Казалось, будто она мгновение назад впервые заметила ее.

– Да, конечно, – ответил низким гортанным голосом спутник подруги, и от его пронизывающего холодного взгляда Меланию пробрала легкая дрожь.

Блестящие темно-карие глаза впились в нее острыми кинжалами, осматривая с ног до головы. Будто оценивая.

От этого прежде красивый мужчина вдруг перестал казаться Мелании таковым. А еще в этом взгляде ей почудились какие-то знакомые оттенки, только она никак не могла взять в толк, какие именно.

Перестав глядеть на незнакомца, она протянула ему поднос, с которого тот благополучно и взял бокал.

– Милый, я отойду на минутку в дамскую комнату, – проворковала в это время Риша, привстав на цыпочках и поцеловав мужчину в щеку.

– Конечно, дорогая, – ровным голосом ответил тот, все еще странно глядя на Меланию.

Но некромантка этого уже не видела. В этот момент она переглядывалась с подругой, которая недвусмысленно намекала ей проследовать в дамскую комнату вместе.

Мелания была не против, а наоборот – очень даже за.

Отойдя на безопасное расстояние от гостей, чтобы не привлекать внимания, она поставила поднос на один из столов и тут же прошмыгнула в дверь уборной для богатых посетителей заведения.

Риша была уже там.

– Очень стыдно было бы обслуживать на банкете собственного кавалера, правильно я понимаю? – проговорила Мелания, как только они с подругой остались наедине в пустом женском туалете.

Риша повернулась к зеркалу, со всех сторон освещенному ярким светом ослепительно-белых кристаллов, убедилась, что выглядит прекрасно, и наконец посмотрела на подругу.

– Ну прости! – воскликнула она, схватив некромантку за руки. – Ты же сама все понимаешь! Он пригласил меня на этот банкет после того, как мы случайно познакомились на предыдущем. Он не знал, что я официантка! В тот день я не обслуживала столики, а готовила закуски. И что я должна была сказать ему, как ты думаешь? Признаться, что всего лишь девочка на побегушках? Он бы и близко ко мне не подошел! Ты видела его вообще?

Мелания склонила голову набок, глядя на разнервничавшуюся подругу. Честно говоря, после того странного взгляда, которым ее окинул кавалер Риши, она была склонна не согласиться с ее утверждением. Похоже, этому мужчине было плевать, официантка она или нет. Его интересовало нечто другое. Доступность, может быть, или симпатичная внешность?

Некромантка вспомнила копну своих седых волос, бледное лицо с кругами под глазами и засомневалась.

– Да успокойся, – махнула она рукой подруге. – Я не злюсь на тебя. Мне, в сущности, все равно, по какой причине ты не могла сегодня работать. Я сделаю свое дело, мне заплатят деньги, а потом я буду долго и сладко отсыпаться в своей постели.

Риша хмыкнула, сжав руки подруги.

– Ты прелесть, – проговорила она. – Я всегда говорила, что в душе ты оптимистка!

Мелания криво улыбнулась, глядя на их сцепленные руки.

– Это вряд ли, – покачала она головой. – Как хоть зовут твоего доброго молодца? Он симпатичный.

Риша довольно растянула губы и мечтательно закатила глаза к потолку.

– Симпатичный? Шутишь? Да он красавец! Вообще они тут все красавцы, конечно, но Фирель – один из самых-самых! Как они только такие подобрались в этом их клубе?

– Клубе? Каком клубе? – удивилась Мелания.

– А ты не знаешь? Это же банкет элит-клуба «Черные крылья», – ответила Риша, сжав в пальцах подвеску под своим ошейником. – Мне Фирель уже подарил вот эту потрясающую штуку как почетному гостю клуба, представляешь? С ним я могу проходить на любые их мероприятия!

Некромантка пригляделась к серебристому металлическому кружочку, висящему на шее подруги, и вздрогнула. И хотя она никогда прежде не видела рисунка, изображенного внутри, ее пронзило странное узнавание. Потому что непонятным образом этот рисунок был похож на тот, что она видела совсем недавно.

На куртке Элиаса…

Те же опущенные вниз острые крылья, напоминающие окружность, в центре которой что-то изображено. Только у Элиаса там была корона, а у Риши внутри подвески был изображен стилизованный череп.

Мелания встряхнулась, пытаясь выбросить из головы так некстати всплывший образ вампира. Образ, который и так не покидал ее половину сегодняшнего дня.

Некромантка нахмурилась, слегка раздражаясь, оттого что подвеска подруги опять вернула ее к мыслям о ночной встрече. В конце концов, это всего лишь совпадение. Мало ли похожих рисунков можно нарисовать при желании?

Уговорившись с Ришей о том, что она вовсе не обижается на нее за такой необычный обман, Мелания вышла вслед за девушкой из дамской комнаты. В это время как раз свет в зале приглушили, а вместо него по стенам и потолку начали кружиться разноцветные блики от магических кристаллов. Приглашенная певица вышла на невысокую сцену в углу зала и стала ненавязчиво исполнять медленную песню. Гости ходили по помещению с бокалами в руках, некоторые танцевали, а некоторые сидели за небольшими круглыми столиками и разговаривали.

Теперь Мелании полагалось ходить от гостя к гостю и следить за тем, чтобы в бокалах у них никогда не заканчивалось вино. Этим она и собиралась заняться, вот только в этот момент один из мужчин в конце зала не глядя поднял руку, подзывая официантку.

Некромантка тут же направилась туда, еще не до конца рассмотрев, к кому идет. Полумрак помещения скрывал лица, а тысячи бликов искажали окружающий мир, превращая его в сумасшедший калейдоскоп.

Однако, оказавшись всего в нескольких шагах от незнакомца, когда поворачивать назад было уже поздно, Мелания вдруг замерла, не в силах вздохнуть.

За столиком в компании еще двух мужчин сидел Элиас.

Вампир.

И в этот момент он как раз повернул к ней голову.

В горле резко пересохло, руки задрожали так ощутимо, что бокалы на подносе начали трястись, грозя упасть.

Элиас… Вампир… На обыкновенном банкете рядом с простыми людьми!

От последней мысли Меланию будто прошило насквозь осознанием страшной истины.

Она вдруг оглянулась по сторонам, широко раскрытыми глазами осматривая гостей так, как если бы вошла в зал только что.

Все было так же, как и прежде, но словно иначе. Время будто замедлилось, и под размеренную мелодию, разбавляемую тонким романтичным голосом неизвестной певицы, некромантка увидела их.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru