Зона Посещения. Расплата за мир

Сергей Вольнов
Зона Посещения. Расплата за мир

04. Под сенью Зоны

…Когда Людоед и двое оставшихся в живых его напарников в процессе ходки к аэропорту приблизились к району, занятому техоргами, Людоед решил произвести разведку. Откуда-то издалека, спереди, доносились звуки, которые идентифицировались как признаки разгоревшейся битвы. Наёмник не смог бы сказать, где точно происходило столкновение, но судя по услышанному, до него оставалось метров двести, не больше. Хотя слух мог и обманывать. А из-за высоченной мутравы, росшей здесь повсюду, с уровня почвы разглядеть что-либо пока не представлялось возможным.

Среди обширного травяного озера, прямо по курсу, перед тремя стремящимися к своей цели «теневиками» высилось огромное старое, дюжее дерево-мутант. Тропа к нему пролегала через сплошные заросли плотных канатов-стеблей. Наёмники были вынуждены прорубаться к нему, чтобы двигаться вперёд. Звуки боя – взрывы, выстрелы и какой-то скрежет – не умолкали, где-то правее, по направлению на четырнадцать часов. Растения упорно сопротивлялись клинкам, но в результате усиленного натиска кое-как удалось проделать узкий проход.

Людоед добрался к самому дереву и утомлённо прислонился к стволу спиной. «Тихо, тихо, спокойно, – мысленно обратился он к флоромутанту. – Я без злых намерений». Конечно, не посредством слов, но смысл его посыла был именно таков. Ментальные способности матёрого теневика позволяли ему на некоторое время глушить агрессию определённых типов флоромутантов.

– Значит, так, – сказал Людоед вслух. – Я наверх, попробую рассмотреть, что там и как. Вы пока давайте в обход, слева. Встретимся на станции, вы знаете где. Если меня не будет в течение часа, уходите на базу.

– Но зачем разделяться, ес… – Полоз не договорил, умолк на полуслове; он поймал взгляд лидера, который сулил за пререкания кое-что похуже выговора.

– До встречи, – коротко сказала Мамба, и они с Полозом двинулись, куда было указано.

Людоед не провожал их взглядом. Он сразу полез на огромный ствол дерева. Кое-где приходилось вонзать стержни, чтобы ухватиться, а затем и поставить на них опорную ногу на особо сложных, отвесных участках, где абсолютно не за что было держаться. Опасные, подозрительные участки дерева наёмник огибал. Вроде этого колючего нароста или тех узких, заострённых, кислотного оттенка листьев… «Потерпи, я не специально, – утешал он дерево, когда приходилось причинить ему боль. – Мне бы только… повыше…»

Не то чтобы Людоед сочувствовал дереву. На самом деле ему было абсолютно плевать на чью-то боль. Если бы понадобилось для достижения цели – он выжег бы напалмом рощу деревьев и глазом не моргнув. Правда, на деревья, подобные этому, понадобилось бы очень много напалма, лучше уж «холодец шамана» использовать. Но опять же – если надо для того, чтобы достичь цели. Специально разделываться с деревьями он бы не стал. Удовольствия в уничтожении жизни как таковой он не находил.

Ментальный контакт с мутантом тоже вызывал расход сил, но что оставалось делать. Вдруг что-то пойдёт не так, дерево просто его сбросит. Падение с верхотуры с очень большой вероятностью равнозначно смерти, если только не успеть схватиться за стебли вымахавшей в два человеческих роста травы, что маловероятно. На этот счёт Людоед не питал иллюзий. К тому же дерево может не сбросить, а убить как-то по-другому, более изощрённым и страшным способом. Именно так поступило бы разумное растение с любым незваным гостем, объявись он вдруг. Но Людоед был исключением, он умел общаться с мутированной флорой. Будь иначе, не рисковал бы, стремясь взобраться на верхушку.

Наконец, миновав ствол и достигнув верхней части кроны, наёмник устроился на ветке в гуще листвы и принялся изучать виды в интересующем его секторе обзора… Как вдруг чутьё просигналило тревогу! Людоед резко обернулся и узрел, что рядом с ним свесилась мутазмея… Он нанёс удар мгновенно выхваченным ножом, рассёк твари туловище у основания квадратной четырёхглазой башки, почти отчленив её, и успел отклониться в сторону, чтобы увернуться от тела падающего мутанта. Вцепившись в ветку, глянул вниз и передёрнул плечами. Пронесло… Теневик выбросил из головы инцидент – сколько их было, попыток окружающей среды прикончить его! – и присмотрелся к тому, что происходило там, откуда доносились звуки.

Там, на проплешине в траве, где сходились несколько тропинок, по которым пролегали маршруты патрулей техоргов, происходило нечто суровое. Сперва Людоед даже не сумел разобраться, что именно происходит, и обоснованно решил, что у него галлюцинация. Ведь то, что творилось на перекрёстке троп и что предстало его взору, в сущности, было полноценным сражением!

Технорганические мутанты сошлись в бою с весьма необычным, прекрасно оснащённым и явно сильнейшим противником.

По всем направлениям, кроме северного, с которого пришёл сюда Людоед, к поляне стягивались подкрепления техоргов. По одной тропинке с востока спешили аж пятеро бойцов, мутировавших из людей, по другой, с юго-западного направления, сначала один, за ним с интервалом следующий, огромный, как горилла, и затем пара техоргов, мутировавших из особей собачьего племени. С юга подтягивались ещё двое человекообразных, с запада торопился мутант, выглядящий как обычный человек, но с двумя головами, с северо-запада – кентавр, мутировавший из лошади, а с северо-востока совсем уродливая помесь примата и каниса… Казалось, у окружаемых этой стягивающейся удавкой противников нет никаких шансов… Хотя на самом деле противостоял им всем единственный враг. Один! И сдаваться он категорически не намеревался.

Интереснее всего выглядело его вооружение. С ног до головы боец был покрыт какой-то незнакомой Людоеду серебристой обтягивающей бронёй, и близко не имеющей ничего родственного с доспехами, бронекомплектами, защитными костюмами и всякими музейными «латами», используемыми в разрушенном мегаполисе и вокруг него.

В бесподобной броне чудесным образом исчезали отметины лёгких повреждений и даже касательных ранений. Установить это удалось не сразу – неизвестный двигался очень быстро, а расстояние было довольно велико даже для острого зрения наёмника. При этом вокруг обороняющегося словно бы воздвиглась незримая сеть. В ней вязли все пули, заряды и лучи, посылаемые техоргами! Вместо того чтобы поразить врага, они рикошетили в стороны, а самих техоргов преграда удерживала невидимой силовой стеной.

Но и это было ещё не всё! Загадочный воин вооружён был не металлическими клинками, не огнестрелами и даже не обычными лучевиком или плазменником…

Он сражался, используя какую-то совершенно незнакомую Людоеду мощную и навороченную «пушку». Из неё извергались молнии, самые натуральные с виду, разветвлённые и сверкающие! Электрические крутящиеся зигзаги дотла сжигали всё, к чему успевали дотянуться…

К тому же, будто не хватало этого полыхающего смерча, «штрихи к портрету» он наносил, орудуя штуковиной поменьше, смахивающей на пистолет. Стреляла она тем не менее если и пулями, то взрывающимися не хуже осколочных гранат, по эффективности вполне сравнимыми с полноценными тэгэдэшками или «апельсинками»…

А уж чтобы никому не показалось мало, в его арсенале имелись ещё и натуральные снаряды для бросания вручную, только от этих грохоту производилось куда больше, чем от гранат. Бросался невероятный боец ими не щедро, но и пары-тройки раз хватило, чтобы уразуметь – врагу не пожелаешь, чтоб такая бомба на бедную головушку присвистела с той стороны линии фронта…

Ещё он располагал другими, непонятными даже опытному ветерану постап-мегаполиса приёмами и фокусами. От демонстрации их мощи у Людоеда в прямом смысле полезли на лоб глаза…

С помощью роскошного арсенала грозному воину, до жути похожему на материализованную мечту из сновидения о настоящем супергерое, и удавалось сдерживать наступление. Он держал оборону вокруг себя на протяжении немалого времени, судя по количеству наваленных трупов. Впечатляюще! Такую внушительную ораву техоргов перебить! Техномонстр даже в количестве одной штуки является очень неприятным противником… Подсластить пилюлю мог лишь тот факт, что в целом эти «родственнички» не тотально враждебны к биоорганическим сапиенсам.

Людоед и сам не мог бы про себя сказать, что является полноценным человеком, однако и к перечню «калированных» зонных мутантов он приписать свою персону не стремился. Да, в его распоряжении имелись некоторые способности, которыми обычный человек и даже какой-нибудь спецназовец или лазутчик не обладает. И он не один такой, подобными «бонусами» в большей или меньшей степени обладали все его собратья и сосёстры, выросшие на Объекте-111 и называющие себя Детьми Тени или Живущими-в-Тени. А «надстройки» к базовому человеческому геному они получили не от чужеродных сверхсущностей, а от вполне земных людей.

Секретный военный комплекс «Три Единицы» обладал собственным разветвлённым противоядерным бункером, и во время всемирной войны, когда пришлось закупориться, чтобы выжить, те, кто оставался в недрах, получили возможность укрыться и спастись от апокалипсиса, разразившегося на планете и похоронившего мир в том виде, каким он был раньше. В бункере, отгороженном от внешней среды, словно бы в тени спрятавшемся от происходящих событий, имелось всё необходимое для продолжительного жизнеобеспечения, и нынешние теневики приходились потомками тем, кто не погиб смертью храбрых, а сховался до поры, пересидел.

Однако суть была в том, что сам объект не был чистым, так сказать, изнутри. В нём проводились эксперименты, и в результате воздействия некоторых получившихся удачными опытов генофонд потомков видоизменился. Привело это к разным последствиям, в том числе к тому, что Живущие получили «сверхъестественное» по меркам простого человека умение прятаться даже на ровном месте посреди бела дня.

Там, где обычному не избежать обнаружения, они сливались подобно хамелеонам с окружающим пейзажем. Плюс повышенная выносливость, более полноценное владение телом от природы, без тренировок, и, конечно, некоторые ментальные свойства. Хотя, кроме положительных благоприобретений, случались последствия и отрицательные – например, у многих теневиков вся кожа время от времени шелушилась и слезала кусочками.

 

Когда критический уровень инородного спал и люди начали осторожненько выбираться из нор на поверхность, Дети Тени тоже поползли наружу и принялись налаживать контакты с другими кланами. Благодаря своим способностям они стали решать для некоторых кланов или персон проблемные вопросы. Выполняли грязную и опасную работу. Завоевав авторитет, превратились в элитных наёмников, выполняющих поручения лидеров разных кланов и группировок.

Эти же группировки снабжали их оружием и всем необходимым. Также теневики забирали оружие и амуницию у жертв, понятное дело. Например, нужно было какому-нибудь предводителю очистить условный сектор от конкурентов – обращались к услугам Живущих. Бывали задания попроще: что-нибудь отыскать, доставить или завалить кого-то в единичном экземпляре…

Объединяло все заказы то, что оплачивались они весьма щедро и держались в обстановке строжайшей тайны. За счёт оказания «эксклюзивных» услуг наёмники вполне неплохо выживали, были востребованы и застрахованы от лишних нападений. Тратить силы понапрасну и бесплатно – хуже некуда. На момент выхода из бункерного комплекса дела у них шли неважно, но со временем всё наладилось. Конечно, каждого нового теневика обучали убивать и бороться за свою жизнь с детства, натаскивали специальным образом, воспитывали в тяжёлых условиях.

На выходе получались суровые воины-убийцы, не ведающие жалости к слабакам, находившимся «по ту сторону Тени». Они прекрасно умели выживать в хаосе руин, находить контакты и втираться в доверие к кому угодно и выполнять что закажут, всякое задание. Ну, почти что всякое… Зловещий авторитет клана поддерживали все вместе, и страх был весомым оружием в арсенале теневиков, но каждый при случае вполне не пропал бы и в одиночку…

Людоед, понаблюдав за неизвестным бойцом, вдруг остро почуял и чётко осознал, что этот – не просто человек «по ту сторону», а натурально не местный, на сто процентов. ЧУЖОЙ. Вот как от «иллюминатора», если настроиться на его волну, веяло чем-то нездешним и прошибало насквозь, пробирало чуждостью, так и от супервоина веяло «запредельем».

Да-а, этот – чужак явно не просто в том смысле, что не обитает в здешних местах. Людоед вообще не был уверен, что он землянин, а не пришелец из космоса. Но даже если человек, тогда уж точно не из окружающего мира.

Его вооружение не отсюда, уж кому в этом разобраться, как не теневику! Разработки такого уровня не велись даже в предвоенное время, что уж говорить о современной действительности. Но вот как раз вооружение это страшно заинтересовало Людоеда. Это что же будет, если научиться обращаться с убойной пушкой, которая может метать во врагов всамделишные молнии!.. Во всяком случае, ему, теневику, в работе очень и очень помогло бы владение «ручной грозой». Или нет, даже не то чтобы помогло, а скорее, упростило бы алгоритм, свело уничтожение врагов к считаным движениям рук…

Ещё помимо обескураживающего факта, что обороняющийся – чужак в прямом смысле, наёмник ясно ощутил, что он, хотя и успешно отбивается, на самом деле растерян, даже напуган и не знает, куда ретироваться. Иначе вместо того, чтобы расходовать драгоценную энергию, свалил бы давно отсюда подальше.

Вот этой растерянностью можно и нужно было воспользоваться.

Поэтому Людоед решил вмешаться в ход противостояния. Затем, если подфартит, забрать интересующие его трофеи с уже мёртвого бойца и потом разбираться, как их применять. Либо сначала подсобить герою убраться восвояси, подальше с территории техоргов, а потом убить его и забрать девайсы. Предварительно разузнав, как они действуют. Хотя получится ли?.. Вот в чём вопрос. Но попытаться всяко стоило.

Людоед в ускоренном темпе принялся спускаться обратно, ссыпаться вниз с дерева, не забывая попутно успокаивать мутанта. Не то вдруг взмахнёт веткой – и был таков теневик… Или засыплет ядовитой пыльцой какой-нибудь. Но пронесло! Спрыгнув на землю, наёмник выбрался через травяные заросли к нужной тропинке. Как он прикинул, до поляны оставалось метров двести пятьдесят, то есть несколько минут. Где надо пробираться, он запомнил сверху.

И Людоед спуртовал в спринтерском темпе, совершая перебежку от места, где находилось дерево, до выхода на краю поляны. Бежал он с северного направления. По ходу встретил ещё троих техоргов, которые подоспели с этого же направления и теперь стремились на подмогу своим. Если бы бежал обычный человек, мутанты услышали бы шаги, обернулись и встретили так, что во все стороны полетели бы ошмётки его тела… Но теневик передвигался практически бесшумно, касаниями ног подстраивался под колыхания травы, он двигался как сама тень, скользил сквозь пространство… Правда, нарваться на троицу модернизированных кибернетическими и механическими «органами» тварей он никак не ожидал и не планировал. Хотя должен был предусмотреть появление подкрепления и с этой стороны, но всё равно для него получилось внезапно.

Наёмник перетёк из состояния движения в состояние покоя, то есть застыл как вкопанный, вскинул трофейный автомат, теперь своё основное ударное оружие; прицелился в голову крайнему сзади из троих и пла-авненько выжал спуск. Короткая очередь размозжила затылок арьергардной «жестянки». Двое его спутников тотчас развернулись на сто восемьдесят градусов, но Людоед уже уходил с линии ответного выстрела.

Подобно тому как приканчивали смешных гримированных зомбаков в довоенных фильмах, чтобы убить техорга, требовалось разрушить ему мозг. В девяноста девяти случаев из ста находящийся всё же в голове. Людоед уже их «бил в голову» неоднократно… Сейчас между ним и парой врагов – достаточная дистанция, чтобы не взять его голыми руками, и теневик благодаря огнестрельному оружию предсказуемо сумел вывести из строя всех. Вот если бы вдруг у кого-то мозги в грудине или в заднице оказались…

Перезарядив магазин, наёмник устремился дальше, выбрался на поляну, точными выстрелами с ходу вывел из строя двух подвернувшихся человекоподобных техов и одну технокошку.

– Я помогу, давай за мной!!! – надеясь, что будет понят, заорал он чужаку, странному донельзя, и сделал соответствующий жест в направлении тропинки, которая уводила прочь, на восток, по ней быстрей всего получится уйти из владений здешних техоргов.

После этого Людоед чуть было не окончил свой жизненный путь прямо здесь, потому что допустил досадную и возмутительную для столь опытного теневика оплошность – оступился и едва не свалился в глубокую круглую воронку. Ямами разного объёма была изрыта вся проплешина в зарослях, но эта особенно внушительная, наверное, образовалась от взрыва какой-то из супербомбочек чужого супербойца…

– Ты кто?!! – крикнул в ответ пришлый гость, который, оказывается, умел говорить по-российски. Людоед успел удивиться и порадоваться одновременно, а в качестве ответа повторил свой призыв уносить отсюда конечности в форсажном темпе.

На этот раз «серебристый» не кидался лишними вопросами. Он решил, что предложенной помощью пренебрегать не стоит даже воину с его арсеналом, и новоявленные напарники, уничтожая оголтело прущих отовсюду техномутантов, с боем продавили сопротивление и рванули по нужной тропе.

* * *

…Девять стопятидесятиметровок остались позади, то есть вверху.

Да я мастер спорта по скалолазанию! Заодно и по альпинизму, и чем там ещё страдают в горных местностях большого мира скучающие без реальных угроз люди, напрягаясь и надрываясь, чтоб андреналинчику вбросить в кровушку и заглянуть опасности в самые глазки…

Длительный привал! Заслуженный, девятижды заслуженный.

Короткие я делал после каждого закрепления базовых крюков и сдёргивания тросов с помощью вспомогательного шнурка альп-комплекта, в очередной раз спустив и подтянув их к себе для дальнейшего использования в движении вниз. Цельный канат в пару километров длиной с собой я не притаранил, это ж какого веса должна быть верёвочка! Вьючная лошадь для транспортировки понадобится или грузовой робот. Хотя тогда можно было бы соскользнуть на зажимах, проехаться «с ветерком», лихо оттолкнувшись и позволив гравитации выполнять основную работу, лишь подстраховываясь от столкновения со слишком большими выступами.

Эх, мечты, мечты изнурённого скалолаза… Даже притащи я с собой трос нужной длины, что бы с ним делать при такой мутной обстановке? В непроглядном тумане самое то – скользить по тросу безостановочно. В аккурат до ближайшей прямо по курсу торчащей из стены глыбы, о которую в блин и размазался бы скользящий лихач. Вертикаль ведь от гладкости так же далека, как венецианская штукатурка от поверхности стеклянного окна.

При ближайшем рассмотрении в упор она самая что ни на есть «пересечённая местность», только поставленная на попа́. По такой неровности и горизонтально хрена с два поскользишь, даже при нормальной видимости, без туманов и прочих осложнений…

Несмотря на ограниченность поля зрения, я сумел подыскать удобный для настоящего отдыха уступ. Целую террасу шириной почти метр и длиной метров пять. Тут и полежать можно, хоть выспаться, только закрепившись как следует. Горные восходители большого мира умудряются комфортно возлежать на куда меньших площадках и ещё всякими бытовыми делишками заниматься.

Очень кстати, да. Справить нужду давно хочется! И немаленькую. Избавиться, так сказать, от переваренных остатков пройденного пути, осадка прожитых ранее «старых» жизней. Перед вступлением в новую… Что момент её начала приблизился вплотную и вот-вот грянет, я чую и ощущаю всеми дарованными мне органами чувств, фибрами души, силами разума.

Озарение произошло примерно на шестом отрезке моего поделенного на этапы по сто пятьдесят спуска. Вот вдруг бац! И я уверен как никогда, что лезу куда надо, верным курсом, что, сколько бы ни пришлось опускаться в пропасть, рано или поздно ступлю на поверхность эпицентрального уровня Трота. И оставив стену перепада за спиной, шагну вперёд, к встрече со своей истинной судьбой, для которой пришлось испытать и пережить столько невообразимых трудностей и невероятных приключений.

Но пока я в пути. Паузу заслужил. Я же человек, пусть и не обычный. Живой, со всеми присущими живому слабостями и проблемами. Пора справить естественные нужды, а затем подкрепиться, чем Зона послала раньше, и дать немного расслабиться натруженному организму. Спать не буду, но без движения немного полежу, спасибо выпавшей оказии.

Только разум в отличие от тела расслаблять нельзя. Смертоносные порождения Зоны меня до сих пор не тронули на скале, не выпрыгнули из тумана. Но может ли считать себя застрахованным от внезапной смены уровня враждебности окружающей среды даже собеседник, призванный для того, чтобы говорить с ним?..

Не знаю, сколько ещё километров осталось до секунды, когда встану обеими ногами на твёрдую поверхность и отпущу путеводный трос.

Однако даже если девять раз по девять стопятидесятиметровок, я готов. Алгоритм спуска отлажен, знай себе отмеряй следующий отрезок, крепи плетёный «шнур», аккуратно опускай его вниз, цепляйся ручными зажимами и потихоньку нащупывай ногами следующие опоры, ниже…

Я погладил сложенный кольцами в бухту верный трос. Альп-комплект я прихватил с собой чуть ли не в самом начале моей зонной эпопеи, ещё в первом круге. Понятия не имел зачем, но рассудил, что рано или поздно пригодится.

Предчувствие судьбоносного спуска. Чуял, всё-всё чуял, даже не осознавая толком, что происходит и зачем сюда попал.

На то и сталкер, избранный Зоной.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru