Шериф

Петр Лопатовский
Шериф

– Жизнь невозможно повернуть назад. И время ни на миг не остановишь… – дальше слов он не знал и пел сначала.

Никого это не раздражало, а даже забавляло немного. Часам к четырем почти все работы были закончены. Шевцов, удовлетворенно оглядев позиции, решил, что можно немного отдохнуть. Тетя Маша, вдова бывшего председателя, приготовила ужин, и все собрались на открытой веранде, в доме Глеба Егорыча. Сели есть. У Шевцова появилась возможность присмотреться к своим соратникам в неформальной обстановке, и он не преминул этим воспользоваться. О сержанте, фамилия которого была Семенов, он уже имел некоторое представление. Полковник описал его, как немного замкнутого человека, но вполне толкового. Сержантское звание в его почти сорокалетнем возрасте, было следствием одной неприятной истории. В начале восьмидесятых он руководил операцией по захвату вора рецидивиста, а подготовился к ней плохо. Ребята его группы попали в засаду, и двое оперативников погибли. Не погнали Семенова из органов совсем, только из-за поручительства одного его высокопоставленного знакомого. Но сержантское звание теперь прилипло к нему навсегда. Шевцов много повидал в своей жизни, и делать какие-то выводы о человеке никогда не торопился. Самый молодой боец его группы, Федор, не смотря на свой возраст, был разумным и обстоятельным человеком. Конечно, случай с нападением на его дом бандитов и ранение отца, сильно повлияли на него. Он повзрослел и приобрел твердую решимость бороться с бандитами во чтобы то ни стало. А в разговоре, Федор, оказался очень добродушным и словоохотливым парнем. Не вмешиваясь в беседу, Шевцов внимательно слушал, о чем говорят сидящие рядом с ним люди, стараясь оценить их человеческие качества. Братья Ахмет и Рамазан не выглядели простыми пастухами, поэтому ветеран, внимательно слушал их беседу с председателем:

– Рамазан, а ты почему к бандитам не ушел, когда можно было, а? – спросил Глеб Егорыч, явно с желанием поддеть Рамазана.

– Расскажи, вот командиру интересно будет послушать.

– Как я мог к таким шакалам уйти. Они два года назад приехали к нам в дом. Поздно уже было, мы с братом только в дом вошли, с ягнятами завозились. Трое их было. Мы их приняли, как братьев. Один главный у них, говорил, пойдем с нами сражаться будем, за веру, за отцов наших, а сам по углам лазил, высматривал. Я говорил, давайте завтра поговорим, а то время позднее. Ну, уложили их спать, а утром встали, этих нет, и коня у Ахмета нет и пять баранов тоже нет. Шайтаны настоящие!

– Ахметка, чего молчишь? Коня жалко наверно? – все ехидничал Егорыч.

– Конечно жалко! Да за такого коня убить можно! Он у меня арабских кровей, Падишах звали, я с него мог так обогатиться, тебе и не снилось – ответил второй брат.

Из дальнейшего разговора стало понятно, что братья были из Дагестана, несколько раз их вербовали боевики, но получали отказ. У братьев была мечта, увеличить свою отару до двух тысяч голов и стать настоящими мясными королями.

– Пока не узнали дагестанских ковров, то думали, что лучшие это иранские, так и с бараниной, сейчас все думают, что лучшая из Австралии. Они просто не пробовали наших барашков – с энтузиазмом говорил Рамазан.

– А вы женатые вообще? – неожиданно спросил сидевший напротив братьев, Василий Петрович.

Он первым доел тарелку борща и собирался заняться вторым.

– А ты? – в ответ спросил Ахмет.

– Ну я, конечно, как же без этого – ответил десантник, скрестив огромные руки на груди.

Рамазан положил руку на плечо брата и посмотрев на их собеседника сказал:

– Мы матери слово дали, пока война не кончится не женимся. На войне все может случится, а сыновья без отца, это очень плохо.

– Ну тогда не долго осталось ждать – смягчил разговор Глеб Егорыч.

– В нас сомневаться не надо. Если есть вопросы задавайте – добавил Ахмет.

– В вас никто не сомневается. И хватит об этом. Лучше скажите, правду говорят, что вы стрелки классные, а? – подвел черту Шевцов.

Стреляли братья, судя по их словам отменно, не раз им приходилось отбиваться от волков и всякий раз удачно.

– Хочешь, проверим? – сказал вставая Ахмет.

Не дождавшись ответа ветерана, он подошел к председателю и сказал:

– Уважаемый, дай твой наган.

Глеб Егорыч, нехотя поднялся и посмотрел на Шевцова. Ветеран был непроницаем и никак не давал понять как он относится к тому что происходит. Тогда председатель, кряхтя, пошел к себе в дом и вскоре вернулся, держа в руках наган.

– Отцовский – горделиво произнес он, показывая раритет, ветерану.

Ахмет, без особых церемоний взял оружие и подошел к сараю. Он поднял с земли пару гвоздей и с силой воткнул их в доску.

– С двадцати метров в шляпку – произнес он.

– С двадцати пяти – произнес Шевцов.

Ахмет переглянулся с братом и стал отсчитывать шаги. Наконец он остановился и взвел курок.

– Один гвоздь я, второй брат – сказал он и прицелился.

Раздался выстрел, и доска, в которой были вбиты гвозди разлетелась на щепки. Видимо она была очень старой и гнилой. Ахмет, чуть не швырнул наган в сарай, но сдержавшись, сказал:

– Не считается. Повторим.

– Не надо, вижу ты стрелок отменный. А то мы так весь сарай разнесем – засмеялся ветеран, а за ним и все, кто был рядом.

Братья тоже засмеялись, и снова сели за стол. Тем не менее Шевцов опытным взглядом увидел, что пуля выпущенная Ахметом попала точно в шляпку гвоздя. В целом у ветерана сложилось благоприятное мнение о сельчанах.

После перерыва снова принялись за работу. На чердаке крайнего к воротам дома организовали пулеметное гнездо. Правда пулемета-то как раз и не было, но был АК-74 с четырмя магазинами, который привез сержант. Так как отдавать свой автомат он никому не хотел, то на чердаке разместился сам Семенов. В других ближайших к полю домах открыли окна и выставили металлические трубы, какие удалось найти, предварительно выкрасив их в черный цвет. Этот простой ход, мог отвлечь внимание боевиков в начале боя и дать обороняющимся, некоторое время. Обойдя позицию, ветеран остался доволен, но приказал пока ставни закрыть, а трубы задвинуть. Собрав народ, он попросил отозваться добровольцам, которые готовы с оружием в руках оборонять село от бандитов. Итак, к своей группе из шести человек, Шевцов смог набрать еще десять человек способных держать оружие. Людей явно было мало, да ещё вставал вопрос, чем их вооружить. Подумав немного, ветеран отправил Семенова и братьев чабанов, в два близлежащих села, попробовать договориться о помощи людьми или оружием. Вернуться они должны были не позднее, чем на следующий день после обеда. Был уже глубокий вечер, и все кроме трех часовых пошли спать. Ветерану и Василию Петровичу постелили в доме председателя, но Шевцов не стал ложиться там, а решил спать в сарае прямо на сене. Случись что, ему потребовалось бы менее минуты, чтобы оказаться во дворе. Да и хотелось вспомнить свое деревенское детство. Ночное небо осветила луна, подул свежий ветерок и стал понемногу остужать нагретые за день дома. На веранду с полотенцем на плече, вышел Василий. Немного постояв на месте, наполняя мощные легкие вечерним воздухом, он, не спеша подошел к ветерану.

– Слушай Шевцов, я правильно понял, что духов человек пятнадцать всего? Мне председатель сказал.

– Мне он тоже самое сказал. А что?

– Думаю может обойдется как-нибудь, ну без стрельбы.

– Что-то я тебя не узнаю, стареешь что ли – улыбнулся Шевцов.

– Может и так – ответил десантник, немного помрачнев.

– Мысли всякие в голову лезут. Меня вот чабаны спросили женат ли я. А ведь неправду я сказал. Не дождалась меня моя-то. И винить кроме себя в этом некого, чего говорить. Так ведь бобылем и крякну, если не найду кого. Да я в общем, не про то хочу сказать. Что если не повезет и духи не испугаются, а попрут на поселок? Кто воевать-то будет. Кроме нас с тобой, да может братьев-пастухов и не кому. Их же положат всех, мы и оглянуться не успеем.

– Я тебя понимаю Василий и абсолютно согласен. Поэтому не зачем гадать, а давай будем решать все проблемы о мере их появления. Думаю, увидев нас, у них охота сюда лезть пропадет. Чего ради жизнью рисковать? А поживиться, они и в другом месте могут. Так что пойдем спать, поздно уже – спокойно ответил Шевцов.

– Добре, командир – выдохнув сказал Василий Петрович и вошел в дом.

Шевцов лежал на стогу, открыв глаза и вдыхая родной ему аромат степных трав. Между досками потолка сарая проглядывали яркие звезды. Шевцов погрузился в далекие воспоминания. Он вспоминал свое детство, как ходил со своим отцом на рыбалку. Отец, огромный сильный мужик брал его мальчонку за шиворот и переносил на нос лодки, а потом сильно отклоняясь назад выгребал на середину реки. Там он ставил лодку на якорь и закидывал удочки. А еще ветеран вспоминал вкус свежих куриных яиц, которые он выпивал вместо завтрака, забравшись ранним утром в курятник. Морщинистые руки матери, когда она провожала Шевцова после побывки, в последний его приезд. Много и других воспоминаний пронеслось перед его глазами, пока он не заснул. До обозначенного бандитами срока, оставалось два дня. Ещё можно подучить ополченцев, наладить оборону, время ещё есть.

Утром Шевцов встал рано, но отнюдь не первым. В доме председателя, на кухне, хлопотала тетя Маша, а за столом сидели Василий Петрович и Емельян Назарович.

– Утро доброе! – поприветствовал он их.

– Вы что, не ложились что ли?

– А что нам спать-то, ночи еще не длинные, светает рано – сипло ответил казак.

– Слушай, Василий, нам бы надо обсудить кое-чего – обратился Шевцов к приятелю.

– Обсудим, сейчас покушаем и обсудим – ответил Василий Петрович, разламывая руками хлеб.

Тут со двора послышался шум и тревожные возгласы. Через пару мгновений в дом вбежала испуганная тетя Маша. Она сказала, что от леса едет машина, и это точно бандиты, потому что она ее запомнила с прошлого раза. Ветеран подошел к окну. Два боевика вышли из автомобиля и направились к дому председателя. Один в камуфляжном костюме и армейских сапогах, второй молодой такой парень в спортивных штанах, кроссовках и короткой кожаной куртке. У того который в камуфляже на плече висел автомат. Шевцов быстро дал последние указания председателю и скрылся в соседнюю комнату. План действий у них был хорошо отрепетирован. В это время бандиты уверенно вошли в дом и, пройдя сени, вошли в комнату, где за столом сидел седовласый глава хозяйства. Бандит в камуфляже, довольно грубо обратился к председателю:

 

– Ну что, приготовил, о чем договаривались?

– Нет пока, нужно еще время. Да вы проходите, вот чайку можно – старался тянуть время, Глеб Егорыч, чтобы бандиты потеряли бдительность.

– Мы не затем в ваш гадюшник приехали – сказал бандит, который был помоложе.

Он в развалку подошел к председателю и сильно ударил его по лицу. В этот момент из-за занавески, закрывавшей вход в комнату, на него набросился Василий Петрович. Второй в камуфляже от испуга и неожиданности отпрянул назад и споткнулся о стул. Автомат соскочил с плеча и с грохотом упал на пол. Едва удержавшись на ногах, он стал доставать пистолет, но подоспевший Шевцов резким ударом сзади свалил бандита. У Василия все закончилось печально – для его соперника.

– Видимо не рассчитал – немного сконфуженно сказал он.

Шевцов наклонился и приложил пальцы к шее лежащего бандита.

– Да уж, это точно – несколько укоризненно сказал он.

Как выяснилось, ветеран тоже переусердствовал и сломал ключицу своему визави.

Но это были лишь посланники, основные силы отряда боевиков были недалеко. Шевцов с Василием Петровичем решили допросить пленного. Раненый сообщил, что в отряде около сорока боевиков. Есть миномет, большой запас гранат, автоматы и ещё у них есть броневик. После допроса, пленного заперли в сарае и поставили часового. Узнав сколько бандитов, и как они вооружены Шевцов решил попробовать пойти на переговоры. Он приказал отпустить раненого пленного и передать с ним главарю банды предложение обсудить сложившуюся ситуацию на нейтральной территории. Тем не менее, не особо рассчитывая на положительный исход переговоров и убедившись, что у бандитов есть бронетранспортер, Шевцов решил попробовать устроить ловушку. Дать БТРу подъехать к воротам, заблокировать ему прямой путь, например трактором и направить его в объезд ворот, слева, к дому председателя, так как справа почти впритык к воротам стоял кирпичный гараж. На этом отрезке пути от ворот до дома выкопать большую яму и замаскировать ее. Этим вопросом занялся однополчанин Шевцова, он поручил нескольким селянам вырыть яму, а сам занялся вопросом ее маскировки. Экскаватора не было, так что пришлось использовать ручной труд. К этому времени вернулись посланники к соседям, они привезли не особо хорошие вести. Помощи в людях ждать не приходилось, в этом соседи отказали. Зато с оружием повезло больше. Братья чабаны привезли с собой «мосинку» и пару наганов с патронами. Где они взяли такие раритеты, осталось загадкой. А сержант смог разжиться обрезом охотничьего ружья также с патронами. «Мосинку» взял себе Емельян Назарович, а наганы, братья чабаны оставили себе. Обрез и автомат, который взяли у пленного бандита, Шевцов оставил пока у себя. Спустя три часа или около того на опушке появился белый пикап Тойота. Отъехав на десяток метров от опушки, он остановился, следом за ним из леса выехал еще один джип, на антенне которого развивалась белая тряпка. На встречу на своем Форде отправился ветеран, и его однополчанин. В качестве водителя посадили Ахмета, так как водил он неплохо. Встреча произошла на середине моста через ручей. Прибывших бандитов было трое, среди них главарь отряда. Он представился, как Айваз. Главарь с иронией посмотрел на автомобиль и шляпу ветерана, и улыбнувшись сказал:

– Так ты новый участковый этого поселка, я правильно понимаю. Что же, надеюсь, это не будет проблемой?

– Проблемой для кого? – сухо спросил ветеран

– Ну, прежде всего для этого села, но и для тебя тоже. А если не растягивать, то я надеюсь, что смогу решить здесь свои вопросы, а ты мне не станешь мешать – уже более злым тоном закончил Айваз.

– Знаешь, что я тебе скажу, уважаемый.  Здесь не место парням вроде тебя и тебе здесь не понравится. Это тихий городок, и мне платят за то, чтобы он таким и оставался.

Рейтинг@Mail.ru