МЖМ по кругу. Секс-Терапия. Исповеди «Невинных»

Саманта Джонс
МЖМ по кругу. Секс-Терапия. Исповеди «Невинных»

Исповедь 1. Изнасилование тремя Грабителями в Супермаркете

Меня поставили раком, грудью на прилавок кассы прямо на глазах у кассирши. И грабители по очереди имели меня, под мои же оглушительные стоны.

Но все началось не с этого. Даже представить, как обычный поход в супермаркет превратился в групповое изнасилование невозможно.

Я просто стояла у молочки, выбирая глазированный сырок Б.Ю. Александров, когда услышала резкий, как гром среди ясного неба крик:

– Убей его! Убей!!! Он все видел! Он нас сдаст!!!

От этого истошного крика у меня кровь в жилах моментально заледенела.

Вопль раздавался где-то у кассы, что на входе в круглосуточный супермаркет. Так началось то, что изменило мою сексуальную жизнь навсегда.

По голосам, даже из другого конца магазина было понятно, что кричат молодые люди. 20-22 года максимум.

Возня и суета у касс. Шаркающие ноги.

Женские и мужские крики на узбекском.

Первые несколько секунд я пыталась убедить себя, что это какой-то молодежный пранк для ТикТока, но вскоре раздался выстрел и звук падающего тела. Крики мужчины прекратились, да и женские крики кассирши стихли и мне стало все понятно.

Я затаилась между творожками из Простоквашино, сандвичами с лососем и «Нежным» сыром Сваля, наивно полагая, что грабители пришли за кассой.

Природное любопытство заставило меня присесть и подглядывать через галерею отбеливателей AOS и стиральных порошков Ваниш.

Их было четверо или пятеро. В белых масках с алиэкспресса, с нарисованными на них неоновыми красными проводами ликами лисиц.

Разглядеть истинных лиц было невозможно. Маски интенсивно мигали, погружая в абсолютный шок.

Один держал вторую кассиршу на мушке. У них было оружие. А еще трое расползались по магазину как саранча с наслаждением скидывая товары с полок.

Вожак стремительно шел по магазину, Громила сбивал камеру наблюдения, а еще один с детским криком «Пол это лава!!!» запрыгнул сначала на ленту кассы, а потом на полку с алкоголем, обрушив на пол целую тонну разлетающегося на осколки стекла.

Это было похоже на сорвавшуюся с цепи обезьянью стаю, которая крушила все на своем пути. Этот Псих перепрыгивал со стеллажа на стеллаж, явно имея целью просто хорошенько повеселиться.

Вожак шел прямо на меня между вереницы брендированных товаров и показал мне жест большим пальцем, проводя по горлу, словно перерезает его.

Я оцепенела, как загипнотизированная.

– Кто это у нас тут?

Я вскочила при приближении Вожака этой стаи, но зашаталась на шпильках ботильонов и моментально оказалась сцапанной.

Высокий и плечистый он резко прижал меня к стенке с печеньями чоко-пай, юбилейное, яшкино и шоколадными грибочками. Его горячие ладони сжимали мои плечи так, что даже груди прижались одна к другой плотнее. Такая близость с решительным и очень молодым, но уже сильным и властным человеком не могла не возбудить меня.

Щеки залились ярко красным. Я вспыхнула от такого обращения и под юбкой.

Что я делала в круглосуточном супермаркете рядом с домом в три часа ночи? Скучала. Я замужем уже восемь лет и мой муж не прикасался ко мне последние два года. Да к тому же, то что мой муж майор МВД прикасался ко мне раньше, совершенно не означало, что я была счастлива. Моя сексуальная жизнь давно превратилась в череду самоосуждения за мастурбацию под турецкие сериалы.

Тупые запросы в яндексе «порно», «анальный секс видео», «жесткий секс смотреть». Что покажут на то и мастурбирую, когда напряжение уже невозможно сдерживать. Потому что семейная жизнь, воспитание детей и муж, репутация для которого превыше всего – это не то, что хорошо совместно с интимной жизнью. Да и не разбираюсь в этом.

Как-то раз пыталась познакомиться с мужчиной для секса, так он стал такие названия извращений называть, что я себя почувствовала как в школе.

Может я и сама виновата, но отдушиной для меня стали ночные прогулки. Иногда я нарочно оттягивала поход в магазин до последнего. Чтобы нарядиться, когда муж уже спал.

Черные осенние ботильоны, капроновые чулки, так приятно обволакивающие мои соскучившиеся хоть по какому-то давлению ножки, легкая блузка. Бюстгальтер, на полразмера меньше, купленный несколько лет назад, чтобы «вернуть внимание мужа» и так ни разу не пригодившийся.

И бежевый плащик.

Что поделать, пусть после брака я немного (9кг) и поднабрала, но все еще хочу себя ощущать сексуальной и красивой. Хотя бы так.

Привычной дорогой я прошла до маленького маркета на соседнем перекрестке, несколько раз полюбовавшись виляющей походкой в витринах ночного города.

В тайне я кайфовала, представляя себя проституткой, отправляющейся на работу под покровом ночи в большом мегаполисе. Если муж спрашивал – говорила, что проспала днем из-за того, что болела голова и ничего страшного, если схожу магазин в три часа ночи. Даже очереди меньше.

Скрипнув входной дверью, я привычно поздоровалась с Мариам и Олдижоном – семейной парой из Средней Азии, которые работали на кассах, взяла тележку и принялась накидывать в нее яйца, лотки с индейкой Инди Лайт, хлебцы…

Даже и подумать не могла, что уже спустя пять минут в этом скучном месте разразится кровавая драма.

Как только Вожак вцепился в меня, мой плащ был распахнут, и он с аппетитом осмотрел меня.

– Хорошая, жирная сучка…

Быть жертвой подросткового насилия оказалось страшнее, чем кажется. Банда подростков расколошматила ночной супермаркет. Раскрошила бейсбольными битами камеры наблюдения и сделала то, чего точно не планировали. Убила двух человек и

жестоко изнасиловали обычную домохозяйку.

Я отвернула голову и увидела в далее за кассой Мариам, которая в шоке боялась пошевельнуться под дулом пистолета и только смотрела на своего убитого мужа, из которого лужей расползалась кровь, как из размороженного в раковине мяса.

– Будешь ебать эту милфу? – Голос Вожака вернул меня в реальность. Он словно предлагал меня своему напарнику.

Тот был еще крупнее, но медленный. Громила, который просто наслаждался погромом. Бейсбольной битой он размахнулся и проломил стекло ледяного ларя с мороженным. Достал угощение и надкусил вместе с упаковкой.

– Покажи-ка ее задницу! – они хохотали и упивались своей безнаказанностью.

Вожак развернул меня лицом к стеллажу со сливками, персиковым йогуртом «Нежный» три по цене одного и миндальным молоком.

– Ребята, вы знаете, кто мой муж?!– Пыталась хоть чем-то напугать их я, но в последствии поняла, что именно это и было моей роковой ошибкой.

Тот, что был побезумнее и перепрыгивал не касаясь пола с полки на полку, осыпая ворохи продуктов и изгибая тонкие конструкции под весом собственного тела, захихикал под маской, как безумный.

– Ааааа вот это, – манерно выкрикивал он,– Уже интересно!

Вожак тем временем задрал мне плащ, тупо расстегнул юбку-пояс на заклёпках и она упала вниз в лужу раздавленного тяжелыми ботиками молока.

Он резко носком ботинка затолкал юбку вместе с рваной молочной упаковкой под холодильник с мороженным и предъявил всем мой оголеный зад над чулками.

– Смотрите, а эта мамочка любит поиграть!

– Какие красивые чулочки.

– Ахахаха! – безумный перепрыгивал с полки на полку, словно орангутанг, совершенно не беспокоясь о том, что может загреметь вместе с обрушивавшимися на его пути стеллажами.

– А ну-ка раздвинь ножки.

Он держал меня крепко за волосы и чуть наклонил вперед.

– Мальчики, не надо… – сменила я угрожающий тон на попытки их задобрить.

– Ну-ка быстро раздвинула свои блядские ноги, сука!!! – Прямо над ухом заорал он. Сердце сжалось от его молниеносного переключения в ярость и я не могла не подчиниться.

В тайне еще и потому, что от такого грубого отношения я дико «поплыла» между ножек в черных трусиках.

Соски уже стояли в блузке, и я боялась выдать своё возбуждение насильникам.

Руки задрожали, судорожно пытаясь найти хоть какую-то опору. Я хваталась за флаконы с Активией и пакеты кефира «Каждый День», но они рассыпались по полкам.

Меня как суку держали за волосы и ставили раком несколько подростков лет двадцати в масках.

– А кто же твой муж? Нам очень интересно!

Псих сидел на ларце на корточках и, облизывая только что украденный пломбир в шоколаде так, что из-под маски торчал его заляпанный сливками подбородок, – издевался надо мной.

Громила подошел ближе и лишь проверив, что их напарники все еще держат на мушке кассиршу, стал облапывать меня в поисках чего-то.

– Документы есть?! – командно, но уже совсем не криком спросил Вожак.

– В сумочке, – пошла на встречу я.

Я сама удивилась как дрожал голос и ситуация уже не казалась мне простым хулиганством. Я реально опасалась за свою жизнь, потому что эти парни могли оказаться под наркотиками или вообще отпетыми ублюдками, для которых не писан закон.

Судя по тому, как псих отреагировал на мою угрозу мужем… В общем в голову приходили самые страшные мысли, которые к несчастью подтвердились…

– Эй, парни, отпустите девушку! Вы ахренели!

Из глубины магазина вышел высокий спортивный мужчина лет тридцати в спортивном костюме. Явно было видно, что его профиль это боевые единоборства и ему было что противопоставить молодым наглецами но ведь их было трое…

– Ой, гайз, а у нас тут… герой! – тоном площадного шута огласил псих.

Парни обернули свои лица к нему, Вожак откинул меня в сторону, так что я больно грохнулась в стеллаж с бакалеей. Колотый горох, фасоль и манка посыпались на меня тонкими струйками с верхних ярусов.

Оторопевшая я не могла не продолжать смотреть за происходящим.

– Герой! – почесывая кулаки проговаривал Вожак и делал пару шагов на встречу. Он был чуть выше моего защитника и гораздо наглее. Он не отводил взгляда, хотя для спортсмена перспектива схватиться одному против целой банды вооруженных беспринципных гавнюков была гораздо более тревожной. Спортсмен бегал глазами в поисках хоть каких-то орудий для драки, пока все трое убийц наступали на него.

 

– Герой, а ты готов… умереть? – грозно и прямо спросил Громила подшагивая вперед и занимая боевую стойку.

– Расстаться с жизнью, ахахаха! – голосом игривого персонажа из Диснея прокричал на весь маркет Псих.

– Пойдешь до конца? Или нассышь в штаны и побежишь за ментами?

Тот только молча сглотнул понемногу пятясь к мясному отделу.

– Молчит! Наверно сердце в пятки ушло?

Трое молодых парней в масках, кривляясь и манерничая словно все мы персонажи «Заводного Апельсина» наступали на добросовестного гражданина.

– Давайте же уже начнем? – захихикал Псих перебираясь на верхнюю полку стиллажа попутно скидывая на пол коробки с кукурузными хлопьями и шоколадными шариками Хрутка.

– На счет раз, – глухим грудным басом напирал Громила, – два…

– Три! – нетерпеливо выкрикнул Вожак, и в спортсмена штормом полетело все подряд.

Банки с соленьями дядя Ваня, маринованная свекла, манго, стеклянные бутылки сока Рич. Жестяные коробки с конфетами Коркунов, банки кофе.

Словно стая макак, они по команде швыряли не останавливаясь в него все подряд и наступали.

Мужчина только успевал прикрываться руками, пока малолетки избивали его. Стеклянные бутылки и банки разбили ему лицо, попадали в глаза. Очень быстро после первого пробития снаряды стали прилетать чаще, потому что он зажмурил глаза и вот уже Псих спрыгнул на него сверху и стал молотить по голове увесистой банкой тушенки.

Вожак и Громила избивали осевшего на пол мужчину ногами.

Я лежала на полу в разрушенном магазине и с ужасом не могла оторвать глаз как они забивают его до смерти.

Мужчина уже обмяк после нескольких целенаправленных ударов по голове трехлитровой банкой тыквенного сока.

Об голову она не разбивалась, и тогда Громила со всей дури жахнул ее об пол прямо у лица моего защитника.

По тому, что он никак не отреагировал, когда ему разрезало лицо осколками и на пол в перемешку с разбитым айраном и тыквенным соком полилась его кровь я поняла, что он уже мёртв.

Вожак продолжал наносить удары просто из ненависти.

Потом схватил мужчину (труп) за куртку и перекинул через прилавок в мясной отдел. Псих перепрыгнул туда и живодерски засунул тело в витрину на индейку, курицу, говядину и котлеты.

– Ахахахаха!

– Самое место!

– Ну, что тетя? На чем мы остановились? – обернулся Вожак ко мне, поправляя явно вставший от вседозволенности драки член.

– А что же у нас муж? А? Это так интересно. Ведь он наверное такой сильный, верно?

Осознание, что майор МВД никак не поможет прямо здесь и сейчас от стаи агрессивных обезьян пронзило меня с головы до ног. Инстинктивно я пыталась оттолкнуться пятками от пола, чтобы отползти хоть немного от них подальше, но…

– Кто же у нас муж? – поднимая меня за шкирку спросил Громила.

– Полицейский… – сдала его я.

– Ахахахаха! И что же он сейчас тебя не спасает? – усаживая меня на холодильник с мороженным, спросил прямо глядя в глаза Вожак.

Холодильник только внутри горячий, а снаружи он отдавал тепло и мои и без того мокрые трусики еще сильнее нагрелись. Пальцы вожака нырнули мне в промежность.

– Парни, а вы не знаете, почему в три часа ночи верная женушка полицейского в чулках шастает по супермаркету?

Он почувствовал как сильно я потекла.

– Все домохозяйки рано или поздно начинают скучать…

Не долго думая, мне дали пощечину и загнули раком.

Парни спустили с меня трусики и стали трахать по очереди прямо на глазах у кассирши, которая знает меня и моего мужа уже несколько лет.

Моя мокрая девочка предательски выплевывала новые и новые порции смазки от микрооргазмов, которые накатывали на меня от их твёрдых молодых членов.

Я просто стала пристанищем для их необузданной удали. Парни издевательски трахали меня и сменяли друг друга. А я стонала каждый раз, когда они вставляли мне в киску новый твердый член или разгонялись до предела не для того, чтобы кончить самим, а чтобы довести до оргазма жену полицейского.

– Тетя, а что если мы все вместе возьмемся за руки и совершим преступление, которое твой муженек потом будет расследовать?

– Он занимается групповыми изнасилованиями?

Я только стонала. Моя грудь выпала из лифчика и передавленная костяшками бюстгальтера посинела, так как затекла. Не думаю, что это было сексуально привлекательно, но грабителям было пофиг. Не снимая масок, они взвизгивали надо мной и трахали меня все жёстче и жестче.

– О да, сука!

Меня загибали везде, где было удобно. В куче продуктов, на тележке. Псих трахал отрывисто и быстро. Вожак жестко. А у Громилы был такой толстый член, что я кончала буквально от каждой фрикции, когда он задвигал его до упора.

Меня держали за бедра и долбили так, что цепочка царапала стекло холодильника с морепродуктами.

Пока один ехал, другие отдыхали, хавая то, что находили на полках.

Вожак вылил себе в рот целый стаканчик персикового йогурта и сам ухмыльнулся своей шутке.

– У нас сегодня акция для домохозяек: три по цене одного!

Я кончала так громко, обливая всплесками твердые толстые хуи моих истязателей, что это невозможно было не заметить.

Я потеряла счет оргазмам.

Меня пускали по кругу, ставили на колени. Притащили за волосы к кассам и заставили отсосать пацану, который держал на мушке Мариам.

Она стояла в оцепенении за прилавком, подняв руки, чтобы показать, что она не вызывает полицию тревожной кнопкой.

А я стояла на коленях с голой попочкой, растраханной киской и сиськами на выкате и обрабатывала четырех двадцатилетних парней по очереди. В каждой руке было по члену, а во рту еще один ствол.

Горячий и пульсирующий он готов был взорваться в любой момент. Я встретилась глазами с Мариам. В ее глазах был ужас и отвращение ко мне. Мне было жутко стыдно, что я стала рабыней для мальчиков, и в этот момент мне на лицо и грудь полилась сперма из члена парня, который держал ее на мушке.

Он застонал, вцепился мне в голову не давая отвернуться и бурно стал накрывать лентами белой кончи мою шею, подбородок, волосы и грудь.

– А ей нравится, когда смотрят!

– Смотри ей в глаза, – приказал Вожак заставив нас с Мариам смотреть друг другу в глаза.

Меня завалили сиськами прямо на кассу, поставили раком и Громила снова вставил свой толстый большой член мне в растраханную пизденку.

– Вот это станок!

Под одобрение других членов банды он стал яростно вбивать меня в прилавок, пока мы не кончили вместе.

– Хорошая жирная жопа для ебли.

Он действительно ударялся в мой упругий большой зад, как в подушку безопасности.

Громила кончил в меня без презерватива так, словно так и должно было быть.

Пошлепал по попке благодарно и уступил «своё» место.

Смотреть в глаза кассирше, с которой виделись несколько лет подряд, но ни разу не разговаривали в тот момент, когда испорченные двадцатилетние трахают тебя в анал было жутко стыдно.

Но это случилось. Псих, голый по пояс с идеальным сухим торсом и прессом опустился на колени, несколько раз лизнул мне между булочек, харкнул туда и приставил свой твердый прямой член к моей заветной дырочке.

Муж трахал туда только первый год после свадьбы, а потом остыл. А я, если честно, с каждым годом только больше и больше увлекалась анальными играми.

Пару лет назад я заметила, что уже не кончаю, если не засунула в попу, что-нибудь из домашних предметов.

Мне нравилось не секс-игрушку, а именно что-то из того, что муж каждый день видит. Его зубную щетку (ручкой), пульт от телека, флакон духов, рукоятку его тренажера.

А последний год, так я уже вообще использую только эту дырочку не задействуя киску.

Да, вот такая вот я извращенка. Но ведь этого никто никогда не узнает?

Псих держал меня за тазовые косточки и насаживал на свой твердый член. Я извивалась, выгибалась, чтобы он попадал точно в цель и по приказу Вожака возвращала свой взгляд в глаза Мариам.

Оргазм снова накатил меня, попочка сжалась и сдавленный член Психа начал кончать, выдавливая из киски через стенки ануса сперму Громилы.

Резинки чулков были все в белой конче парней, а я уже начинала ловить кайф от того, что мое тело служит «шлюхой» для преступников.

Вожак взял меня за волосы и просто грубо швырнул на пол на груду рассыпанных пакетов с кукурузными хлопьями. Затем он навалился всем телом на меня и тоже вошел в анал. Глядя в глаза, он принялся тупо долбить меня. Жестко и бесчувственно, словно я кусок мяса. Незакрытые глаза Олдижона смотрели на меня, пока меня насиловал старший в их банде.

Попочка предательски расслаблялась и впускала молодого самца, который брал то, что хотел без спроса.

– Твой муженек не будет сильно сердиться, что мы тебя немножко пустили по кругу?

Рейтинг@Mail.ru