Рубеж: накачка

Серж Винтеркей
Рубеж: накачка

– Ну так выбери прямо сейчас подходящий участок без торчащих гвоздей! – нетерпеливо огрызнулся Серёга, – подыши там, прикинь, как будешь выбивать!

– Зачем дышать? – удивился я.

– Ну там же положено у вас, как в фильмах видел, глубоко вдохнуть или выдохнуть, прежде чем ломать головой кирпичи? – ответил Серёга, – а я попытаюсь открыть еще одну банку с краской, авось с двух будет больше шансов в глаза попасть.

Вздохнув, я не стал ничего комментировать, а осветил фонариком выбранный для побега скат крыши, прикидывая план бегства. Как и все остальные, чтобы я ни делал, а глаза нет-нет, да и обращались к люку. Ум подсказывал, что очередной прыжок твари невозможно пропустить, пол под ногами снова качнется от ее тяжести, но нервы, все еще кипящие от вида огромных когтей и клыков, заставляли не упускать проем люка из виду.

Гвоздей в крыше было в изобилии, но все же нашел неплохой вариант, где покалечиться будет сложно. Тут же решил, что нужен и запасной вариант – время-то есть, мало ли как дела сложатся! Но найти не успел. Знакомый качок пола под ногами – тварь вернулась! Удивительным было только то, что висела она на одной лапе. Почему – стало понятно, когда над краем показалась голова – глаза были закрыты второй лапой. Какой умный монстр – прикрывается, чтобы снова не ослепили фонариком! Даже пугает! Но что делать – как ему замазать теперь глаза краской, если они прикрыты?

Из-за того, что я ушел на другую сторону от люка, голова монстра от меня была сбоку. Озорная идея пришла в голову – разбежался и пнул монстра в ухо со всей дури, как футбольный мяч, который нужно запулить как можно дальше по полю! Голова монстра мотнулась в сторону не в пример больше, чем в прошлый раз, когда в нее угодила банка с краской, а главное – тварь перестала прикрывать глаза – вторая лапа тоже вцепилась в бревно, чтобы удержаться.

Я едва успел отпрыгнуть назад от люка, оттолкнувшись опорной ногой, и полетел спиной назад, но еще в полете увидел две струи краски, полетевшие в морду монстра из банок краски в руках Петьки и Сереги. То, что они достигли цели, я узнал, едва приземлился на спину. Дикий рев, никак не сравнимый ни с чем, что мы слышали раньше, сотряс чердак, а зверь снова исчез, спрыгнув вниз. Небось, какое-то время теперь будет занят, пытаясь прочистить свои глаза от краски!

– Семен, ломай! – заорал Серега, и я тут же, подскочив с пола чердака, рванул к выбранному месту. Ничего слишком затейливого тут использовать не надо было – мало ли, перестараешься, и при мощном ударе с прыжком, том же Тоби-Маэ-Гэри, просто тупо вылетишь наружу сквозь крышу, да и убьешься обо что-нибудь при приземлении. Ночь же, а после фонарика внутри пока во что не влетишь, и не узнаешь. Мне же просто тонкие доски надо быстро выбить с шифером, всего-то делов! Поэтому первый удар – хрестоматийный банальный Маэ-Гэри, а если нужно будет что помощнее, то уже тогда в дело пойдет Уширо-Гэри.

Маэ-Гэри вполне хватило. За пару секунд – четыре удара – четыре доски переломаны, а шифер снаружи разлетается во все стороны, как осколки взорвавшейся бомбы. Еще три удара, чтобы расчистить повисшие на кусках рубероида обломки досок и шифера – и вот он, готовый лаз с крыши. Никакой гордости от проделанного не испытывал – тут бы и новичок справился. Все это время вой снизу только нарастал по интенсивности – видимо, краска жгла глаза монстру всерьез.

– Готово, ребята! – позвал я друзей, пришлось кричать, чтобы услышали.

– Быстро ты, молодец! – тут же подскочил Серега, за ним Петька.

– Вперед? – спросил я. Серега все же у нас как-то в последнее время стал за лидера, когда к его прежним хулиганским повадкам добавилась основательность, приобретенная на учебе на медфаке. Не скучно с ним было по-прежнему, просто теперь он думал и о последствиях своих затей.

– Давай! – сказал Серега.

Глава 3
Ловушка

Решил использовать фонарик снаружи – вряд ли зверь, судя по его реву, уже прозрел, да и он сейчас внутри дома, а с этой стороны ставни целы. Быстро вылез наружу, держась руками за стропилину, внизу под нами было пусто, обычная трава, а чуть правее – густой куст. Но я не расслаблялся – где-то там приземлились выбитые мной обломки досок и шифера с торчащими гвоздями, да и так в густой траве валяться могло все, что угодно.

Быстро лег на живот, и сполз, повиснув на руках на последней доске, прибитой у самого низа. Прикинув, что до земли осталось не больше метра, спрыгнул, ото всей души надеясь, что не попаду ногой на какой-нибудь камень, или кирпич. Было у меня уже такое, в результате как-то даже встречал день рождения, прыгая на одной ноге. А уж сколько раз я выбивал пальцы или получал растяжения на кумите – немудрено, что после такого опыта становишься осторожнее!

Обошлось, приземлился аккуратно, площадка оказалась более – менее ровной. Сверху из пролома показалась голова Серёги:

– Все ОК?

– Да, сползайте на пузе, тут чисто!

Секунд двадцать, и Петька с Серегой уже около меня на земле. Серёга машет нам, чтобы мы нагнули головы к нему. Правильно, нечего тут орать, мало ли, монстр услышит.

– Может, к машине рванем? – предложил я.

– А ты уверен, что ключ найдем? – спросил Петька, – я лично Валерку обшаривать не готов.

– Это не проблема, – заявил Серёга, – я обшарю!

И тут рев зверя стих. А затем – ближайший к нам ставень вдруг взорвался досками и стеклом, а Петька, стоявший к нему ближе всех, полетел на нас. Мы с Серёгой инстинктивно подхватили его под мышки, и потащили подальше от окна, чисто на рефлексах. Не первый раз сегодня.

Буквально несколько шагов, и тут Серега, который, видимо, первым из нас двоих включил мозг, крикнул мне:

– Хрен с ним, с машиной! Поворачиваем налево! Забьемся в щель между домом и сараем!

Я ничего оспаривать и обсуждать не собирался, умение выполнять команды в меня на каратэ вбили крепко. Те шутники, что оспаривали вначале команды, либо быстро из кружка исчезли, либо, отжавшись по сорок раз дополнительно помимо и так зверских нагрузок, за каждый промах с исполнительностью, дисциплину быстро осваивали.

Сарай оказался, к счастью, такой же крепкий, как и дом, сложенный из солидных пятнадцатисантиметровых бревен. Нам повезло, что его по каким-то загадочным причинам не пристроили вплотную к дому, а поставили сантиметрах в сорока от него, так что мы забились туда сами, да и Петьку втащили за собой. Забрались ровно посередке, с каждой стороны осталось снаружи по три метра с небольшим. Тут как раз наш друган и очнулся.

– Ты как, в порядке? – обеспокоенно спросил его Серега, – глаза покажи!

И посветил ему в глаза экраном смартфона. Ума хватило, не фонариком.

– Затылок болит, – запинаясь, ответил Петька, – что случилось?

– Тварь как-то почуяла, где мы, да и вышибла ставень как раз рядом с тобой, – ответил Серега, – тебя, видимо, куском доски по затылку огрело. Фух, вроде зрачки одинаковые, норма. Похоже, сотрясения нет. Повернись теперь затылком!

Петька послушно развернул голову. Серега ее ощупал:

– Вроде порядок. Просто небольшой нокаут.

– А что мы сюда забрались? – спросил Петька.

– А как нам было с тобой на руках двигать к машине? – ответил Серега, – Тварь, скорее всего, уже на улице. Удачно, что про эту щель вспомнил.

– Так мы же в ней, как мыши в ловушке? – стал испуганно озираться Петька.

– Нет, не все так плохо, – ответил я, поскольку и сам уже сообразил смысл Серегиной идеи, – тварь намного шире по корпусу, пусть попробует нас тут достать. Полезет за нами сюда, нам намного быстрее выбраться с другой стороны, оббежать сарай и снова сюда забраться, пока она сможет вылезти, чтобы чесать за нами.

– Нам тут главное до подъезда полиции продержаться! – поддержал Серега.

– Глянь, она тут уже! – прошептал Петька, глядя испуганно направо.

Повернув голову, и я увидел тварь. Морда и часть груди покрыта потеками салатового и зеленого, глаза красные, воспалённые. Толчок – монстр попытался ввинтится между домом и сараем. Не вышло, плечи застряли. Дикий недовольный рев, мне на лицо попадает слюна из пасти. Пахнуло острым мускусным запахом, сам по себе запах был не очень противный, но сам факт того, что обслюнявили, заставил передернуться. Ничего лучше не придумал, как попытаться плюнуть зверю в ответ в морду. Ничего не вышло, слюны во рту практически не оказалось.

– Ребята, готовьтесь, если полезет, шустро двигайте к другой стороне, освобождайте мне место, – попросил я на всякий случай.

– Шутишь? – нервно ответил Петька, – ничего меня тут не удержит, если тварь полезет!

Осознав реальность, тварь стала боком, и протянула длиннющую лапу ко мне, пытаясь уцепить. Но польстила себе, метра два между мной и когтями еще было с гарантией.

Чтобы сдержать работу мысли у монстра, достал смартфон, врубил фонарик, и посветил в глаза. Старый прием сработал и в этот раз – лапу немедленно убрали, закрывать морду. А затем тварь исчезла. Просто молча исчезла.

– Ребят, от меня свалила, ждите у себя! – зачем-то шёпотом сказал я.

– Можешь не стесняться с громкостью, тварь точно знает, где мы! – констатировал очевидное Серёга.

Тишина. Стоим, напряженно прислушиваемся. Что-то будет?

– Что это вообще такое, как думаете? – спросил тоже шепотом Петька.

– Давай пока забьем на это, выживем – обсудим! – нервно ответил Серега, – давай сосредоточимся на выживании!

Тут я уже с Серегой согласен не был, ясно, что Петька неспроста спросил – легче обсуждать что-то, чем тихо ехать крышей в ожидании очередной атаки монстра. Но высказаться не успел – монстр снова появился. С моей стороны, а не с Серегиной, как я до этого ожидал. И, прикрыв лапой глаза, стал боком впихиваться между домой и сараем. Я смотрел с надеждой, что ничего у него с его габаритами не получится. Увы, получилось! Все содрогалось, и дом и сарай, но зверь таки вклинился, и стал потихоньку пропихивать себя ко мне. В зловещей тишине, не издавая ни звука. А я тут же надавил на Петьку, побуждая сдвигаться в другую сторону. Как он и обещал, заминки не было.

 

– Ни хрена не вижу из-за ваших голов, с какой скоростью он движется? – крикнул Серега.

– С такой же, с какой мы с Петькой тебя толкаем! – ответил я, – извини, в километрах в час оценить пока не могу!

– Плотно заклинивается? – снова спросил Серега, не обратив внимание на мое ерничание. И правильно, я не от хорошей жизни ерничал, а от испуга.

– Очень плотно! – ответил я, смотря на бугрящиеся под шерстью огромные мышцы, продвигающиеся ко мне, – как вообще протискивается, непонятно.

– Очень хорошо, есть идея! – ответил Серега с энтузиазмом.

– Я за любой кипеж, только скажи, что делать! – с неподдельным энтузиазмом отозвался я, уловив в уверенном тоне Сереги надежду на выживание.

– Грохнем сволочь! – отозвался тот, – граждане некурящие, облазьте у себя все карманы, но найдите для меня спички или зажигалку, умоляю!

– Петька, ты же разжигал мангал, верно? – спросил я его, не глядя. Оборачиваться к соседу по щели не мог, попросту боялся отвести глаза от твари. А у себя мог спички даже не искать, на кой они мне упали, если я не курю?

– Ищу уже, ищу! – захлопал Петька ладонями по карманам, – гляди-ка, действительно есть!

– Слава богу, дружище! – с чувством отреагировал Серега, – ты лучший! Давай мне!

– Что делаем-то? – не выдержал я.

– Ждем, когда тварь доберется до середины щели! Затем делимся – я останусь приманивать ее, чтобы лезла дальше. Вы находите любые длинные жерди или доски, одну даете мне. Другую оставляете себе. Затем один из вас чешет в дом за оставшейся там краской, другой – лезет к другой стороне щели с жердью. Заклиниваем жердями продвижение твари к любой из сторон. Просто суем между ее туловищем и любой из стен. Пусть попробует пролезть, если там и так места нет. Обливаем зверя краской дополнительно, и поджигаем к чертовой матери! – отчеканил Серега по-военному.

– Звучит как план! – в голосе Петьки впервые за все время после гибели Валерки прозвучала надежда.

– Дай бог нам удачи! – с ноткой неподдельного религиозного исступления проговорил Серега.

Я не верующий, вернее, был неверующим. Дальше все зависит от того, как мы, если выживем, сможем объяснить для себя то, с чем сегодня столкнулись. А пока что я совершенно искренне ответил:

– Аминь!

Две минуты заняло у твари, продвигаясь буквально по сантиметру, добраться до середины щели. Она бы явно двигалась быстрее, если бы могла подтягивать себя обеими лапами, и ей хотелось это делать. Закрывающая глаза лапа периодически дергалась в попытке задействовать ее для ускорения продвижения. Но я, тщательно отслеживая каждую такую попытку, тут же врубал фонарик, светя в глаза, и лапа тут же возвращалась на место. Видно было, что хищник прекрасно понимал, что луч фонарика, попавший в глаза в темноте, надолго выведет его из строя в плане ориентации, и всячески этого избегал. Наш преследователь не был обычным зверем, у него явно был интеллект. По мне, так перебор, эти мышцы, когти и зубастая пасть сами по себе подарком для нас не были.

– Все, братаны, ходу, ходу, ходу! – приказал Серега.

– Петька, ты за жердями, я за краской! – скомандовал уже я, едва мы вывинтились из щели.

Твари наши маневры не понравились, и она, впервые за долгое время, грозно взвыла. Но Серега, уже уловивший суть моих манёвров с фонариком, тут же принялся вместо меня светить ей в глаза, намекая на то, что добыча близка, и монстр снова притих.

Только я успел добежать до ближайшего взломанного окна дома, и стал примериваться, как залезть внутрь, не напоровшись на стекло, как Петька закричал:

– Семка, выбей дверь в сарай! На земле только гнилье, может, в сарае что есть?

Чертыхнулся, но логика в словах Петьки была. Ясен перец, что, если дом уже несколько лет заброшен, любые палки на земле успели сгнить. Рванул обратно. Дверь выглядела не менее крепкой, чем в доме, и заперта на засов с большим замком. И, как и та, открывалась она наружу. Так намного удобнее в хозяйстве. Снова начал с нескольких Маэ-Гэри. Нет, дверь дергается, но держится, толстые доски, хорошо между собой скреплены. Ладно, крутанулся на месте, ударив Уширо-Гэри. Тут удар помощнее за счет добавленной массы тела. Филенка треснула, одна из досок выломалась, повисла на одном конце. Еще два удара. Готова дыра, как раз, чтобы мог залезть вовнутрь. Тут же в нее скользнул, подсвечивая фонариком дорогу. Деревянный пол, ничего у двери не мешает наносить удары. Ну, а изнутри ломать дверь так уже вообще сплошное удовольствие! От первого удара по доске, к которой привинчен засов, он тут же ощутимо зашатался. Еще два удара его добили. Засов оторвался, дверь распахнулась наружу. Петька тут же с фонариком рванул внутрь, а я снова к окну избы.

Только закинул ногу на подоконник, чтобы залезть внутрь, как услышал радостный вопль Петьки:

– Семка, дуй обратно! Тут тоже краска есть!

Меня долго уговаривать не пришлось. Лезть внутрь дома, потом на чердак, искать там краску, спускаться с ней, вылезать снова, при том везде полно осколков стекла, об которые можно распороть что-нибудь – не, вариант краски в сарае меня целиком и полностью устраивал. Главное – чтобы была горючая.

Сарай оказался, в отличие от дома, неплохо упакован. Сюда вынесли кучу старой мебели, в одном углу лежали разнообразные доски, в другом был старый верстак, куча инструментов, и те самые банки с краской, что заметил Петька. Пока он отволок длинную доску Сереге, я успел выбрать такую же себе, а также нашел банку с лаком со всякими значками на этикетке, намекающими на токсичность и горючесть. Я сейчас вот совсем не эколог, мне они прямо как бальзам на сердце!

Дальше понеслось – лак я сунул Петьке, чтобы открыл и тащил к нам, а сам с доской рванул на другую сторону сарая, заклинивать монстра.

Когда подбегал на пост, раздался звук удара и крик Сереги:

– Мля! Осторожнее там, он доску выбил из рук, улетела к едрене матери, похоже, что в космос! Еще бы чуть-чуть, и я бы с ней! Дайте мне еще одну доску!

Добравшись до щели со своей стороны, первым делом посветил на тварь фонариком. На месте, продвинулась к Сереге еще на полметра. Решил притормозить зверя, заулюкал и ткнул в бок своей доской. Ноль внимания, монстр сопел и целенаправленно двигался к Сереге. Видать, не из тех, кто меняет решения на переправе.

– Я длинные арматурины нашел, может, тебе их притащить? – услышал крик Петьки.

– Нет, давай именно доску! – тут же ответил Серега, – моя, похоже, на крыше сарая застряла, обратно не падает.

Несколько секунд я стоял, тупя, глядя как тварь по сантиметру зараз, но продвигается в сторону Сереги. А затем в мозгу щелкнуло.

– Серега, давай я этими арматуринами зверя пришпилю изнутри сарая? – предложил я, – ему все равно мое направление пока неинтересно!

Серега долго не думал:

– Класс идея, давай, брат!

Я тут же рванул обратно. В дверях сарая чуть не столкнулся с выходящим из него спиной вперед Петькой, волокущим доску, спасло только то, что увидел свет от его фонарика.

– Где арматурины лежат? – тут же спросил его.

– А прямо под верстаком! – ответил он.

Арматурин под верстаком и правда, было в избытке. К моему ликованию, были и покороче, не длинней метра. Не хотел проверять, что будет при попытке забить между бревнами стены четырехметровую арматурину, скорее всего, будет безбожно вилять в стороны при каждом ударе.

Теперь – чем лупить по ней? Быстро обшарил фонариком верстак. Напильники, кусачки, какой-то хилый молоточек на полкило – все не то! Стал шарить лучом по стенам – бинго! На гвозде на стене висит здоровый топор. Буду лупить обухом, да и потом может пригодиться, уже как топор!

Подхватил с пола две короткие арматурины, метнулся к стене. Тут же наметил стык между бревнами, где короткая арматурина должна замечательно зайти! В идеале – попасть в монстра, пригвоздив его к бревнам избы, но неплохо будет, и если арматурина вылезет между ним и Серегой, застопорив его продвижение. Наше главное оружие – огонь, а чтобы оно сработало, монстра надо надежно зафиксировать. Мощь у него неимоверная, и на что он будет способен, если его поджечь… Может, он тогда тут же и вывинтится из западни на адреналине, а потом и за нас возьмется, едва пламя с себя собьет?

Прикинув, выбрал ту арматурину, что была потупее, прислонил в нужное место, насадил коротким ударом, засунул смартфон в нагрудный карман рубашки, чтобы фонарик светил сквозь тонкую ткань, и, подхватив топор обеими руками, со всей дури врезал обухом по арматурине. Приятно, как приятно, чувствовать себя не дичью, а охотником!

Три удара – и арматурина прошла насквозь, провалилась наполовину, упершись в стену дома, и я еще двумя ударами ее забил и в нее. Никаких протестующих воплей не услышал, значит, по зверю не попал. Заорал:

– Серега, посвети, видишь мою арматурину? Где она?

– Сантиметров тридцать от твари! Промазал! – через пару секунд ответил Серега.

– Готовьте лак и спички, сейчас не промажу! – ответил я. Спорить не стал, не время препираться по пустякам.

Вот теперь мне понятно, куда бить! И с еще большим энтузиазмом я, насадив вторую арматурину в 60 сантиметрах от первой на высоте своего пупка, начал лупить по ней обухом.

Когда на третьем ударе раздался вопль, арматурина задергалась, а стена зашаталась, испытал такое удовольствие, что сам себе поразился. Пока жил в деревне, и курам головы рубил, и индюкам, но по необходимости. Никакого удовольствия от этого не испытывал, несмотря на вкусняшки, которые из них мамка потом делала – просто – необходимость! А тут прямо – счастье! Безжалостно забил арматурину еще на полметра, дикий рев бил по ушам, стена сарая содрогалась, но держалась.

Едва выскочил из сарая, как интенсивность и воплей, и толчков удвоилась. Оказалось, что Серега с Петькой уже успели и лаком монстра облить, и факел в него кинуть. Потянуло тошнотворным запахом паленой шерсти, и тут же приятным – жареного мяса. Сарай и дом тряслись так, что было понятно – не пришпиль я монстра арматуриной, вырвался бы он на волю, как пить дать, силищи – немерено! Мы втроем стояли, как завороженные, глядя, как тварь пылающим факелом бьется о бревенчатые стены, тоже начавшие заниматься огнем, и визжит, пытаясь вырваться на волю. Учитывая, сколько страху от нее натерпелись, и смерть Валерки – никакого сочувствия я к ее мучениям не испытывал. Просто стоял, и с удовольствием смотрел, пока, наконец, она не издохла. Когда монстр уронил обгоревшую голову на плечи, единственным звуком осталось гудение огня на брёвнах.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru