Прекрасный мерзавец

Саманта Аллен
Прекрасный мерзавец

Глава 3. Эбигейл

– Кого возьмём, а? Монашку? Или её маленькую сестричку? Кого пустим по кругу?

Сальные шутки и грязный мужской хохот. Саре всего пятнадцать. Она содрогается от сильных рыданий и громко верещит, когда один из ублюдков тянет вниз бретельку её сарафана.

– Люблю девочек…

– Не трогай её! Не трогай!

Пытаюсь закрыть сестру руками.

– Может быть, мне потрогать тебя? – спрашивает мужчина, глядя мне в глаза.

Я вскакиваю в холодном поту. Дорогая сорочка липнет к телу. Мечусь по комнате, пытаюсь успокоиться. Это всего лишь сон. Дурной кошмар. Этого не было. Ничего не произошло.

Я повторяю это, как мантру, и тянусь за серебряным крестиком, целую его и привычно повторяю слова молитвы. Они меня успокаивают. Не обнадёживают. Но так привычно прятаться за словами, которые я знаю наизусть, что я делаю это автоматически. Даже не задумываясь.

Я успокаиваюсь. На часах 4:15.

Уснуть уже не получится, знаю. Поэтому я принимаю душ. Надеваю майку на голое тело, натягиваю хлопковые трусики и просторные штаны.

В доме тихо. Родители уехали на пару дней за город к своим друзьям. У нас с Сарой наступило временное перемирие. Затишье.

После того памятного обеда прошёл целый месяц! Сара больше не пыталась вести себя так вызывающе нагло и стала очень послушной. Я обрадовалась, забыв, что когда Сара была тихоней, это означало только одно – скоро грядёт буря.

Внезапно начинает трезвонить мой телефон. Сначала я решила, что звонит мой жених. Он отлучился в рабочую командировку в соседний штат. Был очень сильно занят. И вероятно, добрался до телефона только сейчас.

Но на дисплее настойчиво мигает имя «Сара». До этого момента я была уверена, что Сара спит дома, но навряд ли бы она стала звонить, находясь в комнате на другом конце коридора. Я нехотя отвечаю на звонок.

– Эбби! Милая, помоги. Помоги, Эбби! – громко рыдает Сара.

Её голос прерывается сильными всхлипываниями. Мгновенно понимаю, что плохой сон был не просто сном, но предчувствием опасности. Мысли о размолвке с сестрой вылетаю из моей головы в тот же миг. Она же почти ребёнок!

– Сара, милая, успокойся. Дыши. Скажи, что случилось?

– Я… Эбби! Мне кажется, что я убила его. Что мне делать, Эбби?!

Господь милосердный! Во что успела вляпаться моя сестра на этот раз?

– Сара, успокойся! – говорю я как можно более спокойно. – Давай, милая, у тебя получится рассказать, что случилось.

– Ты поможешь мне? По-по-поможешь? – всхлипывает Сара, но уже немного спокойнее.

– Да, я тебе помогу. Но ты должна рассказать мне, что произошло! – прошу я, натягивая просторный кардиган.

Выхожу из дома на свежий утренний воздух.

– Я просто ехала… По трассе, – начинает рассказывать Сара. – Я ехала к одному другу за город, а потом… Я не знаю, откуда он появился. Это было так быстро. Я ничего… понимаешь, я ничего не успела понять!

– Сара, успокойся. Ты сбила человека? – спрашиваю я.

– Нет! Не человека. Я ударилась в машину.

– Так. Где. На какой машине? Ты вызвала дорожную полицию?

– Нет-нет-нет! Я ехала по дороге, а он, наверное, собирался повернуть. Его машину ударило и… Я никого не вызывала, Эбби! Он в крови. Я боюсь, что он мёртв. И…

– Сара, назови номер дороги. Вызови неотложную помощь! Сейчас же! – командую я.

– Нет! Я не могу. Папа сказал, что ещё одна выходка – и он отправит меня в закрытое учреждение. Я не хочу…

О да, сестрёнка не хочет лишаться свободы!

– Мне так страшно, Эбби. Мне очень страшно… – едва слышно шепчет Сара и внезапно громко постанывает. – Колет в груди, Эбби!

– Номер шоссе. Живо! – рявкаю я.

Сара называет номер шоссе и сумела даже подсказать километр, возле которого произошла авария.

Я вихрем спускаюсь вниз и открываю гараж. Сюрприз!.. Матерюсь сквозь зубы. Сюрприз не из приятных – место, где стоял мой автомобиль, пустует. Это означает только одно – сестрёнка без спроса взяла мой красный Mercedes-AMG SLC 43. Теперь её точно ждёт взбучка. Но по большому счёту, я сама виновата. Выпила снотворное на ночь, чтобы гарантированно уснуть без кошмаров. Проспала немного, а теперь мчусь на помощь младшей сестре.

Мне приходится взять мощный внедорожник отца. Сев за руль, я сразу же оказываюсь в его царстве, где нельзя нарушать правила: зеркало и кресло отрегулированы так, чтобы было удобно отцу. В кожаном салоне витает аромат парфюма отца, тяжеловатый и резкий. Во время езды я привычно перебираю чётки пальцами, успокаиваясь. Я хорошо вожу автомобиль. Уверенно направляю мощную машину, слушая рокот двигателя.

Через несколько минут я набираю номер приятеля, Тома Митчелла. У меня почти нет друзей. Том – один из тех, кому я могу доверить свои секреты.

– Том, извини, что так рано.

– Я уже не сплю. Ты же знаешь, что у меня йога, – усмехается приятель. – Так что можешь переходить к делу.

– Моя сестра вляпалась.

– И ты хочешь ей помочь?

Я вздыхаю.

– Детка, у тебя слишком доброе сердце. Но тебе я отказать не в силах. Что нужно сделать?

– Понадобятся твои парни…

Я в двух словах обрисовываю ситуацию.

– Ты же не хочешь скрывать преступление, так? – интересуется Том.

– Боже, нет! Я надеюсь, что обошлось без смертей. Но Сару нужно доставить домой.

– Опять Сара! – стонет Том. Легко представляю, как он морщится. – Ладно. Я приеду не один, с парнями. Только адрес назови, идёт?

* * *

Я быстро добираюсь до места происшествия. Трасса, на удивление, пустая.

Ещё издалека я замечаю ярко-жёлтый Lamborghini, левая сторона сильно смята. Мой красный Mercedes, наверное, тоже пострадал. Но на первый взгляд всё выглядело так, будто моя сестрёнка неслась на полной скорости и влетела в Lamborghini, выезжающий из-за поворота.

Я притормаживаю возле Mercedes. Увидев сестру, склонившуюся головой над рулём, я едва не отдала Богу душу в тот же самый момент. Но потом замечаю, что плечи сестры сотрясаются рыданиями.

– Сара? Сара, как ты? – встревоженно спрашиваю я. – Ты принимала свои таблетки?

Сара поднимает зарёванные глаза. Тушь и яркий макияж размазаны по щекам.

– Эбби! – всхлипывает сестрёнка, бросившись мне на шею.

В ноздри мгновенно забивается запах выпивки и марихуаны. Чёрт… Я отстраняю сестру, взглянув на её глаза. Покрасневшие, опухшие, но зрачки неестественно сильно расширены.

– Он там! Эбби, увези меня!

– Ты в своём уме, Сара? – спрашиваю я. – Мне нужно посмотреть, что с ним. Сиди!

Я на трясущихся ногах отправляюсь к Lamborghini. Повреждения корпуса очень сильные. Навряд ли водитель смог выжить после такой аварии. Но подойдя к машине, я выдыхаю с облегчением. Это лимитированный автомобиль, с правым рулём. Водитель сидит с правой стороны, завалившись на бок.

Белая футболка, обтягивавшая широкие плечи, заляпана кровью. Голова мужчины склонена на бок. Я забываю, как дышать. Прошло почти пять лет! Но я сразу узнаю его. Персонального Дьявола. Отпетого Мерзавца. Узнаю и испуганно отскакиваю в сторону, словно увидела Сатану вживую.

В голове мелькает мысль – нужно поскорее убраться отсюда! Но потом я приказываю себе успокоиться. Надо понять, выжил ли он. Иисус, я не хочу до него дотрагиваться. Боюсь, что он опять запачкает меня грязью чернил, которыми украшено всё его тело. О да, я знаю, что на нём почти нет живого, чистого места! Знаю это слишком хорошо.

Я приближаюсь к мужчине и осторожно поворачиваю его голову. Горячая кожа обжигает. Пальцы пачкаются в его крови. Но он дышит. Просто находится без сознания от сильнейшего удара. Слева на лбу лопнувшая кожа и назревает огромная шишка. Я выдыхаю. Кажется, слишком громко и облегчённо.

В следующий же момент я начинаю хрипеть и биться в ужасе. Потому что на моём горле смыкаются его пальцы. Сильные и безжалостные. Он смотрит мне прямо в глаза. Ледяные глаза, слишком красивые для человека. Я едва дышу, проклиная мучителя.

– Кажется, я ещё не сдох! – ухмыляется мужчина, обводя меня взглядом.

Его губы снова шевелятся, чтобы сказать что-то. Но он тут же обмякает. Хватка пальцев ослабевает. Мужчина опять проваливается в забытье. Я растираю шею, переводя дыхание.

Надо доставить пострадавшего в больницу. Но сначала нужно решить вопрос с Сарой. Она трясётся и дрожит. Вдруг ей станет плохо с сердцем? Клянусь всем, что у меня есть, я последний раз вытаскиваю задницу сестрички из неприятностей! Скоро я стану женой Стенли Купера, и меня не будут касаться семейные дрязги.

Раздаётся шум автомобиля. Я радостно бегу навстречу тёмному внедорожнику. Это Том. Но он приехал не один, сразу за ним останавливается эвакуатор. Я обнимаю приятеля. Он хлопает меня по плечу и осматривается взглядом профессионального спасателя.

– Я повидал не одну дорожную аварию, ты же знаешь. Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что виновата твоя сестра.

– Сара пила, – признаю я. – Водитель пострадавшей машины, кажется, трезв. Но сейчас он без сознания.

Я смотрю другу в глаза, собираясь попросить его кое о чём. Прекрасно понимаю, что Тому не понравится моё предложение. Но выбора у меня нет.

– Отвези сестру домой, – прошу я. – И оттолкай домой папин внедорожник.

– А как же ты? – удивляется Том.

– Саре нельзя было садиться за руль. У неё и прав нет, отобрали! – вздыхаю я.

– Эта авария достаточно серьёзная. Ты хочешь подставиться за сестру? – возмущается Том.

– Меня выручит Стенли, – я пытаюсь улыбнуться в ответ. Кажется, улыбка выходит жалкой.

– Судя по тачке этого чувака, он крут. Он может обеспечить тебе большие неприятности.

Я согласно киваю, но продолжаю стоять на своём. Тогда я ещё не знала, насколько Том был прав. Мне сулили огромные неприятности.

Глава 4. Эбигейл

– Я настаиваю на том, что эта дрянная девчонка сама должна отвечать за свои поступки, – повторяет Том. Он может сказать это ещё тысячу и один раз, но моё мнение останется неизменным.

 

– Ты же знаешь, что у Сары слабое сердце.

– Слабое сердечко у тебя, my honey. Ты настоящая мать Тереза! – приятель обнимает меня и делает знак эвакуатору. Через несколько минут на трассе остаюсь только я и разбитый спорткар.

Я собираю всю смелость и подхожу к своей испорченной спортивной машине. Mercedes-AMG подарил мне Стенли, в честь помолвки. Я так и не успела толком поездить на этой крутой тачке. Она разгоняется чересчур быстро. Нужно позвонить в неотложную помощь, а так же сообщить об аварии в полицейскую службу. Сразу же после этого я планирую позвонить Стенли, чтобы он поднял все свои знакомства в полицейских кругах. Даже если меня лишат прав, ничего страшного. Я в последнее время передвигаюсь только с водителем.

Только бы побыстрее убраться отсюда и попытаться не думать о прошлом. Не думать о Мерзавце.

Приедут специальные службы, занесут все данные, доставят мужчину в больницу. Дальше с потерпевшим пусть говорят мои адвокаты… Я дышу глубоко и размеренно, как на занятиях йогой, когда набираю номер экстренной помощи.

Внезапно телефон выскальзывает у меня из пальцев. Мужчина выхватывает у меня телефон, неслышно подойдя из-за спины. Я замираю, боясь пошевелиться. На моём плече стискивает капкан безжалостных пальцев. Он разворачивает меня к себе лицом.

– Привет, малышка. Расколотила мою тачку. Ты пьяна?

Я не могу выдавить ни слова в ответ. Меня сковывает ледяной паникой. В голове на повторе начинают крутиться его слова из прошлого:

– Бога нет. Он давно сдох!

Жестокие слова, за которыми следуют его грязные и пошлые стоны, перемешанные с моими жалостливыми всхлипываниями. Но ему нет никакого дела до меня. Он продолжает своё дело – трахает быстро и жёстко. Долбит меня, как автомат, заставив нагнуться и упереться ладонями в пол…

– Ты пьяна или просто обдолбанная? – уточняет Мерзавец.

Он приближается к моему лицу и обнюхивает, как зверь. В нос ударяет запах его крови и резкий парфюм. Я удивлена, как он может передвигаться и просто стоять после такой аварии. Но Мерзавец довольно крепко стоит на ногах, может быть, держит их чуть более широко расставленными.

– Странно, – ухмыляется мужчина и кивает головой в сторону своей тачки. – Знаешь, сколько стоит эта жёлтая бестия, м?

Я молчу, не в силах вымолвить ни единого слова.

– Знаешь или нет? – рыкает он, встряхнув меня.

– Я сожалею о случившемся и признаю свою вину. Готова возместить материальный ущерб. Я дам номер телефона своего адвоката, – говорю я, удивляясь тому, как спокойно и безжизненно прозвучал мой голос.

Я словно отключаю все эмоции и прячусь внутри себя. Мерзавцу меня ни за что не достать. Ни за что!

– Дашь? Конечно, дашь! – рявкает мужчина и тащит меня к своей машине.

– Отпустите меня немедленно. Я позвоню в полицию! Мы можем решить эту проблему цивилизованным способом, – ледяным тоном говорю я.

– Да что ты говоришь?

Мужчина ныряет в салон машины за телефоном и набирает чей-то номер. Но он не разжимает свои пальцы, удерживая меня за локоть. Я болезненно морщусь. На локте останутся синяки, следы от его пальцев.

– Можешь убить меня, Итан. Так же, как я убил твою тачку! – развязно говорит мужчина, едва дозвонившись до кого-то. В ответ раздаётся отборная и резкая брань, слышная даже на расстоянии. – Да. Я мудак. Нет… Я был трезв. Но лучше бы был пьян. В бухом состоянии я вожу гораздо лучше и смог бы избежать столкновения со шлюхой, летящей по трассе, словно на ракете!

Собеседник говорит что-то в ответ. Мерзавец усмехается.

– Я верну. Ты же знаешь. Я всегда возвращаю долги.

В ответ его послали. Прямым текстом. Мерзавец раздражённо засовывает телефон в карман рваных джинсов и обводит меня взглядом, полыхающим от похоти:

– Я всегда возвращаю долги, – он делает угрожающую паузу и рычит мне в лицо. – Всегда. Да, шлюха-монашка?

Неужели он меня узнал? О нет, я не хочу в это верить!

Нет-нет-нет! Он не мог меня запомнить. В том обдолбанном состоянии, в котором он был несколько лет назад, сложно запомнить даже, где ты был вчера. Не говоря уже о случайно снятой девушке.

«Он меня не узнал», – убеждённо повторяю я про себя.

Но мужчина пытливо всматривается в моё лицо. Его глаза буравят моё лицо. Ухмылка искривляет красивые губы. Он как-то по-особенному красив. Мерзавец красив, вызывающе брутален и дьявольски порочен. Его прекрасное лицо не портит даже кровь, припухший глаз и огромная шишка.

– Не понимаю, о чём вы. Рекомендую отпустить меня, – говорю я.

– Да неужели? – проводит по губам языком. – Я запомнил твой ротик, святая, но грязная мать Тереза!

Я холодею от ужаса и едва не захлёбываюсь паникой. Но тут же раздаются завывания сирен полицейских машин и машин неотложной помощи. Я резко выдёргиваю локоть из его захвата и отхожу к разбитому Мерседесу. Мой телефон безостановочно звонит. Я отвечаю на звонок.

– Я вызвал дорожных полицейских. Позвонил одному своему приятелю, он тоже будет там, чтобы на тебя не спускали всех собак, – сообщает мой приятель Том. – Надеюсь, что ты, глупышка, всё-таки откроешь правду, кто виноват в аварии. Хватит собирать синяки и выгораживать эту мелкую дрянь.

– Спасибо, Том. Полицейские уже приехали. И вовремя, – выдыхаю я с облегчением. – Как Сара?

– Сара отрубилась. Дрыхнет на заднем сиденье. Ты же поняла, что она нажралась не только спиртного?

– Да, Том. Разумеется, я поняла, что Сара опять накуролесила в отсутствии родителей. Но это моя младшая сестра. Я не могла бросить её.

– Она сестра тебе всего наполовину, Эбби, – напоминает Том. – На худшую половину.

– Спасибо, Том. Ты меня выручил… – я всхлипываю.

– Эй, крошка, долой слёзы. Позвони своему крутому женишку прямо сейчас! – советует приятель. – Пусть спрячет свою ненаглядную невесту от всех.

– Да, Том. Уже звоню. Спасибо тебе за всё.

– Ты же знаешь, что можешь не благодарить меня сотню раз, Эбби. Я всегда, слышишь? Всегда поддержу тебя. Звони жениху.

Я прощаюсь с приятелем и набираю номер Стенли. Он недоволен, но мгновенно поднимает на уши все своих знакомых. Мне даже не приходится присутствовать при разбирательствах. Меня сажают в машину и вежливо просят подождать, пока составят схему происшествия. Я расслабленно откидываюсь на сиденье, прикрыв глаза. Пальцы перебирают гладкие бусины чёток.

– Думаешь, что легко отделалась, святоша? – зло спрашивает мужской голос.

Это он, водитель ярко-жёлтого Lamborghini. Я вздрагиваю и смотрю беспомощным взглядом за его спину.

– Отойдите от полицейской машины, – говорю едва слышно голосом, севшим от страха.

– Отойду. Но я предлагал тебе другой вариант решения конфликта. Приятный для нас двоих. И знаешь, что, святоша? Я не привык, чтобы мне отказывали.

– Мой адвокат…

Мужчина резко выдёргивает чётки из моих пальцев. Покручивает их на пальце.

– Твой адвокат отсосёт мне за моральный ущерб? Даже если он готов это сделать, то я вынужден отказаться. Я привык пялить шлюх. Женского пола. К тому же тебе не привыкать, монашка.

– Не понимаю, о чём вы. Отойдите. Или я буду вынуждена заявить на вас.

– О да! Я уже понял, что за твою дешёвую шкуру платит какой-то богатый старикашка, – презрительно высказывается мужчина. – Я узнаю, кто именно. И поверь, он тебя не спасёт.

Мерзавец резко подносит чётки к губам, целуя их. Затем внезапно обхватывает мой подбородок пальцами. Резким нажатием вынуждает открыть ротик и заталкивает в него чётки.

– Очень скоро ты будешь стоять на коленях и отсасывать мне! – Мерзавец издевательски хлопает меня по щеке и отходит в сторону. – До скорой встречи, Огонёчек.

От этого прозвища меня бросает в дрожь. Нет. Это просто совпадение. Он не мог запомнить меня. Просто не мог…

Глава 5. Мерзавец

Ладно, сучка, за тобой стоит крутой мужик с кучей бабла. Я мог бы попросить Ченса или Итана, чтобы те подняли свои связи. Но Наглец по-настоящему обиделся, что я расколотил его любимую малышку. А жена Ченса вот-вот должна была начать рожать, и самый старший бро из нашей стаи, который всегда бы выручил меня, сейчас мерил шагами коридоры больницы. Да у меня бы и рука не поднялась звонить ему в такой момент.

Самое поганое, что на этот раз я действительно не виноват в создании аварийной ситуации. Я был трезв, чист, осторожен и даже плёлся, как черепаха, на тачке, созданной для высоких адреналиновых скоростей. Я вёл себя словно праведник. И вот результат— благими намерениями дорога вымощена в ад.

Сучка на спортивной тачке просто влетела в жёлтую малышку Итана. Или не она? Хрен знает, почему, но у меня создалось впечатление, что монашка вылетела из дома в самый последний момент. Потому что была одета едва ли не в пижаму. Или спешила на пожар? Мотивы и причины её поведения – полнейшая хрень.

Я встрял перед другом по вине рыжеволосой стервы. А вину, как известно, нужно отрабатывать. Это же так естественно – загладить свою вину, заглотив её. Тем более ей не привыкать.

Я поимел много девиц. Слишком много, чтобы перечислить их имена за один час. Я и не помню их имён. Но у меня отличная, фотографическая память. Лица щёлкают в моей голове, как грёбаные фотокарточки. И едва я увидел её, сразу же узнал.

Та шлюха из притона Кита. Проститутка, выставившая на продажу свою девственность. Шлюха в образе святой монашки. Продажная, мать её, Тереза.

О да, сучка, это она!

Мои пальцы прекрасно помнят её рыжие, мягкие волосы, когда я придерживал их, всаживая член до горла. Рыжие волосы и светло-серые глаза. Россыпь веснушек вокруг вздёрнутого носика. Тогда она была ещё худощавой и немного нескладной. Но сейчас шлюшка набрала аппетитную форму. Не бомба, конечно, но приятная. Грудь явно лишена силикона, попка в меру подтянута. Шлюха отказалась отсосать. Позвонила какому-то крутому челу. По одному его звонку копы засеменили и начали ползать на брюхе, как текущие сучки.

Значит, война, дрянь? Что ж… Ты сама захотела её! Но сначала нужно восстановить ущерб, нанесённый имуществу друга. Тачку будут ремонтировать долго.

Я пригоняю Итану такую же машину, даже новее, и сигналю, стоя за воротами его дома. Окна спальни приятеля выходят как раз на эту дорожку. Наглец и не собирается высовывать свою рожу. Я набираю его номер. Итан отвечает нехотя.

– Чего тебе, мудак?

– Выйди на балкон, бро? – прошу я.

– Иди на хрен.

– Сейчас свалю, честно. Только вытащи свою задницу.

Итан выходит на балкон, сложив руки под грудью, и обводит медленным взглядом новёхонькую тачку.

– Она твоя, бро! Свежая! – я хлопаю ладонью по жёлтой лакированной поверхности. – Даже краска ещё не высохла.

– Это не моя тачка, – возражает Итан.

– Она лучше твоей старой!

– Вот и оставь её себе, – безразлично говорит друг.

– Бля, ну ты же не серьёзно сейчас? – вспыхиваю злостью за несколько секунд. – Я поставил тебе нового коня в кратчайшие сроки.

Итан не отвечает. Он машет мне «fuck» и возращается в дом. Ворота, разумеется, передо мной никто не раскрывает. Чёрт. Итан оскорбился очень сильно.

Я залезаю в новую тачку, разозлившись на рыжую шлюху, рассорившую меня с одним братом из нашей стаи. Наглец, знаю по опыту, продолжит игнорировать меня, пока я не восстановлю его тачку. Наглец будет молчать, даже если я буду сидеть в дюйме от него. Сукин сын упёртый и принципиальный, как счетовод грешных душ на работе у Сатаны!

Придётся напрячь ребят, чтобы восстанавливали тачку Итана как можно быстрее. Новёхонькую жёлтую дьяволицу придётся оставить себе. Клянусь, рыжая сучка будет отсасывать мне, сидя в этой самой тачке. Голова стервы будет где-то под рулём. Я не услышу ни одного грёбаного слова из её рта. Будут слышны только усердные причмокивания и частое дыхание. Её губы уже бывали на моём члене. Чертовски неумелые, но красивые губы. Прошло немало лет. Надеюсь, что за это время святоша научилась обращаться с членом. Я представляю, как буду иметь эту суку, и чувствую, как возбуждение приливает к концу члена. Нужно пробить на неё все сведения. Все. А пока приготовлю для неё один сюрприз. Клянусь, монашке понравится его обсасывать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru