Кавказ. Выпуск XXVII. Сказки кабардинского народа

Сборник
Кавказ. Выпуск XXVII. Сказки кабардинского народа

© Издательство М. и В. Котляровых (ООО «Полиграфсервис и Т»), 2019

© М. и В. Котляровы, составление, 2019

© Ж. А. Шогенова, оформление, 2019

Сказки кабардинского народа[1]

Приключения Тембота

У одного славного джигита родился сын. Назвали его Темботом. Удивительный был этот мальчик – рос не по дням, а по часам. Через семь дней был он как семилетний, а через семнадцать дней стал словно семнадцатилетний юноша. Видит отец, что растет у него необыкновенный сын и что уже пришла пора посадить его на коня.

Вот и говорит однажды отец Темботу:

Хочу я, чтобы ты выбрал себе достойного коня. Поезжай завтра к реке, к тому месту, куда приходят на водопой кони. Вырой неподалеку яму и спрячься в ней. Конь, который подойдет к реке последним, будет твоим. Как только он станет пить, ты подкрадись неслышно и вскочи ему на спину. Это не простой конь. Он захочет сбросить тебя, но ты держись.

Тембот так и сделал. Когда последний конь подошел к реке напиться, Тембот подкрался к нему и вскочил на спину. Чего только ни выделывал конь – он то взмывал выше туч, то кидался на землю, – но никак не мог сбросить седока.

Понял конь, что не сладить ему с Темботом, и заговорил человечьим голосом:

Я вижу, ты будешь славным джигитом. Клянусь, я буду тебе достойным конем!

Вернулся Тембот домой.

Теперь у меня есть конь – пришла пора испытать мою силу. Разреши мне отправиться в дальний путь, – сказал он отцу.

Ну что ж, поезжай. Пусть твой путь будет счастливым!

Снарядили Тембота по всем правилам, оседлал он своего коня и поскакал.

Едет-скачет, едет-скачет. Видит – мчится навстречу ему джигит на сером коне. Поравнялись они, Тембот и спрашивает:

Куда путь держишь?

Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Вот я и хочу быть ему товарищем!

Так я и есть Тембот!

Поехали они вместе. Проехали немного. Видят – мчится навстречу им джигит на вороном коне. Поравнялись они, Тембот спрашивает:

Куда путь держишь?

Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Хочу быть ему товарищем!

Так я и есть Тембот!

Поехали они втроем и вскоре встретили всадника на белом коне. И этот всадник поехал вместе с ними.

Едут-скачут, едут-скачут, и подъехали они к какому-то аулу.

А в том ауле шел большой пир и состязание. Джигиты перескакивали на конях через огромные рвы и стреляли в игольное ушко. Тому, кто попадет в игольное ушко, князь обещал в жены свою дочь – красавицу красоты несказанной.

Товарищи Тембота вступили в состязание, да ничего у них не получилось. Не смогли они перепрыгнуть ров, не попали в игольное ушко.

Тогда решил попытать счастья Тембот. Натянул он поводья, и, словно птица, перелетел его конь через огромный ров. Потом прицелился Тембот, пустил стрелу и попал в игольное ушко. Досталась ему прекрасная княжеская дочь.

Пригласил князь Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил, как положено по обычаю кабардинцев.

Утром Тембот сказал своему первому товарищу:

Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.

Долго ехал Тембот с двумя товарищами, и, наконец, подъехали к какому-то аулу. Здесь тоже было большое празднество.

Князь этого аула обещал отдать в жены свою красавицу дочь самому ловкому и смелому джигиту.

В глубоком рву был разведен огромный костер, а на ровной площадке вкопан высокий столб. На верхушке столба торчала игла. Тот, кто перепрыгнет на скакуне через ров и попадет стрелой в ушко иглы, тот получит княжескую дочь.

Товарищи Тембота даже не вступили в состязание – очень уж глубокий был ров!

А Тембот решил попытать счастья. Он подоткнул полы своей черкески, трижды ударил плетью своего коня. Конь легко перескочил огненный ров. Пустил Тембот стрелу и попал в игольное ушко.

Князь пригласил Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил по всем обычаям.

Утром Тембот сказал своему второму товарищу:

Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.

Отправился Тембот в путь теперь уже с одним товарищем. Много ли, мало ли они проехали, кто знает, – добрались они до третьего аула. И здесь князь отдавал в жены свою дочь самому ловкому джигиту. Посреди двора был врыт высокий столб, а на верхушке столба был укреплен рог с хмельной махсымой. Тот, кто взберется на столб, снимет рог и спустится с ним, не пролив ни капли напитка, – тот победитель.

Многие джигиты хотели получить в жены прекрасную девушку, но ни один из них не смог даже до середины столба подняться!

Только Тембот сумел снять рог и спуститься с ним, не расплескав ни капли.

Князь пригласил Тембота и его товарища в кунацкую и угостил, как велит обычай.

Утром Тембот отдал девушку в жены своему третьему товарищу, а сам пустился в путь – теперь уже один.

Всякий раз, когда Тембот расставался со своим другом, он говорил ему:

Каждую пятницу пускай в небо стрелу. Если я буду жив, стрела вернется на землю и с нее потечет молоко. Если же на ней выступит кровь, значит, со мной стряслась беда. Тогда спеши мне на помощь. И еще запомни: моя сила – в моем мече. Если мой меч бросить в море, я погибну.

Ехал Тембот, ехал и приехал к развилке трех дорог. Там лежал огромный черный камень. На камне было написано:

«Поедешь прямо – будет тебе удача, поедешь налево – ждет тебя беда, направо поедешь – будет твой путь спокойным и безопасным».

«Я пустился в дальний путь, чтобы испытать свою силу», – подумал Тембот и поехал налево, по самой опасной дороге.

Слышит Тембот – скачут за ним следом всадники. Обернулся он и видит: догоняют его кровожадные дзаунежи – сыновья ведьмы Наужыдзы.

Быстро помчался Тембот, еще быстрее скакали враги – вот-вот догонят! Тогда Тембот неожиданно повернул коня навстречу преследователям, и не успели враги опомниться, как Тембот снес им головы. Взял Тембот их оружие и доспехи, навьючил на коней и погнал коней впереди себя.

Вскоре подъехал он к какому-то дому. Привязал Тембот коней к коновязи, а сам вошел в дом.

У очага сидела старуха Наужыдза, точила свой единственный зуб.

Входи, сын мой, гостем будешь, – ласково сказала коварная старуха.

Накорми меня, нана, я сильно проголодался! – сказал Тембот.

Старуха стала проворно готовить угощение, а сама думала о том, что этот славный джигит живым от нее не уйдет.

Стал Тембот есть, вдруг видит – словно молния блеснула за окном.

Скажи, нана, что это блеснуло? – спросил он старуху.

Это сияет дом, в котором живет красавица. Только тебе не увидеть ее, даже и не думай об этом!

Но я должен тотчас поехать туда! – воскликнул Тембот.

Ну, если ты не можешь не поехать туда, то слушай меня. Иди на морской берег и притаись в кустах. Каждый день из моря выходит морская свинья и ложится на песок. Когда свинья уляжется на песке, ты вскочи к ней на спину. Она бросится в воду, а ты крепко держись. Свинья перенесет тебя на другой берег, а там уже ты сам найдешь дом красавицы.

Сделал Тембот так, как сказала ему старуха, и очутился на другом берегу моря. Вошел он в дом и увидел девушку необыкновенной красоты.

Обрадовалась девушка, увидев Тембота, с первого взгляда полюбился ей статный джигит. Вскоре они поженились.

А тем временем старуха Наужыдза ждет-пождет своих сыновей. Вышла она во двор, увидела связанных коней и поняла, что ее сыновья погибли от руки Тембота. Решила Наужыдза отомстить Темботу.

Бросила Наужыдза свой платок, и перекинулся через море железный мост. Перешла она море по тому мосту. Надела старуха на себя всякое тряпье, приняла облик доброй женщины и пошла к дому Тембота. А он как раз возвращался с охоты. Видит – сидит на земле старушка, оборванная, худая.

Что ты здесь делаешь, нана? – участливо спросил он.

Нет у меня ни сына, ни дочери, некому приютить и накормить меня, – ответила старуха. – Возьми меня в свой дом.

Пожалел Тембот бедную старуху. Долго жила старуха в доме Тембота. Все к ней привыкли и почитали как старшую.

А Наужыдза не забыла, что она пришла погубить Тембота. Выведала она у жены Тембота, что его сила находится в мече, а меч хранится в сундуке.

Если бросить меч в море, Тембот погибнет, – сказала жена старухе.

Улучила старуха удобный момент, выкрала из сундука меч и бросила его в море.

Наступило утро. Все поднялись, а Тембот спит и спит. Стали его будить – не добудятся. Горько заплакала жена.

А Наужыдза злорадно смеется:

Это я лишила Тембота силы! Я кинула его меч в море. – Сказала так и вернулась в свой дом.

Тем временем три товарища Тембота жили счастливо и благополучно. Они помнили о своем друге и каждую пятницу пускали в небо по стреле. Всякий раз на стреле выступало молоко, и они были спокойны. Значит Тембот жив-здоров.

 

Однажды в пятницу пустили они свои стрелы в небо. Когда стрелы вернулись на землю, выступила на них кровь. Поняли друзья, что с Темботом стряслась беда и надо спешить ему на помощь.

Собрались они все втроем и отправились в путь. Приехали к развилке трех дорог, прочитали надпись на камне и решили, что Тембот мог поехать только по самому опасному из путей.

Поехали они по страшному пути и вскоре увидели курган, а немного дальше – убитых дзаунежей.

Всех их убил наш Тембот, – догадались они.

Приехали друзья во двор старухи Наужыдзы и увидели коня возле коновязи – тотчас узнали коня Тембота.

Добро пожаловать, сыны мои, будьте гостями! – ласково встретила их коварная старуха.

Где хозяин этого коня? – спросили всадники.

Отвечала им старуха, что Тембот переправился на другой берег моря и женился там на красавице.

Мы должны немедленно перебраться на тот берег! – решили друзья.

Переправились друзья через море. Вошли они в белый дом и увидели спящего непробудным сном Тембота. Горькими слезами плакала его жена-красавица:

Коварная старуха погубила Тембота! Это она бросила его меч в море!

Мы спасем Тембота! – воскликнули его друзья.

Вышли они на берег и до тех пор ныряли в море, пока не нашли меч.

Как только пристегнули меч к поясу Тембота, тотчас вздохнул славный джигит и открыл глаза.

Долго же я спал, – сказал Тембот.

А коварная Наужыдза лопнула от злости, когда узнала, что Тембот жив и здоров остался.

Заур

В одном ауле жил бедный старик. И было у него три сына. Далеко по Кабарде шла молва о храбрости старших его сыновей, а о третьем никто не говорил доброго слова.

Старшие братья часто уходили в боевые походы, а Заур дома оставался, носил воду, готовил еду. Много времени проводил Заур у очага, и старшие братья часто насмехались над ним.

Была у старика одна-единственная кобылица. Никому старик ее не показывал. Сам чистил кобылицу, сам кормил и поил, а по ночам, когда все спали, выводил пастись.

Однажды занемог старик и, чувствуя приближение смерти, позвал своих сыновей.

Должен я открыть вам одну тайну. Оставляю я вам в наследство одну-единственную кобылицу, равной которой нет на всем свете, – сказал старик. – Каждый год приносит она необыкновенного жеребенка, но в ту же ночь какой-то злодей похищает его. Ни разу за всю жизнь не смог я уберечь жеребенка. Вас трое, вы молоды и сильны, сумеете сохранить жеребят. Если у каждого из вас будет по коню от этой кобылицы, вам никто не страшен.

С этими словами старик умер.

Похоронили братья своего отца. Опечаленные, вернулись они домой. Наступил вечер.

Сегодня должна ожеребиться кобылица, надо уберечь жеребенка, – сказал Заур.

Я пойду в конюшню и уберегу жеребенка от злодея. Вор не уйдет живым! А когда я вернусь – чтоб меня ждал теплый чурек, – сказал старший брат, облачился в доспехи, взял острый меч и отправился.

Пришел он в конюшню, залез на балку и притаился с обнаженным мечом наготове. Долго сидел он, не спуская глаз с дверей. Всю ночь не смыкал глаз, а под утро сморил его крепкий сон. Проснулся старший брат, когда солнце уже высоко стояло, и видит: кобылица ожеребилась, а жеребенка и след простыл.

Не хотелось ему признаться, что проспал он жеребенка. Вернулся старший брат в дом и говорит:

Наш отец сказал неправду. Всю ночь не смыкал я глаз, но не видел ни жеребенка, ни вора. Видно, отец хотел, чтобы мы хорошо стерегли кобылицу, потому и придумал про жеребенка.

Прошел год, опять наступил срок кобылице принести жеребенка, и Заур сказал:

Братья, надо нам выполнить завет отца.

Я никому не позволю украсть жеребенка, а вора не отпущу живым! – сказал средний брат.

Снарядился он и отправился в конюшню.

Забрался на балку и сидит с обнаженным мечом.

В полночь кобылица принесла жеребенка невиданной красоты. Залюбовался им средний брат. Вдруг распахнулась дверь, и в конюшню влетел иныж – чудовище с семью головами. Испугался средний брат, сидит не шелохнется. А иныж схватил жеребенка и убежал.

Стыдно было среднему брату признаться, что он струсил. Вернулся он домой и сказал:

Всю ночь не сомкнул я глаз, но не видел ни жеребенка, ни вора. Видно, на старости наш отец ослабел умом: кто пойдет красть жеребенка, которого нет на свете?

Прошел еще год, и снова пришло время кобылице принести жеребенка.

Теперь настал мой черед. Я иду охранять кобылицу, – сказал Заур.

Снарядился он и пошел в конюшню. Забрался на балку, обнажил меч, сверкающий, словно солнце. Наступила полночь, и принесла кобылица крылатого жеребенка – такой не снился Зауру даже во сне.

Вдруг распахнулась дверь, и в конюшню влетел семиглавый иныж. Он схватил жеребенка, но Заур спрыгнул с балки, ударил мечом – и отлетела одна из голов чудовища. Иныж бросил жеребенка, схватил свою отрубленную голову и убежал.

Не дождались старшие братья, пока вернется Заур, рано утром пришли в конюшню. Обрадовались они, когда увидели жеребенка, удивились мужеству Заура, но не стали хвалить младшего, а только насмешливо спросили:

А где же вор? Если ушло туловище, должна была остаться отрубленная голова!

Заур показал им кровавый след, оставленный чудовищем, и пристыженные братья замолчали.

Много ли, мало ли лет прошло, однажды Заур пас в ночном лошадей. Расстелил он свою черную бурку, прилег на ней, да не мог уснуть – крепко задумался.

Подошел к нему крылатый конь-альп, которого Заур когда-то спас от иныжа, и заговорил человечьим голосом:

О чем ты задумался?

Гложет меня печаль, – отвечал Заур. – В ту ночь, когда ты родился, от меня ушел враг, и до сих пор я не сразился с ним.

Я готов помочь тебе и разделить с тобою все лишения. Если ты окажешься настоящим джигитом, я буду для тебя достойным конем. Мы поедем в тот край, где живет иныж.

А как мы узнаем, где он живет? – встрепенулся Заур.

Там, где пролилась его черная кровь, вырос терновник.

Обрадовался Заур. Снарядился он, подтянул подпруги и вскочил на своего альпа.

Едет-скачет, едет-скачет, мало ли проехал, много ли проехал – кто знает – выехали они на опушку леса. Там стояла старая покосившаяся лачуга.

«Тут я переночую, а мой альп передохнет», – решил Заур.

Вошел он в дом.

Видит – сидит старушка, прядет шерсть.

Пусть никогда не угаснет огонь в твоем очаге, нана! – поздоровался Заур.

Кто может назвать меня наной? – обернулась старушка и заплакала.

Скажи, отчего ты плачешь, нана?

У меня нет никого, кто бы мог назвать меня матерью, – ответила старушка и заплакала еще сильнее. – Была у меня единственная красавица дочь, но ее похитил иныж. Вот уже три года, как я не видела живого человека!

Не плачь, нана, – успокоил ее Заур. – Я еду сразиться с тем иныжем и освобожу твою дочь.

Сын мой, тебе не победить иныжа. Никто из людей не в силах одолеть его. Самый быстрый альп будет скакать до его крепости тридцать дней и тридцать ночей. Крепость иныжа находится высоко в горах. Даже горные орлы, которые летают выше всех, не долетают до нее. Одна-единственная тропинка ведет к жилищу иныжа, – сказала старушка.

Пусть я погибну, но назад не поверну, – ответил Заур.

Ну что же, мой сын, если ты так решил, я помогу тебе. Одолеть иныжа можно только хитростью. Иныж спит семь ночей и семь дней подряд. Как только уснет иныж, ты посади на коня мою дочь и скачи во весь дух обратно. Проснется иныж и бросится за тобой в погоню. Возьми мои ножницы, зеркало и гребень. Они помогут тебе. Когда иныж станет настигать тебя, брось гребень, и позади вырастет колючий забор в семь рядов. Скоро опять станет догонять тебя иныж, ты брось ножницы, и позади поднимутся семь крепостей. Иныж станет разрушать их, а ты тем временем скачи дальше. Когда иныж в третий раз будет совсем близко, брось это зеркало, и земля покроется скользким льдом. Иныж упадет, как только ступит на лед. Тут уж ты сам будешь знать, как справиться с ним. Счастливого тебе пути, – сказала старушка и проводила Заура.

Едет-скачет, едет-скачет Заур тридцать дней и тридцать ночей и достиг крепости иныжа. Высоко на горе стояла крепость. Загоревал Заур – как попасть ему в крепость?

Держись покрепче, Заур, я поднимусь на крыльях, и мы очутимся в крепости! – сказал ему конь человечьим голосом.

Ударил конь копытом, Заур глазом моргнуть не успел, как очутились они в крепости.

А в это время пришла пора иныжу заснуть на семь дней, семь ночей. Лег он в свою постель, но прежде чем закрыть глаза, оглядел жилище – и вдруг увидел Заура. Страшным голосом заревел иныж.

Не реви, злосчастный иныж, а принимай гостя как положено! Дай мне отдохнуть с дороги, – сказал Заур.

Он расседлал своего коня, а сам направился в кунацкую.

Делать нечего, надо принять гостя!

Говорит иныж Зауру:

Отдохни с дороги, а я посплю, как обычно, семь дней и семь ночей.

Только захрапел иныж, Заур посадил красавицу на своего коня и пустился в обратный путь.

Едет-скачет, едет-скачет Заур. Семь дней и семь ночей минуло.

Проснулся иныж, видит – нет его гостя и красавица пленница исчезла. Понял иныж, что обманули его, и пустился в погоню. Дня не прошло, как он уже нагнал беглецов.

Вот уже совсем близко иныж. Но тут Заур кинул гребень, и перед иныжем вырос колючий забор в семь рядов. Начал иныж грызть-ломать забор, а беглецы тем временем далеко ускакали. Пробил себе путь иныж и опять погнался вдогонку. Слышит Заур, близко иныж.

Бросил Заур ножницы, и выросло перед иныжем семь неприступных крепостей. Пока иныж сокрушал крепости, беглецы тем временем далеко ускакали. Пробил себе путь иныж и снова кинулся вдогонку. Вот уж совсем мало осталось, сейчас схватит он Заура. Но тут Заур бросил на землю зеркало, покрылась земля скользким льдом.

Только иныж ступил на лед, шагу не шагнул – упал. Спешился Заур, вынул свой меч и снес шесть голов чудовища иныжа. А потом вскочил на своего альпа и поскакал вместе с красавицей к нане.

Взял Заур ту красавицу себе в жены, и живут они счастливо до сих пор.

Может быть, ты видел их большой дом на краю аула?

Батыр, сын медведя

Было это давно. В то время росли на горах Кавказа леса густые и дикие. Никто не рубил их. Когда поднимался ветер, могучие деревья шумели так, словно все горные реки вышли из берегов.

Жили тогда в одном ауле муж с женой. До старости дожили, а детей у них не было. И вдруг родился у них мальчик!

Что прежде всего нужно маленькому человеку? Колыбель. Задумали старики сделать колыбель из бука. Взяли они сына и пошли в лес. Положили его на опушке, а сами забрались в чащу – искать самое лучшее дерево.

Пока бродили они по чаще, вышел на опушку Медведь, схватил мальчика и унес.

Вернулись старики, ищут, не могут найти своего сыночка. Горько заплакали старики.

Правду говорят, что беда не предупреждает о своем приходе. Приговаривая так, в слезах вернулись старики домой.

А мальчик рос в медвежьей берлоге. Медведь кормил его оленьим жиром да медом и назвал его Батыр – «богатырь» значит.

Стал мальчик быстро расти. За день он вырастал на столько, на сколько другие дети за год, и через семнадцать дней сделался он словно семнадцатилетний джигит. Видит Медведь, что его воспитанник растет богатырем, и решил испытать его. Вывел он Батыра из берлоги, подвел к огромной чинаре и говорит:

Вырви ее с корнем!

Взялся Батыр за дерево, сильно рванул. Дерево затрещало, но не поддалось.

Ты еще не богатырь, – сказал Медведь.

Опять стал он кормить Батыра медом и оленьим жиром и скоро снова вывел из берлоги. Подвел Медведь Батыра к огромной чинаре и говорит:

Вырви ее с корнем!

Взялся Батыр за дерево, но и на этот раз оно не поддалось Снова отвел Медведь в берлогу своего воспитанника. Через год Медведь опять подвел Батыра к огромной чинаре и велел вырвать ее с корнем, а потом воткнуть верхушкой в землю.

В одно мгновение, словно щепку, вырвал Батыр столетнюю чинару и воткнул ее верхушкой в землю.

Вот теперь я вижу, что ты стал настоящим батыром, – сказал Медведь.

Вынес Медведь из берлоги тряпицу, в которую был завернут когда-то похищенный им младенец, и сказал:

Послушай меня, Батыр. Я вырастил тебя, но я не отец тебе. У тебя есть и отец, и мать. Они живут в ауле. Пойдешь по тропинке и придешь прямо в аул. Заходи в каждый дом, показывай тряпицу и спрашивай: «Чье это?» Тот, кто признает тряпицу, и есть твой отец.

Отправился Батыр в аул. Идет он по улице – с удивлением смотрят все на незнакомого юношу. Вошел он в дом – не признали хозяева в нем своего сына. Постучался в другой – тоже оказалось, что это не его дом. Обошел Батыр почти все дома – никто не признавал его своим. «Видно, ошибся Медведь, послал меня не в тот аул», – подумал Батыр. Подошел он к последней сакле, что стояла на самом краю аула, и постучал в дверь. Вышли ему навстречу дряхлые старичок и старушка. Показал Батыр тряпицу, которую ему дал Медведь.

 

Рассказал, как он в лесу рос, как Медведь его похитил и выкормил.

Ох и радости было у стариков, признали они своего сына! Устроили старики пир на весь аул да еще созвали гостей из ближних аулов.

Вскоре пошла по аулу молва о богатырской силе Батыра.

Дошла та молва до князя. Известно ведь, что князья трусливы и завистливы.

И задумал князь извести Батыра. А тут и случай подходящий нашелся.

В верховьях реки, из которой аульчане брали воду, поселился свирепый иныж. Лег иныж своим огромным телом в реку и оставил аул без воды. Стон и плач пошел по аулу. Приказал князь Батыру убить иныжа.

Отправился Батыр к верховью реки. Видит иныж, приближается не простой джигит – так смело шел Батыр. Открыл иныж свою пасть, хотел одним разом проглотить Батыра, да не так просто было справиться с ним!

В одно мгновение бросился Батыр в камыши, стал срезать их и огромными охапками кидать в раскрытую пасть чудовища. До тех пор кидал камыши, пока не наполнил брюхо чудовища, а потом вскочил на иныжа верхом, схватил за уши и поехал на нем в аул.

Как увидели жители аула страшного иныжа, разбежались кто куда. А впереди всех бежал трусливый князь.

Батыр проехал по аулу на иныже, а потом убил чудовище. И все жители вернулись в аул.

Еще пуще возненавидел князь Батыра. И снова стал он думать, как извести героя. Думал-думал и придумал! Приказал он Батыру привезти из лесу дров. А в том лесу жили два злых-презлых кабана. Они держали в страхе все окрестные аулы.

Велел князь дать Батыру самый тупой топор, гнилую веревку, самую старую арбу, что будет разваливаться на ходу, и двух быков, которые убегут домой, едва только их распрягут.

Что было делать Батыру – нельзя ведь ослушаться князя!

Взял он все это и поехал в лес.

Только распряг быков, убежали они домой. Взял топор, стал дерево рубить – отскакивает от дерева тупой топор. Бросил его Батыр, начал вырывать деревья руками, как учил Медведь. Вырвал он несколько огромных деревьев, на арбу положил, а она тут же развалилась. Хотел связать деревья веревкой – веревка порвалась.

Пришлось Батыру тащить деревья на себе. Только тронулся он в путь, как выскочил из чащи дикий кабан. Обрадовался Батыр.

А я думал, ты в аул сбежал! – сказал он, схватил кабана и навалил на него деревья.

Проехали немного – выскочил из чащи и другой кабан.

Схватил Батыр и его, навалил деревьев, сам сел поверх и поехал в аул.

Так и въехал Батыр на кабанах прямо на княжеский двор.

Как увидели кабанов князь и его приближенные – со страху полезли кто на крышу, кто на дерево, кто на плетень и взмолились:

Ради Аллаха, уведи отсюда этих ужасных кабанов!

Не бойтесь их, они добрее вас! – ответил Батыр и отпустил кабанов.

Убежали они в лес, а Батыр свалил деревья и пошел к себе домой.

Снова стал князь думать, как бы извести богатыря.

Думал-думал и придумал: послал Батыра вспахать поле возле кургана, где жили семь братьев-иныжей.

Приказал князь дать Батыру шесть самых худых быков и старую соху – пусть помучается, а потом его съедят иныжи!

Приехал Батыр на поле, запряг быков, начал пахать. Разве были у тех быков силы тащить соху? Они не могли даже сдвинуть ее с места.

Крикнул на них Батыр изо всей силы, и в тот же миг прибежали иныжи. Сначала один, потом второй, третий, – собрались все семеро. Батыр недолго думая связал иныжей, запряг в соху и стал пахать.

Князь подумал, что иныжи съели Батыра. На радостях послал он своего унаута на поле взглянуть, жив ли Батыр или его уже нет.

Вернулся посланец князя и рассказал, что Батыр жив-здоров и пашет на иныжах да еще покрикивает на них.

Загоревал князь, что не удается ему погубить Батыра. Решил он устроить пир, опоить богатыря, а когда он захмелеет – убить.

Устроили княжьи слуги большой пир. Приготовили семь кадок хмельной махсымы, зарезали семь белых быков с красными рогами и семь красных быков с белыми рогами да еще много жирных баранов.

Позвали на пир Батыра, поднесли ему огромную чарку хмельной махсымы.

Понял Батыр, что задумал князь недоброе. Вылил Батыр махсыму на землю, опрокинул все семь кадок – ручьями потекла по улице пенистая махсыма – и ушел.

1Печатается по изданиям: Кабардинские сказки. Пересказ для детей А. Алиевой. Нальчик: Эльбрус, 1974. Кабардинские народные сказки. Пересказ для детей А. Алиевой и З. Кардангушева. М.: Детская литература, 1977. Сказки адыгских народов. М.: Наука, 1978. Фольклор адыгов. Нальчик, 1979. Сказки и сказания адыгов. М.: Современник, 1987. Кабардинские народные сказки. Пересказ для детей А. Алиевой, З. Кардангушева, Т. Керашева, З. Аксирова, Б. Жанимова, А. Куантова, К. Балкарова, З. Налоева. Нальчик: Эльбрус, 2004.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru