Летопись Ториона. Дневник старого гнома

С. Линд
Летопись Ториона. Дневник старого гнома

Предисловие

Мир Ториона всегда был полон необъяснимых сил. И если магия постепенно раскрывает свои тайны, то другие силы лишь дают понять, что они тоже являются важной частью мироздания, с которой нужно считаться. И тот, кто сможет постичь их могущество, вполне сможет претендовать на господство. Тем не менее, в истории Ториона остаётся ещё много загадок, разгадать которые с течением времени становится всё сложнее и сложнее. Лишь некоторые, казалось бы, совсем несущественные вещи, такие как старая записная книжка, могут пролить свет на величайшие тайны и открыть первопричины некоторых событий, имевших катастрофические последствия. К сожалению, ответ на вопрос не всегда является просто ответом, зачастую – это ключ от двери, за которой ещё больше запертых дверей.

Введение

Страрик Руфус, вечерние рассказы которого, так нравились Торо и его сестре Гретте ранним уром покинул дом и ушёл в неизвестном направлении. Торо узнал об этом, только вернувшись из школы. В тот же вечер, ворон с седым пером на крыле, появился снова и передал мальчику небольшой ключ. Немного позже, Торо нашёл в кузнице струю записную книжку и письмо, оставленные там для него Руфусом.

Дорогой мой малыш, Торо!

Мне жаль, что пришлось вот так в спешке покинуть вас и уехать, но у меня возникли срочные дела. Надеюсь, мы ещё увидимся, и я расскажу тебе обо всём. О том, куда я уехал и почему так неожиданно. Возможно, даже познакомлю тебя с моими давними друзьями. А сейчас прости, что пришлось уйти не попрощавшись. Я думаю, ты уже понял, что тот ворон, который прилетел к нам ночью – необычный. Он – одна из частей головоломки, которую мне предстоит решить. Он – один из ответов, которые я ищу уже несколько столетий. Но об этом ты узнаешь позже.

Что бы ни прерывать мои рассказы, я оставил тебе дневник. Его написал один мой друг. Из этого дневника ты сможешь узнать некоторые тайны. Только прошу тебя, держи дневник в секрете и никому не показывай. Никому! Я могу доверить его только тебе. Ключ, что принёс тебе ворон, я так же доверяю тебе. Сейчас ты ещё слишком мал, но через несколько лет, когда ты осуществишь свою мечту и станешь кузнецом, зайди в мою кузницу. Тогда ты поймёшь, от чего этот ключ и сможешь им воспользоваться. Я не могу тебе сказать этого сейчас, потому что ты ещё слишком мал и не готов осознать некоторые вещи.

А сейчас мне пора идти. Ещё раз прошу простить меня, что не смог попрощаться с тобой лично. Это письмо тебе нужно обязательно сжечь. Оно написано на специальной бумаге, не оставляющей даже пепла. Надеюсь, мы с тобой ещё встретимся.

Твой любящий дедушка Руфус.

Прочитав письмо Торо заплакал, но быстро взял себя в руки, вытер слёзы и выполнил наказ Руфуса – сжёг письмо. Как и писал старик, бумага сгорела полностью, не оставляя пепла. Дневник он спрятал в глубине своего шкафа и никому о нём не сказал. Вечером, закончив уроки и поужинав, он закрыл дверь в свою комнату и достал дневник. Кожаная обложка была очень сильно потёрта, страницы давно пожелтели и обтрепались. Чернила местами выцвели, но ещё были читаемы. Почерк принадлежал явно не Руфусу, он был ровный, стройный и изящный, словно эльфийский. Записи начинались прямо с форзаца, но чернила там были гораздо свежее, по всей видимости, эта надпись была сделана не в начале, а гораздо позже. Осмотрев дневник, Торо не нашёл никаких намёков на то, кто был его автором.

Глава I. Большие перемены

Рассказ 1. Жажда крови сильна

Форзац.

Не знаю, почему я начал делать эти заметки. Вероятно, я просто стал бояться, что после столь кардинальных перемен, может случиться так, что не останется ничего знакомого нам прежде. И что бы оставить хоть какую-то память об этих событиях, я стал записывать всё происходящее вокруг. Со временем это стало привычкой. Точно могу сказать, что стимулом к началу ведения дневника стали события, произошедшие на свадьбе Тираэля и Лучэль. Это было самое ожидаемое событии Времени четырёх эльфийских вождей. Самое ожидаемое, с самым неожиданным финалом. Рождение новой луны в ту ночь, сопутствовало не только появлению новой эльфийской семьи, но и началу новой эпохи. В ту ночь появилось мощное и опасное существо, подобного которому никогда больше не было на земле. Как оказалось, появление смертоносного дракона, было лишь началом грандиозных перемен.

Май 432 года (1 года от Рождения Пламени)

Двухнедельная подготовка к празднованию закончилась и в день новолуния все приглашённые прибыли в город у Древа. Гости собрались на площади у фонтана, ожидая появления молодых. Лучэль приехала верхом на своём единороге – Элеонор, со стороны магической школы. Тираэль, несколькими мгновениями позже, появился буквально на крыльях ветра. Он спустился с небес на своём парашюте, который совсем недавно создал и испытал. Они были идеальной парой – лучший маг всего Ториона и один из самых умелых мастеров кузнечного дела. Казалось, ничего не может разрушить их союз. То, что было всеми принято за обычный оползень, на самом деле оказалось пробуждением дракона. Его появление из недр Багровых пиков сопровождалось мощным землетрясением, которое почувствовали даже в Львином Когте и Золотом Кувшине. Но никто этого не знал на тот момент, и празднование традиционно продолжалось до появления первых лучей новой луны, после чего гости стали потихоньку расходиться. Несколькими часами позже, глубокой ночью, когда многие уже спали, дракон добрался до Древнего леса. Появившись с запада, он пронёсся над городом у Древа, огненным дыханием поджигая деревья и дома. Лучэль и Тираэль, услышав шум, выбежали на улицу и у фонтана встретили Элбримира. Когда они увидели дракона, Элбримир в несколько прыжков заскочил домой и через мгновение появился на пороге с луком наперевес. Эльф выпустил в дракона несколько стрел, но они безрезультатно ударились в его чешую и отскочили в сторону. Дракон сделал зигзаг над городом и скрылся на востоке, оставляя за собой огненную полосу пылающего леса. Обежав город, Тираэль и Элбримир собрали всех магов на площади. Проинструктировав, Лучэль отправила их с Тираэлем и Элбримиром тушить лес с помощью водяных и замораживающих заклинаний, сама же побежала в магическую школу к Андриэль.

Войдя в хижину, где она и Тираэль оставили Андриэль, Лучэль обнаружила двух своих помощниц, которых просила присмотреть за Андриэль. Одна из них была мертва, тело сильно обожжено, а вторая лежала на полу без сознания с вырванными глазами, Лучэль подбежала к ней и попыталась привести в чувство.

– Тейрина! Что случилось? Кто это сделал? – Лучэль приподняла голову очнувшейся помощницы.

– Андриэль… береги… сь… – прошептала раненная эльфийка.

– Андриэль? Что с ней? – испуганно и удивлённо спросила Лучэль.

– Я прозрела, и теперь мне открыто моё предназначение! – раздался голос Андриэль

Лучэль повернулась и увидела её у входа в хижину.

– Андриэль! Я беспокоилась за тебя! Что тут произошло?

– Лучше побеспокойся о себе! «Пламенне сфорун!» – почти прокричала Андриэль.

– «Затене» – едва успела сколдовать щит Лучэль, чтобы закрыться от огненного шара, выпущенного Андриэль.

Взрыв огненного шара поджёг деревянную мебель в хижине. Лучэль отбросила Андриэль заклинанием, крикнув «Зотон!», так, что та отлетела от двери на пару метров и упала на землю. Лучэль быстро вытащила Тейрину из загорающейся хижины, положила на землю и направилась к поднимающейся Андриэль.

– Сестра, что произошло, что ты делаешь? – Лучэль взывала Андриэль к диалогу.

– Ты мне не сестра! Я всегда была в твоей тени, ты забрала у меня всё! Забрала Тираэля и звание лучшего мага! Но сейчас настало моё время, я тебя уничтожу! «Фортине магине хард!»

Андриэль, взмахнув посохом, пустила магический удар, сбивший Лучэль с ног, несмотря на магический щит. Не поднимаясь с земли, эльфийка создала ледяное кольцо вокруг Андриэль, выше её роста, произнеся: «Фрозне акис циксе». Пока Андриэль магическими ударами разбивала лёд, Лучэль забежала в одну из хижин и взяла там свой посох. Едва вернувшись на улицу, она была вынуждена уклоняться от нескольких каменных шипов, запущенных в неё Андриэль.

– «Каро дорвор фортине!» – крикнула Лучэль, корни вылезли из земли и опутали Андриэль.

– «Раскерор тури» – Андриэль разорвала в куски, сковавшие её корни. А затем запустила несколько огненных шаров в Лучэль, которые разбились о магический щит.

– «Ксилор» – Лучэль заставила Андриэль замереть.

– Твоё сопротивление бесполезно! Я стала гораздо сильнее, чем раньше, ты не сможешь меня удержать!

Темнокожая эльфийка сконцентрировалась, сжала зубы, серебристые узоры на её коже стали яркими, а затем потемнели, став тёмно-вишнёвыми и засветились. Лучэль явно с трудом удерживала заклинание на своей бывшей подруге. Яркие серебристые магические узоры покрыли всё её тело, проявившись даже на лице. Пот градом бежал по лицам обеих эльфиек, магический накал достиг пика. Громкий хлопок раздался в воздухе, ударная волна отбросила магов в разные стороны. Первые лучи утреннего солнца осветили поляну, на которой происходила битва. Обе эльфийки лежали недвижимыми в разных её концах, загоревшаяся от заклинания хижина жарко пылала. Первой зашевелилась Андриэль. С трудом поднявшись на ноги, она, опираясь на свой посох, направилась к Лучэль. Но услышала шаги и спряталась в кустах, за одной из хижин. На поляну вышли Тираэль и несколько магов. Тираэль сразу же бросился к Лучэль и помог встать ей на ноги. Маги потушили хижину, и стали осматривать Тейрину.

– Она будет жить, но глаза, к сожалению, не вернуть. – сказал один из магов, подошедшим Тираэлю и Лучэль.

– Главное – что она выжила. – слабым голосом сказал Лучэль.

– Что здесь произошло, кто на вас напал? – поинтересовался Тираэль.

– Андриэль. С ней что-то случилось, я не понимаю. Прошу вас, будьте осторожны, если встретите её.

 

– Андриэль?!?!? – на лицах всех присутствующих появилось сильное удивление.

– Да, она вне себя и стала опасной. Мне срочно нужно к кристаллу, я что-то чувствую! – встревоженно сказала Лучэль и с поддержкой Тираэля направилась к Древу.

Добравшись до кристалла, Лучэль увидела, что трещина стала больше, а аура кристалла разделилась. Теперь, это были словно два раздельных кристалла, каждый со своей магической аурой. Трещина продолжала медленно-медленно расползаться, изредка издавая потрескивание, похожее на треск дров в огне.

– Почему он разрушается? – спросил Тираэль.

– Не знаю, скорее он разделяется на две части, но почему это происходит – мне непонятно. Помнишь, я тебе говорила про «тёмную» магию, с которой борется инквизиция? Вот, после встречи с Викторией, на мгновение я почувствовала нечто похожее от красной части кристалла и от Андриэль. А сейчас «тёмная» аура стала гораздо сильнее, может это повлияло на неё? Виктория говорила, что некоторые маги сходят с ума от этого.

Кристалл хрустнул, трещина стала на двадцать сантиметров больше, и от кристалла разошлась магическая волна, которую почувствовали и Лучэль и Тираэль. Тираэль даже немного согнулся, словно ему было больно.

– Кажется это кристалл. Похоже, он влияет не только на Андриэль. Я сейчас почувствовал что-то странное, словно я вдруг очень сильно разозлился. Если это так, то мы все в опасности.

Лучэль взялась рукой за плечо Тираэля и испугалась, она почувствовала в нём ту самую «тёмную» магию. Не отпуская плечо, эльфийка прикоснулась ладонью к серебристой части кристалла.

– «Гала маги чинокор то томок ис зуле» – Лучэль произнесла заклинание, пытаясь очистить Тираэля от «тёмной» составляющей.

Тираэль задрожал, вскрикнул, его ноги подкосились, и он упал на землю. Лучэль отпустила его плечо и двумя ладонями прислонилась к кристаллу, «заряжаясь» от него энергией. Затем она взяла в руки оберег, висевший на шее эльфа, который она ему подарила.

– «Затар то зуле ис томок» – Лучэль наложила защитное заклинание с максимальной силой, на которую была способна. От напряжения на её коже снова засияли узоры.

Лучэль села на землю, обхватила Тираэля и положила его голову себе на колени. Через несколько минут он открыл глаза и улыбнулся, увидев Лучэль.

– Как ты себя чувствуешь? – взволнованно спросила Лучэль.

– Вроде жив, но такое чувство, что в меня ударила молния. – ответил Тираэль.

– Тебя раньше била молния?

– Нет, но мне кажется, что это было бы именно так. – засмеялся кузнец.

Эльфийка помогла Тираэлю подняться, приказала энтам внимательно следить за кристаллом и никого к нему не подпускать. Ходячие деревья послушно затопали и перекрыли вход в пещеру. Эльфы отправились в город, где паника, вызванная ночным нападением дракона, уже стихала. Лесные пожары были взяты под контроль и постепенно тушились.

– Нужно отправить орбов, предупредить другие города. – сказала Лучэль.

– Уже сделано. Тебе нужно отдохнуть, радость моя. – ответил Тираэль и повёл эльфийку к дому, где уложил на кровать.

Оставив свою возлюбленную отдыхать, Тираэль отправился помогать остальным, восстанавливать город. Все постройки были уже потушены, эльфы разбирали сильно повреждённые крыши и стены, что бы они случайно не обвалились. К счастью пострадавших почти не было, лишь немногие получили лёгкие ожоги, когда пытались потушить свои дома. Никто на тот момент даже не подозревал о серьёзности грядущих перемен и об одной судьбоносной встрече, случившейся накануне свадьбы.

Лучэль и Андриэль всегда были подругами, по крайней мере, так считала Лучэль. Да и все остальные так думали, все, кроме Андриэль. Она всегда завидовала Лучэль, как более способному магу, тому, что Лучэль была Вождём братства. Андриэль всегда была на втором месте, после подруги. Но сильнее всего её задевало то, что Тираэль выбрал Лучэль. Давным-давно, после нескольких неудачных попыток привлечь его внимание и рассорить их, Андриэль вроде бы успокоилась, даже извинилась перед подругой. Но в душе, она так и не смирилась, и всегда ждала удобного момента, чтобы отомстить. Прикидываясь хорошей подругой, Андриэль тщательно скрывала свои эмоции и намерения. Лишь за пару дней до свадьбы она чуть не сорвалась, и всё же поссорилась с Лучэль, найдя для этого повод. Андриэль покинула город и не принимала участия в последних приготовлениях. Ночь перед свадьбой она провела в одной из пещер на юго-западе от Древа, вымещая свою злость на каменных стенах. Метая огненные шары в стены, эльфийка услышала незнакомый голос, зовущий её по имени. Испуганно обернувшись, она машинально метнула шар в силуэт, стоявший в десяти-двенадцати шагах от неё. Огненный шар осветил пещеру, силуэтом оказалась темнокожая эльфийка, одетая в странную одежду. Андриэль никогда раньше её не видела. Незнакомка сделала едва заметное движение рукой, и огненный шар буквально погас в воздухе, не долетев несколько шагов до цели.

– Не бойся, дитя! – сказала незнакомка и медленно зашагала к Андриэль.

– Кто ты? Я тебя раньше не видела! И что ты здесь делаешь? – гневно спросила Андриэль.

– Я – Ида, одна из Древних. Ты наверняка знакома с моей сестрой – Тарьей.

– Что тебе нужно? Я не в настроении для бесед о гармонии природы.

– Я пришла к тебе. И говорить мы будем не о гармонии, а совсем наоборот.

– И о чём же?

– Ты никогда не задумывалась, почему некоторые из вас отличаются от остальных?

– Ты о разном цвете кожи? Нет, не задумывалась, хотя некоторых бледнокожих я ненавижу.

– Цвет кожи – это лишь один из внешних признаков. Внутри вы более разные, чем снаружи. В вас есть кое-что особенное, чего нет в бледнокожих. Я немножко вмешалась в процесс вашего создания.

– Интересно. Что же в нас такого особенного? Что ты сделала?

– Когда Тарья создавала вас, я втайне от неё добавила один интересный ингредиент, доставшийся только вам и наделивший вас особенными способностями. И видимо он же сделал вас более вспыльчивыми и агрессивными. Впрочем, я не удивлена, этого стоило ожидать.

– Способность быть слабее этой бледнокожей зазнайки Лучэль? Вот уж спасибо, удружила.

– Нет, способность полноценно пользоваться «тёмной» частью магии без вреда для себя. Вы, кажется, так это называете. Магия в своей основе имеет несколько составляющих, две из них вам уже известны. Я наделила вас способностью в полной мере овладеть мощью «тёмной» магии. Сейчас эта способность подавляется «светлой» составляющей, но есть способ от неё освободиться.

– Тёмная магия сделает меня сильнее? Как всё просто. И что для этого нужно? – с сарказмов высказалась Андриэль.

– Нужно освободить часть кристалла, находящегося в корнях материнского древа. Та красная часть, которая излучает другую ауру, сейчас подавлена прямым контактом со светлой частью. Если ты разделишь кристалл, освободившаяся «тёмная» аура разбудит твои способности. Я думаю, будет достаточно даже небольшой трещины, чтобы почувствовать изменения. А если разделить их полностью – тебе не будет равных в разрушительности магии.

– Значит, мне нужно просто разбить кристалл. – заинтересовано злорадствовала Андриэль в предвкушении.

– Не всё так просто! Что бы это сделать, тебе потребуется вот это. – Ида протянула Андриэль металлическую пластинку размером с палец, заточенную с одного торца. – Это магическое зубило, я позаимствовала его в кузнице своего брата – Теоса. Так же, скорее всего, потребуется немалая физическая сила.

– Того, который создал гномов? Очень интересно. А зачем тебе это всё?

– Моя сестра – слишком важная зазнайка. Думаю, ты меня понимаешь!

– Ещё бы. Видимо Лучэль и Тарья похожи умением раздражать. – согласилась Андриэль.

– Но и это ещё не всё. Я до конца не уверена, но очень может быть, что разделение кристалла изменит вас настолько, что вы не только станете совсем разными с бледнокожими. Вполне вероятно, что вы начнёте нестерпимо ненавидеть друг друга, прямо как огонь и вода.

– Это просто замечательно! После такого Тираэль точно не сможет быть с Лучэль. – ещё сильнее обрадовалась Андриэль.

– А ты коварнее, чем я ожидала! Мне это нравится. Думаю, мы сработаемся. Действуй, а я вернусь на Летающий остров и постараюсь отвлечь Тарью, что бы она ни вмешалась и всё не испортила.

– Хорошо, а я займусь кристаллом и подпорчу кое-кому праздник. – продолжала злорадствовать Андриэль, крепка сжимая в руке зубило.

Ида улыбнулась и исчезла, оставив после себя лёгкие вспышки пламени и дым. Как и было задумано, Андриэль во время свадьбы пробралась в пещеру в корнях Материнского Древа. Она подошла к кристаллу, наставила зубило на границе его разноцветных частей и со всей силы ударила по нему камнем. От удара кристалл треснул, запустив магическую ударную волну, которая оглушила и отбросила Андриэль, а также пронеслась по всему Древнему лесу, встревожив Лучэль. Когда волна докатилась до восточных склонов Багровых пиков, в недрах скалы проснулся чёрный дракон. Его пробуждение сопровождалось мощным землетрясением и обрушением части скалы, сковывавшей и закрывавшей спящего дракона от солнечного света. После освобождения дракону потребовалось несколько часов, чтобы расправить крылья после долгой спячки. Оставляя после себя огненный след из подожженных деревьев и эльфийских городов, дракон пролетел над Древним лесом и скрылся где-то в Серой пустыне. Андриэль в это время очнулась в хижине магической школы и увидела двух молодых светлокожих эльфиек, которых Лучэль отправила к ней.

– Андриэль, сестра, ты очнулась! Наконец то. – Обрадованно сказала Тейрина, увидев, что Андриэль открыла глаза.

– Пойду, сообщу об этом Лучэль. – сказала вторая эльфийка и направилась к выходу, но получила сильный удар огненным шаром в спину и упала на пол.

– Андриэль! Что ты делаешь? – вскричала Тейрина и попыталась остановить Андриэль, но получила в ответ лишь удар магической волной и, отлетев, ударилась о стену.

Андриэль поднялась с постели, она чувствовала небывалый прилив сил и ярости. Подойдя к лежащей на полу Тейрине, она злобно посмотрела на неё.

– За что? – прошептала Тейрина, глядя в глаза Андриэль.

– За Лучэль! – гневно молвила Андриэль и пальцами выколола глаза Тейрине, та закричала, а потом потеряла сознание.

Андриэль вышла из хижины и отправилась в главное здание школы, забрать свой посох. Вернувшись, она обнаружила Лучэль, приводящую в чувство Тейрину, и атаковала её. После схватки, услышав приближение других эльфов, Андриэль скрылась в лесу, а затем снова направилась к кристаллу. Но как оказалось, Лучэль оказалась там раньше, и теперь энты охраняли вход в пещеру. Поняв, что к кристаллу попасть не удастся, Андриэль решила обзавестись союзниками и отправилась искать Амгорма. Пользуясь тем, что многие эльфы были заняты тушением пожара, она пробралась в город и, подслушав разговор, узнала, что Амгорм отправился на основную пограничную заставу, проверить, что там натворил дракон. Оседлав лошадь, маг галопом отправилась за ним. Догнать отряд воинов ей удалось только к вечеру, когда они остановились на ночлег. Отряд полностью состоял из темнокожих эльфов, что не могло не обрадовать Андриэль. Амгорм сильно удивился, увидев мага.

– Привет, ты что здесь делаешь? Тираэль сказал, они нашли тебя без сознания. Что случилось?

– Случилось кое-что очень важное и серьёзное! Я общалась с одной из Древних, и кое-что узнала.

– С Тарьей? Давно она не объявлялась!

– Нет, не с Тарьей, забудь про неё! У нас теперь есть другой бог – Ида. Она добавила в нас особые способности, отличающие нас от светлокожих. Это было втайне от Тарьи, но уже не важно. И она сказала, как пробудить эти способности, но мне нужна твоя помощь!

– Я ничего не понял, давай по порядку, Андриэль!

– В общем, слушай внимательно и запоминай. Ко мне явилась Ида – одна из древних. Когда Тарья создавала нас, Ида тайно что-то добавила, что сделало нас другими, не такими как светлокожие. Разве ты не замечал раньше, насколько мы разные? Да у тебя весь отряд только из тёмных. Думаешь это просто так? Да и Тираэль и Лучэль первая пара разных эльфов, за четыреста лет! А ещё, у нас есть особые способности, которые сделают нас сильнее и могущественнее. Но что бы их пробудить, нужно кое-что сделать, и одна я не справлюсь.

Амгорм серьёзно задумался, он давно заметил, что тёмные и светлые эльфы различаются. Он несколько недолюбливал светлых, но считал, что это просто из-за разницы характеров. Теперь всё оказалось гораздо серьёзнее. Учитывая, что с самого утра, его переполняло странное чувство ярости, да и новые способности и силы привлекали Амгорма, он заинтересовался предложением Андриэль.

– Что от меня требуется? – спросил Амгорм.

– Что бы пробудить способности, нужно разделить кристалл под Древом на две части. Но Лучэль приказала энтам охранять пещеру и не пускать никого. Мы с ней, мягко говоря, «поссорились» сегодня. Я ночью сделала трещину в кристалле, он при этом немного взорвался и вырубил меня. После я подралась и Лучэль и сейчас не думаю, что она обрадуется встрече со мной. Но как-то попасть в пещеру нужно, ты с воинами сможешь победить энтов?

 

– Победить энтов? Ты сама то, как думаешь? Нет, конечно, тут целая армия нужна, а у меня здесь всего десяток бойцов.

– Понятно, а хотя бы отвлечь, чтобы пробраться внутрь?

– Думаю это более выполнимо. Но сначала я должен проверить границу.

– К чёрту границу! После того как мы разделим кристалл, светлые и тёмные уже будут разными расами, скорее всего ненавидящими друг друга. К чёрту лес! Уйдём отсюда, пусть светлые сами его охраняют.

– Тоже верно. Только вот куда мы уйдём…

– На запад, в Багровые пики, туда, где родился дракон! – неожиданно в разговор вмешался третий голос, это оказалась Ида.

– Ида! Приветствую тебя! Это Амгорм, один из Вождей. – сказала Андриэль.

– Я знаю, кто он, я наблюдала за вами. Ты выбрала правильного союзника, Андриэль.

– Ты можешь помочь нам с энтами? – спросил Амгорм.

– Нет, если я вмешаюсь – это станет известно на Летающем острове, и тогда будут серьёзные проблемы. Кристалл нужно расколоть незаметно. После этого, даже Тарья не сможет ничего сделать! Я могу вам лишь подсказать – энты боятся огня. И ещё, орбы скорее всего будут на стороне светлых, так что стоит быть осторожными.

– Понятно, а что за особые способности нам откроются? – поинтересовался Амгорм.

– Конкретно сказать не могу, но та ярость, что ты почувствовал сегодня – только начало, дальше она будет расти и наполнять вас силой. Я чувствую это, но точный результат предугадать невозможно.

– Ладно, у меня есть план, как отвлечь энтов и проникнуть в пещеру. На рассвете отправляемся, по дороге расскажу детали.

– Удачи вам! Я продолжу отвлекать Тарью. – Ида попрощалась и снова исчезла в клубах огня и дыма.

Утром Амгорм повернул отряд и отправился к Материнскому Древу, обходя город с запада, чтобы не наткнуться на других эльфов. Из-за удлинения маршрута, они добрались до древа лишь на следующее утро. Увидев энтов, Амгорм был неприятно удивлён. Он давно их не видел и не предполагал, что они настолько выросли и окрепли.

– Кажется у нас проблема! Когда я последний раз их видел, они были почти вдвое меньше. – раздосадовался Амгорм.

– Вот же гадство! И что теперь будем делать? – спросила Андриэль.

– Попробую отменить приказ Лучэль, я же тоже вождь. – сказал Амгорм и направился к энтам.

Эльф приблизился к энтам, которые грозно затопали корнями и зашевелили ветвями, растущими из их «тел».

– Приветствую вас, Стражи Леса!

– При-ветст-ву-ем, Вождь! – вразнобой забасили энты.

– Кто-нибудь появлялся здесь последнее время?

– Ни-ко-го, Вождь. – протяжно ответил один из энтов.

– Это хорошо, мне нужно попасть в пещеру, разойдитесь!

– Нель-зя, Вождь! Лу-чэль при-ка-за-ла ни-ко-го не пус-кать.

– А я приказываю пропустить меня!

– Нель-зя, Вождь! Лу-чэль при-ка-за-ла ни-ко-го не пус-кать.

– Но я приказываю, вы должны подчиниться!

– Лу-чэль – Вождь эн-тов, Ам-горм – Вождь во-и-нов! Лу-чэль при-ка-за-ла не пус-кать.

Амгорм гневно хмыкнул и вернулся обратно, подходя к отряду, он приказал зажигать факелы. Воины из отряда беспрекословно повиновались приказам Амгорма. Они тоже чувствовали злость, наполнявшую их со дня свадьбы, и не требовали объяснений. Эльфы вышли к энтам, вооружённые каждый двумя факелами и направились прямиком к пещере. Энты снова затопали корнями и заревели.

– Стой-те! При-ка-за-но ни-ко-го не пус-кать!

Эльфы продолжили наступление, выставив вперёд факелы. Энты заревели ещё громче, но результата не было. У каждого энта было по пять-семь крупных корней, которые они использовали как ноги, и несколько мелких, подвижных корешков. На высоте примерно четырёх метров из плечеобразного утолщения основного ствола, являющегося «телом», росли две массивные ветви-руки. Руки доставали почти до земли и заканчивались четырьмя-шестью пальцами. Часть ствола выше плечей можно было назвать головой, поскольку там находилось «лицо» с глазами и ртом. В разных местах из них росли ветви с листьями. Когда эльфы приблизились на расстояние пяти шагов, энты пустили свои тонкие корни под землю, там протянули их к эльфам и затем, выпустив из-под грунта, крепко опутали ими нападавших. Эльфы прижгли факелами опутавшие их корни, заставив энтов освободить их. Спрятав обожжённые корни, энты взмахнули руками, запустив в эльфов сплошной поток листьев. Под напором, эльфы, падая с ног, вынуждены были отступить, часть их факелов погасли. Один из эльфов метнул горящий факел в энтов, чем заставил их отступить. Увидев это, Андриэль запустила несколько огненных шаров, посеявших хаос среди энтов. Хаос быстро сменилась гневом и энты пошли в атаку, хватая эльфов тонкими корнями и разбрасывая в стороны. Факелы на этот раз не помогли, несколько эльфов погибли, будучи задушенными корнями или от удара о землю. Но, тем не менее, энты немного отдалились от входа в пещеру, что дало шанс Андриэль и Амгорму проскользнуть туда. Андриэль подняла с земли зубило, которое выронила в прошлый раз и протянула его Амгорму. Тот, схватив камень, подбежал к кристаллу и наставил зубило на конец трещины, затем со всей силы ударил по нему. От удара кристалл раскололся на две части, снова испустив мощную магическую волну, не только выбросившую эльфов из пещеры, но и опрокинувшую энтов на землю, при этом некоторые из них получили сильные трещины и разломы. Волна пронеслась по всему Ториону, оглушив всех эльфов. Энты так же были оглушены, и пока они приходили в себя и поднимались в вертикальное положение, эльфы, которые очнулись раньше, схватили своих соратников, Амгорма и Андриэль и оттащили в лес. В это время Андриэль пришла в себя и сказала, что красный кристалла тоже нужно забрать. Несколько солдат бросились в пещеру и едва успели вынести его оттуда, до того, как энты пришли в себя после удара. Несмотря на полутораметровый размер, кристалл оказался довольно лёгким и три эльфа без особого усилия могли нести его. Трещина прошла не ровно между двумя разноцветными частями, на каждом обломке оставались маленькие кусочки другого цвета. Эти кусочки словно отторгались кристаллами, «выстреливая» в разные стороны так сильно, что порой взлетали в несколько раз выше деревьев и скрывались из виду. Некоторые осколки рассыпались в пыль, которая рассеивалась ветром.

Ида, Амгорм и шесть воинов, выживших после схватки с энтами, отправились на запад. С каждым днём они всё заметнее чувствовали происходящие в них изменения. Примерно на половине пути от Древа к границе леса, они остановились и разбили лагерь.

– Замечаешь изменения? – поинтересовалась Андриэль у Амгорма.

– Даа, странные ощущения, но мне они нравятся. – ответил эльф.

– Остальные тоже наверняка почувствовали. Думаю, самое время посвятить братьев в то, что с ними происходит.

– Да, ты права. Укроем кристалл вон в том углублении и вернёмся. Только Лучэль наверняка уже настроила всех против тебя, пользуясь тем, что ты на неё напала. Да и против меня наверняка тоже, после того что произошло в пещере. Нужно как-то заявить о себе во всеуслышание, при этом не особенно то, появляясь в городах.

– Это будет сложно. Ладно, придумаем что-нибудь.

Спрятав кристалл, эльфы решили отдохнуть, переночевав в лагере, а утром отправиться в путь. Амгорм планировал отправиться сначала в пограничные заставы, чтобы собрать все преданные ему войска тёмных эльфов вместе. И тогда уже открыть заявить о себе в городах, возможно, даже, начав войну.

Когда волна, вырвавшаяся при расколе кристалла, прошла по всему Ториону, эльфы, все до единого, словно выключились. Оглушённые магическим ударом, они упали на землю и очнулись только через несколько минут. Удивлённые и не понимающие что произошло, они не сразу заметили изменений в их восприятии мира. Освобождённые от взаимоподавляющего влияния, оба обломка кристалла стали излучать более мощные ауры. Усилившиеся ауры повлияли на всё, что обладало хоть какой-нибудь восприимчивостью к магии, в первую очередь на эльфов. Магическое излучение тёмной части кристалла активировало кровь ящера, которую добавила Ида в смесь, приготовленную Тарьей для создания эльфов. Так получилось, что кровь ящера и слеза единорога – противоположные, даже противоборствующие субстанции. Поэтому добавленная Идой кровь не смешалась равномерно со всем содержимым, а осталась сгустками. Позже, эти сгустки сконцентрировались и стали тёмными эльфами, которые отличались от светлых более вспыльчивым и агрессивным характером. Активированная кристаллом кровь ящера стала менять тёмных эльфов. Преобразование произошло не моментально, постепенно кровь ящера проявлялась всё сильнее и сильнее. В них пробуждались непомерные гнев и кровожадность, а также внутренняя ненависть к светлым эльфам, обусловленная наличием в них противоположных субстанций.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru