Жизнь в пятом измерении

Сергей Васильевич Моисеев
Жизнь в пятом измерении

Часть 1

Побег

Ровные ряды домиков, затерявшиеся в долине среди зарослей деревьев, напоминали небольшой посёлок, и мало кто знал, что это было на самом деле. Случайный прохожий немало бы удивился, попытайся он войти в поселок, невесть откуда взявшимся охранникам, которые вежливо, но твёрдо указали бы ему другой путь. Что можно было охранять в этой глуши?

Раз в неделю, приезжал бензовоз и слив топливо в бездонные зёва цистерн, торопливо уезжал, словно опасаясь этих тихих, молчаливых домиков. Следом за ним приезжал ещё один грузовик и, также молча, быстро вытряхнув своё содержимое, уносился прочь. И опять наступала тишина, нарушаемая лишь щебетанием птиц да редкими криками животных. Лишь в выходные посёлок оживал и слышались смех и шутки, а после и брань, когда основательно надравшись в местном баре, некоторые выплескивали свою злобу на своих приятелей. Впрочем, драк почти не было. Провожаемые тяжелым взглядом охранников, мало кто решался преступить черту. А потом они долго сидели у костра и до хрипоты горланили песни. Под утро, обессиленные и обескровленные своим «активным» отдыхом, они, тупо мыча и глупо улыбаясь, расползались по своим хижинам и считали, что день прошел удачно.

После выходных, ещё пару дней царило оживление и то и дело, от домика к домику сновали люди, но потом опять воцарялась тишина. В один из таких дней, как обычно, подъехал бензовоз и стал сливать бензин. Из соседнего домика к водителю подошел сотрудник, и они перебросились парой слов. Закурили, и разговор стал оживленнее. Потом закурили по второй, но в самый разгар беседы, водитель, озабоченно поглядывая на часы, стал собираться. Бензовоз, хлопая глушителем, укатил, а сотрудник, раздраженно выщелкнув окурок в небо, направился к своему домику. Мерцающий огонёк, рассыпая искры, закатился под настил и выдавил тонкие струйки дыма из высохшей травы.

Огонь заметили, но было слишком поздно. Глухой грохот прокатился по долине, и поселок накрыло яростной волной огня. Большая часть построек была сметена, но часть домов уцелела и затрещала объятая пламенем. Но домики представляли собой лишь верхушку айсберга. Целая сеть подземных туннелей и залов связывали их в единое целое. Подземный толчок сдвинул пласты земли, и десятки людей оказались погребёнными заживо.

В одном из домов открылась дверь и человек осторожно выглянул наружу. Клокочущая стена огня подбиралась к зданию, и только широкая утоптанная тропинка преграждала пока ей путь. Он вышел на крыльцо и огляделся, ища спасительную лазейку. За маревом огня было ничего не видно, и он даже хотел вернуться в дом, но тот уже вовсю пылал, заполняя клубами едкого дыма комнаты и возвращаться туда, было бессмысленно. Где-то рвануло ещё, и фонтан раскаленной лавы обрушился и на него. Он видел это и приготовился к смерти, скрестив руки над головой, но произошло невероятное. Жидкий поток огня поглотил его, вмиг спалив одежду, и побежал дальше, оставляя после себя пылающие головёшки. Он не почувствовал жара и удивленно осмотрел свои руки и тело, на которых догорали остатки бензина. Лёгкая одежда почти мгновенно сгорела и языки пламени теперь ласково лизали голое тело не причиняя вреда. Ещё раз осмотрев себя, словно не веря своим глазам, он на миг задумался и ринулся сквозь стену огня, словно опасаясь, что чудесное наваждение кончится и нестерпимый жар обожжёт его тело.

Выскочив на открытое место, он обернулся, убедившись, что пылающий кошмар остался позади, и помчался ещё быстрее, выкрикивая нечленораздельные звуки. Теперь он был ещё и свободен! И неважно, что из всей одежды, на нём болтались только золотые часы с браслетом.

Если бы он знал, что в кустах, с отпавшей от удивления челюстью, за ним наблюдает охранник, то наверно не так бы радовался своему спасению. Но тогда он этого ещё не знал. А ещё через два дня, он летел через Тихий океан к далеким и желанным берегам Австралии и блаженно улыбался. Всё складывалось как нельзя лучше. Секретные лаборатории, где он работал, канули в Лету, а вместе с ними и он. Он уже начинал понимать причину своего необыкновенного спасения и грандиозные планы, один увлекательнее другого, теснились в его голове. Это было восхитительно!

Владелец небольшого бара, старый Хью прямо остолбенел, увидев старого знакомого.

– Ник?! Ты?!

Ник улыбаясь, согласно покачал головой.

– Я уже думал, что не увижу тебя больше, – заулыбался Хью. – Какими судьбами? Надолго к нам?

– Думаю надолго. Нам надо поговорить кой о чём. Давай поднимемся к тебе.

Они поднялись на второй этаж и вначале долго вспоминали прожитые годы, прихлебывая душистый чай из блюдечек и хрустя кусочками сахара, и лишь потом Ник перешёл к делу.

– Твоя яхта ещё жива? – осведомился Ник, когда разомлевшие от чая и хохота, они на некоторое время устало умолкли.

– Да. Завтра как раз освободится. Сдаю в аренду. Мне уже не по силам ходить на ней. Хочешь прогуляться?

– Не совсем. Скрывать не стану. Яхта нужна для дела. Ничего противозаконного. Сам увидишь. Мне нужна будет твоя помощь. Пять процентов твои. Поверь, это очень много.

– Хорошо. Я бы тебе и так помог. Но раз ты настаиваешь… – Хью весело рассмеялся, довольный своей шуткой.

Переход из Тихого океана в Атлантический вымотал все силы, и стало очевидным – вдвоем им не управиться. Хью предложил нанять в ближайшем порту пару рыбаков, но Ник не согласился.

– Нужно найти таких людей, которых можно будет использовать и в дальнейшем, – сказал он. – У меня есть один друг. Сначала заглянем к нему. Парочка отъявленных негодяев у него всегда найдется.

Увидев встревоженную физиономию Хью, Ник рассмеялся:

– Я пошутил. Но людьми он помочь может.

Прошло почти три месяца, прежде чем «Святая Марта» снова вышла в море, а на борту появились ещё два члена экипажа – Стив и Крис. Вооруженные до зубов, подталкивая перед собой тележку, очевидно тоже набитую оружием, они вызвали панический ужас у Хью.

– Ник! Зачем нам эти громилы?! Они перестреляют нас и заберут мою «Марту»!

– Не перестреляют. У нас будет очень много золота Хью. Очень много. Атлантика буквально усыпана золотом. А эти люди будут охранять нас и наше золото.

– Что-то я сильно в этом сомневаюсь, Ник, – вздохнул Хью, посасывая свою трубку, с которой не расставался никогда.

– Верь мне. Плохих парней Коломбо не пришлет. Он на этом собаку съел.

– Зачем нам много золота Ник. Что мы с ним будем делать?.. Ну, ты ещё молодой. Тебе конечно надо. Глядишь, дети пойдут. А я своё прожил. Даже оставить своё будет некому. Нет у меня никого....

Ник молча, кивал головой и, как правило, не отвечал. В последнее время Хью стал необычайно болтлив, и было понятно, что говорил он больше от одиночества и скуки, чем по необходимости и ему было совсем неважно, слушали его или нет.

Но парней Хью всё же невзлюбил и относился к ним с подозрительностью. Однажды он увидел, как они купаются, и прибежал к Нику потрясённый увиденным.

– Они ненормальные Ник!

– Что случилось?

– Они даже моются с пистолетом, Ник! Я не вынесу этого. Мне страшно жить с такими людьми.

– Успокойся, Хью. У них жизнь такая. Вот и привыкли. Ты ведь тоже купаешься со своей трубкой. И никто же не говорит, что ты сумасшедший.

Пока яхта стояла в порту, Ник не терял времени и приобрёл целую гору водолазного оборудования. Хью кряхтел, но деньги на покупки давал. Правда, не забывая записывать при этом что-то в блокнот.

Потом Ник на целых три дня пропал и Хью уже стал всерьёз беспокоиться, как вдруг он объявился с громадным железным ящиком и увесистым чемоданом.

– Это почти готовый генератор поля, – объяснил Ник, хлопнув по ящику. – Немного доработаю и можно будет нырять.

Хью ничего не понял и ехидно хмыкнув: «С ним что ли?» – направился в свою каюту. Главное, что Ник был жив и здоров.

Ник хотел что-то объяснить, но поняв, что это бесполезно, потащил оборудование в свой уголок. Надо было работать.

Через неделю, он вызвал Стива и Криса к себе. Пришёл и Хью, с любопытством разглядывая каюту Ника, куда он уже давно никого не пускал.

– Парни, – окинув своих подопечных изучающим взором, объявил Ник. – Совсем неподалёку, в глубинах этой бухты, где-то лежит испанский галеон, доверху набитый золотом. По некоторым сведениям, это довольно внушительная сумма – около шестидесяти миллионов долларов.

Увидев кривые улыбки собравшихся, Ник предупредительно поднял указательный палец.

– Я понимаю ваш сарказм. Но! Всё это было бы действительно только мечтой, если бы не это.

Ник вытянул руку и положил её на железный ящик.

– С помощью этого прибора я сделаю из вас суперменов. Повелителями морей. И любые глубины станут для вас нипочём. Мало того. Вам не страшны будут зубы акул и других хищников.

Ник развернулся и достал из шкафчика здоровенный гвоздь и молоток.

– Я тут припас кое-что для демонстрации, – пояснил он.

– Стив. Берите молоток и гвоздь и попробуйте пробить им мою руку. Не бойтесь. Вам даже царапины не удастся сделать.

Стив примерился к молотку и уперев гвоздь в подставленную руку с силой нанёс удар по шляпке. Гвоздь жалобно звякнул и, не удержавшись в пальцах Стива, упрыгал куда-то под стол.

– Мда, – уважительно промычал Стив, на всякий случай ощупывая руку Ника на предмет подвоха. – Класс.

– У вас будут такие же возможности, – улыбнулся Ник. – Я вам обещаю. Но должен предупредить сразу. Я не позволю вам это использовать во зло. Кому много дано – с того и спрос большой. Запомните это на всю оставшуюся жизнь.

И снова улыбнувшись, продолжил:

– Она, кстати, обещает быть весьма продолжительной.

Ник выждал, когда волнение от его опытов несколько улеглось и спросил:

– Ну что? Согласны? Тогда начнём. Вся процедура не займет и пяти минут. Начнём с вас, Стив. Ложитесь на кровать.

 

Он налепил на Стива с десяток датчиков и, пощёлкав тумблерами, сказал:

– Ну вот и всё. Сегодня никуда не ходите. Отдыхайте, спите. Завтра вы проснётесь совсем другими людьми. Ваша очередь, Крис.

Когда они ушли, Ник спросил Хью:

– А ты, как? Не хочешь стать суперменом? Я, конечно, ещё не всё знаю об этом поле, но лет на сто – двести, а может и на тысячу, она жизни прибавит точно. Не хочешь пожить ещё чуток?

Хью задумчиво пошамкал губами и отрицательно покачал головой.

– Нет. Спасибо Ник. Не хочу. Молодости она не даст, а быть вечным стариком уже никакой мочи нет. Старый я уже и никого у меня нет. Некому заботиться будет. Да ещё тыщу лет.

– Как хочешь, – согласился Ник. – Силы поле, конечно, не прибавляет, но вот выносливости хоть отбавляй. Не так давно я пробежал почти пятьдесят миль и даже не запыхался.

Ник хохотнул, вспомнив, недавние события: – Представляешь. Голышом! В чём мать родила. Одни часы на руке остались. Пришлось их, правда, потом заложить.

– Что так? – удивился Хью. – Чтобы не сбежали, значит?

– Да нет. Пожар сильный был. Всё сгорело. Одни часы и остались. Так что, ты подумай. Помереть всегда успеешь.

Глава 2

Смерч

Я стоял на палубе океанского лайнера и бездумно смотрел вниз, где об форштевень разбивались волны, оставляя пенные барашки, стремительно уносившиеся вдаль.

Даже не верилось, что я увижу Австралию; этих симпатичных милашек: кенгуру и толстых ленивых коал. Но мысли мои уже были там и я бродил по джунглям среди стройных эвкалиптов и бесконечных саванн с удивительными страусами эму.

Я знал об Австралии довольно много, хотя специально ничего учил для этого и моё воображение всё время меня переносило то к Большому барьерному рифу, кишащими акулами, то к тёмным речушкам, укрывшихся в джунглях и затаившихся там свирепых крокодилов. Жуткое и волнительное чувство предстоящего переживания так захватило меня, что я и ухом не повёл, услышав предупредительный глас мегафона, предлагающий всем покинуть палубу. Но долго стоять мне не дали.

Ко мне подошел матрос и стал что-то говорить, тыча пальцем в темное пятнышко на горизонте. Я ничего не понимал по-английски, но согласно кивнул, думая, что он хочет просто пообщаться. Но матрос вдруг стал напирать на меня, голос его стал сердитым и, ухватив за рукав, он попытался оторвать меня от поручней фальшборта. Мне это не понравилось, но спорить я не стал. Вспомнил, что что-то там орали сверху и, вырвавшись из его захвата, примирительно поднял руки, давая понять, что я всё понял и ухожу. Матрос застыл в ожидании, а я неторопливо направился к переходу на нижнюю палубу.

Спрятавшись за угол, я выждал, когда он уйдёт и снова вышел на палубу, пытаясь рассмотреть, что же стало причиной такого поведения матроса.

Пятнышко превратилось уже в небольшую тучку и я с интересом стал наблюдать за ней, время от времени посматривая по сторонам, чтобы вновь не попасться очередному «доброжелателю».

Минут через десять стало ясно, что это смерч. Я много раз видел такое на картинках, но было немного странно, что на небе не было ни единой тучки и ярко светило солнце. Я думал, что подобное случается только в грозу или ураган, но кто его знает: может на море свои порядки.

Смерч стремительно рос и мне стало как-то не по себе. Жуткая, темная громадина вселяла страх и становилось ясно, что это чудовище движется прямо на корабль. Я уже хотел было спуститься вниз, но любопытство всё же пересилило. Было интересно: зацепит ли смерч корабль и что тогда будет. Корабль мне казался несокрушимой громадой и вряд ли какой-то смерч мог причинить ему значительный вред. Я даже слегка взгрустнул по этому поводу. Хотелось чего-то эпичного, душещипательного.

Будь я постарше, то конечно, ни за что бы не остался наверху, но тогда мне было всего четырнадцать.

В какой-то момент мне показалось, что смерч сменил направление и я поспешил к фальшборту, чтобы посмотреть: не зацепит ли он корму. Но, к моему ужасу, смерч снова вернулся на прежний курс и бешенный рёв черной громады накрыл меня с головой. Неожиданно, меня больно стегануло куском брезента и понесло куда-то вверх. В легкие хлынула вода и я тщетно пытался поймать ртом хоть маленький «кусочек» воздуха. Его не было. Больше я ничего не помню. Наверное, потерял сознание, задохнувшись в этой жуткой водяной пурге.

Когда я открыл глаза, было ещё темно.

«Ночь» – подумал я и с тревогой вспомнил о недавних событиях.

«Если я жив, то это уже хорошо», – решил я и вдруг со страхом ощутил, что ко мне кто-то подбирается. Я попытался встать, но мне не удалось это сделать. Меня чем-то спеленали и, наверное, присыпали землёй.

«Похоронили, гады», – похолодело всё во мне от ужаса.

Я чуть не забился в истерике, как вдруг почувствовал, что меня поворачивают и пытаются приподнять. Послышалось шуршание раскрываемой ткани и яркий солнечный свет ударил мне в глаза.

Смутный человеческий силуэт слегка успокоил меня – по крайней мере это был человек, а не дикий зверь и я дождался, пока глаза привыкнут к свету.

Незнакомец что-то сказал, но я только понял, что это английский.

– Где я? – спросил я, пытаясь приподняться, морщась от боли избитого тела.

– О-о, – удивленно произнес незнакомец. – Русский. Каким ветром, любезный?

Во мне всё сразу потеплело и я с благодарностью взглянул в глаза своему спасителю. Вроде всё не так плохо.

– Смерч, наверное, – ответил я, переползая в сидячее положение. – Меня эта штука так стеганула, – кивнул я на кусок брезента, – думал, все мозги выбьет.

– Тебе эта штука жизнь спасла, – не согласился незнакомец. – Ты бы задохнулся без неё. Так что радуйся. Везунчик.

– Ага, – безрадостно согласился я, окидывая взглядом окрестности. – И где я имею счастье быть?

– Я смотрю, ты юморист, – усмехнулся незнакомец. – Это хорошо. Терпеть не могу нытиков. Ну что ж. Давай знакомиться. Меня зовут Ник. А тебя?

– Сергей, – представился я. Мужчина был гораздо старше и я учтиво уточнил: – Просто Ник, что ли?

–Просто Ник. Этого достаточно чтобы вытащить тебя отсюда и отправить на родину. Ты же этого хочешь?

– Ну да, – согласился я. Меня немного мутило, но я не забыл о конечной цели моего путешествия и поспешно уточнил: – Но сначала я бы хотел посмотреть на Австралию. Если это возможно, конечно. Я что, зря в такую даль тащился?

– Так ты уже здесь! – радостно заверил меня Ник. – Точнее на одном из её островов. Я свои дела уже здесь закончил и могу любезно вас подбросить до Дарвина. Это север Австралии. Оттуда вы можете попасть в любую точку страны – куда пожелаете. Как вам такой вариант?

– Подходит, – угрюмо согласился я, пытаясь хоть что-то припомнить про Дарвин. – Мне вообще-то нужно в Сидней, но раз так, то и Дарвин сгодится.

– В Сиднее я буду не скоро, – посетовал Ник. – Мне тоже туда надо. Но если вы не торопись, то можете пожить пока у меня. Заодно сделаете запрос и восстановите свои документы. С собой вы их не захватили, я полагаю?

– Нет, не захватил, – вздохнул я.

– Тогда, – махнул Ник рукой, – идите туда. Там катер. А я захвачу здесь кое-какие вещички и догоню вас.

– Может, вам помочь? – я поднялся и кряхтя, сделал несколько движений, чтобы удостоверится, что все кости целы и серьёзных повреждений нет. Конечно, кое-где ещё побаливало, но это было сущим пустяком.

Ник окинул меня изучающим взглядом и уже хотел было возразить, но заметив брезент, лукаво улыбнулся:

– Вот, извольте. Хороший брезент. В хозяйстве пригодится.

Брезент оказался неподъёмным. Проклиная свою воспитанность, я отчаянно попёр свою ношу к катеру, делая вид, что мне это совсем нетрудно.

Ник

По всей видимости он был изобретателем или что-то в этом духе. На полках стояли многочисленные приборы и мерно гудели трансформаторы, то и дело подмигивая разноцветными лампочками. К тому времени я уже достаточно долго занимался радиолюбительским делом и кое-что понимал в этом.

Дом был большой, просторный, но больше походил на сарай. Местами сквозь бревна проглядывало солнце и от этого становилось как-то неуютно. Может, его построили недавно, а может, в этих местах так и принято было строить – лето тут вроде круглый год, но для меня это было пока дико и непривычно. В наших местах так дома не строили.

– Далеко не отходи, – предупредил он меня, как только я собрался прогуляться по окрестностям. – Это может быть опасно. Крокодилы там всякие, змеи, пауки. В общем, всякой гадости хватает. Да и заблудиться здесь очень легко. По звёздам ориентироваться можешь?

Я гордо кивнул, ожидая похвалу, но вместо этого отхватил нотацию.

– Здесь это не поможет. Это южное полушарие и созвездия здесь совсем другие.

Меня это ничуть не расстроило, но я сделал вид, что сильно удручён этим обстоятельством и смиренно попросил:

– А на кенгуру хоть одним глазком взглянуть можно?

– Можно. Но это далеко. В лесу они не водятся. Успеешь ещё.

Ладно и на этом. Я отправился обозревать окрестности, но уже не в таком приподнятом расположении духа, которое было минутой раньше, и зорко посматривал по сторонам, боясь прозевать смертельную угрозу.

Сказать, что Ник был нелюдим, было нельзя. В его комнате вечно трещала рация и он часто с кем-то вёл переговоры.

Мне было интересно, почему он живёт здесь один и я как-то спросил его:

– Зачем вы забрались в такую глушь? Вам нравится одиночество?

Ник усмехнулся и не сразу нашелся что ответить.

– Да нет. Просто некоторые мои опыты довольно опасны и проводить их приходится подальше от людей. Иначе пострадает куча народа.

Он почему-то долго посмотрел на меня и вдохнул: – Иногда и это не помогает.

– Что не помогает? – не понял я.

– Не хотелось тебе говорить, но этот лайнер утопил я.

– Какой лайнер? На котором я что ли?..

– Он самый. Не волнуйся. Твои папа и мама живы. Но не всем повезло как им.

– И где они сейчас?! – заволновался я.

– Не знаю, – пожал плечами Ник. – Часть спасённых отправили в Сингапур, а часть на Филиппины. Может, дома уже.

– Они знают, что я жив?

– Конечно. Мы же сами давали запрос. Тебе там, кстати, перевод пришёл. На такие деньги здесь можно месяц шиковать. Вот закончу свои дела и в Сидней рванём. Думаю, за пару дней управлюсь.

Я согласно кивнул, но сам глубоко задумался: что же это за человек такой?

Впрочем, ненадолго. Здесь столько было ещё неизведанного и интересного, что скучать было некогда. К тому же, я рассчитывал, что мы поедем в Сидней на его джипе и с нетерпением ожидал этого дня. Так много можно было ещё увидеть…

Но прилетел самолёт. Поначалу я даже расстроился: что можно увидеть с такой высоты? Но потом ничуть не жалел об этом. С высоты открывались такие пейзажи, что дух захватывало. Дикая, чудесная страна.

Прощались мы в аэропорту. Ник похлопал меня по плечу и широко улыбнувшись, вдруг сказал:

– А знаешь что. Ты мне понравился. Пока, конечно, это всё в планах: подготовка займет года три – не меньше, но я обязательно доведу это дело до конца. Пока езжай домой, повидай родителей, учись. А потом я вышлю тебе приглашение.

– Зачем? – не понял я.

Ник удивленно посмотрел на меня и расхохотался:

– Ах, да. Ты же не в курсе. Я набираю народ в одну очень далекую и опасную экспедицию и ты можешь стать одним из её членов. Если согласишься, конечно. За это время ты подрастёшь, поумнеешь – так что у тебя будет время подумать. Смотри не растолстей. Это непременное условие. И не торопись жениться. Разлука будет долгой. Очень долгой.

Последние слова он произнес очень серьёзно и я подумал, что он совсем не шутит, как показалось мне вначале.

– Ну, давай, – Ник протянул мне руку и ещё раз напомнил. – Жди приглашения.

Прошло почти пять лет и я уже перестал ждать известий от Ника. Жизнь берёт своё и новые дела и заботы поглотили меня с головой. Порой, всё же, лучик надежды блистал где-то в туманной дали, но я старательно убеждал себя, что обо мне все давно забыли и вообще, с какой стати брать человека в экспедицию без должного образования? Мой диплом электрика вряд ли бы ему пригодился. А может, просто у него не получилось сотворить задуманное и тогда ждать вообще ничего не стоит. Хотя, конечно, побывать ещё раз в Австралии я бы не отказался.

Поэтому известие о вызове для меня было как гром среди ясного неба.

«Не забыл, чертяка!» – запрыгал я от радости и помчался по инстанциям, чтобы уладить все формальности. Но оказалось, что всё давно улажено и мне оставалось только сесть в самолёт, где терзаясь в томительном ожидании, я мог вожделенно предвкушать грядущие события. Я гордо поглядывал на пассажиров и меня так и распирало от значимости моей персоны. Разве могли эти горе-туристы сравниться со мной?

 

Перелёт занял довольно значительное время и только на следующие сутки я приземлился в аэропорту Дарвина. А дальше пришлось трястись на джипе с молчаливым водителем, который ни слова не понимал по-русски и я пожалел, что за все эти годы так и не удосужился освоить английский язык.

Меня привезли в какую-то пустынную местность, где из всех достопримечательностей выделялась только одна – необычайно высокое сооружение похожее на ракету. Где-то вдалеке виднелись ещё два огромных объекта округлой формы, но разобрать, что там такое, пока не представлялось возможным. По всей видимости, какие-то баки с топливом.

Едва я выбрался из машины, как подошёл Ник и широко улыбнувшись, поприветствовал меня.

Я устал с дороги и как-то вяло на всё реагировал, поэтому меня быстренько спровадили спать, пообещав на утро массу впечатлений. Я охотно согласился и почти моментально уснул, невзирая на шум моторов и любопытство рабочих, то и дело заглядывавших в палатку.

На следующее утро, посвежевший и отдохнувший, я отправился разыскивать Ника и нашёл его на строительной площадке.

– А-а, Сергей, – увидев меня, заулыбался он. – Иди сюда. К нам.

– Знаешь, что это такое, – указал он на гигантскую колонну устремившуюся к небу.

– Ракета, вроде, – попытался угадать я.

– Не вроде, а самая настоящая ракета, – горделиво подтвердил Ник.

Он отдал распоряжения рабочим и присел на раскладной стульчик, которых здесь было разбросано с десяток.

– Садись. Поговорим.

Дождавшись, когда я присел, он продолжил:

– Дело тут вот какое. Я собираюсь в большое космическое путешествие и, как видишь, почти всё готово. Осталось дождаться запуска остальных восьми модулей и если дальше всё пройдёт удачно, мы стартуем. Десять уже стартовали.

– Так много?! – удивился я.

– Всё в одну ракету не впихнёшь. Оранжерея, кислород, вода, продовольствие – всё это требует значительного места. Плюс системы регенерации… в общем, много чего надо. Предупреждаю сразу: места будет маловато. У меня и так проблемы с запуском модулей. Приходится всё делать тайно и не всегда удаётся договориться. Пришлось вот даже свой космодром построить. Но отсюда взлетит только основной модуль. И ещё два, если получится. Они там, в сторонке лежат. Может, видел уже.

– Видел, – кивнул я. – Я думал – это цистерны какие-то.

– Нет. Это не цистерны. Пока мы будем собирать наш космолёт на орбите – надеюсь, они взлетят.

– И куда мы полетим? На Луну?

– На Луну?! – Ник презрительно фыркнул и от негодования даже встал. – Что там делать-то? На Луне. Нет. Мы полетим гораздо дальше. К другим планетам и звёздным системам. К другим галактикам. Весь мир будет у наших ног.

– Мир, может и будет у наших ног, – скептически заметил я, припоминая все сложности подобных полётов, – а что мы будем делать, когда все наши запасы кончатся? Да и лететь долго, даже до ближайшей звезды. У меня не пять жизней. Тут одной, навряд ли хватит.

– Успокойся. Всё продумано до мелочей, – заверил меня Ник. – Даже больше. Я никогда бы не взялся за это дело, будь оно авантюрой. Со временем ты всё узнаешь. А пока отдыхай, знакомься с людьми, набирайся опыта. Я вызвал тебя пораньше, потому что ситуация может измениться в любую минуту, но времени у тебя будет достаточно. Когда будешь готов – скажешь.

– А если не буду? – спросил я.

– Ну, – замялся Ник, – значит, я в тебе ошибся. Пойдём. Я познакомлю тебя с членами нашей команды – Даксоном и Каспером. Ещё двое прибудут позже.

– А если я всё же откажусь, – упрямо допытывался я, – что будет со мной?

– А что будет?.. – пожал плечами Ник, раздумывая над ответом. – Поедешь домой. Мальчик ты вроде неглупый. Болтать лишнего не будешь. Хотя… – он задумчиво почесал в затылке и так подозрительно посмотрел на меня, что мне стало не по себе.

Увидев, что нагнал на меня страху, Ник весело рассмеялся.

– Не бойся, – слегка успокоившись, сказал он. – Убивать тебя здесь никто не собирается. Пока ты достучишься до какого-нибудь департамента – мы уже улетим. А тебя, скорее всего, упекут в какую-нибудь психушку и дело с концом. Честно говоря, я бы этого больше боялся. – И снова захохотал, довольный своим сарказмом.

– И всё-таки, зачем мы полетим? – пытаясь сбить его задорный смех, спросил я.

Ник перестал смеяться и посмотрел мне в глаза.

– За мечтой, Серёга. За мечтой. Но это не увеселительная прогулка на яхте в безбрежном океане, а трудный и опасный поиск новых знаний, новых людей и новых возможностей.

«Вон оно что. За мечтой. Славненько», – подумал я и насмешливо спросил:

– Я что, так похож на идиота? Раз вы берёте меня в свою команду.

Ник улыбнулся и взъерошил мне волосы.

– Очень, – подтвердил он. – Причем, на сумасшедшего идиота.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru