Любовь Митчелла

Розалина Будаковская
Любовь Митчелла

Посвящается Митчеллу Хиллу.

Спасибо за твою историю!


Блондинка

Маленькая квартирка переносит нас куда-то в шестидесятые, благодаря интерьеру, продуманному до мелочей. Оттенки, мебель, зеркала, даже декоративная рамка для современного телевизора! Будто в прошлое попал.

Приятный аромат дорогих женских духов перебивает трупный запах. Он совсем слабый, телу, от силы, сутки, но жилье успело пропитаться трупной вонью даже за столь короткое время. Замечательный нежно-розовый цвет стен и гармоничная обстановка квартиры будто сразу потускнели и стали лишь красивенькими вещами, которым грош цена.

Хозяйка квартиры скончалась предположительно в период с двадцати часов прошлого дня до двух настоящего. Душитель обложил тело пакетами со льдом и оставил включённым кондиционер на шестнадцать градусов, что затрудняет определение реального времени смерти.

Полицейским в переноску едва удалось затолкать белоснежного йоркширского терьера по кличке Бонжур. Он тявкает, наблюдая, как незнакомые люди ошиваются вокруг его мёртвой хозяйки.

Гостиная, столовая и кухня плавно переходят друг в друга. Фактически, это всё одна сплошная комната. Гостиную, разве что, от столовой и кухни отделяют невесомые белые занавески. Они служат украшением, по большей части, и аккуратно подвязаны у стен.

На невысоком столике у дивана с пышными подушками оставлен фужер с недорогим розовым шампанским. Хозяйка квартиры, похоже, обожала этот напиток: в мусорном ведре лежит пустая бутылка, а в холодильнике – лишь наполовину полная. Кстати, первая бутылка была, хоть и тоже с розовым шампанским, но очень качественным, в отличии от второй.

На обивке дивана я также обнаружил следы шампанского. Предположительно, оно попало сюда, когда открывали бутылку.

Всё на том же диване брошен шёлковый белоснежный пеньюар и пара чулок телесного цвета. Не то хозяйка лениво раздевалась, не то она была не одна накануне смерти. Однако, второе я не решусь утверждать без тщательно обыска.

– Норма Джин Бейкер. – сообщил Дормер, изучая документы убитой. – Чёрт, да и вправду похожа! – воскликнул он с довольной усмешкой. – Смотри, – детектив показал фотографию в паспорте девушки, – вылитая Мэрилин Монро! И имя у неё… её.

– Что? – уточнил я. – Ты её уже видел?

– Да. – кивнул Мэттью и передал документы Колину. – Задушена. Когда душили, ей сломали нос и, кажется, пару рёбер. – ответил он.

– Это всё? – уточнил я, краем глаза наблюдая за работой Майка.

– На тумбочке куча антидепрессантов и сироп от аллергии. – вмешался криминалист. – Я согласен с Мэттом, очень похоже на убийство Мэрилин! – возбуждённо сказал он и снял фотоаппарат с шеи. – Даже странно. – Стенли пожал плечами.

Девушка лежит на животе абсолютно раздетая. Спина едва заметно поблёскивает от массажного масла с лёгким ароматом манго. Наибольшая концентрация блеска в районе лопаток. Вряд ли мисс Бейкер каждого встречного тащила в квартиру, раздевалась и просила помассировать спину. Замужем девушка не была, следовательно, подозрения сразу падают на любовника.

Бутылочка с остатками массажного масла нашлась среди лекарств на прикроватной тумбочке.

Большую часть тела скрывает пододеяльник, а в ногах скомкан тяжёлый шерстяной плед. Упасть на пол ему не позволило изножье кровати. Некогда идеальная причёска Бейкер растрёпана. Волосы из-за обилия средств для укладки слиплись в неприглядные клочья.

На кровати две подушки. Обе взбиты и практически нетронуты. Пододеяльник, несмотря на то, что он довольно большой, всего один. Смею предположить, Норма Бейкер жила одна и, возможно, изредка приводила в дом мужчин: в квартире ни мужских вещей, ни запаха. Поза девушки хоть и похожа на естественную, но что-то меня в ней настораживает. Будто она боролась с кем-то, будучи прижатой к кровати. Это подозрение подтверждает сломанный нос и рёбра.

Норма лежала на животе, когда убийца вдавил её голову в подушку, а затем и грудную клетку прижал к постели. На спину, душитель, похоже, надавил коленом. На правом боку Бейкер сломанные рёбра даже видно невооружённым взглядом: кожа не повреждена, но пара костей неестественно выпирают.

Убийца, вероятно, душил девушку в приступе ревности.

Я и Майк осторожно перевернули тело на спину. Длинные, пушистые ресницы девушки густо накрашены тушью и слиплись. К моему удивлению, ресницы не накладные или нарощенные, а свои. Тёмные брови слегка подкрашены, на щеках остались едва заметные следы совсем лёгкого, почти прозрачного тонального крема. В уголках губ видно немного помады натурального розоватого оттенка, а по контуру прослеживается след карандаша того же цвета.

Красивая девушка была. Даже огромное трупное пятно и сломанный нос несильно это изменили. Особенный шарм её лицу придавала крошечная тёмная родинка над верхней губой.

В шкафу мисс Бейкер много винтажных платьев, брюк, блузок и обуви. Правда, иногда девушка всё же носила и современную одежду: на полке покоятся зауженные джинсы, пара футболок и серая толстовка с большим капюшоном. На нижней полке красуется пара поношенных кед и босоножки чёрного цвета из узких кожаных «лент».

– Она работала моделью. Из-за поразительного сходства со знаменитой блондинкой, Бейкер это довольно легко давалось. – сообщил Колин. – Сегодня утром она не явилась на съёмку, фотографы забили тревогу.

– Фотографы? – удивился я. – Почему не агент?

– Фотографы братья Палмер. – уточнил Саммерс. – Друзья убитой. Фактически, они и помогли ей построить карьеру модели. Агента у Бейкер не было.

– Есть их номера или адреса?

– Мы с Мэттом позже утром собираемся к ним. – ответил Колин. – Ты с нами?

– Разумеется.

Не успел я закончить, как услышал чужой мужской голос у входной двери. Дэн Паттерсон напрочь отказывается кого-то пропускать. Из любопытства собрались посмотреть на незваного гостя все, кто были в квартире. Разве что, мисс Бейкер до гостя нет никакого дела.

На пороге квартиры стоит высокий, статный мужчина в фетровой шляпе и дождевом плаще. Он, примерно, моего возраста и роста, широкоплечий. Лицо точёное, высокие и выделенные скулы, впалые щёки и крупный, но при том узкий нос. Взгляд уверенный, немного надменный и снисходительный. На мгновение мне показалось, что этот тип ненамеренно подражает Князю. Из-под шляпы виднеются тёмные волосы. Они уложены идеально, несмотря на сегодняшний сумасшедший ветер и повышенную влажность. Ещё одно случайное сходство с Алексом.

От мужчины за версту несёт дешёвым виски и дорогим одеколоном. Причём, этот джентльмен вылил на себя, по-моему, весь флакон одеколона, а накануне выпил не одну бутылку виски. Забавно, что его лицо и речь остались абсолютно трезвыми.

Ещё одна деталь: у него кобура. Я заметил её, когда неизвестный искал что-то во внутреннем кармане плаща, откинув подол плаща. Разрешение на ношение оружия, значит. Чему-чему, а этому я завидую. Иногда очень хочется иметь такой неоспоримый козырь в запасе.

На левом плече у него висит сумка для ноутбука, если не ошибаюсь, из хорошо выделанной кожи. Похоже, неизвестный хорошо зарабатывает.

Что насчёт профессии? Мужчина оценил обстановку быстрым взглядом. В ту же минуту он прикинул количество человек в квартире, а потом, когда мы все высыпали посмотреть на него, просто пересчитал и убедился, что не ошибся.

Что ж, видимо, среди частных детективов только я такой неудачник, раз иногда едва нагребаю на аренду жилья.

Этот парень будто из какого-то нуарного детектива вылез! Не удивлюсь, если его фильм самый что ни на есть клишированный.

– Я частный детектив, офицер. – заявил мужчина. – Винсент Тозер, – представился гость и протянул какую-то бумагу Паттерсону, – меня наняли Стивен и Артур Палмер расследовать смерть подруги.

– Слушай, приятель, у нас уже есть парочка детективов. – выступил Майк и зачем-то сфотографировал Винсента Тозера. – Иди отсюда.

Саммерс молча спровадил криминалиста обратно в спальню к убитой.

– Под ногами не путайся. – сурово сказал Дормер и жестом разрешил Дэну пропустить незваного гостя.

Затем мой друг вернулся к работе, а Тозер бросил ему вслед насмешливый взгляд. Паттерсон вышел на улицу и вынес без конца тявкающую собачонку Бейкер. В холле остались только мы, два частных детектива, и один из нас, должно быть, тут явно лишний.

Нехорошее у меня предчувствие. Что-то с этим Винсентом не так.

– О, это Вы! – воскликнул Тозер, протягивая мне руку. – Митчелл Хилл, наслышан о Вашей работе. – доброжелательно улыбнулся он. – Есть ли хоть что-то, что скроется от Вашего взгляда? – продолжал улыбаться Винсент, сжав мою ладонь.

– Не думаю. – коротко ответил я. – Винсент Тозер? – повторил я. – Не слышал раньше о Вас. Давно занялись частными расследованиями?

– Около года. – машинально кивнул он и сунул обе руки в карманы плаща. – После увольнения из полиции. Я из Юджина, Орегон. Уже год живу в Бруклине.

Тозер старается ненавязчиво копировать мои жесты и движения. Вот плут! Собирается вызвать доверие, однако пока у него получилось только крайнее недоверие.

– Приступим, да? – его губы снова растянулись в дружеской улыбке.

Едва ли не в ту же секунду в квартиру влетел в свойственной ему манере Роско. Парень размахивает над головой несколькими листами бумаги и победно улыбается. Заметив незнакомца, Банколе тут же поспешил оказаться прямо напротив и, приняв горделивый вид, смерил его надменным взглядом.

– Ты ещё кто? – с вызовом бросил Роско. – Кто это ещё такой, детектив? – обратился он ко мне.

– Винсент Тозер, частный детектив. – пояснил я. – Его наняли близкие друзья убитой. – я прочистил горло. – Вернёмся к работе.

Тозер тут же направился в спальню Бейкер, а Роско проводил его недовольным взглядом, победно развернув передо мной листы бумаги.

 

– Единственный неместный был прошлым вечером высокий мужчина в плаще. Красивый, статный… Герой-любовник, в общем. – вполголоса сообщил Банколе. – Останавливать его побоялся консьерж. Зовут Ричард Ли. На прошлой неделе он докопался до гостя нашей Бейкер, – Роско сделал паузу, – в общем, три шва и сломанный нос заработал мистер Ли.

– Опознать сможет вчерашнего?

– Не знаю. – пожал плечами Банколе. – Ли видел гостя со спины. Когда тот уже по лестнице поднимался, консьерж выскочил посмотреть на него. Говорит, чуть не проморгал его из-за какого-то сериала.

Я кивнул и мельком глянул на Тозера. Он стоит в дверях комнаты. Видимо, Майк не собирается подпускать его к месту преступления, пока не закончит сам. Зная криминалиста, он делает это чисто из вредности и недовольства, что приходится работать с непроверенным человеком.

– Ли пересказал серию и рекламу, которая была в перерыве. – сказал Роско. – Я проверил, у меня двоюродная тётка смотрит этот сериал. Она всё подтвердила.

– Молодец, растёшь. – я похлопал парня по плечу, и снова перевёл взгляд на Тозера.

– Мутный тип. – прокомментировал Банколе. – Ну, до встречи вечером! – попрощался он и испарился.

Пока я рылся в бездонной косметичке Нормы Бейкер и периодически посматривал в сторону Тозера, Майк закончил собирать улики. Криминалист, довольный как никогда, похвастался, что нашёл в спальне убитой какую-то фотографию в конверте с напечатанной запиской. Автор снимка наблюдал за Нормой и её неизвестным спутником откуда-то издалека. Этим фото кто-то вымогал у Бейкер десять тысяч долларов.

Уже интересно. Правда, всё равно что-то не вяжется. Нет никакого смысла убивать Норму. Ведь мёртвая она деньги уж точно никак не достанет. Вряд ли шантажист собирался остановиться, получив вышеуказанную сумму.

Майк ушёл с санитарами, которые забрали тело.

Сколько бы не искал, мне так и не удалось найти в квартире ни одного сейфа или тайника, где Норма Бейкер могла держать деньги. В её сумочке также нет никакой бумаги, подтверждающей, что она снимала деньги со счёта.

Попросила у друзей-фотографов? Сомневаюсь. У девушки полно дорогой косметики, а также обуви, нижнего белья и одежды, сшитых на заказ. В холодильнике отнюдь не дешёвые продукты, а в мусорном ведре три свеженьких чека. Один из продуктового и два из парфюмерных магазинов. Там же я наткнулся на бирку с ценником от купальника за две тысячи долларов. Судя по крошечной картинке на бирке, он синего цвета в белый горошек среднего размера. Сделан в стиле ретро: с завышенной талией и широкими бретелями.

Вернувшись в спальню, я перерыл все ящики и шкафы, но так и не нашёл новый купальник мисс Бейкер. Куда он мог подеваться? От него осталась только нарядная коробка, атласная лента и подарочный пакет с обилием сиреневых блёсток.

Бирку я, естественно, прикарманил, а Мэтту скинул лишь фото улик.

Свою работу я закончил ровно в пять утра и дожидаюсь, пока Винсент закончит рыться под кроватью убитой. Наконец, он сдался и тяжело выдохнул. Тозер присоединился ко мне на кухне.

– Скажите честно, мистер Хилл, на кого думаете? – поинтересовался он. – Любовник? Друзья? Завистницы или отвергнутый поклонник?

– Рано делать выводы. – ответил я. – Пока что у нас есть только… ничего.

Он ухмыльнулся и покачал головой.

– А я думаю, это любовник. – поделился Тозер. – Братья Палмер сказали, у мисс Бейкер давно кто-то был, о ком она вообще не говорила. – сказал он. – Кто-то как… призрак. Он ей периодически делал очень дорогие подарки.

Заметив моё нежелание вести разговор на тему расследования, Винсент сменил тактику.

– Не хотите позавтракать, мистер Хилл? После такой долгой ночи не повредит немного эспрессо? – спросил детектив. – И давайте перейдём на «ты», что скажете на это? – улыбнулся он. – Надеюсь, нам ещё предстоит вместе работать, поэтому так будет проще.

Я на мгновение задумался и всмотрелся в его лицо. Говорят, друзей держи близко, а врагов ещё ближе. Что ж, проверим, кем мне станет Винсент Тозер.

– Идёт. – улыбнулся я и пожал ему руку.

Мы завтракали в ближайшем маленьком кафе.

Винсент внимательно наблюдает даже за тем, каким образом я держу чашку и как достаю телефон из кармана. Он подмечает мою манеру набирать сообщения большим пальцем, не отрываясь от приёма пищи. Заинтересованный взгляд Тозера практически незаметный, детектив ловко скрывает то, что наблюдает за мной, но тем не менее я знаю, что он изучает меня.

Забавно.

Моего терпения хватило всего на двадцать минут. Довольно сложно наслаждаться свежим круассаном с клубничным джемом, когда малознакомый человек тебе в рот смотрит. Сам Винсент за это время даже не притронулся ни к ароматному эспрессо со сливками, ни к ещё горячему имбирному печенью.

Я обвёл взглядом фигуру собеседника и мельком взглянул на его завтрак.

– Чего сам не ешь? – поинтересовался я. – Это безумно вкусно.

– Жду, пока остынет. – мягко улыбнулся Тозер. – Не люблю горячее.

Наш странный разговор, который еле клеился, прервал звонок Мэтта. Никогда прежде я не был так счастлив его ворчанию!

– Хилл, ты где пропадаешь? – как обычно, недовольно пробормотал Дормер. – Где тебя носит?

– Мы с детективом Тозером кофе решили выпить. – честно ответил я. – Что-то есть?

– Нужно встретиться. – похоже, Мэттью вышел на улицу. – Есть кое-что насчёт дела. – он перешёл дорогу в неположенном месте, судя по возмущённым сигналам машин. – Только один приходи, понял меня?

– Разумеется. – слегка кивнул я. – До встречи!

– Надеюсь, твой драгоценный священник не убьёт меня за ранний визит? – усмехнулся Дормер.

– Посмотрим.

Я попрощался с Тозером и полетел домой. Смею предположить, Мэтт утром не делом и уликами занимался, а внезапно появившимся Тозером. А я-то наивно полагал, что только у меня проблемы с доверием.

Дожидаясь автобуса, я несколько раз оглянулся на кафе. Винсент так и не вышел. Мы сидели около окна, но почему-то сейчас мне не видно Тозера. Пересел? С чего бы?

В голове без устали крутятся мысли насчёт таинственного детектива, нанятого братьями Палмер. Почему он? И почему они ничего не сказали полиции?

Автобус подошёл вовремя, я сел в самом конце салона и достал телефон. Тозер упомянул, что год живёт в Бруклине, а до этого обитал в Юджине, штат Орегон. Год работы, а я ничего не слышал о нём. Странно. Вероятно, занимается мелкими делами, типа слежек.

Я поискал его в интернете и действительно нашёл парня по имени Винсент Тозер. Судя по объявлению, он занимается мелкими кражами и, как я сказал, слежками. В основном, специализируется на супружеских изменах и разводах, где один из супругов желает забрать у второго большую часть имущества.

Должен отметить, ценник на услуги у него выше среднего. Дорогая кожаная сумка – неоспоримое тому доказательство.

Любопытно, что, кроме этого объявления, я нашёл ещё личную страницу в соцсети на имя Винсента Тозера, а также пару статей об отважном и героическом полицейском из Юджина, Орегон. Сначала я думал, что новый знакомый использует псевдоним. Фальшивое имя выиграет немного времени в случае, если на тебя вдруг объявит охоту недовольный клиент или обиженная сторона.

Помимо личных данных – честно говоря, я считаю их довольно сомнительными, – мне попались с десяток положительных отзывов о работе частного детектива Винсента Тозера. Есть парочка больших текстов, но большая часть всё же короткие. Всё написано разными людьми, или кто-то очень умело имитирует это.

В любом случае, я по-прежнему не доверяю внезапно появившемуся детективу.

Очень надеюсь, что Мэтту удалось накопать на Тозера больше моего или хотя бы что-то реальное.

В половину восьмого утра ровно я встретился с полусонным взглядом Фроста в холле. Священник только принял контрастный душ, но бодрее от этого не стал. Эйден закутался по самый подбородок в махровый халат. Он всегда был ему немного великоват – подол всегда немного волочится по полу. Волосы священника слегка влажные и лежат локонами, которым любая девушка позавидует.

Фрост зевнул, прикрыв рот рукой, и меня заразил.

– Ты только вернулся? – протянул Эйден.

– Сейчас Мэтт приедет. По делу, разумеется. – я наконец повесил куртку. – Он надеется, ты его за это не убьёшь.

– Я и пальцем его не трону, но только если он подбросит меня в церковь. – сонно улыбнулся Фрост. – И, – он вытащил из кармана идеально чёрного халата крысёныша, – покорми, пожалуйста, Фобоса.

Я бережно взял хвостатого гадёныша на руки.

– Пойдём, Фобос, кофе варить.

К приезду Мэтта мы уже наслаждались бодрящим напитком и доедали остатки какого-то салата, который я вчера купил на ужин. Фобос тем временем ел на подоконнике и старался особо не разбрасывать скорлупу от куриного яйца.

Дормер, словно ураган, влетел на кухню и достал из внутреннего кармана куртки пару листов бумаги. Благодаря фотографии, которую сделал Майк, Винсента Тозера удалось найти довольно быстро.

Его биография самая что ни на есть обыкновенная. Честно признаюсь, я ожидал, что скелеты в шкафу у Тозера всё есть. Уволился Винсент из полиции после того, как повздорил с начальством. Якобы какое-то дело Тозеру показалось сфабрикованным, и он обвинил в этом коллег.

Затем пару месяцев наш таинственный частный детектив вёл тихую, размеренную жизнь в родном городке. Мэтт считает, Тозер устал от этого, и поэтому перебрался в Нью-Йорк. Пока обживался, Винсент, вероятно, стал невольным свидетелем моих расследований. Возможно, это и подвигло его заняться частными расследованиями.

На первый взгляд, Винсент Тозер самый настоящий борец за справедливость, которого уволили из-за излишней честности. Предчувствие всё же не оставляет меня. Есть в этом Тозере что-то неправильное, что-то наигранное.

– На тебя похож, Хилл. – обмолвился Мэтт. – Детей нет, женат никогда не был, в собственности только новенький ноутбук и мобильник. Кстати, Тозер твой ровесник.

– Это не делает нас похожими. – нервно буркнул я.

– Да не будь ты таким противным! – протянул Мэттью. – Он просто тобой восхищается, вот и ведёт себя странно.

– Какая связь? – нервно воскликнул я. – Ладно, извини. – я протянул Мэтту руку. – Давай просто вернёмся к делу, хорошо?

– Ох, ты вспомнил о деле! – наигранно произнёс полицейский. – Захватим Колина и поедем к братьям Палмер. Собирайся.

– И меня заодно подбросите. – вмешался Эйден.

Мэтт нехотя согласился, махнув рукой в сторону священника.

Студия, где работают братья, находится Корт-стрит. Как оказалось, она вообще принадлежит им с недавнего времени. Администратор, высокая и худощавая девушка с какой-то невообразимой причёской, обмолвилась, что Палмеры выкупили помещение у прежнего владельца буквально год назад.

Спустя пару минут нас проводили в кабинет братьев. К удивлению Мэтта и Колина, там уже сидел Винсент Тозер. Сомневаюсь, что он случайно оказался здесь одновременно с нами.

Палмеры очень похожи друг на друга. Они одногодки, Артур старше Стивена на девять месяцев. Оба абсолютно рыжие, жилистые, среднего роста. Глаза у них светлого серого оттенка, носы прямые. Носят одинаковую одежду: мешковатый болотно-зелёный свитер и чёрные узкие джинсы. Не знаю, одеваются они постоянно как близнецы, или только сегодня нам повезло застать их в одинаковых вещах. Впрочем, это всё, что объединяет братьев внешне.

Пока Дормер и Саммерс задают дежурные вопросы подозреваемым, я осматриваюсь. Кабинет просторный и очень светлый. У Палмеров множество наград из разных стран мира. Не сомневаюсь, что они достаточно хорошо зарабатывают, чтобы содержать студию и своих сотрудников. В этот же список попадают и недешёвые услуги частного детектива Тозера.

Кстати, он глаз с меня не сводит.

В помещении я не чувствую аромата манго. Конечно, массажное масло вполне можно смыть, только вот запах от него довольно въедливый, а сама маслянистая структура имеет способность забиваться под ногти и другие труднодоступные места.

Наконец, Мэтт и Колин закончили. В кабинете воцарилась тишина, которую я тут же поспешил нарушить.

– Как часто вы виделись с Нормой вне работы?

Братья замешкались, но Артур быстрее сообразил и взял себя в руки, а затем незаметно наступил на ногу Стивену, чтобы тот тоже собрался.

– Последнее время она всегда была занята. – начал Артур. – Всё говорила, что у неё появился шанс на семейную жизнь.

– На семейную? – уточнил я. – Не говорила с кем?

– Мы уже отвечали на этот вопрос. – вмешался Стивен.

Он явно нервничает. Не то на младшего Палмера так повлияло убийство лучшей подруги, не то им есть что скрывать. Стивен наблюдает за моими передвижениями. Особенно он нервничает, когда я подхожу к наградам.

Интересно, что с ними не так?

 

Стоило мне только руку протянуть к наградам, как младший из братьев не смог больше держать себя в руках.

– Ладно! – взорвался Стивен и вскочил с места. – Я делился с Нормой таблетками от депрессии!

На это заявление незамедлительно вскочил Артур и схватил брата за шею обеими руками:

– Да заткнись ты! – кричал он, усаживая Стивена на место. – Её убили! Убили! Мы здесь не при чём.

Я подождал, пока младший Палмер возьмёт себя в руки.

– Скажите, вам знаком этот купальник? – я показал бирку, найденную в мусорном ведре убитой.

Артур тяжело вздохнул и устало потёр переносицу. Он узнал его, в этом нет сомнений.

– Норма забыла его накануне в гримёрке. – нехотя произнёс мужчина. – Стала знаменитой и потребовала личную гримёрку. – недобро усмехнулся он. – Она приносила убытков столько, что прибыль от её контрактов едва покрывала расходы.

– Мне нужно осмотреть её гримёрку.

– Да, разумеется. – снова выдохнул Артур и вызвал в кабинет администратора. – Майя, покажи детективу гримёрку Бейкер.

Как бы Артур Палмер не жаловался на траты, связанные с Нормой Бейкер, я бы выделил ей комнату побольше.

Гримёрка убитой едва вмешает большое зеркало с лампочками, переносную вешалку и узкий стеллаж с косметическими средствами. На столике перед зеркалом огромное множество декоративной косметики и всевозможных украшений для волос.

В углу по правую сторону от входной двери есть пара крючков. На одном из них большая сумка. Как раз в ней Норма принесла в студию дорогой купальник. Кроме него в сумке также нашлись туфли золотистого цвета на высоченной шпильке.

По удивлённым донельзя глазам Майи, я понял, что эта пара – просто мечта.

– Что скажете? – обратился я к администратору. – Хотели бы такие?

– Чтобы купить такие, мне нужно очень много работать. – коротко рассмеялась она, не сводя взгляда с обуви. – Вы даже не представляете, сколько они стоят. – задыхаясь от зависти, произнесла Майя.

Я обошёл гримёрку ещё раз и немного подвигал баночки перед зеркалом. Под ярко-фиолетовыми тенями обнаружился аккуратно обрезанный листок с номером телефона. Вот это уже интересно. Не имени, ни инициалов. Норма определённо знала, кому принадлежит этот номер.

Смею предположить, я нашёл ниточку, которая приведёт нас к таинственному любовнику Бейкер.

Через пару минут мы трое вышли из студии на улицу и попрощались. Доказательства я отдал Мэтту, а сам взялся проверить номер телефона. Нет способа лучше, чем просто позвонить. Так я и сделал.

– Да? – ответил мне знакомый до мурашек голос. – Алло?

Волосы на голове тут же встали дыбом, дыхание перехватило от неожиданности и ужаса, и я бросил трубку, а листок с номером в спешке сложил вчетверо и спрятал во внутренний карман. Взяв себя в руки, я позволил себе побеспокоить старого знакомого и попросил о встрече.

Пока я добирался до места, позвонил Мэтт. Его голос растерянный и выражает настоящую панику. Конечно, он не вопил во всё горло, но, даже не видя друга в лицо, я знал, он вот-вот грохнется в обморок.

– Митчелл, нам нужно срочно встретиться. Следы в квартире Бейкер принадлежат, – он нервно сглотнул, – Митч, мы влипли по самое не могу.

– Я нашёл у неё номер Райза. – вполголоса произнёс я, убедившись, что рядом со мной никого нет.

– Вот именно! – воскликнул Дормер. – Я семнадцать раз перепроверил! – гаркнул полицейский. – Не может быть ошибки. – он тяжело вздохнул и прикрыл рот рукой, отчего голос зазвучал спутанно: – Похоже, Норма Бейкер была любовницей Князя.

– Да быть не может!

– А Рут знает, интересно? – не слушал меня Мэттью. – И, что, мирится с выходками муженька?

– Такая терпеть не будет, ещё раз тебе говорю. – настаивал я. – Пулю промеж глаз пустит без лишних разговоров.

– Не сомневаюсь, но всё же, – упирался мой друг, – положение и всё такое. Стерпела в первый раз, а во второй даже внимания не обратила. Всякое бывает, знаешь! – Мэттью вдруг замолчал. – Слушай, может, это она Бейкер… ну, того, а?

– Во-первых, наш общий знакомый тут никоем образом ни при чём, ясно? – жёстко ответил я. – А во-вторых, ты хотя бы при Рут такой глупости не ляпни, а то у меня на одного друга меньше будет.

Дормер взял короткую паузу и продолжил с новыми силами:

– С каких это пор ты защищаешь сам-знаешь-кого? – возмутился Мэтт. – Вы с ним вдруг подружились, что ли?

– Так, Мэтти, мне пора. – с усмешкой ответил я. – Поговорим вечером, хорошо? – я не смог сдержать смешка. – И не ревнуй. Лучше, чем ты, у меня друга не было и в ближайшее время не предвидится.

Я не стал слушать недовольство Дормера и положил трубку.

«Felicità1». Разумеется, именно здесь Александр Райз предпочитает встречаться со мной по делам. Надеюсь, ему нечего скрывать. О Боже мой, я никогда ещё так не надеялся, что Алексу нечего от меня скрывать!

Среди обыкновенных гостей я сразу же заприметил Рэда. Он сидит в дальнем углу в обнимку с Самантой. Они о чём-то мило разговаривают и улыбаются. Поверить не могу, что эти двое, наконец, сошлись! Слухи об их отношения ходили давно, но я считал их лишь слухами до настоящего момента.

Затем в противоположном углу на глаза попался Сесто. Один из главных доверенных лиц Князя занят какими-то бумагами. Сабини что-то считает и между делом потягивает зелёный чай с жасмином.

В самом центре зала ко мне резко подскочил один из официантов и затараторил что-то на итальянском. Разумеется, я смог разобрать из всей его речи только собственное имя. Официанта услышал Сесто и подошёл. Он вызвался сам сообщить Князю о моём присутствии.

– Какими судьбами, Митчелл? – вполголоса поинтересовался Сабини.

– Работа обязывает. – натянуто улыбнулся я.

Сесто неожиданно остановился прямо передо мной, и я чуть не врезался в него.

– Знаешь, среди людей Князя ты уже как примета. Похуже чёрного кота. – без шуток сказал он. – Не вздумай втянуть нас ещё во что-нибудь.

– Именно это я и пытаюсь предотвратить. – строго ответил я.

Не то Князь услышал наши голоса, не то он просто устал ждать, но Александр сам вышел и спровадил Сесто.

В комнате, привычно, приглушён свет. Прохладно. На столе разложено множество документов. Сплошные таблицы и много цифр. Неужели, Райз сам проверяет бухгалтерию? Перенял полезную привычку у Аншеля? Забавно, потому что они терпят друг друга только из-за Рут. Однако взаимная неприязнь нисколько не мешает их искреннему уважению.

Среди бумаг скромно стоят полупустая чашка с остывшим кофе и стакан простой воды с долькой лимона и листиком мяты.

Алекс парой движений освободил стол и сложил документацию на свободный стул. Я с некоторой опаской сел за стол и уставился на Райза, словно в первый раз его вижу. Спустя пару минут молчания ситуация стала напрягать не только меня, но и моего собеседника, с которым мы до сих пор не обмолвились ни единым словом. Даже банальное приветствие пропустили.

Я всматриваюсь в его лицо. Нет, Алекс не святой, но хладнокровно задушить женщину он бы не смог. Это не в его принципах. Тогда как объяснить все эти улики? Кто-то его намеренно подставляет. И спал ли Алекс на самом деле с Нормой Бейкер? Сомневаюсь, но как сказал Мэтт, почему-то я стал защищать Райза.

Знать бы почему.

Крепкий кофе, лимон, мята и одеколон Александра имеют сильный запах, но даже они не в силах скрыть от меня тонкие нотки манго. Всё бы ничего, я готов списать такое предательское совпадение на что угодно, но аромат манго исходит от рук Райза.

Я нервно сглотнул.

– В чём дело? – с осторожностью поинтересовался Князь, вглядываясь в моё лицо.

Не получив сиюминутного ответа, он протянул мне стакан воды. Я не стал пить, но достал мобильник из кармана и пролистал журнал вызовов к номеру, который нашёл в гримёрке Нормы. Никак не решаюсь нажать на «вызов».

Александр мельком взглянул на экран и сцепил руки перед собой.

– Откуда у тебя этот номер?

– Прошлой ночью произошло убийство. – почти уверенно начал я. – На тебя указывает куча улик. – я нервно сглотнул, но старался не подавать виду. – Тебе знакома Норма Джин Бейкер?

Райз приосанился и с абсолютным спокойствием глотнут остывшего кофе.

– Вероятно, ты имел в виду Агату Макдональд. – ответил он. – Её убили, я знаю. – добавил Александр. – И её убийца почему-то до сих пор жив. – жутко протянул Князь. – Я бы не убил Агату, если ты за этим пришёл. С шести вечера до десяти ужинал здесь, а ночью был дома. Рут подтвердит и то и другое.

1Felicità (итал.) – счастье
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru