Шериф

Петр Лопатовский
Шериф

В начале боя Емельян Назарович сразу выбрался из сарая и устроился в присмотренную заранее позицию за крыльцом председательского дома. Семенов тоже порывался пойти с ним, но у него поднялась температура и сержант был очень слаб, так что не смог даже подняться. Патронов у старого казака было очень мало. Поэтому он решил, что будет стрелять только наверняка. Правее от него вполне не плохо укрываясь за бетонными блоками сражались два селянина Игнат и Никита. Старый казак даже залюбовался ими, но тут его все еще острые глаза увидели, что в доме рядом с воротами показался боевик. Он видимо считал, что его не видно поэтому почти не пригибался. Выстрел Назара Емельяновича был точен, он вспомнил, что у его соседей справа дети в заложниках у этих бандитов. Он уже стал выбирать себе следующую мишень, как заметил на крыше дома, стоящего с края, села, крадущуюся фигуру. Тут же он сообразил, что Шевцов должен быть где-то там же. Возможно, командира заметили и этот боевик не просто так по крыше лазает. Не смотря на свой возраст и ранение Назар Емельянович быстро забежал за дом и поднялся по лестнице на крышу.

Бой продолжался. Выбора у Шевцова больше не было, и он решился согласно своему плану, добраться до середины стены, под прикрытием мешков с песком и потом попытаться быстро добежать до угла дома. Оттуда он уже мог добраться до своих. Дождавшись удобного момента, когда стрелявшие по нему боевики замешкались, пытаясь вытащить из лежащего на боку Форда, раненого бандита, которого он оглушил, Шевцов медленно пополз вдоль стены. Последние пять метров отделявшие его от угла надо было пробежать. Ветеран поднялся и пригнувшись кинулся вперед. Он уже повернул, когда сильный удар и резкая боль в левом плече заставили его упасть на землю. Шевцов перекатился два раза и оказался за стеной дома прижавшись к ней спиной. Посмотрев на раненое плечо, он понял, что пуля прошла на вылет. Времени заниматься перевязкой у Шевцова не было. Он положил автомат на землю так как теперь передвигаться с ним было совсем тяжело. Правой рукой он прижал рану и пригнувшись побежал вдоль стены. До калитки ему нужно было пройти два дома. Когда Шевцов прошел первый и был не далеко от края второго ему послышался какой-то шум сверху. Он остановился и отклонившись от стены посмотрел наверх. Тут с сильным скрежетом где-то посередине дома с крыши упал автомат. Он брякнулся в траву совсем недалеко от ветерана. Шевцов подался еще немного вперед и увидел на крыше боевика, который готовился спрыгнуть. Видимо он был ранен, потому что одной рукой держался за ногу. Бандит тоже посмотрел на ветерана, и они узнали друг друга. На крыше стоял главарь банды Айваз. Доли секунды потребовалось Шевцову, чтобы оценить все происходящее. Оружия у него не было, но автомат, лежащий на земле, был всего в паре метров. У Айваза в кобуре был пистолет, это ветеран знал наверняка. Победит тот, кто будет быстрее. Шевцов бросился к автомату, как голодный зверь на свою добычу. Неожиданно он почувствовал резкий удар в левую руку и очень громкий выстрел. Шевцов упал, но правой рукой схватил лежащий в траве автомат. Подняв голову, он увидел Айваза, тот всё ещё стоял на крыше держа в руке пистолет и смотрел на Шевцова, нехорошая улыбка искривила его рот. Он стал медленно наклоняться в сторону края крыши и почти бесшумно упал прямо на зеленую траву. На мгновение на одной из крыш появился знакомый силуэт старого казака. В руках он держал винтовку.

Взобравшись на крышу Емельян Назарович, увидел на крыше соседнего дома крадущегося боевика. Он выстрелил на вскидку, не целясь, просто потому, что побоялся выронить винтовку из рук. Рана дала о себе знать. Пуля попала бандиту в ногу, а сам старый казак не удержался на ногах и упал на спину. Видимо боевик решил, что того, кто в него стрелял самого убили и двинулся дальше. Времени на второй выстрел у Емельяна Назаровича было уже немного, но рука его не подвела.

На какое-то мгновение Шевцова окружила тишина, только звон цикад нарушал ее и больше никаких звуков. Но это было лишь мгновение, с разных сторон поселка снова стали раздаваться выстрелы. Поняв, что смерть его пока миновала, ветеран, опершись на здоровую руку поднялся и бросился к калитке. От автомата Айваза толку теперь с одной рукой было мало, и он оставил его в траве. Шевцов был уже недалеко от сарая, где можно было укрыться, и где он оставил свой ТТ, как вдруг где-то рядом раздался оглушительный взрыв, это была брошенная кем-то из бандитов граната. Командир не устоял на ногах и упал лицом вперед. В голове страшно гудело, и через всю левую, раненую руку прошла резкая боль, во рту появился привкус крови. Не много придя в себя, ветеран понял, что сильно контужен, но видимо осколки его не задели. Он приподнял голову и увидел, что бандиты уже продвинулись к нему, по крайней мере, двое были совсем не далеко, за стеной дома председателя. Еще одна граната разорвалась за ветераном, уже где-то рядом с сараем. Шевцов, слегка застонав отполз за стоящий рядом бетонный блок. Очевидно, боевики решили взяться за него всерьез, возможно из-за своего главаря. Отдышавшись, он с трудом оглянулся и посмотрел, в сторону сарая. Деревянная постройка уже загорелась в нескольких местах. И тут из дверного проема сарая, уже охваченного огнем, вышел, держа автомат одной рукой на уровне пояса сержант. Он как бог войны, окруженный черным дымом и искрами, сокрушал бандитов короткими очередями. Рядом с ним отлетали щепки, и даже огонь с проема и крыши почти сбили прилетавшие пули. Но Семенов совершенно невозмутимо шел вперед, с перевязанной рукой, как будто не замечая града пуль, и продолжал стрелять. Ветеран, слегка наклонившись вбок, посмотрел в сторону нападавших бандитов, и с изумлением увидел, как один за другим упали двое боевиков. А там около ворот, уже подошедшие к ним враги стали пятиться и отступать. В глазах у Шевцова потемнело, закружилось, он попытался опереться на раненую руку, но без сознанья уткнулся лицом в землю. Что было дальше, он не видел. Не видел он, как сраженный очередью, упал сержант Семенов. Как вдохновленные его примером и набравшись храбрости пятеро ополченцев, бросились к воротам поливая из своего оружия бандитов. И не увидел он, что со стороны леса на джипе подъехали ребята из группы, посланной в лагерь, и как они открыли огонь по боевикам с тыла. Те из бандитов, кто остался на ногах, поняли, что проиграли и бросая оружие на землю, подымали руки. В общей сложности в плен попали девять боевиков.

Двое ополченцев перенесли Шевцова в дом к другим раненым. Уже после того, как ему сделали перевязку, он пришел в себя. Очнувшись, Шевцов, первым делом захотел узнать о группе, посланной в лагерь и увидеть Василия Петровича. Тогда к нему подошел Федор, и сообщил трагическую весть, о сослуживце ветерана.

Их группа, как и предполагалось, подошла к лагерю, со стороны ручья, даже дальше, чем это сделал Федька в первый раз, чтобы избежать возможных постов. Но ни каких постов или мин-растяжек на их пути не встретилось. Василий Петрович распределил людей по позициям. Одного ополченца, Тихона, он определил наблюдающим на высокой березе. Оттуда точно должна была быть видна сигнальная ракета. Федька должен был разведать, где держат детей и по возможности разузнать, что происходит в лагере. Сам командир, Глеб Егорыч и трое ополченцев заняли свои позиции и стали ждать. Федор пробрался довольно близко к лагерю. Бандиты явно к чему-то готовились, некоторые из них грузили вещи в машины, другие проверяли оружие. Сын фермера прикинул что бандитов в лагере было человек пятнадцать. Тут недалеко от себя Федя заметил двух боевиков, очень эмоционально разговаривающих между собой, и подполз к ним поближе. Разговор стал отчётливее. Один из этих двоих, высокий, с окладистой бородой довольно грубо говорил второму боевику с повязкой на лбу из камуфлированной ткани:

– А я говорю, Муса, что никто не уедет из лагеря, пока мы не получим на это разрешения Айваза.

– А я ему не доверяю. Он специально оставил нас в лесу, чтобы забрать все деньги себе. Эти в поселке, ты же понимаешь, что это не голытьба, которую достаточно просто припугнуть. Это спецы и с ними мы задолбаемся воевать! А то, что армейских не будет ещё неделю, так это я тебе скажу полная лажа. Они уже закончили в горах свои дела и очень скоро будут здесь.

– Откуда ты это знаешь? – с подозрением, спросил бородатый.

– У меня свои источники и они надежные – ответил Муса.

– Так это или нет, а делать им подарок и разделиться, последнее дело. Ты что же хочешь, чтобы нас по частям всех уделали? – грубо спросил бородатый.

Муса помолчал, потом сплюнул и сказал:

–Ты можешь делать что угодно, оставайся здесь и жди Айваза, это твое право. А всё что я хочу так это убраться из этого поганого места и не видеть больше ни тебя ни Айваза.

С этими словами он пошел к центру лагеря.

– Ты не можешь просто так уйти – сквозь зубы процедил бородатый

– Ну попробуй, останови меня? – ответил Муса даже не оглянувшись.

Бородатый, постоял некоторое время, и тоже медленно пошел за первый боевиком.

Федька решил подождать пока они скроются из вида, но тут он услышал справа от себя, что-то похожее на детский плач. Федор, стараясь ничем не привлекать к себе внимания, пополз на звук. Через некоторое время, Федя к счастью для себя увидел всех ребят. Они сидели на земле в небольшом овраге, руки у всех были связаны за спиной. Их охранял один боевик. Он сидел, прислонившись к дереву, надвинув свою военную кепи на глаза и как будто дремал. Его автомат стоял прислоненный к дереву. Овражек был довольно глубокий и тянулся на пару сотен метров в лево от лагеря. Федька аккуратно отполз от этого места и потихоньку вернулся назад к своему командиру. Василий Петрович внимательно выслушал рассказ своего разведчика и немного подумав сказал:

– Видимо те двое, которые разговаривали это командиры подразделений внутри банды. Что же, давай немного подождем. Бандитов в лагере много и, если они начнут стрелять друг в друга нам это будет только на руку. Детей незаметно вывести не получится, звуки в лесу слышны очень хорошо, если бандиты их увидят, то просто начнут по ним стрелять. А в суматохе боя это сделать будет легче, ты ведь говоришь овраг достаточно глубокий и длинный, по нему и надо будет выводить. Пули их там не достанут. В любом случае надо ждать ракету. Так что ты Федька оставайся пока здесь, а к ребятам пойдет Василий – обратился он к своему тезке, хорошо себя зарекомендовавшего в бою, который лежал за кустами рядом.

 

– Пойдешь к месту, где ребят держат и будешь наблюдать. Как только поймешь, что их можно выводить сообщишь по рации. Сам ничего не предпринимай.

– Так точно – ответил Вася и узнав от Федора куда нужно двигаться исчез в кустах.

Федор вызвался снова подобраться к лагерю и понаблюдать. Он нашел место за большим деревом с очень удобным обзором и залег. Минут через десять, в лагере началась какая-то кутерьма. После непродолжительной перепалки часть бандитов во главе с Мусой, села в джип и уехала. Их никто не пытался остановить или преследовать. Те, кто остались, пребывали не в самом хорошем расположении духа. Федор, насчитал десять оставшихся бандитов. Вернувшись, он сообщил командиру то, что увидел. Конечно, людей в лагере оставалось ещё много, но все же меньше, чем было и это увеличивало шансы на успех операции. Василий Петрович хорошо понимал, как им повезло, ведь часть бандитов покинула лагерь, однако не мог не опасаться, что они, услышав стрельбу, могут вернуться. Поэтому он отправил двух ребят из своего отряда, Бориса и Игната прикрыть дорогу, по которой уехали бандиты. Теперь все ждали сигнала. Наконец Тихон, которого Василий Петрович определил наблюдающим, спустился с высокой березы, и сообщил, что видел ракету. Можно было начинать операцию. Опытный военный, Василий Петрович грамотно расположил свой пулемет, и сразу начал отсекать боевикам с правой стороны пути к овражку, в котором были дети. Не ожидавшие нападения бандиты сначала побежали, прячась за деревья или просто ложась на землю, однако довольно быстро их бородатый командир несколькими резкими фразами навел порядок. Несмотря на уменьшившееся число боевиков, противостоять им было трудно. Наконец-то по рации командир услышал короткую фразу:

– Охранник ушел. Могу выводить детей.

Медлить было нельзя, и Василий Петрович ответил:

– Дождись Федора и начинай, прикроем!

Тут же он, не оборачиваясь крикнул недалеко лежащему от него Федьке пробираться к овражку и выводить детей. Сам он вместе с Тихоном и Глебом Егорычем открыл шквальный огонь по боевикам.

Прикинув, по времени, чтобы сын фермера уже был на месте, командир бросил единственную имевшуюся у него гранату и ринулся к первым палаткам лагеря продолжая стрелять из пулемета. Увидев своего командира два бойца его отряда, прикрывавших дорогу так же пошли в атаку. Быстро перемещаясь от дерева к дереву, они оказались рядом с большой палаткой, видимо командным пунктом боевиков. Более ловкий Борис, очень грамотно использовал деревья как укрытие и не давал бандитам в себя прицелиться. А вот Игнат, замешкался, на ходу перезаряжая оружие, и был сражен короткой очередью боевика. Но враг был надломлен. Столь неожиданное нападение, да еще с двух сторон привело боевиков в замешательство. С дальнего от происходящего боя края лагеря неожиданно рванул один из автомобилей и задев пару деревьев скрылся из виду. Этот вроде бы не значительный эпизод вызвал панику у сражавшихся бандитов, и они стали беспорядочно отступать, большинство стреляли уже не целясь, стараясь добраться до оставшихся трех машин. Первый из автомобилей набрав скорость, выскочил из дорожной колеи и врезался в дерево. Из него выскочили трое бандитов и прячась за джипом, попытались отстреливаться, но были скошены пулеметной очередью Василия Петровича. Ещё один джип, с пробитым лобовым стеклом и двумя бандитами, застывшими на передних сиденьях, остался стоять на месте. По нему дал очередь из своего автомата, Тихон. В результате из леса смог уехать только один автомобиль, с двумя боевиками. Бой стал затихать, из-за толстого дуба, продолжал отстреливаться один боевик. Пулемет Василия Петровича смолк. Но подошедшие справа и слева к бандиту Тихон и Борис, сразили его точными выстрелами. На поляну выбежал Федор. Он дождался пока дети со своим провожатым отойдут достаточно далеко и сразу вернулся обратно. Бой был уже закончен, на земле лежали убитые и раненые боевики. Тут Федя заметил, что недалеко от него из-за дерева кто-то поднял и опустил руку. Подойдя ближе, он увидел край спины в знакомой ему тельняшке. Это был их командир Василий Петрович. Вся тельняшка, торчавшая из-под бронежилета, была совершенно мокрой от крови. К ним подошли Глеб Егорыч, Борис и Тихон. Василий чуть повернул голову к Федору и тихо спросил:

Рейтинг@Mail.ru