Демонический рубеж

Серж Винтеркей
Демонический рубеж

– Извините, милорд, я его совсем не увидел! – раздался над моим ухом шепот Дхакуна.

– Ничего, я тоже! – шепнул в ответ.

– Что ты сказал? – спросила начавшая приходить в себя Адельхейд.

– Ничего, просто уточняли с Дхакуном подробности драконьей атаки.

Моментом, когда Адельхейд молчит, приходя в себя, надо было пользоваться. Один вопрос буквально изгрыз меня в последние сутки – как она умудрилась найти меня в крепости?

– Адельхейд, милая, я был очень приятно потрясен, когда увидел тебя в крепости с этими ребятами. Наемники, верно?

– Да, Ормонд и Риманн, телохранители, сопровождение на охоте и все, что еще нужно клиенту для безопасности!

– А как ты смогла найти меня в крепости? Это же черти где от столицы?

– Ты не поверишь, но Лебада мне помогла!

– Лебада? – я был по-настоящему шокирован, – но ты же с ней ладила не больше кошки с собакой?

– Когда ты начал падать на столик, а Дхакун приказал мне убегать, я увидела ее глаза. Она была буквально потрясена, когда догадалась, что ее дед подсыпал тебе что-то в чай. Она тебя любит, знаешь ли.

– Да уж я догадывался! – проворчал я. Голос мог бы быть и повеселее, так как по любому, когда в тебя влюбляется красивая девчонка, нормальному мужику это всегда приятно, даже если и без надобности. Но инстинкт самосохранения буквально кричал над ухом – не вздумай, дурак, продемонстрировать своей невесте, что тебе это нравится! А я в таких вещах уже научился к нему прислушиваться.

– Сбежав от колдунов, я зашла в одну из лавок на соседней улице, и начала делать вид, что выбираю платье. А сама все думала и думала, что же делать, как же мне тебя выручать! И вот что надумала. Сняла комнату в доме напротив лавки Фонуара, подумала, что там он меня будет искать в последнюю очередь. И следила внимательно в щелку в окошке, за тем, что происходит у колдуна.

Примерно через час постоянного хождения туда-сюда его подручных, подъехала телега, они туда погрузились всей сворой с какими-то вещами, и уехали. Я подождала еще полчаса и пошла в лавку. Там и встретила Лебаду, оставшуюся в одиночестве. Едва я сказала ей, что нельзя так поступать с друзьями, как поступил ее дед, она расплакалась, и мне самой пришлось ее утешать. В результате она мне рассказала о том, что с тобой все в порядке, но тебя будут держать в подземелье в заброшенной крепости. Она мне даже план нарисовала, где тебя там искать, дед ее туда возил раньше на экскурсию.

Я не скрывал удивления и уважения, смотря на Адельхейд во время ее рассказа, и видно было, что ей это очень нравится.

– Да ты просто умница! – тут же чистосердечно сказал я, едва она замолкла, – в такой ситуации и опытный человек бы растерялся, а ты себя вела просто невероятно круто!

Адельхейд зарделась от похвалы, и гордо подняла голову. Как раз вовремя, чтобы рассмотреть, какую серьезную работу проделал Ликвол над восстановлением пострадавшего от дракона жилища.

Сам эльф счастливо дрых в своей спальне на втором этаже, о чем мне поведал Дхакун, едва мы подошли к дому поближе. Никого лишнего ни в доме, ни в округе не было, о чем он тоже сообщил.

Ликвола мы будить не стали, я подумал, что вряд ли орк просто так его отпустил, скорее всего, накачал вином по самые брови. Ничего, время еще было. От Ленланлены до Этлая дракону лететь от восьми до десяти часов, тут его прорезавшаяся хитрость ему не поможет. Вполне достаточно, чтобы порешать все дела, перед тем, как снова от него бежать.

Одним из наиболее важных дел было обновить все запасы эликсиров, как у меня, так и у Адельхейд. Да и портальные свитки у меня уже заканчивались, я со вздохом вспомнил, что оставленный на могиле матери Адельхейд свиток так и не успел подобрать. Теперь, скорее всего, подбирать нечего. Пламя дракона с гарантией испепелило и свиток, и мою записку, и даже вьюнок, обвивший гранит на могиле родителей моей невесты.

Решили этот вопрос мы в ближайшей лавке быстро. Три портальных свитка я заставил взять Адельхейд, чтобы она могла в случае чего не зависеть в своих перемещениях только от грифона. Помня свою прежнюю ошибку, уговорился с ней, что в случае, если придется неожиданно разлучиться, встречаемся в Таксасе.

Не удержался от соблазна показать Адельхейд, как выглядит новый номер, арендованный не за серебряную монету, а за золотую. Устроил сюрприз, дверь открыл сам, а на порог пустил ее первой. Адельхейд буквально окаменела на пороге.

– А мы туда попали? – наконец отмерла она.

– Да, теперь мы всегда именно так будем жить в таверне! – радостно ответил я.

– Да! – неожиданно сказала Адельхейд.

– Что «да»? – озадачился я.

– Ну ты же вроде как предлагал жениться на мне, я же не ошиблась? – лукаво посмотрев на меня, сказала девушка.

– А если бы тут был прежний номер, ты бы сказала нет? – поддел я ее.

– Скажем так, ты подобрал не самое лучшее место и время для предложения мне брака, и я не осталась в долгу! – радостно ответила мне Адельхейд, сияя.

Ну что за заноза! Схватив ее в охапку, я потащил ее в постель.

Глава 4

Победа?

Через два часа мы наконец подустали, и пришло время вернуться к делам. Первым пострадал эльф, безжалостно разбуженный, опохмеленный изготовленным Адельхейд специальным эликсиром, и притащенный в гостиную на военный совет. Выступал перед собравшимися генералиссимус, каковым я назначил себя по праву владельца дома.

Обрисовав весь сложившийся расклад (кроме того факта, что запасных жизней у меня больше нет, Адельхейд я пугать не хотел, а эльфу это знать было необязательно), я спросил своих слушателей, согласны ли они со мной, что в ближайшее время параллельный мир, со всеми своими еще неизвестными в полной мере рисками, может оказаться для нас самым спокойным местом.

Подавленные обрисованной мной картиной тотальной охоты за нами со стороны всеэльфийской гильдии колдунов, члены военного совета возражать не стали. Важный вопрос поднял товарищ Ликвол:

– Думаю, нам нужно специальное снаряжение. Ведь наша задача попасть на базу повстанцев, верно? Значит, необходимо использовать как можно больше артефактов на скрытность. У меня, к примеру, с этим вообще все плохо.

– Правильное замечание! – согласился я, – мы этим обязательно займемся, время еще есть. В ближайшее время приобретем тебе самый подходящий для этого сет. Кстати говоря, было бы неплохо, если бы ты изготовил несколько артефактов, которые повысили бы скрытность каждого из членов нашей группы. Мастер боевых кружев 16 уровня – мы просто вряд ли найдем в продаже артефакты нужного нам уровня, которые ты можешь достаточно легко изготовить.

Эльф засмущался.

– Я вообще-то, уже кое-что сделал для вас с Адельхейд, когда было свободное от ремонта время. Не на скрытность, конечно, я же не знал, что нам понадобится маскироваться в опасном походе, но, надеюсь, вам понравится!

Эльф полез под диван и достал небольшую корзинку:

– Вот, два артефакта для Адельхейд и один для тебя, Трой!

Адельхейд получила браслет и пояс на платье, изготовленный из чего-то, выглядящего как тонкие прутики.

– Ух ты! Браслет дает плюс три к ловкости, плюс три к интеллекту, плюс десять процентов к очарованию. А пояс плюс три к интеллекту, плюс два к силе, и плюс 30 единиц маны! Спасибо, Ликвол! – тут же прокомментировала она радостно.

Мне достался кошелек из таких же прутиков. Его данные, держа в руках, я смог просмотреть самостоятельно:

Кошель удачи. Очень редкий. Плюс два к интеллекту, плюс три к удаче, 1% скидки про приобретении товаров в лавках гномов-продавцов.

– Спасибо, дружище! Классный артефакт! – поблагодарил эльфа и я.

Буду теперь активно пользоваться. Конечно, моя пятипроцентная скидка перекроет имеющуюся у артефакта однопроцентную, но ведь Ликвол не знал о том, что она у меня есть, когда делал артефакт. Старался!

После этого мы начали с жаром обсуждать, что именно из артефактов надо приобрести дополнительно, а что успеет изготовить эльф до завтрашнего утра. С учетом того, что и поспать ему тоже надо, получалось не густо.

В разгар обсуждения необходимых приготовлений, звякнуло пришедшее письмо. От Манивальда!

– Привет, Трой!

Извини, что не получилось. Помочь ничем не можем. Действительно. Слишком сильный противник!

Манивальд.

«И о чем это он?» – недоуменно подумал я. Ох, блин! Я же совсем забыл написать ему, что давно освободился. Учитывая, что я потерял последнюю запасную жизнь в игре, и пытался привыкнуть к этому, а также старался найти свою девушку раньше конкурентов, и избежать гибели от дракона, мое упущение можно понять. Но вышло все же очень невежливо.

Манивальд, окрестности крепости Равана.

Утреннюю неудачу нельзя было спускать на тормозах. Манивальд не был готов отступать перед НПС, бросая членов клана в их руках. Одно дело утреннее поражение, после которого клан все же добьётся освобождения своих, другое – смириться и отступить. Последнее нанесло бы слишком сильный удар по моральному духу в клане, и неизменно привело бы впоследствии к большим потерям, чем может привести даже повторное поражение от колдунов, если не повезет и в вечерней атаке.

В этот раз он решил в полной мере использовать фактор внезапности. Проанализировав поражение, он понял, что проблемой утренней атаки стало то, что колдуны тщательно отслеживали накопление сил клана, и, когда пришли к выводу, что атака вот-вот начнется, быстро перекинули достаточно подкреплений, чтобы ее отбить.

Манивальд понимал, что утром они совершили ошибку, понадеявшись, что всеэльфийская гильдия колдунов не сможет быстро собрать достаточно своих членов, чтобы противостоять их нападению. Поэтому теперь надлежало сделать все, чтобы колдуны, одержав легкую победу, расслабились, отпустили часть подкреплений, и стали более легкой добычей. Рассчитывал Манивальд, что часть войск Фонуар из крепости точно отошлет, поскольку ему зачем-то была нужна Адельхейд, девушка Троя. Если он будет держать все войска в крепости, то кто же будет ее искать?

 

Новая атака должна была быть полностью внезапной. Поэтому в кронах деревьев было оставлено только несколько тщательно замаскированных разведчиков, а все остальные были отведены в лес за километр от крепости. Лес, хоть и был плохоньким, редким, с невысокими деревьями, но все же мог легко скрыть от колдунов ведущиеся приготовления к штурму.

К 18.50 основные силы были собраны. Члены клана Манивальда, благодаря его усилиям, гордились своим членством в «Гордости победителя», считали себя игровой элитой и были полны решимости отбить своих товарищей у НПС. Явка была рекордной – только членов клана собралось почти две с половиной тысячи, и еще пять сотен добавились как за счет ищущих интересных приключений, так и за счет тех, кто рассчитывал таким образом получить шанс в будущем стать членом клана.

Манивальд убедился, что все командиры подразделений четко знают свою задачу, что всем объяснено, что на стену высаживаться нельзя ни в коем случае. План был предельно прост и рассчитан на вывод колдунов из зоны комфорта в сражении. Главной задачей было захватить центральную площадь, чтобы не дать колдунам снова перекинуть подкрепления. А затем ввязываться в бой на максимально ближней дистанции. Колдуны являются страшной силой на дистанции, но в ближнем бою хорошие шансы на победу против них имеют и заточенные на нанесение большого физического урона ДД.

В 19.00 команда выступать была отдана. Почти три тысячи игроков вызвали грифонов и взмыли в небо, сплошной белой волной устремившись к крепости. Манивальд озаботился проплатить профессиональную запись атаки нанятому со стороны специалисту, рассчитывая потом использовать материалы в рекламных целях.

Приближающаяся крепость никак не выглядела готовой к противостоянию. Ворота по-прежнему были отперты, по стенам не ходили патрули. Манивальд даже на мгновение испугался, что колдуны покинули крепость и перевели пленников в другое место. Но нет, тут же отлегло от сердца, об этом немедленно бы сообщили сами пленники по сети. Они же молчали, что означало, что никаких изменений в их судьбе не происходит.

Наконец, во дворе крепости забегали первые колдуны, увидевшие огромную волну грифонов с наездниками. Из дверей домов начала выбегать подмога. Но первые наездники уже приблизились на максимальную дистанцию для телепортации, вскочили на спины грифонов, и сотнями стали телепортироваться во двор крепости.

По разработанному заранее плану, каждая последующая волна телепортирующихся ориентировалась на высадку в десяти метрах от уже высадившихся игроков, летевшие по центру высаживались по прямой, летевшие слева и справа по своим векторам. Это позволяло избегать осечек с телепортацией, запрещающей телепортироваться в место, куда кто-то только что уже скастовал телепортацию. Осечки, конечно, были, но при такой системе были минимальными.

В этот раз колдуны были явно не готовы. Вспыхивающие по всему двору мимолетные схватки заканчивались, в связи с явным преимуществом в численности игроков, в их пользу. Колдунов заранее было велено, в случае успеха с захватом двора, не убивать, а вязать для последующего обмена на своих. Оставшийся на грифоне Манивальд с облегчением заметил, что весь двор теперь плотно набит игроками. Сюда уже при всем желании не открыть никаких порталов для переброски подкрепления.

Колдуны, тоже поняв это, перестали выскакивать во двор, а стали захлопывать и баррикадировать двери в зданиях, в которых их застал штурм. Первый раунд в этот раз был явно в пользу игроков, в отличие от утреннего опыта. Но никто не обольщался, битва еще выиграна не была.

Можно было переходить ко второй фазе. Полностью подавив всякое сопротивление во дворе, отряды тут же начали штурмовать входы в здания. Особый интерес представляли те строения, в которых могли быть тоннели на нижние уровни крепости, где держали пленных членов клана. У Манивальда в клане были фанаты военной архитектуры, уже успевшие изучить множество заброшенных крепостей по всей карте, поэтому были и соображения, какие здания обычно могут предоставлять такие возможности. Им уделялось особое внимание.

Из окон осаждаемых зданий на игроков стали кастовать всевозможные заклинания. Но стать эффективным подобному обстрелу не давали ДД-дистанционщики, тут же организованно заливающих подобные окна ответными заклинаниями и потоком стрел.

Через несколько минут штурм принес первый позитив уже в трех зданиях. Во всех двери были высажены, баррикады разобраны, и началось продвижение внутрь. Медленное, но уверенное.

Внезапно шум битвы нарушил звук горна из окна самого высокого здания, а затем в него выставили привязанную к палке тряпку и стали ей размахивать.

«Неужели готовы сдаться?» – удивился Манивальд. Как-то все просто в этот раз.

Он подлетел на грифоне к окну поближе. Не исключена западня, но шанс закончить противостояние быстрой эффектной победой стоил риска.

В глубине комнаты, сразу за размахивавшим флагом колдуном, стоял сам Фонуар. Увидев Манивальда, он прокричал, заглушая шум битвы:

– Немедленно останови своих! Будем вести переговоры.

Останавливать наступление Манивальд не хотел. Хитрые колдуны могли использовать перемирие для перегруппировки войск и подвода подкреплений. Манивальд не обольщался по поводу захвата площади. Не составляло никакого труда открыть необходимые для переброски подкрепления порталы где-нибудь в недрах крепости, и сформировать грозную армию. Но для этого нужно было время, которое Манивальд давать противнику не собирался.

– Перемирие меня не интересует! – крикнул Манивальд в ответ, – сдавайтесь, пока есть такая возможность!

– Мальчишка! – презрительно фыркнул Фонуар, – думаешь, ты победил? Ты и твои люди для меня не более, чем мухи, которые меня раздражают. Я готов с тобой сейчас договориться, чтобы заняться более важными делами. Но если ты оплошаешь и не поймёшь, что это щедрое предложение, то минут через пятнадцать и для тебя, и для всей твоей своры все будет кончено!

– И что ты сделаешь? – презрительно спросил Манивальд, которого подобный тон привел в бешенство.

– Обращусь к главе нашей гильдии, а он устроит общий сбор всей гильдии, и вышвырнет вас отсюда! – огрызнулся колдун, – если вдруг моих коллег не хватит, он пригласит поучаствовать членов ещё пяти всеэльфийских гильдий! А после того, как мы вас прихлопнем, я специально озабочусь, чтобы у твоего клана не осталось ни одного замка в эльфийских землях или рядом с ними! Пару недель, и от твоего клана останется одно воспоминание!

Манивальд почувствовал, что колдун полностью уверен в своих словах. Желание спорить с ним дальше полностью пропало.

– Хорошо, я объявляю перемирие, и через минуту вернусь на переговоры, – ответил кланлидер уже намного более вежливым тоном.

Опустившись на грифоне в центре площади, Манивальд написал в кланчате распоряжение об остановке боевых действий. Тут же вокруг раздались разочарованные крики. Не обращая на них внимание, Манивальд снова забрался на грифона, и подлетел к окну.

– Могу я зайти? – вежливо спросил он Фонуара.

Получив разрешение, запрыгнул в окно прямо с грифона, и спрыгнул с подоконника на пол.

– Мое предложение по урегулированию нашего конфликта, – тут же взял быка за рога Фонуар, – я возвращаю тебе твоих пленных, ты мне своих. И даю десять минут, чтобы очистить крепость.

– Но мы захватили гораздо больше пленных! – попытался торговаться Манивальд.

– Не торгуйся! – сказал, как отрезал Фонуар, – подумай лучше о том, что случится, если мы сейчас не придем к соглашению.

Манивальд уже об этом хорошо подумал. Сказанное Фонуаром очень хорошо напоминало его собственные опасения, когда он, получив письмо от хоббита, стал прикидывать план по вызволению его и членов его команды. Если колдун не блефует, то это самый страшный кошмар, что только вообще может случится с кланом в игре. Потерять все активы и весь будущий потенциал роста на эльфийских землях, враждовать одновременно со всей элитой даже не одного, а всех эльфийских государств…

– Ну, тогда ты вернешь мне и Троя вместе с моей пятеркой! – все же попытался торговаться Манивальд.

– Это не обсуждается! – снова сказал, как отрезал Фонуар, – Трой вне моей компетенции, он не член твоего клана. На него мне нужно делать запрос нашему лидеру. А если я его сделаю, и он узнает, почему я его сделал, песенка и твоя, и твоего клана будет спета.

Что оставалось делать Манивальду? Предложение Фонуара казалось в текущей ситуации достаточно щедрым. Оба лидера столкнувшихся сил – и он сам, и Фонуар, – смогут отчитаться о победе. Моральный дух клана будет высок как никогда – отбили своих у целой колдовской гильдии, одержали победу над могущественным противником!

– Ладно, договорились! – согласился Манивальд. Да, с Троем получилось неудобно, но Фонуар тоже прав – он не член его клана.

Манивальд специально не стал поднимать и вопрос о возвращении артефактов, взятых с пленных. Учитывая, что, как ему доложили главы подразделений, в плен было взято девятнадцать колдунов, шмот с них всяко будет ценнее, чем с пяти захваченных воров и разведчиков. Снарядить их легко можно из кланового хранилища. А когда погибнут в следующий раз, к ним вернутся все артефакты со статусом выше редкого. Размен – выгоднее не бывает!

Фонуар не обманул. Через десять минут его арестованную пятерку, уже раскованных, в одних штанах и босиком, привели во двор. Тысячи глоток одновременно взвыли торжествующе, ликуя! Манивальд в ответ приказал развязать и отпустить всех захваченных колдунов.

– Поздравляю с победой! Вы лучшие! Открываем порталы к нашей штаб-квартире!

Множество порталов засверкали тут же по всей площади. Выполнять команды его люди умели быстро, чего уж тут, регулярные тренировки давали эффект.

Уже в замке Манивальд собрал своих замов на совещание, заметив, что они едва сдерживают недовольство.

– Какого черта они так легко отделались, мы же практически уже победили? – едва дверь закрылась, тут же высказал претензии Ирмгард.

– Кто это меняет девятнадцать высокоуровневых пленников на пятерых? – тут же подержал его Таймар.

Манивальд вдохнул и медленно выдохнул, а потом неспешно изложил содержание своего разговора с Фонуаром. Заместители переглянулись и быстренько остыли. Воцарилась тишина.

– А знаешь, так даже интереснее играть, когда у НПС такая силища, – наконец заговорил Ирмгард.

– Главное, знать, когда остановиться, – высказался и Таймар, – хорошо, что ты знаешь, Манивальд.

В дверь кабинета раздался стук.

– Войдите! – крикнул Манивальд.

На пороге появились освобожденный хоббит со своей командой, по-прежнему в неприглядном состоянии.

– Спасибо, лидер, что выручил! – Эйтбхрик высказался от имени всех, – только вот, завтра в поход идти, а у нас всю серьёзную снарягу эти гребанные колдуны конфисковали!

Манивальд сразу после освобождения не стал говорить пятерке, что решит их вопрос с амуницией за счет добычи с колдунов. В том числе и чтобы посмотреть, как они будут действовать, устроят ли скандал, или поведут себя достойно. Клан стал его высокодоходным бизнесом, и в нем, как и в реале, нужно было знать природу тех, кто занимается ответственными поручениями, или может быть поставлен ими заниматься.

А ничего лучше стрессовых ситуаций природу человека не показывает. Бывает и так, что тот, кого ты считал лучшим другом, продаст тебя за десять баксов. Но если в дружбе обычно ты больше уязвлен в таком случае эмоционально, то в бизнесе можешь потерять серьезные деньги.

В хоббите Манивальда привлекала тонко смешанная с расчетом бесшабашность, обычно приносившая ему успех в вылазках. И несколько настораживала манера периодически напиваться в том или ином виртуальном злачном месте и на много часов исчезать из игры.

Манивальд улыбнулся. Стресс-тест хоббит прошел неплохо. Эйтбхрик не стал скандалить, почему снаряжение их пятерки не отбили у колдунов, а то, что говорил именно он, свидетельствовало, что группа ему доверяет и отрядила лоббировать общие интересы. Значит, есть менеджерский потенциал.

– Тут трезвый расчет, ребята, – начал он объяснять, – мы могли договориться об обмене со всем шмотом, а могли в виде, как есть. А амуниция с девятнадцати крутых колдунов принесет клану значительный доход! Так что вы сейчас шуруйте в хранилище, завхозу я уже отписался, и снаряжайтесь на завтра по высшему разряду. Ну, а после первой же гибели, пусть она будет не скоро, вернете свой любимый шмот, и не забудьте сдать завхозу те вещи, что окажутся после этого лишними.

Повеселевшие воры и разведчики гурьбой вывалились из кабинета. Манивальд взял на заметку впоследствии поручить завхозу проверить, сдадут ли они все, что взяли, когда получат обратно свои комплекты. Вроде мелочь, но крысятничать всегда начинают с мелочей. Выгонять из клана, обнаружив нарушение своего приказа, такого игрока он не станет, ну, кроме, конечно, ситуации, если он не вернет в хранилище вообще все, что там взял, но никаких ответственных позиций в его бизнесе такой игрок уже получить не сможет.

 

В кабинете воцарилась тишина, и Манивальд закрыл глаза. Он вспомнил о Трое и решил написать ему письмо с извинениями. Таки он действительно хотел его освободить, и если не срослось, так это не его вина. Авось гном догадается, что, если он хочет попасть в завтрашний поход, ему всего лишь надо убиться в своем подземелье, и именно так и сделает. Ведь ему станет абсолютно понятно, что больше рассчитывать на спасение не приходится. Кстати, ему вообще это и стоило сделать с самого начала, а не нанимать за сумасшедшую сумму в десять тысяч золотых спасательную команду. Разве что у него при себе есть что-то очень ценное, что потеряешь в случае смерти, и он поэтому не хотел убиваться?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru