Зона Посещения. Расплата за мир

Сергей Вольнов
Зона Посещения. Расплата за мир

03. Враг не пройдёт

В сравнении со вчерашним днём погода ухудшилась. Если накануне небо было просто затянуто серыми тучами – и отсутствие солнца очень даже играло на руку наёмникам, – то сегодня вдобавок полил дождь. Вода била длинными частыми струями, попадая в глаза, заливая водой маскировочный комбинезон, хлюпая в башмаках.

Неудивительно, что Людоеда крайне не устраивало такое положение дел.

Свой боевой псевдоним он получил не за красивые глазки. Чтобы превратиться в одного из лучших наёмных ликвидаторов и признанного лидера отряда Живущих-в-Тени, ему довелось стараться и стараться. А сегодня он нежданно-негаданно превратился в бывшего лидера. Потому что практически весь отряд был уничтожен во вчерашнем побоище, точнее, побоище и последующей схватке с разгневанным карабасом, зверюгой редкой, но оказавшейся очень даже меткой и живучей.

Кроме него, Людоеда, в живых остались всего двое наёмников – Мамба и Полоз.

Первая была женщиной. Женщины их рода занятий мало чем отличались от мужчин. Такая же стрижка «под ноль», такая же, а может, ещё большая безжалостность к противникам и, конечно, безусловная выучка во всём, что касалось выживания. А также в ремесле воспрепятствования выживанию других особей человеческого вида, если они находились по ту сторону Тени.

У Мамбы такая же, как и у Людоеда, татуировка на предплечье правой руки, в виде чёрной змеи, этим символом метились все Сыновья и Дочери Тени. И вряд ли жертве, к которой являлась неминуемая гибель из разверзшейся тьмы, была особая разница, какие половые признаки у орудия убийства, посредством кого именно смерть явилась – мужчины или женщины.

Людоед очень тщательно продумал план нападения, предусмотрев все мелочи. Но без сюрпризов, как во время самого боя, так и после него, к сожалению, не обошлось.

Первый шаг, с которого начинался бой, должен был осуществить Ястреб – высококлассный снайпер, лучший стрелок в отряде и один из лучших во всём составе Детей Тени. Это был привилегированный боец, стоящий на особом счету у Людоеда. Был – потому что его убили после снайперских выстрелов из лука, поразивших авангард цели. Так вот, первым шагом являлось устранение двух передних бойцов группы, идущих с некоторым опережением и представлявших наибольшую опасность, поскольку имели на вооружении огнестрельное оружие.

И с этой задачей Ястреб справился идеально. Угадал момент, когда бойцы после изучения местности, не найдя ничего опасного, оглянулись назад, на своих сотоварищей. Их внимание было отвлечено, а снова повернув головы, они наткнулись лицами на острия стрел. Людоед намеренно воспользовался этой брешью в конфигурации рейдеров – ощутимым расстоянием между автоматчиками в авангарде и другими бойцами. С тактической точки зрения группе это давало определённые преимущества. Их нельзя было зажать в тиски или уничтожить всех сразу, допустим, одним взрывным пакетом. К тому же двое автоматчиков впереди могли некоторые потенциальные угрозы отсекать ещё на подступах. Но такая тактика никак не предусматривала того, что оба авангардных бойца будут в один момент выведены из строя.

Именно так, по замыслу Людоеда, и случилось. Как и ожидалось, оставшиеся бойцы, до этого занятые проходом через Занавес, рассредоточились в разные стороны. А что им ещё оставалось делать, не вперёд же бежать, чтобы тоже попасть под обстрел. Если бы такое вдруг произошло – хотя в реальной обстановке крайне маловероятно, – то стало бы большим подарком для Ястреба. Снайпер с присущими ему быстротой и методичностью отработал бы все до единой мишени. Но глупых смельчаков среди рейдеров, конечно же, не нашлось. Никто из них не попытался пересечь, пусть и зигзагами, открытое пространство, чтобы забрать оружие у полёгших передовых автоматчиков.

Они разбежались в разные стороны – аккурат в заранее приготовленные для них ловушки… Не предвидел Людоед только одного. Что один из воинов, побежавших направо – или налево, если смотреть со стороны наёмников, – что один из воинов, спрятавшись, сумеет вычислить позицию снайпера Ястреба и выпустить по нему две стрелы в ответ. Такого неожиданного мастерства лучника Людоед не ожидал и не предусмотрел. Он был уверен, что позиция Ястреба выбрана настолько тщательно и надёжно, что её не отыскать, по крайней мере при такой ограниченности по времени. Даже опытнейшему умельцу-лучнику.

Но стрелявший рейдер отыскал. И не только сам отыскал, но отыскала и его стрела. А вторая, летевшая вслед за первой, вонзилась в тело уже мёртвого Ястреба.

Стрелок Тени, залёгший в своём укрытии и для человеческого глаза – но не чутья – полностью слившийся с местностью, успел почувствовать опасность только в самый последний момент, когда уже стало поздно. Людоед, наблюдавший за операцией с безопасного расстояния, так как его непосредственное участие в этот раз не предполагалось, тоже заметил через бинокль уже летящие в воздухе стрелы и мгновением позже осознал, что его снайпер мёртв. Кстати, вражеский боец, который произвёл ответный выпад, и был тем самым, единственным в группе, который нёс то, что Людоеду необходимо было добыть для заказчика. Видимо, молодой спец был на особом счету у командования, если именно ему доверили доставить настоящий груз… И потому неудивительно, что одолел такого виртуоза, как Ястреб.

Им уже занялись подоспевшие бойцы Лютого. Дело в том, что справа (или слева, если смотреть со стороны Людоеда) от дороги, где спрятавшегося лучника укрывали от невидимого снайпера впереди куски бетона, стены старых построек военного времени и верхушки древесного массива, всё равно местность оставалась достаточно открытой. Поэтому, чтобы добежать от места, где скрывались наёмники, до рейдера, всё-таки потребовалось некоторое время, в течение которого тот и обезвредил Ястреба.

Сам Лютый уделал бы лучника в ближнем бою, хотя ему и не удалось незаметно нанести первый удар, если бы не другой рейдер, подоспевший на помощь. Всего этого Людоед не видел, о случившемся ему рассказали впоследствии. Мечник, напав со спины, сумел вывести Лютого из игры, располовинив ему башку. Однако большего не успел, на него налетел ещё один боец Людоеда. Третьему же бойцу, правда, ценой своей жизни, удалось отвлечь внимание лучника. Но всё-таки второй, убив мечника, добил и стрелка.

С этими бойцами всё было понятно. На самом деле в подчинении у Лютого четверо, то есть ещё двое наёмников вот-вот подоспели бы на помощь своим, но те справились и без них. Одним из подручных Лютого, убившим мечника и лучника, был Полоз, искусный специалист ближнего боя. А другими рейдерами, среди которых был и старший, занялась как раз Мамба со своими помощниками.

Когда тройка оставшихся мишеней, в том числе и воин с автоматом, бросились в сторону древней постройки, сохранённой до нынешних времён крепняком, то нарвались на заранее приготовленную дымовую «растяжку». Пока двое из них, оглушённые, пытались восстановить ориентацию в гуще дыма, им подкинули смертоносный подарочек. Благодаря доспехам рейдеров не убило взрывом, только сильно ранило осколками, хотя эта недоделка была легко поправимой.

Бойцы Мамбы незамедлительно и «поправили» дело. Третий рейдер, автоматчик, доставил куда больше проблем. Собственно, он, замыкающий, и сражался самым последним. Здесь снова не обошлось без потерь среди наёмников Тени. В конце концов и его удалось взять, окружив и наседая со всех сторон. Вся рейдерская группа в итоге была успешно обезврежена. Да, всё прошло не настолько гладко, как рассчитывал Людоед, половина отряда выбыла из рядов живых. Но никакого сожаления по этому поводу. Каждый убитый сам виноват в своей кончине. Если противник оказался сильнее и быстрее, значит, достоин победы.

Правда, Людоед и не подозревал, что настоящие неприятности ещё поджидают впереди.

Ему требовалось расправиться с этими рейдерами не из-за личной неприязни и не по мотивам отмщения, а потому что их заказали. Причём заказ даже не имел непосредственного отношения к группе, полёгшей у прохода сквозь Занавес. Просто эти воины оказались в неправильное время в неправильном месте. Или, если точнее, во время своей ходки за пределами города завладели тем, что нужно было забрать Людоеду.

Просто подойти к ним и попросить отдать ЭТО он, конечно, не мог. Непосвящённые не должны знать о том, что здесь побывали Живущие-в-Тени. Ни единого свидетеля операции остаться не должно было. Поэтому пришлось дополнительно продумывать множество деталей и устранять, по сути, совершенно непричастных людей… Но, быть может, и рейдеры тоже получили задание завладеть именно этой добычей? Той же самой, которую заказали добыть и Людоеду?..

Он не мог точно ответить на этот вопрос, однако по всему выходило, что нет. По счастливой случайности обнаруженный артефакт не являлся для группы рейдеров основной целью. Об этом свидетельствовал хотя бы тот факт, что не предводитель группы нёс добычу в своём мешке и не самый сильный воин.

Чтобы встретить семерых спецназовцев сразу по эту сторону Радужного, Людоеду пришлось мотивировать проводника. Собственно, этот проводник уже несколько раз «сотрудничал» с ним прежде. От шторокола требовалось выполнить несложное – вывести назначенные жертвы к границе города в строго оговоренной точке.

Там, где отряд Людоеда заранее готовил ловушки.

В этом районе имелась полоса преимущественно открытого пространства, перемежаемая только древесными зарослями или хорошо сохранившимися из-за крепняка сооружениями. Например, доты, полевые госпитали, лагеря, штабы. Но их было немного. Вот поэтому и требовалось заручиться сотрудничеством шторокола-проводника.

Итак, Людоед и его подручные, опередив рейдеров, прибыли под Занавес и успели подготовить западню в запланированном месте. Проводник, как только пропустил клиентов сквозь проход, успел исчезнуть и скрыться, чтобы не попасть под раздачу в стычке. Людоед потом, после окончания операции, заплатил ему вторую часть гонорара, как и было оговорено.

 

Конечно, наёмнику не составило бы труда просто от него избавиться. Людоед подумывал о том, чтобы так сделать. Но проверенный шторокол мог пригодиться позже, при выполнении будущих заказов, в этом был несомненный плюс, перевешивающий желание не оставлять свидетелей. Хотя слишком часто прибегать к услугам не стоило, ещё максимум один-два раза, и следует поискать другого. Постоянство в таких вопросах – опасность для успешной работы.

После обыска трупа лучника Людоед и его оставшиеся в живых подручные обнаружили то, что искали. «Иллюминатор» называется… С этой круглой штуковиной связана очень давняя и продолжительная история. Людоед специально не интересовался, но слышал и знал, что, дескать, эта версия реальности, окружающая среда, в которой он родился, вырос и выживал сейчас, не единственная. У неё есть миры-отражения, так сказать. Ну или «параллельные» реальности. Не то чтобы наёмник безоговорочно верил в это, как в установленный факт, но вполне допускал. Вокруг творилось столько странного и фантасмагоричного, что почему бы не предположить: есть и другие миры. И в них скорей всего тоже не всё слава богу, свои проблемы и бурлящие страсти-мордасти. В чём-то схожие, в чём-то иные.

Вот. А сей так называемый «иллюминатор» появился здесь, в пригороде огромного мегаполиса, из другого мира. Между реальностями, оказывается, то там, то здесь на какое-то время по неизвестным причинам образовываются бреши.

Заказчик, которого в этот раз особенно окутывала аура таинственности – да и вообще заказчики Теней были не из тех, кто любит светить своими истинными «личиками», – потребовал экспроприировать и принести пресловутый объект. Откуда у него имелась информация о вожделенном «призе», Людоед не знал, но обнаруженный в мешке у мёртвого лучника предмет точь-в-точь соответствовал описанию.

Идеальная сфера размером примерно с голову человеческого ребёнка, по расцветке неопределённая, мутно-сине-жёлтая, с гладкой, зеркалящей поверхностью. Где убитый стрелок подобрал эту предположительно иномирскую хрень, неизвестно. Вообще с какого перепугу этих рейдеров вдруг понесло туда, за границу, тоже неясно. Обычно они не рвутся таскаться в края, настолько отдалённые от их твердыни.

Но заказчик откуда-то проведал, что заводские спецназовцы сходили туда и что один из них подобрал и принесёт в город шарик этот хренов…

Теперь, когда рейдеры перебиты, а добыча взята, пора было выдвигаться к месту встречи с нынешним работодателем. Времени оставалось впритык – меньше двух суток, поэтому следовало поторопиться. Как смог установить Людоед из того немногого, что ему сообщил заказчик, объект не причинит вреда человеку, который вступит с поверхностью шара в тактильный контакт. Чтобы задействовать скрытые свойства синевато-жёлтой сферы, нужен посвящённый, у которого имеется особый дар, умение войти в контакт с энергией, скрытой в конкретном артефакте. Прочие человеки на такое не способны, даже обладающие необычными способностями.

Сфера на ощупь была то холодной – не сказать ледяной, – то вдруг на время теплела и становилась почти горячей. Никаких особенных физических ощущений вроде не вызывала. Но Людоеда, у которого всё же имелись благодаря его происхождению кое-какие «дополнительные» ментальные качества, от этого «мячика» всерьёз пробрало.

Он не знал, с чего вдруг у него появилось убеждение, что этот «залётный» шар способен наделить огромной ВЛАСТЬЮ над материей того, кто сумеет с ним обращаться. Однако Людоед не стремился к власти в этом смысле, да и в любом случае подходящим «ключом» для активации артефакта он не являлся. Так что ему оставалось просто доделать то, ради чего подрядился выполнять заказ.

Тем более что плата за «иллюминатор» причиталась не просто повышенная, а на порядок выше обычной. Что лишний раз подтверждало значимость сферы. Для кого-то или чего-то…

В сплошной пелене мерцания вновь открылся проём. Проводник не сбежал. Переждав горячую фазу операции за Занавесом, он вернулся и проколол ход. Людоед расплатился со штороколом, пока ещё необходимым, и тот отправился восвояси, живым. Наёмники опять пересекли границу, но, выйдя за город, поредевший отряд отправился не на свою секретную базу неподалёку от Кривого пруда, а совсем другим курсом: им предстояло преодолеть немалое расстояние и встретиться с заказчиком в районе бывшего аэропорта. Чтобы отдать «иллюминатор» и получить кровно заработанный гонорар. В данном случае кровно – в буквальном смысле. Однако когда они оказались снаружи и проход назад был отрезан, Людоед и его уменьшившаяся команда, уже отдалившиеся на несколько сотен шагов от стены, были вынуждены остро ощутить, что очень не вовремя сюда забрели. Ясное дело, они поспешили убраться из опасной зоны… К сожалению, успели не все.

Взрывоподобным ударом из-под земли вырвалась гигантская не то змея, не то червяк, не то осьминожье щупальце, только гораздо длиннее. Перед этим земля на данном участке начала ходить ходуном и подрагивать – этот тремор и успели ощутить наёмники. Людоед и его бойцы – куда деваться-то! – принялись драпать со всех ног, рискуя на бегу вляпаться в аномальные ловушки. Раньше, один раз в жизни, лидер отряда уже видал такого монстра.

Мутант почему-то именовался карабасом. Возможно, в память о некоем страшном чудовище прошлого, и действительно являлся одним из самых ужасных чудовищ, которых вообще можно было встретить в городе и окрестностях. Перемещаясь под землёй, оно могло прожигать асфальт, бетон, кирпич, даже тронутый коррозией металл и сопоставимые по прочности препятствия. После таких «подвигов» ему требовалось немалое время на восстановление сил, но факт – при необходимости у него получалось проникать «сквозь стены».

Но и это ещё не всё. Карабас способен создавать этакий «куст», стреляющий сгустками фосфоресцирующей слизи, смертоносной для всего живого. Именно такая мерзость и встретила остатки отряда наёмников, когда они улепётывали прочь от места появления чудища. Бежавшему впереди всех убийственный сгусток угодил прямо в голову, боец не успел увернуться. Издав жуткий звук, напоминающий сдавленный визг, он судорожно вцепился пальцами в лицо и повалился на землю, а оставшиеся бойцы тем временем испуганной птичьей стайкой резко порскнули правее, градусов на тридцать от прежнего курса.

Туда, где они только что были, в следующую секунду обрушился толстенный «шланг» змее-черве-щупальца. Не успев придавить их весом своего тела, оно тоже вынужденно изменило курс и шустро поползло вслед за строптивой добычей. Для убегающих людей, совершенно мелкого по сравнению с ним размера, скорость карабаса была слишком большой. Но у них словно открылось даже не второе, а третье дыхание. Ещё бы, когда такая чертовщина за спиной, невольно будешь готов и весь город целиком пробежать в чемпионском темпе. Хочешь жить – умей вертеться и удирать…

Людоед соображал, что обычным оружием гадского червяка не возьмёшь. Не успеешь даже нанести первый удар. А значит, нужно было или изобрести что-то из ряда вон выходящее, или скрыться из зоны досягаемости монстра. Увы, и то, и другое относилось к разряду едва-едва возможных действий.

Ну или оставался ещё третий вариант, так называемая deus ex machina. «Бог из машины», это когда в ключевой момент, думая, что уже всё, полный абзац, твоя ходка закончилась, случается нечто неожиданное, в корне меняющее расклад сил. С Людоедом такое чудо происходило несколько раз в жизни. Тогда он по стечению обстоятельств попадал в безвыходное положение, и в последний момент приходила неожиданная подмога в лице кого или чего бы то ни было.

Тень, которая ему покровительствовала, берегла своего верного почитателя и компаньона.

Но гарантированно полагаться на спасительный вариант, конечно, не стоило… Да и потом, ему и так уже везло раньше столько раз, сколько иным не везёт до самой смерти, а значит, в какой-то из очередных разов вполне обоснованно могло фатально не повезти.

К тому же эти проклятые карабасы – к счастью, здесь был только один! – ещё и умели поднимать мёртвую плоть. В прямом смысле – как-то вдыхать подобие жизни и использовать получившихся «кукол» как марионеток, для своих целей. Это, конечно, уже не было жизнью в изначальном смысле, скорее, загробным существованием по типу зомби, под контролем «хозяина». Причём из всех разновидностей тварей, так или иначе зомбированных, марионетки карабаса слыли наиболее «живучими»; то есть хоть на куски режь их, а всё равно не сдохнут окончательно, даже фрагментарно будут стремиться исполнять волю кукловода.

И вот этакий микс мёртвой органики волной хлынул навстречу удирающим наёмникам. Причём троих из них ловкий карабас успел выхватить сзади, самолично. Но Людоед вместе с Мамбой и Полозом бежали в авангарде. К тому же двигались они так быстро, что им даже не пришлось отвлекаться на встречных ходячих мертвяков – тем за ними было не поспеть.

Под управлением кукловода оказались некоторые мутанты, останки которых гнили в этих местах, кем-то убиенные, но не съеденные – целиком, несколько вырожденцев, выглядевших в каком-то смысле даже более жутко, чем обычно, но однозначно куда более вялых после смерти. И всё же недостаточно медлительных, чтобы совсем без шансов схватить бегущих, ещё живых. Но и теневики тоже не от обычной мамы родились…

Жаль, Людоед не успевал всё это роскошное зрелище рассматривать на такой скорости, потому что вообще такой интересный предмет, как поднятые мертвецы, заслуживал, конечно, пристального изучения. Такие экземпляры встретишь нечасто.

Впереди был сектор, заполненный аномальными полями, где смерть подстерегала на каждом шагу. Людоед уже бывал там, он вообще окрестные сектора знал практически наизусть и мог пробраться через этот район даже с закрытыми глазами. Для карабаса же, напичканного инородной силой, энергия аномальных изменений материи вредоносна – как конкурент для конкурента; поэтому вряд ли монстрический шланг рискнёт сунуться туда, где не протиснуться с его пусть и гибким, но громоздким туловищем.

Под землёй чудовище тоже не рискнёт миновать этот участок, влияние изменённых образований может распространяться и вглубь. Инородные силы вообще очень даже охочи всячески донимать земную толщу, и что там внизу творится – на самом деле вряд ли ведомо кому-то из живущих на поверхности.

Карабас может остаться на границе изрядно «порченого» сегмента, караулить ускользнувшую добычу, но Людоед знал другой выход со смертоносных полей. Изломанный маршрут, трудный, но по нему всё-таки можно спастись.

Главарь бывшего отряда и всего лишь двое выживших наёмников, самые быстрые и живучие, Мамба с Полозом, это поле всё-таки перешли и скрылись на более лёгкой для прохождения территории за ним.

* * *

…Теперь меня обволакивает туманная взвесь. Я думал, она сырая, липкая, чуть ли не удушливая, но нет! Осязательно вообще не ощущаю ничего, просто взгляд не проникает далеко, вязнет в мутной дымке. Ни специфического запаха, ни досадных ощущений типа сухости в горле или чесания кожи погружение в непроглядность не добавило.

Дышу себе как дышал. Запахи такие же, как и выше, до вползания в туман. Каменными породами минерально пахнет, ещё растениями, плесенью там, травой, даже гнилостно иногда, но ничего такого сверхъестественного или особо гадкого.

Спускаться в непроглядности тем не менее надо стараться не расслабляясь ни на миг. Осторожно, осторожно и ещё раз осторожно. Втройне осторожней.

Видно не дальше метра от подошв, и загодя выискивать подходящие уступы, чтобы наметить траекторию, теперь не получится.

Тут уж что Зона пошлёт, тем и воспользуюсь.

Спасибо, что хоть метр «короткого поводка» мне отмерен, не «придушен» я вплотную, к самым глазам непроглядность не подхлынула…

Иначе можно было бы опустить веки за ненадобностью зрения и на ощупь карабкаться, слепым паучком цепляясь за тонюсенькую ниточку и нащупанные опоры, наугад найденные выступы и выемки. Перекрепляться каждые сто пятьдесят метров спуска стало бы на порядок сложней, это да, однако назвался сталкером, продолжай ходку и не вякай.

Впрочем, я и не жалуюсь. Знаю, что уж меня бы и такой форс-мажор не остановил.

Так что горячо благодарен за то, что не лишён зрения напрочь и не ощущаю себя мухой, утонувшей в молоке. Радуюсь, что дышу, двигаюсь, особую благодарность испытываю за отсутствие монстров и чьих-нибудь попыток меня сграбастать, прервав движение.

К кому испытываю? Ко всему вокруг. Так или иначе, ОНА вокруг меня теперь всегда и всюду. Есть и будет.

На то и сверхсущность…

Что любопытно, вверх просмотр гораздо протяжённей. Метров на двадцать, а то и тридцать.

Дистанция удлинённая, как бы с саркастическим намёком, что путь назад гораздо легче, хоть и физически в гору лезть напряжнее и энергозатратнее.

Но я, разок обозрев соблазн, голову и не подымаю больше. Ну его на фиг, путь наименьшего сопротивления.

 

Между прочим осознаю, что туманная атмосфера не только гасит изображение, но и фильтрует звуки. Я практически ничего не слышу.

Только те звуки, которые сам произвожу: дыхание, стук по каменной вертикали, звяканье элементов креплений, шуршание троса, скрипы и царапанье.

«Ватная заглушка» в общем-то даже нервирует, дополнительное напряжение рождает. Вдруг подкрадётся монстр неслышно, и я увижу его не далее полуметра от своих ног или живота?.. Или своим ходом спущусь прямо в раскрытую пасть. Как червяк на леске в рыбий рот…

Раньше, насколько я знаю, здесь всё-таки было как-то… гм… иначе. Цилиндрическая кастрюля не наполнялась туманным «супом».

С кромки тогда можно было разглядеть дно, даже видеть, что в Эпицентре находится, с помощью бинокля или сканера. Темнотень здесь царила, это да, ведь солнце сюда заглядывало и заглянет ненадолго, в полдень плюс минут четверть или полчаса. Так же как и луна ночью, на считаные минуты. Остальное время чернота разной степени густоты или серая сумрачность, опять же разного уровня проглядности.

Теперь же и мутная туманная взвесь добавилась ко всем известным и неизвестным «прелестям» и сюрпризам.

Тот ещё коктейль.

И я в него спускаюсь.

Хотя, как сказал бы мой друг детства Марлин, «Охота пуще неволи, тебя ж коньяком полстолетним не пои, только дай кого-то поспасать!», и кореш закадычный, тёзка мой, как всегда, попал бы не в бровь, а в глаз.

Частенько выражался афористично, что да, то да.

Вспомнив Марлина, я даже притормаживаю и зависаю.

Эх, где они все, живы ли, памятные люди из прошлой… Даже не прошлой уже, а позапрошлой жизни! Кажутся мне сейчас настолько далёкими, будто разделила нас целая вселенная, а может, и без всякого «будто»…

И бередящим напоминанием вдруг из подсознания всплывает моментик перед моим уходом на железнодорожный вокзал: друг Серёга, с которым мы раздавили раритетную бутылочку «на дорожку», затаённо улыбался вслед мне, уходящему прочь будущему сталкеру…

Неужели Марлин, змей хитроумный, что-то знал о существовании в благостном нашем мире «договорной» скрытой Зоны???

И ведь не изумлюсь, если – да. Я достаточно прожил и прошёл по дороге познания, чтобы понимать: реальности вообще и населяющие их люди в частности таят столько секретов и загадок, что даже человеки, казавшиеся самыми близкими, порой на поверку могут оказаться чуть ли не инопланетянами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru