Сын кровавой луны

Сильвия Лайм
Сын кровавой луны

Глава 2
Незнакомец

Хороший некромант должен знать: не всякую нежить можно победить.

Встретив вампира, во избежание оглушительного поражения рекомендуется незамедлительно скрыться: так и самооценку удастся сохранить, и жизнь.

Из дневника неизвестного некроманта

Мелания закрыла глаза, отсчитывая удары собственного сердца. В ноге пульсировала сильная боль. Убежать не получится. Да и куда бежать, если смерть уже склонилась над ее лицом и готовилась обглодать ей кожу?

Однако через несколько долей секунды, за которые так ничего и не произошло, некромантка вновь открыла глаза и с изумлением увидела то, чего никак не ожидала.

Смертодеву отбросило от нее словно ураганным ветром. Вот только девушка знала, что ни одному урагану такое не под силу.

К тому же самое удивительное оказалось в том, что призрак угодил прямо в тот самый овраг, где Мелания расположила магическую ловушку.

Душераздирающий крик, раскинутые в стороны кривые руки нежити и через мгновение – облако черного дыма вместо монстра. Вот и все, что успела увидеть Мелания, прежде чем вокруг стало оглушительно тихо.

Некромантка приподнялась, неловко упершись ладонями в землю за спиной и не веря своим глазам. Вокруг никого не было. Даже той странной мужской тени, которая, похоже, ей просто почудилась. Или нет?

Мелания не успела сообразить, что произошло, потому что неожиданно заметила, как неисправный некромобиль, в котором пряталась семья с новорожденным, внезапно тронулся с места и подъехал к ней.

Небольшая машина квадратной формы остановилась на дороге прямо напротив нее. Некромобиль работал от концентрированной темной магии, которой заправлялся специальный сосуд под капотом. Получалось что-то вроде искусственного анареля, как у колдуна. К сожалению, объема такого сосуда хватало ненадолго, и частенько такие машины могли заглохнуть прямо посреди дороги.

Мелания думала, что подобная беда произошла и с этим некромобилем. Но, очевидно, причина поломки была в другом. И, похоже, счастливому папе удалось ее нейтрализовать.

В это время темно-синяя дверь распахнулась и оттуда вылез Дервин.

Девушка уже хотела было порадоваться, что не придется с травмой ноги ковылять пешком до стационарного портала. Мужчина наверняка подвезет ее до больницы.

Однако, увидев его пылающее яростью лицо, поняла – это вряд ли.

– Так ты некромантка! – выкрикнул он, остановившись на другой стороне оврага и уперев руки в бока.

Мелания во второй раз порадовалась, что здесь была эта яма.

– Да, некромантка, – кивнула она устало и отвернулась.

– Как ты посмела обмануть нас, мерзкое отродье?! – закричал он, брызгая слюной.

Сейчас был третий раз, когда она возблагодарила богов за овраг, отделяющий ее от слетевшего с катушек папаши. Не хотелось бы оказаться застигнутой брызгами его возмущения.

– Я не обманывала, – негромко проговорила она, обхватив руками колени и глядя на крошечные шары белого клевера перед собой.

Попу неприятно холодило от земли. Мелания продрогла, испачкалась в грязи, устала и полностью исчерпала себя. Ей просто хотелось как можно быстрее оказаться дома. И больше ничего.

Но даже это ей пока не светило и близко.

– Ты сказала, что ты врач! – продолжал орать Дервин. – Ты осквернила своей темной магией нашего ребенка! Нашего новорожденного малыша!

– Я не говорила, что я врач, – ответила Мелания, снова посмотрев на негодующего отца. – Это говорили вы. А я пыталась вас переубедить. Впрочем, вы ведь меня не слушали, правда?

Мужчина сжал кулаки и челюсти. Казалось, его глаза вот-вот вспыхнут той же кровавой яростью, что бывает только у мертвецов.

Но нет. Не вспыхнули.

Впрочем, легче от этого не стало.

– Вы не имели права подходить к нам! – проговорил он тише, и на этот раз его тон был гораздо более угрожающим, чем тогда, когда он кричал.

Мелания именно этого и боялась, не рассказывая с самого начала этим людям, что принадлежит к касте некромантов. Несмотря на то что магия Тьмы была повсеместно очень распространена и использовалась во многих отраслях науки, до сих пор находились люди, считавшие эту силу проклятой и заразной. Способной их отравить и несущей только лишь зло.

Более того, в последние годы сформировался даже некий культ, целое движение людей, считавших, что магию Тьмы в жизни использовать нельзя. Что необходимо отказаться от нее как можно скорее, пока она не погубила все человечество. Сами себя борцы за запрет некромантии называли рыцарями Света. Они часто устраивали митинги и демонстрации, пытаясь повлиять на принятие новых законов. К счастью, безуспешно. Однако их протесты по-прежнему раздавались у контор дилеров некромобилей и у машиностроительных заводов, которые использовали Тьму в качестве топлива. Иногда они даже позволяли себе громить артефактные мастерские, где создавали украшения с вшитой внутрь темной магией.

Нормальные люди были склонны считать рыцарей Света простыми сектантами, однако с каждым годом это движение набирало все более пугающую популярность.

– Так вы тоже из этих, да? – пробубнила себе под нос Мелания.

– Из каких этих? – скривился Дервин. – Мы с женой защищаем наше государство от темной скверны вроде тебя!

Некромантка кивнула.

– Ага, и поэтому свободно катаетесь на некромобиле, использующем темную магию, да? – передразнила его выражение лица Мелания. – Действительно. Это же дешево и удобно. А ради этого можно и принципами поступиться.

Она фыркнула и отвернулась. К самим рыцарям Света она относилась без ненависти или раздражения. В конце концов, каждый имеет право на свое мнение. Возможно, не будь она сама с рождения некроманткой, тоже когда-нибудь вступила бы в их ряды. Ведь как хорошо думать, что можно жить без Тьмы! Пусть на самом деле это страшное заблуждение, но ведь иногда заблуждаться очень приятно. А еще это гораздо легче, чем посмотреть в лицо реальности.

Но вот лицемерия Мелания никогда не любила. Отрицаешь темную магию, так, будь любезен, и не используй ее в мирной жизни.

– Да как ты смеешь учить меня, мерзкая ядовитая девка?! – воскликнул Дервин, широко распахнув и так огромные, налитые яростью глаза. – Я тебе сейчас покажу свои принципы.

С этими словами он спрыгнул в овраг и стремительно направился к ней.

Мелания сразу поняла, что намерения у него явно были не самые миролюбивые.

Она попыталась встать, но не успела. Боль в ноге помешала, а в следующий миг Дервин с силой схватил ее за руку и дернул.

– Вставай, ты, тварь, осквернившая рождение моего ребенка своими грязными ведьмовскими руками…

– Что вам от меня надо? – возмутилась Мелания. – Вы просили помощи, я помогла!

– Ты не имеешь права прикасаться к людям! Твои руки запачканы живыми мертвецами! – проревел он. – Твои прикосновения могли заразить Тьмой моего сына!

Мелания пожала плечами:

– Чушь какая. Тьмой я никого заразить не могу, а, между прочим, самочувствие вашей жены и ребенка проверить вполне способна. Так что, учитывая ваше настойчивое желание падать в обморок каждый раз при виде рожающей жены, без моей помощи вы все равно бы не обошлись.

– Лучше бы Ланика родила сама, – выплюнул он.

– Ну, подумайте сами, – зачем-то начала увещевать его некромантка, все еще надеясь, что дело удастся уладить мирно. – Ну, пусть я некромант, пусть патологоанатом, ну и что с того? Зато знаю строение человеческого тела, так сказать, изнутри. В конечном счете чем отличается живой человек от мертвого? Так… самой малостью, – вяло улыбнулась она.

Тут Мелания вскрикнула, потому что пальцы Дервина больно впились ей в плечо. А от его последующего рывка в больной ноге словно что-то стрельнуло.

– Я тебе покажу самую малость… – прорычал он.

Мелания совершенно не представляла, что делать в ситуации, когда на тебя нападает взрослый мужчина. Прежде с людьми ей драться не приходилось. Да и сил сопротивляться, честно говоря, уже не было.

И вот в тот самый момент, когда остатки выдержки уже едва не покинули ее, Дервин вдруг отступил, так и не успев ударить.

Мелания подняла голову, не веря, что ей в очередной раз повезло, и теперь уже отчетливо разглядела того самого беловолосого мужчину, который, казалось, ей привиделся.

Где же он был все это время?

Додумать эту мысль Мелания не успела.

В этот момент на черном небе из-за туч неожиданно вышла яркая луна. Ее серебристые лучи упали на высокую фигуру незнакомца, придавая его образу странный налет колдовства и нереальности.

Сердце некромантки на несколько секунд будто остановилось.

Волосы, снежно-белым водопадом падающие на спину, холодные голубые глаза, казалось, светящиеся изнутри, и кроваво-алые губы на светлом лице.

Мужчина был очень красив, но такой странной, немного волнующей красотой, от которой по позвоночнику прокатывалась леденящая дрожь.

Незнакомец вроде бы не обращал никакого внимания на Меланию. Он схватил разозленного молодого папашу за шиворот и неожиданно легко поднял вверх.

– Тебя не учили благодарности, грязное животное? – с легким отвращением процедил он и встряхнул ошеломленного Дервина. Затем отпустил его, хорошенько толкнув. Тот упал на землю, распластавшись с раскинутыми в стороны руками и ногами, напоминая четырехщупальцевого осьминога, и отрывисто пробормотал:

– Ты еще кто такой?

На этот раз прежней уверенности и злобы уже не было на его лице. Презрительное выражение сменил испуг.

– Еще один скользкий любитель трупов?

Мелания заметила, как по лицу незнакомца скользнула странная улыбка. Затем он присел на корточки возле Дервина и наклонился к нему, ловким молниеносным движением схватив за шею. Горе-отец больше не имел возможности встать, он лишь обхватил дрожащими пальцами запястье мужчины и хватал воздух, как рыба, выброшенная на берег.

 

Теперь некромантка не могла видеть лицо незнакомца, лишь его широкую спину, которую красиво обтягивала приталенная кожаная куртка с затейливым рисунком, вышитым серебряной нитью. Но Мелания не успела разглядеть его как следует, в этот момент ей показалось, что она услышала тихий ответ, который незнакомец прошептал прямо в лицо Дервину.

– Любитель трупов? – сначала переспросил он. – Может быть… Но вдруг я кто-то гораздо хуже?

Последние слова и вовсе прозвучали на выдохе. Еле слышно, так, что Мелания просто не должна была понять, что он сказал.

Но она поняла. Возможно, мозг просто сам достроил фразу по едва мелькнувшим в шорохе ветра звукам. А может, ей и вовсе послышалось, потому что от этого ответа ребра будто лизнуло изнутри чем-то ядовито-морозным. Жгучим.

Незнакомец отпустил мужчину, и тот мгновенно вскочил на ноги как ошпаренный. Помчался к машине, запрыгнул в нее, и уже через мгновение некромобиль, урча мотором на сумеречной тяге, умчался прочь по пустой дороге.

Мелания еще некоторое время видела вдали желтоватый свет фар, а еще ей чудилось, что она ощущает прощальный взгляд женщины, Ланики, у которой она принимала роды.

В душе всколыхнулась легкая тоска. Некромантка вздохнула, надеясь, что семейство нормально доберется до ближайшей больницы и все закончится хорошо. Несмотря на произошедшую ссору, она не желала зла этим людям.

Впрочем, мысли о неблагодарном семействе довольно быстро выветрились из головы, стоило вспомнить о светловолосом мужчине, что стоял рядом и теперь глядел только на нее, распластавшуюся по траве.

От того, что незнакомец смотрит на нее сверху вниз, а она находится в таком уязвимом положении, Мелания почувствовала себя неловко и неуютно. Забыв о поврежденной ноге, она попыталась встать, но чуть не упала.

На этот раз мужчина успел подхватить ее под руку, мягко усадив на землю. Затем снял с себя дорогущую кожаную куртку и, постелив рядом, пересадил на нее.

– Не стоит беспокоиться обо мне, – срывающимся голосом сказала девушка, вглядываясь, затаив дыхание, в красивое лицо.

Ей вдруг показалось, что она спит. Потому что прежде в ее жизни не было ни одного человека, который оказался бы хоть вполовину так идеален, как мужчина перед ней.

Незнакомец поднял на нее взгляд холодных голубых глаз, блестящих в лунном свете как два кристалла. И с едва заметной улыбкой спросил:

– Как вас зовут, прекрасная незнакомка?

– Ме… Мелания, – запнувшись от неровного дыхания, ответила некромантка. И покраснела, чувствуя себя ужасно глупо, потому что в этот момент мужчина спокойно взял в руки ее ногу и, опустив вниз молнию, стянул с нее сапог.

От прикосновения прохладных пальцев к горячей коже от лодыжки вверх прокатилась волна мурашек.

Девушка замерла, боясь вздохнуть, потому что от движений незнакомца ее то и дело пронизывала дрожь.

– Что вы делае… – начала было говорить она, но уже в следующий момент громко вскрикнула, потому что мужчина как-то по-особенному дернул ее ногу. До хруста. – Больно!

Налет романтизма мгновенно прошел.

Мужчина при этом спокойно опустил ее ногу и сказал:

– Вправляю вывих. Будет болеть, но у вас хорошая обувь. – Он покрутил в воздухе ее сапог. – Травма зафиксируется жестким голенищем. Но дома я посоветовал бы вам обмотать лодыжку эластичным бинтом.

С этими словами он вновь осторожно взял ее стопу, надел сапог и медленно застегнул, исподлобья взглянув в глаза.

Меланию снова пронзила дрожь.

– Вы врач? – спросила она, когда сразу после этого мужчина встал и протянул ей руку.

Она вложила свою ладонь в его, в очередной раз почувствовав что-то странное от этого прикосновения. Его рука была твердой, казалось, сомкни он кисть – и не вырваться. Но при этом пальцы скользнули по его коже, как по шелку. Он мягко обхватил ее, потянув на себя, помогая подняться. И все это время не переставал смотреть-смотреть-смотреть. Будто куда-то вглубь нее. В самое сердце.

Некромантка внезапно ощутила себя обнаженной. Захотелось закрыться…

Все внутри переворачивалось.

Какого демона происходит?

Девушка покраснела, а мужчина, словно читая ее мысли, вдруг едва заметно улыбнулся.

– Нет, – ответил он спокойно. – Я не врач. Так же, как и вы.

– Откуда вы знаете? – спросила Мелания, с каждым мгновением испытывая все большее беспокойство.

Ее вдруг пронзила острая как нож мысль: что-то было не так с этим мужчиной, но она никак не могла понять, что именно.

Красив, богато одет, обходителен и невероятно обаятелен… Что может быть не так?

«Может, он мужчин любит?» – про себя фыркнула девушка, безуспешно пытаясь найти в незнакомце хоть какой-то изъян и понять, что же заставляет ее так нервничать. А заодно погасить тот неконтролируемо растущий интерес, что вспыхнул в ней при взгляде на него.

– Слышал ваш разговор с этим неприятным типом, – пожал плечами мужчина, поворачиваясь и неторопливо направляясь к дороге. Так, чтобы она смогла за ним поспеть.

– Понятно, – кивнула некромантка, собирая мысли в кучу и направляясь за ним, – не очень хорошо вышло. Я ведь как лучше хотела…

– Я видел, – невозмутимо ответил он, глядя прямо перед собой. – Не обращайте внимания, люди часто бывают неблагодарными.

Шагая по клеверу почти без хромоты, краем глаза Мелания изучала его четкий профиль, немного острые черты, в которых чувствовалось что-то загадочно-хищное.

«Тысяча злобных гулей, почему я чувствую себя с ним так глупо?» – мелькнула в ее голове болезненная мысль. Она скривилась и постаралась взять себя в руки.

Впрочем, они вот-вот расстанутся и никогда больше не встретятся, так зачем переживать?

Однако в этот момент они вышли на дорогу, и незнакомец вдруг проговорил, протянув ей руку:

– Мое имя – Элиас. Не возражаете, если я провожу вас, прекрасная Мелания?

Голубые глаза будто сверкнули во тьме, заставив некромантку вздрогнуть и в очередной раз ощутить внутренним чутьем непонятное и необъяснимое чувство опасности.

Сердце забилось ошеломляюще быстро.

Однако вопреки кричащим в пустоту инстинктам Мелания сглотнула застывший ком в горле и снова вложила свои пальцы в его ладонь, получая от этого какое-то странное и неправильное удовольствие. И согласилась:

– Хорошо… Элиас…

Буквы имени сорвались с губ мелодией, проникающей через горло в грудную клетку. Прокатывающейся по легким и ныряющей куда-то вниз.

Мужчина улыбнулся, обхватил ее пальцы, на миг сжимая чуть сильнее, чем было уместно, и в следующий миг заставил взять себя под руку.

Они оказались ошеломительно близко друг к другу. Это казалось неловким и, может быть, даже неприличным. Ведь они едва знакомы.

Но не успела Мелания и слова сказать на это, как он ловко погасил все ее сопротивление:

– С подвернутой ногой далеко не уйдешь, мне бы не хотелось, чтобы вы упали. – А затем посмотрел на нее и добавил: – Мы можем перейти на «ты»?

– Конечно, – поспешно проговорила она, опустив голову, чтобы скрыть краску на лице.

Элиас шагнул вперед, и ей пришлось последовать за ним, двигаясь совсем рядом. Касаясь его предплечья ладонью, обхватывая, почти прижимаясь.

Это было очень странно. Но неожиданно комфортно. Мелания вдруг подумала, что с удовольствием гуляла бы с этим мужчиной хоть всю ночь.

Романтичный свет чуть красноватой луны, прямая дорога, уходящая в небеса, и поля белого клевера со всех сторон.

Это могла бы быть по-настоящему великолепная прогулка. Если бы кроме жгучего смущения, вспыхивающего внутри нее в этот момент по необъяснимым причинам, некромантка не ощущала бы себя канатоходцем, которому вместо веревки над бездной натянули остро заточенную струну.

– Полагаю, ты направляешься к темному порталу, Мелания? – проговорил в это время Элиас мягким бархатистым голосом.

– Я? Да, конечно, – поспешно кивнула так, словно боялась, что он по лицу разгадает ее мысли.

– Мне в ту же сторону. Надеюсь, ты не возражаешь против моего общества? – Он настолько обворожительно улыбнулся, что сердце девушки ухнуло куда-то в желудок.

– Я ведь уже согласилась на прогулку, – немного взяв себя в руки, ответила некромантка. – Тем более вы… ты помог мне. А я так тебя и не поблагодарила.

Он вопросительно на нее взглянул, а она добавила:

– Со смертодевой. Это же был ты, да?

Тогда он едва заметно усмехнулся и кивнул. А затем произнес безразличным тоном:

– Не стоит благодарности.

– Нет, стоит. Спасибо, – снова повторила она. – Я потратила весь магический резерв, когда дралась с этой нежитью в поместье господина Бентера. А тут оказалось, что у меня ничего не вышло. Если бы не ты, скорее всего, я бы уже лежала в том овраге без кожи на лице.

Элиас некоторое время молчал, а затем сказал совсем не то, что можно было ожидать:

– Нет.

– Что – нет? – опешила девушка, на миг даже забывая о том, как перехватывало в груди рядом с ним. Как застревало в горле дыхание, когда их плечи и бедра вдруг случайно соприкасались.

– Это была не та же самая смертодева, – ответил он. – А совершенно другая.

– Что?! – ахнула Мелания, в первый миг даже решив поспорить, но затем вдруг резко замолчав.

Потому что картинка в голове неожиданно сложилась.

Та смертодева, что нашла свою гибель в овраге белого клевера, не узнавала ее. Она не испытывала к Мелании никакого интереса до того момента, пока некромантка первый раз не ударила.

А ведь все должно было быть наоборот.

Призрак, с которым девушка дралась возле особняка миллионера, был сильно разъярен. И, несмотря на то что фактически дух не должен обладать памятью, в реальности все было совсем не так. Тьма наделяет смертодев разумом, и те прекрасно запоминают людей, что нанесли им обиду.

Но это еще были не все совпадения.

Вторая смертодева разительно отличалась от первой. Сперва это не вызывало у Мелании подозрений. Мало ли какой облик вздумается принять призраку?

Но оказалось, что причина совсем в ином.

Это просто была совсем другая тварь. Еще один лишенный покоя дух женщины, жестоко убитой мужчиной.

– Но как же так? – ахнула некромантка, быстро размышляя, пока они продолжали идти по дороге. – Откуда на одном небольшом участке земли две смертодевы? Это же ненормально! И сдается мне, что направлялась она туда же, куда и первая. То есть к особняку Бентера. Но почему?

Мысли в голове крутились, как четко отлаженный механизм. Мелания хорошо знала повадки нежити, и сейчас ей хотелось понять, почему произошло такое странное совпадение.

Некромантка так увлеклась, что даже не заметила, что сказала все это вслух, поделившись с таинственным мужчиной своими размышлениями.

– Думаю, тут все ясно, – ответил неожиданно он, заставив девушку вздрогнуть.

Она удивленно посмотрела на него, заметив на алых губах довольно жесткую холодную усмешку. При этом Элиас не смотрел на нее, его взгляд был устремлен вдаль, словно он о чем-то задумался.

– Что же тут ясного? – удивилась Мелания, и, когда мужчина снова посмотрел на нее, по ее спине прокатилась волна морозных мурашек.

– Смертодевы приходят мстить человеку, который их убил.

Мелания остановилась на дороге как вкопанная. От лица отлила вся кровь.

Быть этого не могло. Ведь не всегда эти призраки являются к своим мучителям. Далеко не всегда.

– Нет же… – пробубнила она. – Частенько они убивают и совсем других людей… Простых, никак не связанных с их жизнью.

– Конечно, – кивнул Элиас и снова беспечно посмотрел вдаль. – Как только отомстят своему убийце. Но, судя по всему, их убийца еще жив, поэтому в первую очередь они направлялись именно к нему.

Мелания завела руку за спину, лихорадочно нашаривая маленькую поясную сумочку, крепящуюся к нижней части ремня. Отцепила ее, открыла и начала что-то быстро искать.

– Ай, Тьма, – фыркнула она, случайно наткнувшись внутри на складной нож, из которого выскользнул уголок острого лезвия. – Так вот же, – добавила, почти не замечая пореза.

А затем достала то самое письмо, на котором некий обеспеченный господин просил госпожу Сен решить его «небольшую проблему с разбушевавшейся смертодевой».

– Вот, вот его подпись, – проговорила некромантка, запихнув раненый палец в рот. – Господин Корвиш Даниас Бентер, первый заместитель министра финансов его императорского величества Хайлара Альвиса Кастро-Шантерана. Первый заместитель министра финансов! – Она подняла голову и посмотрела на своего спутника. – Ну не может такой человек быть серийным убийцей! – И вдруг замолчала.

Элиас выглядел странно. Его дыхание потяжелело, взгляд подернулся темной поволокой, от которой Мелания одновременно испытала вспышку страха и укол необъяснимого возбуждения. Словно вся кровь прилила сначала к горлу, сдавив его, затем ударила в виски, а потом глухим цунами упала в низ живота.

 

И глаза… Внезапно в свете алеющей луны Мелании показалось, что льдисто-голубые радужки мужчины приобрели кровавый оттенок. Где-то в самой глубине…

Это просто не могло быть правдой.

Позвоночник обвила холодная змея ужаса.

А затем мужчина неторопливо приоткрыл рот и облизал нижнюю губу… над которой едва заметно блеснули чуть более крупные, чем у обычных людей, острые белоснежные клыки.

– Вампир! – хрипло выдохнула некромантка, выронив сумочку и неловко отступив назад. Едва не упав, что было бы совсем не к месту.

Впрочем, стоит она или лежит, разницы никакой.

Вампир – существо гораздо более страшное, чем смертодева. А у Мелании и на последнюю-то уже не было сил. С одним из самых совершенных созданий Тьмы можно было и не надеяться сладить некромантке-самоучке.

Сердце бешено забилось о ребра, кровь закипела.

«Элиас… Красивое имя», – глупо мелькнуло в голове девушки.

Глядя в очень привлекательное, но слишком светлое для человека лицо, Мелания ужасно не хотела думать, что именно так будут звать ее смерть.

Но, похоже, и ее ожидание в очередной раз не совпадало с реальностью.

Элиас медленно моргнул, и неожиданно все пришло в норму. Глаза вновь стали кристально-голубыми, а лицо спокойным.

На долю секунды девушке показалось, что он стиснул челюсти. Но нет… Он невозмутимо протянул ей руку, будто ничего и не произошло.

Мелания смотрела на бледную ладонь с длинными красивыми пальцами и боялась вздохнуть.

Вампир, это же был вампир!

Так и не дождавшись, чтобы она вновь взяла его под руку, Элиас сцепил руки за спиной и нарочито медленно шагнул к ней.

Он будто говорил этим: «Пожалуйста, беги, я предлагаю тебе фору…»

И одновременно давал понять, что ей ничто не поможет.

Некромантка взглянула на него сумеречным зрением, пытаясь осознать, каким образом сумела проглядеть вампира. Ведь любая нежить, особенно высшая, так сильно отличается от живого человека своим внутренним строением, что перепутать невозможно. Тьма оплетает все тело мертвецов подобно тонкому бесконечному клубку черных нитей, которые приводят нежить в движение и заставляют их органы определенным образом функционировать.

Однако тело Элиаса выглядело совершенно обычным. Вся его фигура была скрыта тонким слоем темной магии, как иногда бывает у некромантов, которые поддерживают на себе колдовской щит. Сквозь этот полог Мелания даже заметила в груди Элиаса легкую пульсацию анареля. По всему выходило, что перед ней стоял обычный черный маг.

Неужели она ошиблась?

Инстинкты, которые с самого начала этой встречи кричали об опасности, говорили, что ошибки быть не могло. Но разум отказывался понимать происходящее.

В груди так быстро колотилось, что казалось, сердце вот-вот разорвется от страха.

Она сделала неторопливый шаг назад, отзеркалив движения Элиаса и не разрывая зрительный контакт со светлым, как топаз, взглядом мужчины.

Странная красноватая луна, окрашивающая сегодня ночь в багряные тона, в этот момент зашла за тучи. На поле белого клевера опустился непроглядный мрак, и теперь только необычные глаза этого мужчины все более походили на звезды.

Но человеческие радужки ведь не могут светиться, будто внутри них горит голубое пламя? И уж точно не могут вспыхивать кровавым светом.

– Кто ты? – хрипло выдохнула Мелания, сделав еще один шаг назад.

Ладони вспотели, и она сжала их в кулаки.

А вампир вдруг замер и, иронично приподняв бровь, негромко спросил:

– Люди все одинаковые, правда?

– Что? – ахнула она, широко распахнув глаза.

Такого ответа она уж никак не ожидала услышать, и это на миг сбило ее с мыслей.

Элиас тихо усмехнулся и на секунду поднял голову, взглянув в небо. А когда вновь посмотрел на нее, на лице застыло насмешливое выражение.

– Прекрасная Мелания, разве я чем-то обидел тебя, что ты шарахаешься от меня, как от моровой чумы?

Его голос звучал так убедительно расстроенно, что девушка внезапно почувствовала себя круглой дурой. А что, если ей показалось? Что, если Элиас и правда простой некромант, как и она? Разве что, может быть, с лицензией?

– Я… знаете ли… – проговорила она, однако не решаясь приблизиться к нему.

Кровь в висках все еще громко стучала, и Мелания не была готова сразу же вернуться к мысли, что перед ней человек.

Она никогда прежде не видела вампиров и лишь в теории знала, как они должны выглядеть.

– Видите ли, – откашлялась она, настороженно глядя на Элиаса, – не сочтите за оскорбление, но… Мне показалось, что я видела у вас во рту клыки… Вы не могли бы снять покров Тьмы, чтобы я могла убедиться в том, что вы человек?

Она пыталась говорить максимально спокойно и культурно. Ведь нет ничего ужасного в том, чтобы попросить колдуна временно снять с себя защитные чары. Ну, пусть это покажется ему смешным. Пусть он подумает, что встретил темной ночью какую-то придурковатую девицу. Зато она вернет себе уверенность и душевное равновесие. А это было гораздо более ценно для некромантки, чем мнение незнакомого колдуна.

Однако после того как Мелания озвучила свою просьбу, все пошло не так, как она могла бы рассчитывать.

Губы Элиаса растянулись, придав красивому лицу немного хищное выражение.

– Что ж… смотри, – ответил он, чуть склонив голову набок и не сводя с нее глаз. – Я весь… твой.

От последней фразы, произнесенной с придыханием, некромантку словно молнией ударило. На миг бросило в жар.

Однако уже в следующий миг плащ Тьмы, укутывающий Элиаса, начал рассыпаться, разлетаясь в стороны черной дымкой. И как только защита полностью исчезла, девушка увидела…

Все то же красивое тренированное тело, одетое в дорогую шелковую рубашку и модные черные брюки. Только все это с ног до головы было пронизано убийственными нитями сумеречной магии!

Разглядывая его, Мелания перестала дышать.

Она никогда не видела ничего подобного.

Все системы организма Элиаса функционировали точно так же, как человеческие, и выглядели полностью здоровыми. Разница была лишь в том, что они дублировались призрачными венами и артериями, словно Тьма повторяла собой рисунок тела, вплетаясь в каждый миллиметр мышц и костей. Растворяясь в каждой капле крови.

У нежити, которую прежде встречала Мелания, все было не так. Например, у гулей Тьма поражала мозг, печень, сердце и желудок. Немного преобразовывала внешность, но более тела почти не касалась. Ткани, не тронутые темной магией, сами начинали разлагаться. И примерно лет через пять от начала своей второй жизни гуль погибал и без вмешательства некроманта.

Прежде Мелания считала, что с любой нежитью будет примерно похожая история. Но то, что она видела сейчас перед собой, полностью отвергало эту теорию.

Потому что Элиас был пропитан Тьмой с ног до головы.

– Не может быть, – ахнула девушка, доставая свое последнее оружие: небольшой поясной кинжал. Конечно, против вампира это как зубочистка против медведя. Да вот только у Мелании больше ничего не было.

Вампир бросил снисходительный взгляд на это оружие, засунул руки в карманы брюк и, хмыкнув, отвернулся.

– Такая же, как и другие, – с легким презрением выдохнул он, и алые губы дрогнули, неприятно изогнувшись.

Меланию будто ударили. Она вздрогнула, впившись взглядом в идеальный, будто чеканный профиль Элиаса, ошеломленно наблюдая за тем, как Тьма снова послушно собирается в тонкий плащ и укрывает его тело, пряча под собой все признаки того, что этот мужчина не был человеком.

При этом, сколько ни пыталась девушка сконцентрироваться на том, что действительно важно, в голове продолжали набатом звучать его слова:

«Такая же, как и другие…»

«Такая же…»

И с удивлением Мелания осознала, что чувствует себя… оскорбленной?

– Почему это? – нахмурилась она, испытывая некомфортное ощущение в груди.

Уж кто-кто, а она точно не была такой, как другие. За это ее терпеть не могли соседи, у нее не было друзей, а работать приходилось в морге.

– С какой это стати я такая же, как и другие? – повторила она несмело, сама не веря в то, что спрашивает это у вампира. У высшей нежити. Опаснейшей твари, которую даже профессиональные охотники могут убить, лишь собравшись в отряд. А она вот так стоит и… болтает с ним.

Элиас же с легкой ленцой в движениях снова повернулся к ней, окинув ее пренебрежительным взглядом, и ответил:

– Ты мало чем отличаешься от того парня, что совсем недавно пытался тебя убить. Точно такая же. А я… ошибся.

Снова как удар. Проклятье! Да какая ей разница, что он думает?!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 
Рейтинг@Mail.ru