Litres Baner
Прекрасный мерзавец

Саманта Аллен
Прекрасный мерзавец

Глава 8. Мерзавец

Настойчивый звонок.

Снова и снова. Швыряю телефон прочь. Пошли все на хрен. У меня законный выходной после заебательски долгой вечеринки.

Слышится звон стекла. Начинает выть охранная сигнализация. Меня словно ветром сдувает с кровати. Рука ныряет под подушку, пальцы хватают ствол прежде, чем мозг просыпается.

Красться, словно вор в своём доме, когда в него кто-то ворвался? Это не про меня. Я вскакиваю из кровати в одних трусах и, перепрыгивая через ступеньку, несусь вниз. В оконном проёме возникает мужская фигура. Охуеть, он ещё и лезет ко мне в дом! Не успеваю понять, кто он – глаза ещё не продрал толком. Но выпускаю пару пуль поверх его головы.

– Мэт! Грёбаный ты мудила, прекрати стрелять! – слышится голос Наглеца, пытающегося перекричать охранную сигнализацию.

– Бро, это ты? – продираю заспанные глаза.

Итан залезает на окно, спрыгивает. Разбитое стекло хрустит под подошвами его узконосых, модных ботинок.

Вот же срань! Солнце едва встало, но Итан выглядит свежим, отдохнувшим и бодрым. Английский костюм строгого покроя сидит на нём великолепно. В то время как я стою в одних трусах, заспанный. Во рту как будто сдох скунс и начал разлагаться, а голова гудит, как колокол. И ещё вопит диким ором охранная сигнализация. Не успеваю её отключить. Придётся звонить в охранку.

– Жди. Сейчас вернусь! Нужно сделать звонок и дать отбой.

Я добираюсь до телефона и набираю нужный номер.

– Кев? Это Мэтью Хилл! – говорю в полный голос, чтобы перекрыть вой сигнализации.

– Да, у тебя сработала сигнализация. Хочу отправить парней.

– Не надо… Ложная тревога!

– Уверен? – уточняет Кевин, мой старый приятель.

– Уверен. Это просто мой бро завалился ко мне на хату.

– Не очень-то вежливо, – замечает Кевин, щёлкая по клавишам.

– Это очень невежливо. Но я едва не прострелил ему башку, а до этого расколотил тачку, так что мы в расчёте… – ухмыляюсь я.

– Ничего подобного, – слышится спокойный голос Итана позади меня.

Я показываю ему fuck. Он отвечает мне тем же.

– Отсоси! – говорю одними губами.

Ни один мускул не дрогнул на спокойном лице Итана. Иногда мне кажется, что он чёртов японский робот нового поколения.

– Кончай трепаться. Мы опаздываем, – говорит он и поворачивается ко мне спиной, выходя из спальни.

– Кажется, вам не скучно? – спрашивает Кев.

– Не-а. Но он жуткая заноза в заднице и зануда. Занудная заноза – что может быть дерьмовее? Как будто в воздух насрали и заставили этим дышать…

– Вызвать тебе специалистов, чтобы восстановили окна?

– Да, буду очень тебе обязан! – благодарю приятеля.

– Я бы на твоём месте поставил другие окна. Небьющиеся.

– Не-а, я хочу знать, когда ко мне в дом вламываются придурки вроде шизанутого приятеля.

– Замётано. Будет сделано в лучшем виде. И я всё равно отправил пару парней, чтобы они проследили за домом, пока приедет бригада ремонтников.

– Ты чудо, Кев.

– Скажи это тёлке с вагиной… – смеётся Кевин и добавляет серьёзным тоном. – Передай от меня привет и поздравления Ченсу. Он уже засрал ленту моего твиттера сообщениями, что у него родилась самая красивая девочка!

– Ага, передам! – отвечаю машинально и отключаюсь. Потом делаю шаг в сторону выхода из спальни и замираю на месте.

Ченс, твою же мать! Как я мог забыть, что сегодня старший бро забирает жену из роддома?! Мысль ошпаривает меня, словно кипяток. Пальцы впиваются в волосы.

– Блять! Ченс! – кричу вслух и судорожно ищу, что натянуть на задницу.

– Ну что, вспомнил? – ехидно спрашивает Итан. Он снова стоит в дверях спальни и наблюдает за моими метаниями.

– Да! – натягиваю рваные джинсы и ищу футболку.

– Эй. Не хочешь же ты сказать, что поедешь к Ченсу и Эмилии вот так? – спрашивает Итан и смеряет меня с ног до головы взглядом в стиле «ты-помойный-отброс-недостойный-дышать-со-мной-одним-воздухом».

– Я приму душ!

– Разумеется! – повышает голос Итан. Выбрасывает руку вперёд и сверяется со своими часами Hublot. – Если поторопишься, то, возможно, мы не опоздаем. Возможно! – цедит он сквозь зубы. – Поэтому поторопись!

– Прихвати мне с кухни пива! – прошу я, направляясь в душ.

– Хрен тебе, а не пиво! Ты хочешь увидеть дочь своего друга и с первой же встречи испугать её своей пьяной мордой? – кричит мне вслед Итан. – Я лучше покопаюсь в твоей помойке и попытаюсь найти приличные шмотки!

– Удачи! – советую ему.

Ледяной душ прочищает мои мозги. Кажется, после телефонного звонка Эбби я загудел… Больше чем на сутки! Вот это загул.

Вспоминаю всё и едва не матерюсь. Кажется, я даже нюхнул кокс в одном из баров. Липкий холодок страха проносится по спине и цепляет меня за яйца. Больше никакого кокса, клянусь. Бью стену кулаками. От тупой боли становится чуть легче. Меня давно не торкало в сторону наркоты. Но вот опять сорвало. Это дерьмово.

«Всего один раз! Этого больше не повторится!» – говорю себе.

Но встречей с Эбби, той сукой-монашкой, башку словно разнесло на ошмётки и вспомнилось многое, что было тогда, пять лет назад. Я бы не хотел думать об этом. Но мысли лезут, как тараканы, изо всех щелей. Не самые приятные воспоминания. Возвращаюсь в свою спальню.

– Надевай! – Итан кивает на тёмные, почти чёрные джинсы и белую рубашку, разложенные на кровати.

– Это ты у меня нашёл? – спрашиваю, не веря своим глазам. Не думал, что у меня в гардеробе есть что-то в этом роде.

– У тебя. Чаще заглядывай в шкаф, а не в мусорный бак, – язвит Итан, бросает на меня взгляд и говорит. – Трусы тоже надень. Но найди их сам. Я не стал копаться в твоём белье, извини.

– Натянул бы перед этим свою перчатку, – огрызаюсь я.

– Ха-ха, – Итан брезгливо откидывает в сторону простынь и садится на кровать.

Я спокойно одеваюсь под взглядом друга.

– Только не говори, что ты сделал ещё одну наколку, – бросает он мне с чёртовой усмешкой Мона-Лизы.

– Рассматриваешь мой конец? – спрашиваю, натягиваю чёрные боксеры. – Всегда знал, что ты педик, и мечтаешь отсосать мне.

– Конченый ты, Мэт. На какой помойке тебя подобрал Ченс? – беззлобно отвечает Наглец.

– На той же самой, что и тебя. Только меня чуть раньше. Мы вообще-то оттягивались в покер. Для виду. Пока там не появился зануда вроде тебя и едва не испортил постанову своим неуёмным желанием выиграть!

– Бла-бла-бла… Пошевеливайся! – командует Итан и первым выходит из дома.

Вываливаюсь из дома и щурюсь от яркого солнца. Чёрт… Утро-то уже не раннее. Слышится рык мотора. Низкое, равномерное рычание. Сегодня Итан оседлал чёрный Bugatti Veyron. Я заваливаюсь на сиденье и не могу удержаться от восхищения, погладив приборную доску.

– Руки! – негромко просит Итан.

– И как мне сидеть в твоей тачке? – злюсь. – Прости, бро, но я своей жопой кресло натираю. Ничего страшного? Может, надо было надеть полиэтиленовый футляр, чтобы я не запачкал твою тачку?

– Заткнись…

Тачка несётся на сумасшедшей скорости. Наглец спокоен. Как будто сидит и рубится в приставку, а не разгоняет зверя на предельную мощность. Спокойный, как труп. Однозначно, он давно сдох и просто притворяется живым. Я бы сидел с очень упоротым видом за рулём этой тачки, чувствуя каждый толчок поршня в двигателе этой дерзкой суки. Кайфовал и наслаждался бы каждым рыком зверя.

– Запомни, я не люблю, когда ты портишь мои вещи. Не хочу, чтобы испортил и эту тачку.

– Послушай, Итан, – вздыхаю я. – Твою жёлтую малышку восстановят. Но я был не виноват в аварии.

– Конечно. Ты же ангел с нимбом на голове! – дерзит Наглец.

С виду Итан спокойный. Но Наглецом мы его прозвали не просто так. Он, блять, умеет нарываться. Причём говорит колкости с таким видом, будто хвалит тебя или отвешивает комплименты. Нагло. Дерзко. Невозмутимо. Он может вывести из себя даже святошу! Чего уж говорить про меня?

– Ты мне не веришь? Я был трезв! Могу даже показать освидетельствование.

– Можешь, – кивает Наглец. – И мы оба знаем о твоих связях с продажными копами, начиная от низа и заканчивая верхушкой. Подделать свидетельство для тебя – проще, чем высморкаться.

Злость закипает во мне фонтаном. Хочется орать. Рвать. Метать. И забыться в дурмане. Нет. Это уже лишнее.

– Я думаю, что тогда ты был под кайфом, как и вчера, – ровным голосом замечает Итан, уточняя. – Вчера ты точно нюхал в одном из баров. Знаю это наверняка, потому что мой знакомый видел, как ты общался с одним из тех, кто раскладывает «дорожки».

– Итан, я…

– Мне плевать. Главное, чтобы сейчас твоя рожа выглядела прилично. Не смей портить Ченсу праздник рассказами о том, что тебя снова понесло, сам знаешь куда. Твои слабости – твои проблемы, ясно?

– Окей, я понял. Можешь не повторять. Хочешь похвастаться, тем, что у тебя нет постыдных слабостей и тёмных пятен на биографии? – смеюсь и тянусь за сигаретами.

Итан ловко выхватывает сигаретную пачку и выбрасывает её из окна.

– Не кури в моей тачке.

– Да пошёл ты, святой педрила!

– Завались, – цедит сквозь зубы Итан.

До конца поездки мы больше не говорим друг другу ни слова. Только возле медицинского центра Итан открывает рот, чтобы сказать мне:

– Встречу я организовал. От лица нас двоих, разумеется,

– Цветы, шары, музыканты и прочая херня?

Итан смеряет меня взглядом, которым может испепелить до состояния кучки пепла.

– У нормальных людей это называется праздник. Если ты – кусок дерьма и живёшь, как грязное животное, то не стоит думать, что все остальные живут точно так же. Для Ченса это очень важный день. Для Эмилии тоже. Так что закрой свой помойный рот и будь паинькой.

Я хмурюсь. Выдал бы порцию мата в ответ, но Итан, чёрт бы его подрал, прав. Не прав он только в том, что я не понимаю, насколько это важно. Я на самом деле понимаю, что семья для Ченса и его горячая мексиканочка – это всё. Нет. Не так. ВСЁ. Самое главное.

 

И я хрен когда признаюсь Итану, но мне дико завидно, что некоторые могут радоваться жизни по мелочам, а не придавать ей вкус при помощи бухла, наркоты и выброса дурного адреналина.

Иногда мне кажется, что я долго не протяну. Сдохну, годика так в тридцать три, как долбаный Иисус. Если дотяну, конечно. Всё чаще думаю, что не доживу до этой даты. Скорее всего, в поисках очередного свежего глотка жизни я спрыгну вниз с такой высоты, что разобьюсь.

Глава 9. Мерзавец

Возле медицинского центра мы появляемся вовремя. Итан кивает в сторону массивного внедорожника.

– Там корзина с цветами. Красные розы якобы от тебя. Мои – белые. Ничего не перепутай!

Я больше не стараюсь вывести Наглеца из себя и действительно веду себя послушно. Кажется, так называется слепое следование указаниям. Замечаю актёров и родственников Эмилии и Ченса, притаившихся по сторонам. Кажется, встреча будет грандиозной.

Встреча получается грандиозной. Даже меня, циника и матершинника, на мгновение пробивает светлым, радостным чувством. Что-то шевелится внутри. Я знаю, что это жалкий обрубок чувства, которые другие двуногие называют привязанностями.

Ладно, признаюсь, что я по-настоящему привязан к своей стае. Ченс и даже зануда-Итан для меня всё равно, что братья. Почти родные. Я готов ради них на всё. Даже ради Наглеца, хоть он и считает меня куском дерьма, годного только на то, чтобы от него избавились.

Но я, не раздумывая ни одной секунды, брошусь под пули ради одного из них, если этого потребует ситуация. Просто моя привязанность не такая благородная и демонстрируемая, как у Итана. Он словно рыцарь на белом коне, а я ублюдок верхом на злобном, хромом волке. Ну и по хрен. Главное, что они оба – моя стая.

Сегодня праздник у старшего бро, значит, я должен затолкать своё дрянное настроение в задницу и улыбаться. Улыбаться, хотя бы ради солнечной малышки, стоящей рядом с Ченсом. Я давно не видел Эмилию, и мексиночка кажется мне ещё аппетитнее, чем до этого.

– Подбери слюни. Не пялься на её сиськи, если не хочешь, чтобы Ченс проломил твою пустую черепную коробку! – вполголоса говорит мне Итан.

Блять, и всё-то он замечает. Говорю же, не человек – робот, пеленгатор, сраный киборг!

– Я не пялюсь. Я просто давно не видел Эми. Но думаю, что ты и сам заметил, что её шары стали огромными, как для игры в боулинг… – хмыкаю я, потому что вижу, что Итан тоже скользнул взглядом по фигуре Эмилии.

– Это всё потому, что она будет кормить грудью. Молоко прибывает, грудь набухает, – отвечает Итан.

– Ты-то откуда знаешь? Имел с этим дело, пай-мальчик?

Итан не отвечает, но хмурится и словно замыкается в себе. Хотя, куда ещё больше? Он и так словно ходячий сейф – несгораемый и непробиваемый. Хрен знает какие тайны он хранит! Мы переругиваемся вполголоса, пока Эми и Ченса поздравляют самые близкие родные. Потом Ченс замечает нас двоих и широко расставляет руки.

– Ко мне, стая! – командует он.

Мы с Итаном шагаем навстречу своему другу почти синхронно. Он сгребает нас в охапку и сталкивает лбами.

– Признавайтесь, как вам, козлам, удалось не поубивать друг друга без меня? – уточняет Ченс и хлопает по плечам.

– Ченс, как всегда, в своём репертуаре, – улыбается Эми, держа на руках малышку.

– Можно? – спрашиваю я, протягиваю руки к свёртку.

– Не уверен, что малышей можно трогать такими чернильными пальцами, как у тебя, – смеётся Ченс.

– Согласен на все сто процентов! – соглашается Итан, осторожно обнимая Эмилию.

– Ты умеешь держать младенцев, Мэт? – спрашивает Эмилия.

Пожимаю плечами.

– Хорошо, я дам тебе подержать её. Вот так, пусть головка лежит на твоём локте…

Понятия не имею, как у женщин получается так ловко управляться с эти хрупким тельцем. Кажется, я даже забываю, как дышать, когда у меня на руках появляется крошка.

– Вы уже придумали ей имя?

– Да, её зовут Кейтлин.

Малышка куксится и начинает агукать, лёжа в розовом свёртке. Крохотное личико капризно морщится от натуги.

– Я же говорил, что доверять Мэту младенцев не самая хорошая идея, – вклинивается Итан.

– Что с ней делать, а? – нервно спрашиваю я.

Я словно прирастаю к земле, не понимая, почему малышка орёт. Неужели я настолько пугаю детишек?

– Дай её мне, – снисходительно говорит Итан.

Он отбирает у меня свёрток, улыбаясь, и начинает легонько покачивать младенца. Чудо, но крошка Кейтлин замолкает через несколько секунд.

– Кажется, мы определились с крёстным отцом, – улыбается Эмилия и утешающе гладит меня по плечу. – Не расстраивайся, Мэт. Ченс очень серьёзно настроен насчёт деторождения. Грозится настрогать мне, как минимум троих детишек.

– Отличная новость. Если следующим будет парень, можешь считать его моим, – легонько целуя Эми в щеку, вручая цветы от себя и от Итана. Тот полностью занят младенцем и выглядит, как заправская нянечка.

– Девочки к девочкам, – хмыкаю я так, что меня слышит только Эмилия. Она толкает меня в бок острым кулачком.

– Засранец!

– Мерзавец, – парирую я.

Ченс оттесняет меня плечом.

– Всё, хватит скалить зубы перед моей жёнушкой…

Ревнует? Смеюсь, конечно, но откровенно говоря, если бы не Ченс, я бы подкатил к мексиканочке, чтобы завалить её и потрахаться. Но она – жена Ченса, его слабое место, ахиллесова пята и самый огромный стимул в жизни. Поэтому сексапильная блондинка с ногами от ушей автоматически переходит для меня в разряд сестры. Она для меня вроде как Ченс, только с сиськами и сладким голосочком.

* * *

День пролетает незаметно. Поздним вечером мы собираемся на открытой веранде просторного дома Ченса, купленного им недавно.

– Я отдохну с Кейтлин. Скорее всего, усну почти сразу же. Так что заранее спокойной ночи, мальчики. И не шалите, – Эми по очереди целует в щеку меня и Итана, забирая у него малышку. Кроха спала на руках Итана почти всё время.

Мне кажется, он отдаёт её с сожалением. Я давлю смешок в зародыше, но едва Эми удаляется, начинаю подкалывать Итана.

– Возьми себе бэби из дома малютки, Наглец. Уверен, твоя грудь придётся младенцу по вкусу! – ржу, выпуская наружу громкий хохот, скопившийся за целый день.

Наглец наклоняется и хватает пивную банку. Швыряет её в меня молча и с такой силой, что я еле успеваю увернуться. Банка сплющивается о каменную стену, взрываясь пивом.

– Воу-воу, козлы! Полегче! Вы находитесь в моём доме! – рыкает Ченс.

– Хочешь сказать мне ещё что-то? – холодно спрашивает у меня Итан.

Глаза Наглеца стремительно темнеют. Он сдвигается на край кресла совсем немного, но я замечаю, как напрягаются его пальцы. Он не такой массивный, как я или Ченс, но чертовски быстрый и жилистый, словно соткан из стальных канатов.

– Не сказать – двинуть. Ты целый день макаешь меня с головой в дерьмо, а я тыкнул тебя носом в молокосоство всего разочек! Один крохотный разочек.

Итан стремительно движется в мою сторону. Но я готов к его броску, поэтому вскакиваю так же молниеносно, выбрасывая вперёд кулак. Он успевает закрыться и пробивает мне по корпусу. Я двигаю ему в ответ так, что Итана отшвыривает фута на три, а то и больше. Но этот засранец быстро приходит в себя, вскакивает на стол, словно грёбаный ниндзя и, бросившись на меня, бьёт по лицу.

– Разбежались! Живо! – орёт Ченс.

Он несколькими сильными тычками расталкивает меня и Итана в разные стороны, пока мы обсыпаем друг друга бранью.

– Закрыли рты! Оба! – для пущего эффекта Ченс двигает мне кулаком в бок. Не сильно больно, но ощутимо.

– Сядь! – приказывает он Итану. – Сядь! И остынь!

– Я в порядке. В полном.

Итан переводит дыхание и падает в кресло, как мешок. Расслабленная улыбка появляется на его губах.

– Дерьмо, что с вами творится?

Глава 10. Мерзавец

После гневного окрика Ченса я сажусь и выбираю банку холодного пива, чтобы приложить к щеке. Всё-таки Итан смог разбить мне губу.

– Он, – показывает на меня Итан, – разбил мою тачку. Жёлтую.

– Жёлтую? Ты самоубийца? – уточняет Ченс у меня. – Ты же знаешь, что эта тачка для Наглеца особенная. Помнишь, как он взбесился, когда я слегка чиркнул по ней байком?

– Помню, – ухмыляюсь. Потом смотрю на Итана. – Ты двинул меня по морде. Полегчало?

– Полегчало, – спокойнее кивает Итан. – Значительно!

– Вот так бы и сделал сразу! А то сидел и жался, как целка, якобы не обижаешься ни капли!

Подкидываю ему банку пива. Итан вскрывает её и стукает по моей.

– Аллилуйя, блять! – подводит итог всему Ченс и советует мне. – Мэт, мой тебе совет, больше не трогай его тачку. Себе дороже встанет!

– Не буду. Я пригнал ему новую, но наш пай-мальчик хочет только свою жёлтую машинку. Я отдал её в ремонт. Но для восстановления потребуется время.

Ченс кивает мне.

– Эй, Наглец? Кажется, Мэт решил проблему?

– Проблему будет решена, когда жёлтая малышка вернётся в мой гараж! – упрямо говорит Итан.

– Я знаю, почему тебе дорога эта тачка, бро! Но есть вещи и поценнее. Например, жизнь твоего приятеля, который запросто мог разъебаться в лепёшку, но выжил после аварии. А если ты хочешь, чтобы твоя тачка была в целости и сохранности, просто держи её в гараже. В стерильном боксе. Под плёнкой, – предлагает Ченс. – Чтобы на неё даже мухи не гадили!

Смеюсь. Ченс умеет развести нас по углам и обернуть всё в шутку.

– Ладно. Я понял, – бурчит Итан. – Меня просто бесит, что Мэт корчит из себя невиновного!

– Блять, я сразу позвонил тебе и покаялся, что тачка в хлам. Но обещал всё восстановить! – говорю, начиная злиться. Потому что разборки с тачкой затянулись, а я не хочу трындеть об одном и том же. – Что мне ещё нужно было сделать?!

– Ты не признаёшь свою вину. Говоришь, что не ты создал аварийную ситуацию. Но мы все знаем, сколько раз ты попадал в аварии. Исключительно по своей вине.

– Ёбаный зануда! – опрокидываю в себя остатки пива и встаю. – Ладно. Если тебе так важно услышать только это, то пусть это буду я. Мудила, расколотивший твою тачку. Окей, я виноват! И пусть меня черти жарят за это до скончания времён! Ты это хотел услышать? Удовлетворён? Смотри, не обкончайся от удовольствия удовлетворённого эго!

Я резко поворачиваюсь и иду на выход.

– Мэт. Быстро верни свою задницу на место. Сегодня – мой день. И я не позволю вам сраться так, будто у вас обоих словесный понос, – жёстко осаживает меня Ченс.

– Бро, я за тебя рад. Честно, но…

– Сядь, – приказывает Ченс. – А ты, Итан, конечно, тот ещё наглец, и до конца стоишь на своём. Но конкретно сейчас ты не прав.

– Да ладно?

– Да! – повышает голос Ченс. – Если вы думаете, что пока я был занят подготовкой дома к встрече дочери, организацией встречи жены и только трясся за неё, сидя в коридоре, пока она рожала, то вы ошибаетесь. Да, я был занят делами семьи. Но вы тоже моя семья. И я приглядывал за вами одним глазом. Так что я в курсе всего. Да, в курсе. И поскольку я знаю, как ценна эта жёлтая крошка для Итана, я попросил через знакомых дать мне общую картину.

– Ага… Мэт мог подкупить всех! – не сдаётся Итан.

– Реальную общую картину! – настойчиво говорит Ченс. – И у меня есть данные с видеорегистратора той тачки.

– Там был видеорегистратор? – удивляюсь я.

– Был. Но об этом не трубят. Разумеется, скрыли. Но ясно одно – Мэт не при чём. Тёлочка водила чертовски небрежно. Она была либо бухая, либо накурившаяся. Одним словом, ей было нескучно!

Повисает тишина.

– Это точно? – уточняет Итан.

– Абсолютно, – отрезает Ченс. – Я покажу тебе данные, чтобы ты, сукин сын, успокоился и перестал гнать бочку на своего друга.

– Извини, – говорит после паузы Наглец, смотря на меня.

– Да пошёл ты!

Пью пиво. Повисает тишина. Пару минут мы все молчим.

– Так и знал, что вас, козлов, даже на несколько дней одних оставить нельзя, – смеётся Ченс. – Знаете, мы купили для Кейтлин подгузники, соски, бутылочки, какие-то приборы… Одним словом, кучу всего. Но теперь я понимаю, что подгузников и сосок надо было купить больше. Вам обоим точно нужна соска, чтобы заткнуть свои рты вовремя. И подгузники не помешают, вы без меня беспомощны! Одним словом, после всего, что здесь произошло, я считаю, что у меня трое младенцев. Вместо одного.

– О да! Куда мы без плохого папочки! – ухмыляется Итан. – Кстати, Ченс, ты теперь отправишься в загул?

– С хера ли?

– После родов некоторое время нельзя заниматься сексом, – отвечает Итан.

– Бля, я не буду спрашивать откуда ты столько всего знаешь про роды и про младенцев, – усмехаюсь я. – Но лучше возьми свои слова обратно или Ченс выбьет тебе челюсть.

 

– Да, спасибо, Мэт. Заткнись, Итан. Моя Карамелька даст фору любой. И не хрен совать свои носы в мой секс. Не доросли, сосунки. Завтра подарю каждому из вас по пустышке!

Мы смеёмся, окончательно забивая на размолвку. На душе становится спокойнее. Мне не хватало этого – дружеского общения и под колов Ченса, его умения развести меня и Итана по разным углам бойцовского ринга.

– А теперь расскажите, что ещё случилось за краткое время моего отсутствия, кроме того, что вы поцапались? – интересуется Ченс.

– Разнесли твой любимый клуб в щепки! – смеётся Итан. – Кажется, ты там ещё не был.

– Придумай что-нибудь более реальное! – фыркает Ченс. – Ты бы не разнёс мой клуб в одиночку. Вот на пару с Мерзавцем – да, вполне возможно. Но вы дули друг на друга губки, как заправские педики, поэтому исключаю этот вариант!

Пока Итан перебрасывается словами с Ченсом, я прокручиваю в голове диалог с Эби.

– Мерзавец? Эй, Мэт!

Я прихожу в себя только после хлопка по плечу.

– Над чем завис? – интересуется Ченс.

– Знаешь Стенли Купера? – внезапно спрашиваю я у Подонка.

– Стенли Купер? Сын Чарльза Купера? Да, знаю, конечно. Чарльз владеет контрольным пакетом акций банка, но поднимался на бирже. Его сын занимает хороший пост в банке. К чему вопрос?

– Да так, ни к чему… – туманно отвечаю я.

– Нафиг он тебе сдался? – продолжает допытываться до правды Ченс. Потом он резко замолкает и широко ухмыляется. – Кажется, я понял. Та авария. Виновной считается Эбигейл Вуд. Невеста Стенли… Я прав?

Итан присвистывает.

– Мэт задумался о девке? Об одной? – Наглец усмехается и лезет в карман. – Посмотрю, что за цыпа прельстила нашего друга, у которого в телефоне все номера тёлок записаны под именем «детка»!

– Можно подумать у тебя по-другому! – усмехаюсь я.

– Разумеется. Я в каждый контакт вношу краткое описание и место знакомства, чтобы не путаться, – веселится Итан.

– Так-так-так… Покажи и мне эту цыпу! Я слышал о ней, но в живую не встречал! – просит Ченс. – Всегда думал, что Мэту похер кого трахать. Но я вижу, как он завис, значит, дело пахнет жареным!

Друзья сидят плечом к плечу и разглядывают фотографии Эбигейл. Почему-то я начинаю нервно покачивать ногой.

– Она ничего, – подаёт голос Итан. – Рыжая. Огонь. Секс. Знаешь, я давно не пялил рыженьких…

– Завались! Она моя! – отвечаю прежде, чем успеваю понять, что именно я сказал.

Парни зависают.

– Звони 911, Наглец. Мне кажется, что скоро я потеряю своего друга. Он точно болен! – обеспокоенно заявляет Ченс.

– Наш трахаль завис на единственной цыпе? – потешается Итан.

– Нет, я на ней не завис! Она просто должна мне! – рычу я, сминая банку так, что она сплющивается в моём кулаке. – Я хочу получить от неё моральную компенсацию. Очень… Очень большую моральную компенсацию. За то, что выставила меня кретином перед другом, который вытрахал мне весь мозг.

Друзья слушают меня.

– И в свою очередь ты хочешь трахнуть её? – уточняет Ченс.

– Бинго, Подонок. Именно так.

– Ха. Там – Стенли Купер, – Ченс показывает пальцем куда-то в небо, потом тыкает им в направлении пола. – Там – Мэтью Хилл. Разницу понял?

– Ты опустил меня, что ли? Если ты помнишь, у меня есть бабло. Не меньше, чем у Стенли.

– Бабло папаши, к которому ты принципиально не притрагиваешься, – уточняет Ченс.

– Стенли и Эбби смотрятся вместе великолепно. Но если мысленно представить на месте Стенли наше чернильное пугало, становится ясно, что вы с Эбби не пара… – потешается Итан. – Не-а, бро! Тухляк.

– За каким хером ты представляешь нас вместе, как пару? – удивляюсь я. – Я просто буду трахать эту сучку, пока не решу, что она возместила мне всё!

– Эй, стая, мы пережили вместе многое. Но сегодня, блять, воистину исторический момент! – торжественным тоном говорит Ченс. – Мэт нашёл тёлку, которую жаждет трахнуть, но ещё не трахнул, и…

– Трахнул! – лениво возражаю я. – Причём давно. Несколько лет назад. У меня есть фото, где прелестница Эбби стоит на коленях с моим членом во рту. Но вам я его показывать не стану.

– Член или фото? – ржёт Подонок. – Твой член мы видели. Много раз…

– Ты можешь блефовать, говоря о фото! – заявляет Итан. – Но если мы дожили до момента, когда Мэт думает… Думает, блять, это невероятно! Это событие нужно отметить чем-то грандиозным. Парни, я предлагаю спор. Предупреждаю, ставки будут высокими. Нищеброды могут сразу свалить в сторону, – говорит Итан, подразумевая под нищебродом меня.

– Всегда готов! – азартно потирает ладони Ченс. – Итак, я ставлю на то, что Мэт не оприходует эту резвую и норовистую кобылку.

– Поддерживаю! – жарко говорит Наглец. – Эбигейл Вуд выглядит тихоней, но уверен, она та ещё штучка. Огненная кобылица… Она не по зубам нашему чернильному дружку!

– Спор? Да пожалуйста! – заявляю я. – Эта сука будет моей шлюхой. Моей подстилкой. Несмотря на наличие крутого жениха!

– Джентльмены, пора делать ставки! – хлопает в ладоши Ченс.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru