Litres Baner
Сердце волчье

Роман Дингер
Сердце волчье

«…Если хочешь стать ты зверем – поклонись Сатане. Ибо властен он над душою зверя, ибо сам – Зверь, и ликом черен…

…Ночью темною, когда светила небесные начнут свой хоровод, произнеси слова клятвы страшной, душу зверя призывающую, сбрось одежды свои, ибо не дадут они тебе свободы. Взалкай крови – и выпей, дабы познать вкус ее…»

Часть 1

Глава 1

Апрель 2171 года

Солнце нехотя выглянуло из-за туч, на мгновение осветив желтым улицы, потом неторопливо исчезло, решив, что с него достаточно. И вместе с ним исчез свет, которого и так было мало в последние месяцы. Улица погрузилась в сумрак и тишину, нарушаемую лишь воем тяжёлых моторов.

Большой бронированный джип, с черно-желтой эмблемой ИВК, несся по полупустым улицам. За ним, держась поодаль, неслись еще три, но уже без опознавательных знаков. Редкие прохожие жались к стенам, увидев машины с эмблемой, которая обычно становилась для многих предвестником бед, но джипы, не останавливаясь, пролетали мимо на большой скорости… На повороте к узкой улице, ведущей к большому, кирпичному зданию, машины остановились. И, как по команде, распахнулись двери, выпуская из недр машин людей, слаженно и быстро начавших окружать здание, будто повинуясь неслышным командам. Из головного джипа нехотя вышел высокий человек, в строгом чёрном плаще, захлопнул дверь и огляделся. Потянулся, недовольно растирая поясницу, потом поднял руку, и направился к двери. Люди, приехавшие с ним, выстроились вдоль стен, направив оружие стволами вниз.

Человек состроил гримасу. Постоял мгновение перед тяжёлой металлической дверью, будто раздумывая, что с ней делать. Пожал плечами и просто вдавил кнопку звонка до упора.

– По какому вопросу? – осведомился голос из динамика, встроенного в стену, рядом с дверью.

– По приказу Императора, – ответил человек. – Военная Канцелярия.

– В доступе отказано, – ответил спокойно голос. – Только согласно предписанию.

– Как хотите, – пожал высокий плечами. – Тогда я отдаю приказ взорвать здание. Простите за беспокойство.

Он повернулся спиной к двери и сделал шаг вперёд, вновь подняв ладонь, будто закованную в чёрную кожаную перчатку. Замок звучно щелкнул, и тяжеленная дверь медленно поползла в сторону. Человек усмехнулся и обернулся. Пробормотал что-то вроде «Вот и прекрасно…», кивнул головой стоявшим возле стен бойцам и вошел. Дверь тут же закрылась обратно.

– Предписание, сэр!

Человек вошёл в небольшой тамбур и остановился, сделав всего два шага. Остановился, чтобы прочесть правила посещения лаборатории, высветившиеся перед ним на голографическом экране. Дальше всё равно бы не прошёл, потому что не была открыта прозрачная дверь из бронированного стекла. Тронув пальцем стекло, пришедший углубился в чтение, машинально стряхивая с пальца сероватую пыль. Но не успел дочитать до конца, как по ушам стеганул короткий возглас:

– Стойте на месте!

– Стою, – не глядя ни на кого, спокойно сказал высокий и продолжил читать.

К нему быстро направлялись двое охранников, настороженных, хмурых, оружие наперевес. Остановились перед тамбуром:

– Ваше предписание?

– Одну минутку, господа, – поднял палец вверх человек, дочитывая медленно плывущие строчки.

Охранники переглянулись. Занервничали. Один протянул руку к груди, на которой поблескивала рация, но остановил движение, когда пришедший вдруг посмотрел на него и громко произнёс:

– Всё.

– Что – всё? – удивился один из охранников.

– Я к вашим услугам. Вы что-то спрашивали?

Охранники молчали. Один отступил на два шага назад, взялся за рацию и принялся что-то в неё говорить, поглядывая искоса.

– Простите, сэр! – Пришедший вежливо постучал пальцем по двери. – Можно спросить?

Второй охранник кивнул.

– У вас тут написано, при входе, при необходимости, устраивается обыск? – Дождавшись кивка, он продолжил. – Но как вы собираетесь меня обыскивать тут? За дверью?

Охранник посмотрел на первого. Тот кивнул и обратился к человеку:

– Сэр, ещё раз. Откуда Вы?

– Военная Канцелярия.

– Предписание или ордер при Вас?

Пришедший кивнул:

– Естественно. Я бы не стал беспокоить столь уважаемое учреждение по пустякам, и, если Вы позволите, то я…

– Здесь просто склад, – перебил его охранник. – Не понимаю, почему он интересует Военную Канцелярию.

– Позвольте пройти, господа! И я отдам вам письмо, из которого вы всё поймёте.

Они колебались недолго. Первый охранник кивнул второму, и щелкнул маленьким пультом. Дверь медленно поползла вбок. Пахнуло лёгким запахом медикаментов и прохладным воздухом. Человек проследил взглядом за дверью и сунул руку в карман.

– Стойте спокойно! – отступил на шаг охранник, поднимая оружие. – Письмо!

– Минутку, – спокойно ответил высокий, медленно вынимая руку. – Вот, прошу…

Всё дальнейшее продлилось мгновение: маленький плотный конверт полетел к охраннику, который отвел ствол в сторону, в попытке поймать письмо. И сделал шаг в сторону перекрывая пришедшего от второго. Мощный пистолет негромко выстрелил дважды, отбрасывая охранников назад. Потом хлопнули ещё два выстрела. Высокий невозмутимо посмотрел на тела, прошел к маленькой кабинке и нажал синюю кнопку. Металлическая входная дверь дрогнула, открываясь, и коридор быстро наполнился людьми, которые ожидали снаружи. Часть из них быстро бросилась в комнату охраны, а часть пошла следом за высоким вглубь помещения, к ступенькам, ведущим в подвал…

– И всё же, мир мало изменился, – пробормотал человек, зябко кутаясь в плащ. – Особенно для тех, кто попадается на старые уловки.

В лаборатории было тихо. Если не считать писка нескольких приборов.

Тяжелые шаги по коридору. Потом стеклянная дверь распахнулась от сильного толчка, и в комнату зашел высокий человек, в черном плаще. Высокий, с холодными глазами, он остановился, обвел взглядом комнату, неторопливо прикрыл дверь и покачал головой. Красли удивленно посмотрел на него и отложил в сторону маленький прибор:

– Что Вам нужно, молодой человек?

Вошедший вздохнул. Неторопливо выудил из кармана пластиковую карточку, сунул под нос профессору и вежливо ответил:

– Капитан Кроу. Имперская Военная Канцелярия. Вы арестованы, господин профессор.

– Что за глупости? – изумился Красли. – По какому праву?!

– Приказ. Вы уж простите великодушно, но у меня предписание…

Он опять вздохнул, зачем-то посмотрел на потолок и вдруг резко, наотмашь, ударил профессора. Тот вскрикнул и упал, опрокинув небольшой пластиковый столик с колбами.

– Я сказал – Вы арестованы, – повторил высокий. И махнул рукой.

Моментально стало шумно… В лабораторию ворвались вооружённые люди, быстро заполнили комнату, нацелив оружие на профессора и грамотно заняв позиции по всей комнате. Высокий поморщился, переступил через Красли и направился к двери, находившейся в дальнем углу лаборатории. Остановился на секунду и произнес, ни к кому не обращаясь:

– Теперь всеми разработками будет заниматься Канцелярия. Увы. Ей и нам. А так же Вам, Красли… Смиритесь.

И, быстро набрав код на электронном замке, толкнул дверь… Красли приподнялся на руках, пытаясь что-то сказать, но один из солдат наступил ему на шею, заставив лечь лицом на пол:

– Лежать.

– Умоляю… – прохрипел профессор, пытаясь вывернуться. – Скажите ему, что не нужно туда!

– Лежать!

– Пожалуйста, Вы должн…

– Лежать! – И тяжелый ботинок придавил ещё сильнее, заставив захрипеть…

Капитан Кроу открыл дверь комнаты, дождался, когда вслед за ним зайдёт ещё один человек, такой же высокий и рослый. Дождался, когда закроется дверь, с тихим чмокающим звуком, и снял перчатки. Окинул взглядом приборы. Подошел к блоку жизнеобеспечения, постоял минуту, разглядывая данные. Кивнул. Потом направился к кушеткам, в дальнем углу комнаты, стоявшим за прозрачными пластиковыми перегородками. Медленно отодвинул одну в сторону и удовлетворённо вздохнул. Напарник Кроу, капитан Ферро, сел на стул, не сводя взгляда с капитана:

– Мик, может, все-таки скажешь, какого черта мы ищем здесь?

– Всему свое время, капитан. Если ты читал утреннюю директиву, то сам поймешь.

– Директиву? Какую? Ах, директиву… Ты про «Перевертыш», что ли?

– Про него.

– Прочел, но не совсем понял…

Капитан Кроу задумчиво рассматривал две кушетки, на которых, накрытые простынями, лежали два тела, подключенные к блоку жизнеобеспечения. Подошел, приподнял одну простыню, и покачал головой:

– Надо же… Ничем не отличаются от людей. Когда изучал дело, думал, что это шутка. Оказалось, что нет. И что это возможно. И они существуют…

– Кто? – спросил Ферро. – А, эти… Даже не знаю, как из назвать. Зверолюди? Или людозвери? – засмеялся он. – Я тоже читал, Мик. Ты знаешь, это невозможно. Вот скажи мне, как это так – создать такое? Как-то пробовали ведь уже?

– Неважно как, – ответил Кроу, даже не улыбнувшись. – Важно, что опыты удались.

Ферро стер улыбку с лица. Легко вскочил со стула и подошел к Кроу. Заглянул под простыню и ахнул:

– Господи Всевышний! Он живой?

– Еще как. – Кроу продолжал смотреть на тело, стараясь оставаться невозмутимым, но удавалось плохо. – Я бы не поверил, если бы не знал…

– Ты о чем? Об опытах? – Ферро подошел ко второму телу, и присвистнул. – Женщина!

– А ты что думал? Так и было рассчитано, мужчина и женщина. – Кроу накрыл тело и подошел к напарнику. – Женщина. Молодая. И очень хороша собой…

– Я тоже заметил. – Ферро тронул пальцем руку женщины. Потом как-то осторожно погладил ее по щеке. – Хм… Живые. Под наркозом, наверное. Ты знаешь, Мик, я бы не отказался с ней встретиться, правда, в другой ситуации… – Он долго вглядывался в лицо женщины: крепкое тело, вьющиеся каштановые волосы, аккуратный точёный нос, волевой подбородок, который ей очень шёл. Красивая, мысленно вздохнул Ферро. Если бы не… – Ох… – он оторопело уставился на пальцы женщины, на которых, с хорошо слышным хрустом, стали удлиняться ногти – Господи Всевышний…

 

Кроу быстро сделал шаг назад, выхватил пистолет, направляя его на женщину:

– Ферро, отойди! Отойди, говорю!!!

Но Ферро не успел…

Женщина резко села, схватила Ферро за горло и одним движением вырвала ему кадык. Оттолкнула тело и развернулась к Кроу:

– М-гр-р-р…

Кроу оцепенел. Он смотрел, как на пол летит, словно в замедленном кино, окровавленный кусок плоти, оставив на полу красный след… как хрипящий Ферро грузно валится на пластиковую перегородку, пачкая ее густой кровью, толчками бьющуюся из разорванного горла. Как женщина быстро выдергивает иглы капельниц из рук и груди.

Она глухо кашлянула и оскалилась. Лизнула окровавленный палец и посмотрела на Кроу.

Капитан, помня личный приказ Стамма не стрелять, затоптался растерянно на месте, продолжая держать женщину на прицеле:

– Подожди! Я все объясню! Стой, не делай ничего! Выстрелю же!!!

Женщина выгнулась и застонала, вцепившись пальцами в кушетку. Явственно хрустнула обшивка. Кроу побледнел, увидев, как начинает деформироваться лицо женщины. Как удлиняется нос, как меняются зрачки глаз, как лезут клыки. Как неожиданно она стала покрываться темной шерстью. Как руки и ноги выгибались с хрустом, в неестественное для обычного человека положение… Женщина медленно опустилась на пол, встав на четвереньки. Тихо рыкнула, тряся головой. Замерла на мгновение, потом как-то странно встряхнулась и поднялась. Приблизилась к Кроу, совершенно игнорируя направленное на нее оружие.

– Господи…

Капитан все отступал и отступал, держа пистолет перед собой, пока не уперся спиной в стену. Существо, которое еще минуту назад было женщиной, остановилось перед ним и произнесло хриплым голосом:

–Гд’е… проф’ессор?

Капитан, не в силах произнести и слова, просто показал рукой на дверь. Существо постояло секунду, глядя прямо в глаза Кроу, потом одним прыжком пересекло почти всю комнату и выскользнуло за дверь…

Сначала было тихо. Потом раздался чей-то вопль, безнадежный, страшный. Еще один. Выстрелы. Шум разбивающегося стекла. И опять крики. Короткая очередь – тишина. И напоследок – глухое, сдавленное рычание…

Кроу закрыл глаза, и опустил пистолет, когда почувствовал у своего лица прерывистое дыхание. Тихо сказал:

– Пожалуйста… У меня приказ…

Он не смог закричать, когда мощные клыки вцепились ему в горло.

Последнее, что он увидел – серо-зеленые глаза зверя, который его сейчас убивал…

Красли поднял голову, когда неведомая сила снесла солдата, который удерживал его. Только тонкий вскрик, а затем последовали выстрелы. Профессор сжался на полу, обхватив голову руками…

И через какое-то время увидел, как в лабораторию метнулась огромная темно-серая тень. Сердце оборвалось. Он вскочил, и, оскальзываясь на скользком от крови полу, бросился в комнату. Споткнулся о чью-то оторванную руку, но удержался на ногах. И замер в дверях, увидев, происходящее…

– Линда, нет!!!

Красли рванулся к ним, вцепился в шкуру существа, силясь оттащить его от тела Кроу. Существо легко отмахнулось от него, зарычав, и продолжало рвать тело…

– Линда!!! Стоп!!!

Существо остановилось, тяжело дыша. Отпустило тело капитана, отшвырнув его в сторону. Потом опустилось на пол. Облизало себе лапу и тихонько заскулило.

Шерсть медленно стала редеть, втягиваясь в поры кожи. Когти укоротились. Лицо приобретало черты человеческого лица, деформируясь на глазах, с неприятным хрустом…

– Что же ты наделала, девочка… – потрясенно сказал профессор, глядя на окровавленные останки. – Нам теперь придется бежать.

Он склонился над Кроу. Пощупал пульс, потом обреченно вздохнул. С такой раной шансов нет…

*

Солнце как-то умудрилось протиснуть между двумя тяжелыми шторами тонкий лучик. Яркий солнечный зайчик, уютно устроившийся на мягком ковре, выглядел совершенно нелепо. Словно посланец из другого мира. Лонг задумчиво посмотрел на него, неторопливо подошел к шторам и одним легким движением сдвинул их. Луч солнца мигнул в последний раз, вспыхнув на мгновение, и исчез…

Лонг постоял минуту, рассматривая зачем-то штору, потом вернулся в свое кресло. Уселся, скрестив ноги, и посмотрел на Стамма:

– Надеюсь, Вы сможете мне все объяснить, рейхс-полковник?

– Судя по всему, опыты оказались удачными. И не отрицайте, Лонг. Сами знаете, мы умеем работать хорошо, несмотря на все ухищрения… – рейхс-полковник Стамм подвинул к себе листки, которые в беспорядке лежали перед ним на столе, и собрал их в стопку. – С другой стороны – а зачем бы вам так прятаться? Мы же все одним миром мазаны, и оба ведомства работают во благо одной страны. Короче, Лонг… Мы решили, что пора взять под контроль все работы, проводимые профессором Красли.

– Почему? – спросил Лонг, вытирая лысину. – Ваша Канцелярия не хотела выделять средства для опытов. Почему теперь вы хотите все отобрать?

– Не отобрать, господин министр, не отобрать… – поднял палец вверх Стамм. – А всего лишь взять под контроль. Мы даже согласны наравне финансировать проект, но контроль осуществлять будут наши специалисты. Наравне с вашими… Вот, пожалуйста, подпись Императора… – перед Лонгом лег лист. Он скользнул по нему глазами, потом кивнул. – Да, я признаю наше скудоумие… – хмуро улыбнулся рейхс-полковник, – признаю, что сначала нам показалась бредовой идея скрестить на уровне ДНК клетки животных и человека. Вы тоже наслышаны о неудачных опытах, проводимых нашим ведомством. Нам нужно было время, чтобы понять, что такая возможность есть. Профессор Красли просто великолепно справился с этой задачей, не так ли?

Министр Имперской Безопасности молча смотрел на лежащий перед ним лист.

– Ну же, господин Лонг, будет Вам! Мы же не пытаемся закрыть проект. Мы предлагаем свою помощь. Подумайте, в конце концов, о безопасности Империи. Если все получится, представьте, какие неограниченные возможности нам дает разработка!

– И какие?

– Лонг, иной раз Вы ведете себя, как полный идиот. Вы прекрасно знаете, о чем речь. – Стамм швырнул пишущую ручку на стол и уставился на министра. – Я повторю: мы не забираем ваши разработки, а всего лишь присоединяемся к ним, и согласны уступить часть оборудования военных лабораторий.

Лонг согласно кивнул головой, думая о своем. Потом вздохнул:

– К сожалению, мне нечем крыть. Мы с вами на равных позициях. И думаю, что Императору вряд ли понравится конфронтация двух ведомств, отвечающих за безопасность страны.

– Вы умный человек, господин министр, – улыбнулся Стамм.

– Но это не значит, что я целиком и полностью Вам буду доверять, – отрезал Лонг и встал. – Имейте в виду, подпись Императора не ставит решающую точку в этом деле.

– Ну что Вы, министр! – поднял рейхс-полковник ладони вверх. – Все зависит от нас с Вами…

– Стамм, разрешите вопрос?

– О чем Вы? Конечно, валяйте!

Министр чуть поморщился, и, нагнувшись к рейхс-полковнику, тихо спросил:

– Почему военные всегда приходят на готовое? Если у вас мозгов нет, вы, как падальщики, всегда приходите на пиршество. Готовы украсть, своровать идею, работу… Почему?

Стамм откинулся в кресле:

– Все во благо Империи, Лонг. Все лишь для нее. Назовите мне хоть одно военное ведомство, которое что-нибудь сделало лишь для своих личных целей? Хоть одно? Нет? Почему? А все потому, что делалось во имя страны! Или Вы не патриот?

– Каков слог… – фыркнул Лонг.

– Зато – правда, – парировал рейхс-полковник.

Лонг ничего не сказал, повернулся и пошел к двери, как-то тяжело опустив плечи…

*

*

Я чихнула и вытерла губы ладонью. Потом с ужасом посмотрела на тело и оттолкнула его ногой:

– Черт… Ну почему опять…

Профессор медленно поднялся с пола и подошел ко мне:

– Это я виноват, Ли. Мне надо было удалить ген, отвечающий…

– Да хватит уже, – перебила я, стараясь подавить тошноту. – Все равно не понимаю в генной инженерии ни черта. И вообще не об этом. Я их всех убила, да?

Красли кивнул. Потом вытащил из кармана маленький телефон, начал набирать номер. Когда ответили, Красли заговорил, четко, размеренно, словно забивал гвозди:

– Майлс?.. Да, я… Нас опять нашли… Нет, ни в коем случае!.. Знаешь, Линда немного перестаралась… – косой взгляд в мою сторону. – …нет-нет, но это были ребята из Военной Канцелярии… Майлс, готовь отправку… не знаю, в лучшем случае – неделю еще сможем прятаться, так мне думается… свяжись с ЦЗТ, пусть готовятся… расходы?.. Стандартно, Майлс!.. Все, через десять минут – жду, поговорим еще… До связи!

Профессор закрыл телефон, потом опять тронул шею военного, лежащего в луже крови, и коротко мне бросил:

– Ли, одевайся. И разбуди Пола. Мы уходим отсюда…

Я не стала перечить. Быстро подошла к кушетке, где лежал брат, и легонько тронула его за плечо:

– Пол! Вставай. Мы уходим. Слышишь?

Брат нехотя открыл глаза и потянулся. Потом покрутил носом и сел:

– Кровь? Я чувствую кровь…

– Даже не вздумай, – толкнула его в плечо и швырнула его одежду ему на колени… – Это человеческая кровь.

– Я так и понял, – проворчал Пол. – Кого-то уже убили?

– Что значит – уже? – возмутилась я. – Пока ты спал, на нас напали. Я не выдержала, Пол… Он меня тронул, представляешь? Они профессора избили!

Чувствуя, что сейчас разревусь, села на кушетку и закрыла глаза:

– Ну почему? Ведь сами сказали, что проект национальный. Из всех добровольцев мы с тобой только и подошли по всем параметрам. Сказали, что мы под охраной. А теперь на нас нападают… На нас в последнее время очень часто нападают. Ну почему?!

Красли молчал. Вздохнул горько и обнял меня:

– Линда, девочка, не надо… Так было всегда. Люди боятся чего-то неизведанного, чего-то, что против человеческой природы. Такие уж люди, не надо их винить. А если серьезно – ты и Пол представляете довольно интересный материал для изучения. И мои исследования тоже.

– Ты тоже человек, если не забыла, – съехидничал Пол, натягивая штаны. – И оденься уже сама!

Я всхлипнула:

– Не забыла. Но от этого обиднее вдвойне. – Только сейчас сообразила, что сижу голая. И быстро накрылась рубашкой.

Брат и Красли деликатно отвернулись. Я быстро оделась…

– Плюнь ты на них! Они тебе просто завидуют… – Пол хмуро рассматривал труп мужчины, которого я убила. – И почему меня тянет попробовать немного крови…

Красли схватил его за руку и поволок к выходу:

– Нет, Пол! Это всего лишь кажется так! Мы уезжаем в другое место. Там и поешь.

Брат с сожалением посмотрел на труп и подмигнул мне:

– Не переживай. Все образуется!

– Знаю, – бросила я, застегивая пуговицу на рубашке. – Поехали!

Я остановилась в лаборатории, когда увидела, что натворила. Профессор аккуратно перешагивал через трупы людей в черных костюмах, таща за собой Пола. Весь пол был забрызган кровью. Валялись оторванные руки и пальцы. Один труп вообще был обезглавлен…

Меня все-таки стошнило. Брат вырвался из руки профессора, подскочил ко мне и схватил в охапку:

– Ну же, Линда! Не время, миленькая…

Я послушно поплелась за ним, стараясь не смотреть на трупы, и почти повиснув на руке Пола. Захлебнулась свежим воздухом, когда мы выскочили наружу, закашлялась и опустилась на землю…

Красли снова достал телефон, набрал номер, и, дождавшись ответа, коротко произнес:

– На месте.

Через минуту из-за угла вылетела машина, резко развернулась и остановилась перед нами. Двери распахнулись, и из машины выскочили двое. Подхватили нас с Полом и почти забросили внутрь. Красли сел на переднее сиденье, пристегнулся и посмотрел на меня:

– Ну? Оживаешь?

Я кивнула головой, не сводя глаз с дверей лаборатории. Машина дернулась и понеслась вперед, увозя нас отсюда…

*

Отчеты службы разведки были неутешительны. Стамм тихо ругнулся, когда утром ему сообщили о том, что визит в лабораторию Министерства Безопасности не удался.

Рейхс-полковник задумчиво смотрел на человека, который стоял перед ним навытяжку, а потом тихим, вкрадчивым голосом спросил:

– То есть, Вы хотите сказать, что они сбежали?

– Да, господин рейхс-полковник, – вытянулся еще больше человек, бледнея на глазах. – После того, как в лабораторию была выслана группа капитана Кроу, один из бойцов группы успел отправить сообщение, что на них напали. Когда прибыла вторая группа, то она обнаружила, что в лаборатории одни трупы. Вся предыдущая команда была уничтожена.

– Капитан Кроу?

– Убит, сэр. Жестоко убит.

– Каким образом?

– Его разорвали на куски, сэр. – Человек переступил с ноги на ногу и продолжил. – А подопытных мы так и не нашли. Мы прочесали всю местность в округе, опросили местных жителей, но никто ничего не видел и не слышал.

 

– Где трупы? – спросил Стамм, сжав кулаки.

– В морге Канцелярии, господин рейхс-полковник.

– Мою машину. Живо!

Человек бросился исполнять команду, а Стамм пробормотал, провожая его глазами:

– Лонг… Ты мерзкий обманщик, Лонг. Я тебя достану, тварь…

Высокое здание, с эмблемой Военной Канцелярии на круглой башне, было выстроено примерно лет сто назад, когда страны Континента объединились в Империю. Указом новоизбранного Императора Даниэля Хомса было создано Военное Ведомство, отвечающее за безопасность границ Империи. А впоследствии было переименовано в Военную Канцелярию.

Стамм, сидевший сейчас позади своего шофера-охранника, покачал головой. Боялись раньше Канцелярию, ох, как боялись. Кто выиграл Войну за Колумбийский конгломерат? Канцелярия, конечно. А все потому, что в ней служили лучшие военные умы своего времени. И средства немалые выделялись Империей. И оружие лучшее было… С мнением спецов по военному делу Канцелярии считались очень сильно.

Со временем появились разногласия с Министерством Безопасности, отвечающим за порядок уже внутри страны. Конфронтация усилилась, когда Военная Канцелярия объявила о разработках в области создания супер-солдата. Умного, быстрого, способного заменить не менее двух десятков бойцов на линии фронта. Которому не надо умирать от голода, который был силен и свиреп. Звучало глупо, нечего спорить. Заинтересованность в обороне – постоянная головная боль любого большого государства. И каждый раз военные ищут что-то необычное, что будет стоить меньше денег в обслуживании, но вполне достойно заменить минимум роту солдат. Даже неважно, что обороняться, в принципе, не от кого уже, силу Империи признали почти все государства планеты…

Но разработки свернули, когда инспектора Министерства Безопасности подняли вой, что, якобы, в застенках лабораторий военных стали десятками пропадать люди. Добровольцы, которых набирали в высших военных школах Империи. Канцелярия постаралась быстренько все скрыть, но не успели… Тогда Министерство подтвердило все, заслав своего человека в проект, который и передал все данные о том, что творится в подвалах Канцелярии…

Стамм сокрушенно вздохнул. Ведь это была идея Канцелярии скрестить клетки человека и животного. Да, гибли люди. Да, приходилось выкладывать огромные средства для выплаты компенсаций семьям погибших, а где и просто скрывать факты. Все было. Было… А теперь выясняется, что не такое уж и фиаско они потерпели, когда узнали, что профессор Красли, этот недоумок, вдруг решил проблему отторжения клеток, обновив тем самым геном человека…

Жаль, что он не с нами, ох, как жаль…

Рейхс-полковник ни к месту вдруг вспомнил, как присутствовал на демонстрации. Тогда врачи объявили о том, что удалось скрестить человека и гепарда. За закрытыми дверями Высшему руководству Канцелярии были продемонстрированы результаты…

Стамм до сих пор помнил фигуру того, что осталось от человека. Сморщенное лицо, скрюченные пальцы, кожа в черных пятнах, словно обожжена, бессмысленный взгляд и тонкая ниточка слюны из полуоткрытого, оскаленного рта. Человека вывели на привязи, словно опасное животное. Он стоял на пандусе, покачиваясь, и все время почесывал ухо, будто оно нестерпимо зудело.

– Уважаемые господа! – громко обратился к присутствующим Хаммертон, специалист-генетик, который руководил проектом. – Предлагаю вашему вниманию наш проект! Перед вами… – он подошел к человеку-гепарду. – …новый вид…

Новый вид отреагировал на удивление быстро. В какие-то доли секунды подопытный развернулся и метнулся к Хаммертону, потянув за собой сопровождающего его охранника. И вцепился зубами в лицо генетику…

Его застрелили. А Хаммертон умер через несколько дней от заражения крови в госпитале Канцелярии…

Проект пришлось свернуть, но ненадолго. Черт побери, но ведь Красли удалось! Черт. Черт!!!

– Приехали, – обернулся водитель к рейхс-полковнику. – Будут приказания, сэр?

– Да… – Стамм помолчал. – Охрана – за мной. Ты, – кивнул он водителю, – остаешься здесь. Надо будет – вызову по мобильной рации.

Водитель кивнул и коротко что-то произнес в рацию. Стамм закрыл глаза, вздохнул, открыл дверь и вышел. Огляделся, поправив форму. Охрана уже шустро выскочила из машин сопровождения, и теперь стояла кольцом вокруг Стамма, ожидая указаний.

Рейхс-полковник смерил всех тяжелым взглядом, развернулся и направился к зданию размашистым шагом, поддерживая рукой фуражку…

Санитары морга испуганно шарахнулись в стороны, когда в помещение морга стремительно влетел сам рейхс-полковник Стамм, а за ним – человек пять из его личной охраны…

– Где трупы? – коротко бросил он.

Один из санитаров ткнул дрожащим пальцем в металлическую дверь и тихо исчез.

Рейхс-полковник обернулся к охране:

– Харрис – у дверей, никого не впускать, не отвлекаться. Открывать огонь на поражение в случае нападения. Выполнять!

Харрис молча кивнул, поправил кобуру с пистолетом и замер. Стамм подумал, что с приказом он переборщил, все равно никто не стал бы захватывать здание Канцелярии с тремя степенями защиты, но ничего не сказал. Кто его знает, в последнее время мир сошел с ума…

Стамм толкнул дверь и увидел ряды столов, освещенных яркими лампами. Комната была поделена на две части. Бронированная стеклянная перегородка отделяла столы от передней части комнаты. Дверь с кодовым замком. Все, как положено… Над одним из столов, сверкая очками, склонился врач, который, как помнил Стамм, считался одним из лучших патологоанатомов Канцелярии… Кажется, его зовут… как же его зовут-то… Так и не вспомнил.

Он постучал пальцем по стеклу. Потом еще раз.

– Сэр, переговорное устройство, – тихо сказал за спиной охранник.

Стамм и сам уже увидел. Ткнул пальцем желтую кнопку вызова и склонился к микрофону. Врач поднял голову и уставился на рейхс-полковника. Пожевал губами и вдруг улыбнулся. Достал из кармана маленький брелок, нажал кнопку. Громко щелкнул замок, и дверь мягко приоткрылась.

– Все-то у нас механизировано… – ни к кому не обращаясь, произнес Стамм, толкая тяжелую дверь.

Врач продолжал возиться у стола, что-то бормоча себе под нос…

– Что у нас есть? – отрывисто спросил рейхс-полковник, приблизившись к врачу.

– У вас? – удивленно обернулся врач к Стамму. – Не знаю, что есть у вас, а у меня здесь куча трупов. Свежих и изуродованных.

Стамм с раздражением покосился на резиновые перчатки, измазанные в крови, и процедил:

– Док, мне абсолютно все равно, кто Вы и как Вы попали работать в наше Ведомство. Но мне будет так же все равно, если я Вас уволю. Причем без рекомендаций. Я сегодня без чувства юмора…

– Простите тогда, – пожал врач плечами. – Итак, у нас имеется в наличии одиннадцать трупов и их части тела, простите за подробности. Что Вы еще хотите услышать?

– Как они погибли.

– А вот здесь начинается самое интересное, – ухмыльнулся врач. – Их убили, можно сказать, голыми руками. Или зубами. А возможно, и тем и другим.

– Так… Огнестрельных ранений не было? – склонился Стамм над трупом, который осматривал врач. Зрелище не из приятных…

– Нет. Говорю же, все убиты без применения огнестрельного оружия. Такое ощущение, что их бросили на растерзание диким зверям. – Врач продолжал ковырять пинцетом в одном из трупов, внимательно что-то рассматривая. – Так вот. По предварительным результатам. Я здесь обнаружил кое-что интересное… Идемте, я Вам покажу.

Он бесцеремонно подтолкнул рейхс-полковника к столику, на котором стоял микроскоп. Заглянул в него на секунду, потом отошел:

– Прошу!

Стамм хмыкнул и наклонился к микроскопу. Долго вглядывался в непонятные очертания чего-то, потом медленно поднял голову:

– Ну, и?

– Что?

– Это что?

– Где? Ах, это… – протянул врач. – Это волос.

Стамм почувствовал, как раздражение разрастается все сильнее. Он еле сдержался, чтобы не ударить врача по лицу, и прорычал:

– Если Вы сейчас ничего мне не объясните – я Вас лично расстреляю. И тогда здесь станет на один труп больше.

Но врач не смутился. Улыбнулся, сверкнув дужками очков:

– Сэр, не надо нервничать. Нервные клетки восстановить можно, но процесс это долгий и болезненный. – Он заглянул в микроскоп и забормотал. – Это волос. Вернее, шерстинка. Судя по всему – волчья.

– Где был найден волосок?

– На одном из трупов, – ответил врач. – Хотите взглянуть?

Он схватил рейхс-полковника за руку и потащил к одному из столиков. Поднял простыню:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru