banner
banner
banner
Принцесса с окраины галактики

Роман Злотников
Принцесса с окраины галактики

Часть первая
Эсгента

1

Мелодичная трель вызова застала адмирала Эканиора в тот момент, когда он, стянув с плеч китель и вооружившись секатором, лично подрезал ветки плетевника, густо опутывающего всю дальнюю стену его кабинета. Адмирал вообще очень любил цветы. И в его кабинете (ну с того самого дня, когда у него появился кабинет) всегда были растения. Разные – кастелиция белая, пламенник, кустовой робарошник, камнеломка… Но только здесь, на орбитальной крепости Галат, прикрывающей столичную планету провинции Эсгента, он смог оборудовать в своем кабинете настоящий зимний сад. Гордостью и украшением которого был роскошный желтый плетевник.

За прошедшее время плетевник сильно разросся. Что и немудрено – последний раз адмирал производил подрезку почти два года назад. Еще в той, мирной жизни. Нет, за эти два года он раза четыре подступал к плетевнику, собираясь как следует проредить уже задыхающиеся от тесноты плети этого живописного кустарника, в естественных условиях прекрасно чувствующего себя на вертикальных скальных уступах, при больших перепадах температур и пониженном давлении (что делало его прекрасным обитателем любой орбитальной оранжереи). Однако всякий раз что-то мешало. То очередной штурм, предпринятый канскебронами, то диверсия, устроенная ими же в орбитальном порту соседней со столичной планеты, то авария на верфях. Но теперь все было в прошлом. Поэтому на этот раз адмирал приказал своему секретарю два часа не соединять его ни с кем, кроме императора или первого лорда адмиралтейства, и не беспокоить ни под каким видом, разве что канскеброны вновь пойдут на штурм системы, надел фартук и перчатки и взгромоздился на силовую площадку.

Эсгента была голубой звездой с огромной силой свечения и системой, состоящей из четырнадцати планет. Семь из них были газовыми гигантами, две – выжженными палящими лучами Эсгенты каменными шариками с чудовищным перепадом температур, и целых пять (немыслимое богатство) планет находились в зоне, в которой вода могла оставаться жидкостью, а не являла собой лед или пар. Крайние планеты из этой пятерки были мало приспособлены для жизни, потому что на ближней к центральному светилу вода оставалась в виде жидкости крайне ограниченный срок, в середине местной зимы и исключительно на полюсах, а на дальней – на более продолжительный срок, но опять же летом и на экваторе. Да и сколько было той воды… А вот три остальных оказались вполне себе ничего. Средняя так вообще могла считаться раем. Особенно низкие и средние широты. А поскольку наклон оси к плоскости эклиптики был незначительным, планета была практически избавлена от перепада температур и соответственно смены времен года.

Среднемесячная температура между пиковыми зимним и летним месяцами различалась всего на 3,7 градуса. Кроме того, система Эсгенты имела целых два астероидных пояса, обладающих почти уникальным девяностосемипроцентным коэффициентом Блеаза, что делало ее освоение делом практически неизбежным. Так что, хотя и считалась провинцией молодой, не слишком давно распрощавшейся со статусом колонии, по численности населения и уровню развития она могла дать фору подавляющему большинству старых провинций. Немудрено, что к защите этой системы империя подошла со всем возможным вниманием. Не только оснастив каждую из планет тремя орбитальными крепостями, но и расположив в системе мощную военную базу, на которой базировалась одна из самых боеспособных эскадр флота – одиннадцатая. Кроме того, в первом астероидном поясе был построен один из самых мощных в империи производственных конгломератов, включающий в себя не только мощные горнорудные комплексы, но и заводы по производству промышленного оборудования и большие верфи.

В общем, система Эсгенты являлась ключевым опорным пунктом всего приграничья. Ибо если бы она пала, ремонтировать корабли класса выше среднего, ну или в крайнем случае большой рейдер, в приграничье было бы уже негде. Так что, несмотря на то что, по мнению флотских аналитиков, тактика канскебронов на начальном этапе войны не предусматривала атак на сильно защищенные провинции, Эсгента из-за своего положения и уникальных особенностей оказалась исключением. Счастливым или несчастным – дело другое. И ее штурм был прекрасно рассчитан. Если бы не решение императора, своей собственной волей подтянувшего в систему Эсгенты помимо базировавшейся там одиннадцатой эскадры еще и третью, что было полным нарушением разработанного адмиралтейством плана боевого развертывания сил флота, эта провинция уже была бы под властью канскебронов. А решение свое император принял после того, как адмирал Эканиор, наплевав на субординацию и тысячелетние флотские традиции, через голову адмиралтейства напрямую вышел на секретариат императора и в личной беседе уговорил его поступить именно так. Это был рискованный шаг, крайне рискованный.

Ни первый лорд, ни остальные лорды адмиралтейства Эканиору его до сих пор не простили. Даже сейчас, когда выяснилось, что он был прав, стопроцентно прав. Впрочем, это было объяснимо. Адмирал – слишком высокопоставленное лицо, чтобы от него избавляться, и поэтому адмиралу могут простить многое: поражение в схватке, проигрыш битвы, сдачу системы, ведь для поражения всегда найдутся объективные причины и достаточные основания. Единственное, чего на флоте не прощают никому и никогда, – это попытки действовать через голову начальства. Ибо это прямой путь к обрушению всей структуры командования и соответственно потере надежного управления. Что есть неминуемый и самый короткий путь к поражению. Недаром нарушение структур управления и связи – первая задача любого нападающего. Идти путем силового давления и поочередного поражения группировок противодействующих сил и средств – самый тяжелый путь, требующий просто чудовищных силовых затрат. А стоит нарушить управление и взаимодействие, как все самые мощные и опасные группировки сил и средств мгновенно превращаются в слонов в посудной лавке и победа буквально сваливается в подставленные ладони того, кто сумел провернуть этакий финт. Поэтому в любого офицера с самого первого дня пребывания в военном училище флота неуклонно вколачивается принцип субординации. А адмирал Эканиор его нарушил…

Трель раздалась, когда Эканиор успел обработать почти две трети стены. Адмирал замер, покосился в сторону рабочего стола, но трель послышалась снова. Адмирал скривился и вздохнул. Нет, он не ожидал внезапной атаки. За последние полгода ему удалось не только полностью восстановить объем поля обнаружения противника, изрядно прореженный при штурме, но еще и выставить по наиболее вероятным маршрутам выдвижения его эскадр дальние посты обнаружения, использовав для этого не слишком пригодные для эскадренного боя внутри системы малые и средние рейдеры. На внезапный звонок императора тоже рассчитывать было глупо. Несмотря на тот случай, Эканиор прекрасно понимал, что на самом деле он не такая уж большая шишка. Ну подумаешь, командующий силами флота в системе. Таких, как он, почти две дюжины. И хотя, конечно, не всякий из них командует столь значительными силами и уж тем более вряд ли найдется еще один, чья система расположена на острие атаки врага, но формально все они равны. И между командующим силами флота в системе и императором – подушка еще в две дюжины человек, начиная от командующих флотами и заканчивая начальником Генерального штаба и первым лордом адмиралтейства.

Нет, все отдают должное его таланту, воле, упорству, благодаря которым он выцарапал победу в той отчаянной битве с канскебронами, но тем же самым мог похвастать не один десяток адмиралов. Да что уж там говорить, среди высшего состава флота было распространено мнение, что столь мощной силой, как две едва ли не самые боеспособные эскадры флота, опирающиеся на самый мощный в приграничье укрепрайон, можно было бы распорядиться и получше. Заметно уменьшив число собственных потерь и увеличив потери противника. И адмирал не сомневался, что подобное мнение непременно было донесено до ушей императора. Так что, скорее всего, на этот раз его беспокоит его непосредственное начальство, отношения с которым и так уже достаточно испорчены. Поэтому Эканиор еще раз вздохнул, аккуратно поставил секатор на фиксатор и без суеты, но споро спустился с лестницы, на ходу стягивая фартук. Не хватало еще какому-нибудь из лордов адмиралтейства воочию увидеть, как адмирал, будто простой садовник, возится с подрезкой ветвей.

К его удивлению (и легкому раздражению), звонило не непосредственное начальство. Когда он, быстро натянув на плечи китель, хлопнул ладонью по панели отзыва, на развернувшемся над поверхностью стола экране возникло лицо дяди.

– Привет, Эканиор, – шумно выдохнув, пророкотал он. – Тебе стоит получше вышколить персонал. Пока я сумел пробиться к тебе, прошло почти десять минут.

– Я приказал меня не беспокоить, – уныло покосившись в сторону стенки с плетевником, сухо проговорил адмирал.

– Это я понял, но, темная бездна, когда звонит председатель сената, можно шевелиться и поживее. А то все эти новомодные веяния насчет, так сказать, равенства перед законом и большей демократичности в общении точно не доведут до добра. Уж можешь мне поверить…

Продолжать препирательства смысла не имело. Конечно, дядя в самом деле являлся одним из самых влиятельных лиц империи, но эта его привычка постоянно подчеркивать и выпячивать собственную значимость адмирала всегда раздражала. Даже в те времена, когда он еще не был адмиралом и поддержка столь значительного родственника была ему ой как кстати.

– Я понял, дядя… могу я узнать, чем вызван твой звонок?

– А-а… ну да. – Лорд Эомирен, оседлавший свою любимую лошадку, на мгновение запнулся, затем нахмурился, рыкнул и нехотя перешел к делу: – Ну я вот почему звоню-то…

Когда экран погас, адмирал еще некоторое время смотрел в точку, в которой исчезло лицо председателя сената. Да-а-а, такого он не ожидал. И что в связи со всем этим предпринять ему самому? Где-то с минуту адмирал сидел неподвижно, а затем поднялся, медленным движением стащил с плеч китель и потянулся за брошенным на соседнее кресло фартуком. Спустя пять минут он уже стоял на стремянке, умело работая секатором. Все эти интриги, канскеброны и все такое – вещи, конечно, важные, но на данный момент у него есть гораздо более неотложнее дело – плетевник.

 

Закончив с подрезкой, адмирал вызвал вестового и велел прибрать срезанные ветви, а сам отправился в душ, слегка освежиться.

Когда спустя двадцать минут он появился в своем кабинете, его уже ждал адъютант.

– Надеюсь, у тебя для меня не слишком неприятные новости, – усмехнулся адмирал, приглаживая еще влажные волосы и протягивая руку за кителем. Адъютант несколько смущенно повел плечами:

– Лэр, прошу простить, но… капитан среднего рейдера QY233 «Новак» шип-коммандер Сиконай срочно требует прямой линии с вами.

– Со мной?

– Так точно, лэр. По закрытому каналу.

Адмирал недоуменно покачал головой.

– А что говорит начальник дивизии легких сил?

– Шип-адмирал Эснергази сам в недоумении. Он характеризует капитана рейдера как человека опытного и несклонного к эксцентричности. Так что, похоже, в последнем патруле действительно произошло нечто экстраординарное.

Адмирал Эканиор поморщился. Шип-адмирал Эснергази уже выслужил все мыслимые сроки, и, если бы не война, быть бы ему уже давно на пенсии. И так не слишком понятно, как шип-адмирал сумел так надолго задержаться на службе… впрочем, скорее понятно. В последние несколько лет перед войной Эснергази достиг прямо-таки виртуозного мастерства в искусстве быть незаметным. Он довольно умело сделал так, что все будто бы позабыли, что в составе одиннадцатой эскадры есть такое должностное лицо. Даже кадровики. Хотя как такое могло случиться – оставалось загадкой. Впрочем, на штабных совещаниях дивизию легких сил обычно представлял начальник штаба, основные документы подписывал первый зам, а с тылом эскадры и базы контактировал «зам по заду», который, похоже, щедро подкармливал и кадровиков. Так что они сидели тихо и не поднимали бучу. К тому же, к удивлению Эканиора, дивизия легких сил к моменту начала войны оказалась вполне в боеспособном состоянии. Коэффициент технической готовности ее превысил девяносто два процента, и это был самый высокий показатель среди всех соединений, находящихся под командованием Эканиора. Так что ему не приходилось особо ломать голову, где взять корабли для дальнего патрулирования. Поэтому Эканиор скрепя сердце решил и дальше терпеть в своем эшелоне командования подобного начальника-невидимку, памятуя о древнем армейском правиле – не спеши избавиться от нерадивого подчиненного, замена может быть гораздо хуже. Тем более что, судя по конечным результатам, нерадивым Эснергази также назвать было сложно.

– Ну что ж, если так, то давайте пойдем навстречу, – тут адмирал криво усмехнулся, – опытному и несклонному к эксцентричности капитану.

Его поступок бумерангом вернулся к нему самому. Теперь уже офицеры его эскадры пытаются разрушить структуру командования, обращаясь напрямую к нему и плюя на своих непосредственных начальников. Ну-ну… да сохранят святые стихии этого капитана Сиконая, если его информация не покажется адмиралу достойной подобного поступка.

В принципе консоль рабочего стола обеспечивала достаточную степень защиты, чтобы открыть защищенный канал прямо из кабинета, но здесь все еще возился вестовой, корректируя работу робоуборщика, так что адмирал решил перейти в комнату ЗАС, расположенную этажом ниже, рядом с шифровальным отделом.

– Слушаю вас, шип-коммандер, – довольно сухо начал он, едва слегка белесое из-за работы системы ЗАС лицо капитана рейдера возникло на экране.

– Лэр адмирал, капитан среднего рейдера QY233 «Новак» шип-коммандер Сиконай. Докладываю, что во время выполнения задачи по дальнему патрулированию в квадрате 23Nj667 моим рейдером был перехвачен неизвестный крайдер, следовавший курсом ZZ11678. При проведении процедуры перехвата было установлено, что это QQ1462 «Бегун-24» под командованием пайлот-коммандера Саркоза, приписанный к столичной базе флота. При сверке по реестру крайдер числился в пропавших без вести. На борту крайдера были обнаружены трое гражданских лиц – леди Эсмиэль Энонокарей Эрой баль Снольсаматер Эонеон с супругом и его сест…

– Кто? – слегка ошарашенно переспросил адмирал. Капитан запнулся, а затем повторил:

– Эсмиэль Энонокарей Эрой баль Снольсаматер Эонеон.

Адмирал удивленно покачал головой. Да уж, новость! Эта весьма эксцентричная юная леди, и ранее не раз шокировавшая свет своими сумасбродными выходками, особо прославилась тем, что, вроде как заняв никак не обозначенную в дворцовом протоколе, но от этого не менее официальную и весьма влиятельную должность фаворитки императора, не нашла ничего лучшего, как бросить все и сбежать из империи с каким-то варваром, приговоренным к тому же к смертной казни за убийство наследника высокого дома. Адмирал знал об этом не слишком много, да и то скорее благодаря близкородственным контактам. Новость была скандальная, нет слов, и все же не оправдывала капитана, посмевшего запросить личный канал с командующим через голову непосредственного начальства.

– Хорошо, капитан. Надеюсь, у вас есть что-нибудь еще. – Адмирал нервно дернул рукой, давая понять, что если это все, то капитана рейдера ждут самые увесистые знаки недовольства со стороны адмирала Эканиора.

– Да, лэр адмирал. – Капитан рейдера на мгновение замолчал, как будто не решаясь продолжить, а затем вздохнул и, мотнув головой, как будто давая команду себе самому не дрейфить, решительно заговорил: – Из доклада капитана крайдера выяснилось, что крайдер, на борту которого находилась леди Эсмиэль Энонокарей Эрой баль Снольсаматер Эонеон, несколько месяцев назад был захвачен в плен эскадрой канскебронов и отбуксирован на искусственную планету Малая Гронта…

Услышав это название, адмирал подался вперед. Они не так много знали о Единении канскебронов, но наименования местообиталищ шести Верховных контролеров были известны. Именно наименования. Поскольку ни имена, ни уж тем более координаты звездных систем, в которых они находились, разведке империи установить не удалось. Да и наименования стали известны во многом из-за того, что сами канскеброны их не особенно и скрывали. Так что если капитану крайдера каким-то чудом удалось определить координаты Малой Гронты…

– Продолжайте, капитан!

Шип-коммандер Сиконай облизнул внезапно пересохшие губы и заговорил…

Из комнаты ЗАС адмирал Эканиор выбрался в изрядно изумленном состоянии. Остановившись в коридоре, он растерянно похлопал себя по карманам, а затем, вспомнив, что бросил курить еще пятнадцать лет назад, досадливо махнул рукой и потер лицо. Что же творится в этом самом дерьмовом из миров? Мироздание летит вверх тормашками? Или просто мы все еще не слишком хорошо в нем разбираемся? Адмирал покосился через левое плечо, не сидит ли там кое-кто весьма ехидный, мотнул головой и двинулся к своему кабинету.

Утвердившись за своим рабочим столом (что помогло адмиралу слегка вернуть душевное спокойствие), он вызвал старшего инженера эскадры. Тот все время пропадал на верфях, адмирал, если бы не пекся так сильно о секретности, и не подумал бы обращаться к старшему инженеру. Но в нынешних обстоятельствах других вариантов не было. Адмирал и старший инженер эскадры были знакомы уже почти пятнадцать лет, если бы не пропасть, разделявшая высокородных и простолюдинов, можно было бы сказать, что они даже дружили. Так что Эканиор был уверен, что старший инженер сделает все, что он ему прикажет, и при этом не будет задавать лишних вопросов.

– Саронгар, – отрывисто начал адмирал, едва лицо старшего инженера высветилось перед ним, – мне нужен док.

– Лэр? – озадаченно переспросил тот.

Адмирал сморщился. Похоже, он поторопился. Ведь старший инженер понятия не имел о том, что стало известно ему самому какие-то пять минут назад. И, положа руку на сердце, адмирал собирался сохранить это положение и дальше.

– Саронгар, – вновь начал он уже несколько спокойнее, – мне нужен какой-нибудь отдаленный док. Небольшой. Вмещающий средний рейдер. Возможно, даже не совсем исправный. Главное, чтобы работала ФВУ и генераторы искусственной гравитации. Он будет использоваться лишь в качестве стоянки. Что ты можешь мне предложить?

Старший инженер озадаченно потерся щекой о плечо:

– Док…

– Да. Он нужен лично мне, понимаешь? Причем желательно, чтобы он был несколько… в отдалении от посторонних глаз и ушей.

– Да, лэр адмирал, – кивнул старший инженер и извлек наладонный многофункционал. Некоторое время он сосредоточенно листал что-то на высветившемся рабочем столе, затем поднял взгляд. – В таком случае мне кажется, что лучшим будет вариант с «Праймериз-24».

Адмирал молча ждал.

– Это небольшой дабблер, построенный для обслуживания рудовозов во втором астероидном поясе. Флот использовал его для предварительной разборки тех кораблей, восстановление которых имеющимися мощностями не представлялось возможным. Но вот уже полтора месяца он пуст. Сами знаете, сейчас никаких разработок во втором астероидном поясе не ведется.

Сразу после штурма системы канскебронами, когда было совершенно неясно, будет ли второй штурм, а если будет, то как скоро, флот подгреб под себя все ремонтные мощности, стараясь как можно быстрее вернуть в строй все корабли, какие только возможно. Так что у его старшего инженера была под рукой информация по всем докам, эллингам и причальным терминалам системы. И хотя сейчас большая часть коммерческих доков была уже передана обратно в пользование владельцев, некоторые флот продолжал использовать для своих нужд. Впрочем, владельцы, как правило, не слишком возражали. Ибо подавляющее большинство таких объектов не только уже давно не использовалось по прямому назначению, но еще и находилось в крайне плачевном состоянии. А тут флот не только выплачивал пусть и скромную, но все же вполне реальную плату за аренду, да еще приводил объекты в относительный порядок. Ну насколько это было реально.

– Он в рабочем состоянии?

– Да, хотя законсервирован. Но я немедленно отправлю…

– Отправь тех, без кого сможешь обходиться достаточно длительное время, – прервал его адмирал, – и сбрось мне координаты дока по закрытой линии. А потом сразу же удали информацию о нем из общей базы данных.

Старший инженер удивленно воззрился на адмирала. Это была совершенно не его задача. Для этого существовали другие.

– Саронгар, – терпеливо пояснил ему Эканиор, – сделай это сам. Чем меньше людей будет знать о том, что с этим доком связаны некие действия, тем мне будет легче сохранить режим секретности. Ну неужели ты не понял, что я не просто так вышел напрямую на тебя, а не передал распоряжение по команде?

– Да, лэр адмирал, – сказал старший инженер и смущенно потупился.

– Как скоро док будет готов к приему корабля?

– Сам процесс выхода аппаратного комплекса на рабочий режим займет часа четыре, но затем нужно будет провести тестовую проверку в рабочем режиме. Так что через сутки.

– Отлично. Мне это подходит.

Старший инженер кивнул и отключился. А адмирал Эканиор откинулся на спинку кресла и потер виски. В принципе то, чем он сейчас занимался, согласно военной части уголовного кодекса квалифицировалось однозначно – воинское преступление. Потому что ему требовалось сразу по получении сведений от капитана среднего рейдера немедленно вызвать начальника контрразведки эскадры и поставить ему задачу прибыть на борт рейдера и провести расследование на предмет достоверности полученных сведений. Ну и непременно поставить в известность адмиралтейство. Однако после звонка дяди адмирал Эканиор был уверен, что в высших эшелонах власти империи должна вот-вот начаться некоторая заварушка. И он практически не сомневался, что лишние козыри на руках ему лично не помешают. Тем более что без этой заварушки шансов поправить свое пошатнувшееся реноме в глазах лордов адмиралтейства он практически не видел. А вот если все пойдет как надо…

Капитан рейдера откликнулся практически сразу. Адмирал лично продиктовал ему координаты дока и приказал отправиться в указанное место, задокероваться и ждать дальнейших распоряжений в режиме полного радиомолчания.

Спустя час адмирал спустился вниз. В столовой старшего офицерского состава как раз было время обеда. Адмирал быстро прошел через коридорчик, отделявший лифтовой холл от дверей общего зала, и, приоткрыв дверь, заглянул внутрь. Столовая была почти пуста, но человек, который был ему нужен, оказался на месте. Эканиор удовлетворенно кивнул и, быстро развернувшись, проследовал в собственный зал. Заняв свое место, он небрежным жестом подозвал официанта, замершего у столика с блюдами, накрытыми серебряными крышками, и приказал:

– Милейший, сходите в общий зал и попросите штурм-бригадира Сагропея присоединиться ко мне. И приготовьте второй прибор.

 

Официант склонился в поклоне и тут же исчез.

Штурм-бригадир Сагропей возник в адмиральском зале спустя минуту. Похоже, он выскочил из-за стола, даже не успев дохлебать первое. Во всяком случае, на роскошных усах штурм-бригадира так и висела нарезанная капуста.

– В-ваше… – раскатисто начал штурм-бригадир и тут же запнулся, среагировав на жест адмирала.

– Садитесь штурм-бригадир, – величественно кивнул Эканиор. – Я, проходя мимо, заметил вас в столовой и решил пригласить столь славного офицера пообедать вместе со мной.

– Благодар-рю, лэр адмирал, – на полтона ниже пророкотал штурм-бригадир, осознав, что начальство бережет уши. И с подчеркнутой молодцеватостью шумно сел на указанное небрежным движением адмиральских пальцев место.

Обед прошел вполне ожидаемо. Адмирал аккуратно расправился с небольшой вазочкой салата аркомбрэ и ломтиком томбрейской рыбы-клинка под острым соусом, запивая остенийским белым, а штурм-бригадир умял целую миску квашеного перца, еще одну порцию капустного супа и солидный кусок жаренной на гриле печени с овощным гарниром, сдобрив это доброй порцией перцовочки. Впрочем, когда ему принесли первый стаканчик настойки, он слегка покраснел и покосился на адмирала, но тот лишь поощрительно улыбнулся. Для успешного воплощения его планов легкое опьянение штурм-бригадира было только на руку.

Они уже перешли к десерту, каковой для адмирала представлял собой чашечку ароматного мате, а для штурм-бригадира – стакан пива (отчего его уже изрядно покрасневшая физиономия стала просто багровой), когда адмирал наконец задал тот самый вопрос, ради которого этот бравый вояка и появился в адмиральском зале.

– Э-э, штурм-бригадир, не могли бы вы оказать мне услугу?

– Мм, – взревел багровый штурм-бригадир, с грохотом отодвигая кресло и вытягивая в струнку. – Ваше…

– Ну что вы, бригадир, сядьте, – тут же вскинул руку адмирал, слегка озадаченный подобным рвением. – Речь идет всего лишь о небольшой личной услуге.

– Рад стараться! – снова понизил свой грохочущий голос штурм-бригадир.

– Весьма благодарен, – благосклонно склонил голову адмирал. – Так вот, дело в том, что я прикупил на поверхности небольшое поместье… – Что было сущей правдой, только вот покупка произошла за пару дней перед самой первой атакой канскебронов. – Оно в весьма плачевном состоянии, поскольку прежние владельцы его совершенно забросили. Вследствие чего в окрестных лесах расплодились крылатые богомолы… – И это также было правдой. – Так что я был бы весьма благодарен, если бы вы смогли сформировать команду охотников, вооруженных легким оружием, для того чтобы сейчас, пока у нас затишье, они немного проредили этих несносных тварей.

Багровая рожа штурм-бригадира озарилась сиянием крайнего служебного рвения.

– Ва… кхм, слушаюсь, лэр адмирал. Мои ребята будут просто счастливы оказать вам подобную помощь. Уж можете мне поверить.

– Прекрасно, прекрасно… В таком случае я жду их завтра в малом зале для совещания. Уже экипированных. Пусть захватят сухой паек дней на десять, я же сказал: поместье это – просто руины. Ну да ладно, серьезно я займусь им после победы. – Адмирал поощрительно улыбнулся. – Скажем, часам к трем. Я их сам проинструктирую.

– Будет сделано, лэр адмирал. – Штурм-бригадир молодцевато брякнул каблуками об пол.

– Вот и отлично, – закруглил беседу адмирал, поднимаясь из-за стола и давая этим понять, что беседа окончена.

Через пять минут он уже входил в свой кабинет. Что ж, еще одна задача решена. И вполне успешно. Он сумел сформировать подразделение для охраны особо важных… кого? Ну будем считать – гостей. Причем не привлекая к этому ни комендантских подразделений, ни спецназа контрразведки. Так что можно надеяться, что Старый Лис останется в неведении хоть на некоторое время. Но теперь надо сделать еще кое-то, чтобы извлечь хоть какую-то значимую пользу из пребывания «гостей» в системе Эсгенты. Адмирал сел за рабочий стол и быстро набрал кодовый номер абонента. Слава святым стихиям, он был на месте, то есть в том месте, которое позволяло осуществлять связь по закрытому каналу. Спустя несколько секунд над поверхностью стола развернулся односторонний голоэкран. Адмирал несколько мгновений подождал, пока изображение стабилизируется, а затем быстро заговорил:

– Нет времени все объяснять, дядя. Просто послушайте. Мне нужно, чтобы вы связались с кем-то из ваших местных друзей на поверхности и попросили предоставить в мое распоряжение команду сильных программистов и системщиков. По некоторым причинам, которые находятся в прямой связи с вашими планами, мне представляется целесообразным не использовать в одном небольшом личном проекте персонал флота.

Лорд Эомирен смерил адмирала, как обычно, насупленным взглядом, а затем спросил:

– А позволено ли мне будет поинтересоваться, что это за личный проект?

Эканиор слегка скривился: вот в этом весь дядя – всегда предпочитает быть в курсе всего. Но делать нечего. Всего адмирал, конечно, раскрывать не собирается, но хоть что-то придется рассказать.

– Дело в том, дядя, что пару часов назад капитан одного из патрульных средних рейдеров доложил мне…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru